Вниз страницы

Ночная Столица: между Адом и Раем

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ночная Столица: между Адом и Раем » Ад » Замок Вельзевула


Замок Вельзевула

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://se.uploads.ru/t/DP0wJ.jpg

0

2

===> Мгла

Что планировали делать братья, Вельзевул не спрашивал. Каждый отправился своей дорогой по возвращении из мира, где царила мгла. Сказано было достаточно, далее предстояло проверить на прочность едва зародившуюся попытку установить доверие между ними. Впрочем, эта попытка будет подвергаться испытаниям до тех пор, пока жив каждый из них, и даже если пока архидемоны верят в свои слова и намерения, в любой момент это может измениться.
Вельзевул предпочёл отправиться в замок Сатаны. Как и планировалось изначально,  он собирался навестить дочь Воланда. Что ей сказать, Повелитель мух нашёл бы, пусть даже пока она не горит желанием лицезреть его снова.
Также предстояли иные дела. Пусть пока он намеревается выполнить обещание оказывать поддержку Вигану, но это не мешало продолжать собирать информацию о действиях нынешнего главы Ада, как было и с его предшественником. Шпионаж - дело весьма распространённое и полезное. Никто и никому здесь не доверял, любой демон, допущенный к ближнему кругу, будь он родичем или всего лишь служащим, проверялся и контролировался, но и не смотря на все меры предосторожности знал Вельзевул немало.
- Я к Гелионе,- доверительно сообщил Вельзевул молоденькой очаровательной бесовочке с короткими рожками, выглядывающими из гривы красно-рыжих волос, напоминающих адское пламя. Собственно, никто его не останавливал (а кто посмел бы помешать одному из сильнейших архидемонов, а также одному из советников Князя Тьмы?), но удостовериться в верности избранного направления следовало.
Бесовка-горничная захлопала длинющими ресницами, пожирая взглядом  Повелителя ложных богов. Томно вздохнув, она предложила проводить архидемона, но тот отрицательно качнул головой. Вздохнув снова, на сей раз разочаровано, бесовка указала рукой направление к одной из лестниц, обрисовала направление и удалилась, покачивая бёдрами.
Провожать её взглядом Вельзевул не стал, уже устремившийся мыслями к дочери Воланда, Гелионе. Насколько он понимал, вряд ли художницу-пророчицу успели перевести куда-либо ещё, а значит, та должна быть где-то поблизости. Но как уловить момент для беседы с ней? Как убедиться в её силах и возможностях? И как прибрать к рукам если окажется, что та действительно стоящее приобретение?
Кто-то крадучись шёл по коридору навстречу. Повелитель мух глянул свысока на жалкую скрюченную фигуру: подобных недодемонов он даже не презирал, настолько ничтожны и по внешнему виду и по сущности они были. Весьма слабы, умирают быстро, единственное, что весьма коварны и изобретательны. Их использовали для мелких поручений, для разного рода грязных работ и как пушечное мясо.
Скрюченный демон, завидев Повелителя мух, склонился ещё ниже, словно стремясь распластаться на полу и попробовал быстро прошмыгнуть мимо того, но не успел. Вельзевул увидел, что именно тот сжимает в своих руках-лапах.
- Стой! - раскатился по коридору, эхом отражаясь от стен, его холодный властный голос.
Демон застыл на месте, словно оборотившись статуей. Вельзевул развернулся, чуть склонив голову он изучающе глядел на сумку в его руках.
- Откуда это?
- Нашёл, - испуганно сжавшись ответил демон. - Шёл, смотрю - лежит. Ну и взял...
- Кому ты лжёшь, падаль?- в поднятой руке Вельзевула зажглось небольшое пламя, постепенно становившееся всё ярче. Он вопросительно приподнял брови: - Попробуешь ответить снова? Ещё одна попытка. Последняя, двух шансов я не даю никому. Это был человек, девушка, верно?
- Там, внизу, - тут же пошёл на попятный демонёныш. - Живая... была живая, но может уже и нет.
Вельзевул сжал ладонь в кулак, пламя исчезло, оставив после себя едва заметный дымок. Пророчица разгуливает по замку, кишащему опасностями без присмотра, и в любой момент ей могут оторвать голову или просто сожрать, притом буквально, здесь хватало низшей нечисти, обожающей мяско. Протянув руку к сумке, Вельзевул забрал её. А в следующий миг  пламя вспыхнуло снова,  стекая с его руки, достигая цели, вмиг полностью окутав её и превратив в живой факел. Недодемон сгорел быстро, едва успев завопить. Оставлять свидетелей Вельзевул не собирался. Слишком удобный это шанс, чтобы не воспользоваться. Если художница ещё жива...

Маленькая хрупкая фигурка сидела в коридоре, прислонившись спиной к стене, излучая полнейшую безысходность, практически до отчаяния. Повелитель мух улыбнулся, не разжимая губ. Уныние - тягчайший  грех в глазах Отца, смертные знали об этом, впрочем, как и обо всех прочих, но разве их это волновало? И сейчас эта девушка  предавалась облюбованному греху со всей тщательностью и с упоением, буквально ничего не замечая вокруг.
Архидемон приблизился, останавливаясь буквально в полушаге от неё.
- Вставай, - ничего не выражающим голосом сказал он. - Ты идёшь со мной.
И совсем не сложно было вывести смертную из замка. Не сложно для него, разумеется. Никто не остановил его, не попробовал помешать. Открыв портал, Вельзевул перенёсся вместе с девушкой на свой Круг, к своему замку. Отсюда её точно никто не заберёт.

0

3

← Ми Хааш \ → Замок Вельзевула

Когда Вельзевул появился в коридоре, Софи как раз размышляла о пользе жизни в целом и находила объект своих раздумий абсолютно бесполезным. Мысли ее при этом звучали приблизительно так: "Бегать по бескрайностям Ада, бороться с нечистью, испытывать боль и усталость ради того, чтобы где-нибудь в далекой перспективе иметь возможность съесть пончик насущный, поспать в мягкой кроватке, нарисовать очередной бред сумасшедшего или выйти замуж за какого-нибудь наркомана... Ну что за идиотская Вселенная?" Не удивительно, что архидемон прочел в ее позе безысходность и отчаяние. Соня морально уже была готова лечь под поезд, сложить ручки и закрыть глазки, да только вот поезда в замке Сатаны не было. Или был, но где-то далеко.
Услышав приближающиеся шаги, Софи закрыла глаза, глубоко вздохнула, попрощалась мысленно со всем, что её было дорого, а заодно и с жизнью, и поднялась на ноги. Но посмотрев перед собой, она увидела вместо своей смерти всего лишь того самого демона, что приходил в кабинет Вигана. Неуловимая мысль о том, что ее нашли, что она спасена, прострелила замутненное сознание. А затем волна облегчения накрыла ее с головой, отчего она не удержалась и засмеялась.
На реплику о том, что она должна пойти с демоном, художница лишь кивнула. Во-первых, оставаться здесь ей не хотелось ни при каких обстоятельствах, во-вторых, она считала, что Вельзевул отведет ее к Фло, Гелионе или Вигану.
Посему, без каких-либо лишних вопросов и манипуляций, девушка последовала за Повелителем мух.

0

4

Софи вяло почесала окровавленную шею ободранными ногтями и страдальчески поморщилась. Запекшаяся кровь приносила массу необычных ощущений, и ни одно из них не было приятным. Проще говоря, девушка испытывала сейчас единственное желание - оказаться в душе, чтобы смыть с себя все остатки неудачного путешествия. Но идущий рядом демон был молчалив и грозен, и раздражать его своими капризами пока что совершенно не хотелось. Посему девушка решила потерпеть до тех пор, пока ее передадут Гелионе или Вигану. Но, как вы понимаете, никого из них в конце ее пути не было, а был лишь мрачный замок, ничем особо не отличающийся от замка Сатаны. Разве что чуть менее вычурен и чуть более мрачен. Но уставшая художница не заметила никаких отличий вообще. Ад казался ей одинаково жарким и огненным везде, куда ни падал ее взгляд.
Но вот девушка оказалась в незнакомом кабинете. В нем не было никого из тех, кого она ожидала увидеть. Рядом находился только Вельзевул, и лишь сейчас Соня стала понимать, что за время ее пребывания в себе, в жизни что-то поменялось.
Вопрос о том, что она тут делает, готов был сорваться с губ. И сорвался бы, если бы не внезапно проснувшаяся тяга к пророчествам.
Уже наученная горьким опытом, Софи живо нашла себе лист бумаги, тушь и перо, и нацарапала по-скорому проявляющееся перед взором видение: церковь, взрыв и смутный, трудно узнаваемый образ.
Закончив рисунок и придя в себя, художница замерла как вкопанная, неожиданным образом осознав, насколько же это странно выглядит: заявиться к кому-то в кабинет и без лишних разговоров сразу начать что-то рисовать на чьем-нибудь письме.

0

5

Вельзевул  молчал всё то время, что смертная находилась подле него. Не для устрашения, а просто потому, что его мысли были заняты иными устремлениями и целями.
Вот сейчас пророчица была в его власти, это было очень хорошо. Однако что делать дальше? Укрыть её присутствие в своём замке от взора иных демонов он мог, не столь сложная задача для архидемона, пребывающего на личной территории. Ход сюда заказан был всем, и лишь по приглашению допускались даже братья. Впрочем, сами братья не особо рвались навестить его, не было на то веских причин, а для разговоров хватало встреч на нейтральной территории.
Смертная также молчала, и это устраивало Повелителя мух. Он не выносил истерики, жалобы, претензии. Под настроение это могло бы развлечь, но чаще всего заканчивалось весьма плачевно для осмелившегося возражать архидемону. Впрочем, отсутствие любопытства также было странным, эта девушка даже не оглядывалась, не пыталась запомнить дорогу. Она полностью игнорировала  мрачное убранство его замка, её не пугали далёкие крики, она не обращала внимания на изредка появлявшихся слуг. Подобная апатия заставила Вельзевула призадуматься. Девушка нужна была ему в здравом уме, способная пользоваться своим даром ещё очень долго. Возможно, стоило создать для неё более щадящие условия, пока пребывание в Аду не станет для художницы чем-то привычным и обыденным.
- Проходи.
Он распахнул двери своего кабинета, пропуская смертную внутрь. Сам прошёл к своему любимому креслу, усаживаясь в него, а после изучающе взглянул на пророчицу. Предстояло разобраться, как быть с ней дальше.
- Пожалуй, мне стоит кое-что прояснить,- прервал Вельзевул царившее молчание. -  Моё имя Вельзевул, если ты до сих пор не знаешь. Молчишь? Забавные вы, люди. Я бы ждал твоих расспросов, притом много ранее, но ты хранишь молчание. Неужели самой не любопытно?..
Что-то неладное творилось с человеком. Повелитель мух озадаченно  примолк, когда в ответ на его речь девушка просто подошла к его столу, взяла из стопки лист бумаги, а также лежавшее рядом перо. Разложив лист по центру стола, она склонилась над ним и принялась быстро что-то наносить набумагу.
Не выдержав, Вельзевул поднялся с кресла и встал рядом с девушкой, стараясь ненароком не коснуться её, чтобы не вспугнуть. Похоже, художница снова создавала своё пророчество, сродни тому, что демонстрировал Виган в кабинете. Её руки двигались уверенно, стремительно, заштриховывая белую поверхность бумаги. Постепенно проступал образ церкви... Вельзевул сощурился, вглядываясь в фигуру, что находилась рядом с церковью. Возможно, ангел или демон, пока было неясно. Однако несомненно, этот некто крылат - с двумя крыльями. И церковь горела. Или же была взорвана?
Рука пророчицы внезапно замерла. Вельзевул подавил разочарованный вздох: образ ещё слишком смутный. Впрочем... Повелитель мух выдернул лист из-под руки девушки, поднеся ближе к глазам. Показалось или всё же?..
- Ты знаешь, что нарисовала?- требовательно вопросил архидемон у смертной. Развернув рисунок к ней, Вельзевул пристально вгляделся в глаза художницы, улавливая малейшие сомнения, колебания, попытки солгать, ежели таковые возникнут.- Знаешь, кто это?

0

6

Демон вырвал листок из рук Софи, заставив ту вздрогнуть от неожиданности. Наваждение рассеялось, словно дурной сон по утру, и девушка наконец-то смогла услышать то, что Вельзевул ей говорил. А тот как раз спрашивал, знает ли она того, кого так плохо только что нарисовала. Ужасно плохо, стоит признаться. Без каких-либо творческих изысков и привычной тяги к прорисовке деталей. В былые времена подобное творение в собственном исполнении вызвало бы у нее либо отвращение, либо приступ истерического хохота.
Соня на секунду задумалась, мысленно возвращаясь в свое видение, после чего неуверенно кивнула:
- Он был у Вигана в кабинете. Задумчивый такой, - неуверенно добавила художница, с сомнением взглянув на Повелителя мух. Весь вид архидемона вселял в душу смятение. С одной стороны, вот он стоит так естественно, про пророчество расспрашивает, а с другой стороны, было в этом всем что-то смущающее, непривычное. Софи в очередной раз вернулась к вопросу о том, что она тут делает. И на этот раз некоторые догадки сами пришли на ум.
- Гелиона и Виган не знают, что я здесь, верно? - Осторожно поинтересовалась Соня, слегка морщась из-за болезненных ощущений в районе шеи.
Робкие мысли о том, что ее могли похитить из замка Сатаны вызывали противоречивые эмоции. И всё же определенная доля оптимизма в них присутствовала. Вернее, даже не оптимизма, а пофигизма. Ведь невелика разница, какому демону пророчества рассказывать. Все они были в большей или меньшей степени страшны и гнетущи.

0

7

Был у Вигана в кабинете... Задумчивый. Кто был кроме меня там? Только братья. И Асмодея в задумчивости заподозрить весьма трудно, разве что в обдумывании очередной гадости. Но шутки в сторону, это явно Аваддон. Аваддон и церковь. Как это связать? Возможно, брат решит... или уже решил схлестнуться с кем-то из светленьких. Может ли в том быть интерес для меня?
- Что? - вопрос человека дошёл до сознания Вельзевула не сразу, но затем он более пристально взглянул на свою добычу и усмехнулся. - А сама ты как  думаешь? Да, они не знают. Более того, и не узнают, об этом я позабочусь. Рассчитываю на твою сообразительность, не хочу долго объяснять причины. Но с этого момента ты принадлежишь мне. Этот замок единственный дом, который ты будешь знать, и вряд ли я позволю тебе покинуть его.
Ещё раз окинул пристальным взглядом рисунок Вельзевул, прежде чем сложить его вчетверо и убрать во внутренний карман куртки. Аваддон не звал его на помощь, более того, с момента расставания после путешествия через Бездну Повелитель мух не разговаривал ни с кем из братьев. Оставить всё как есть или же напроситься в компанию? Решать должен был он сам и он решил.
- Итак... К слову, как твоё имя, человек? Не то чтобы мне действительно было интересно, но как-то нужно тебя называть... Просто слушай и запоминай. Как я уже сказал, тебе предстоит провести в этом замке неопределённое время и каким станет твоё пребывание здесь зависит от твоей послушности и сообразительности. Сюда я привёл тебя по очень простой причине - мне нужен твой дар. Смертная, сумевшая предсказать столь значимые события, способна на многое. И я выжму из тебя всё, до последней капли, даже если мне придётся пропустить тебя через  жернова. Хочешь избежать боли и страданий, старайся быть полезной. И ещё момент,- появившаяся на лице архидемона улыбка была крайне неприятной, обещающей нескончаемые муки, если Софья не сумеет понять, что от неё требуется. - Умереть ты не сможешь, пока я того не пожелаю. Здесь Ад, девочка, но я в нём хозяин. Пока не полновластный и ты поможешь мне изменить сей маленький недочёт.
Рукой, затянутой в кожаную перчатку, Вельзевул приподнял подбородок художницы, разглядывая её лицо. Маленькая смертная, слабая, несчастная, и такая хрупкая. Сломать её было бы так легко, так просто. И огонёк её души задуть несложно, но... Вельзевул вглядывался в это маленькое, но такое яркое свечение, любуясь им, наслаждаясь его присутствием. Смертные, любимые чада Отца. Он предпочёл их тем детям, что были созданы ранее. Из-за людей он и его братья были низвергнуты в Ад, из-за таких, как эта худенькая девочка. Однако они ответят за всё, расплатятся.
Отпустив Софью, Вельзевул снова улыбнулся, на сей раз вполне дружелюбно.
- Пойдём, я покажу тебе твою комнату.
Вполне просторную, уютную, даже светлую (в этом содействовала иллюзия за окном, изображавшая горный кряж, покрытый хвойными лесами). Вельзевул пропустил художницу первой, позволяя ей оценить убранство, а также наличие стопок листов бумаги, кистей, карандашей, красок в баночках и тюбиках, мелков, и прочего, что по мнению его слуг могло понадобиться художнику. Как подозревал архидемон, был попросту скуплен весь ассортимент одного из канцелярских магазинов. Впрочем, даже если чего-то и не хватит, слугам было дано указание предоставить это по первому же требованию девушке. Это касалось и прочих надобностей, включая еду и одежду. О своих игрушках Повелитель мух заботился хорошо, пока те были ему нужны.
- Это Суан.
Ненавязчиво державшаяся в стороне светловолосая девушка, в голубых джинсах и клетчатой рубашке, улыбнулась Софье.
- Твоя горничная... Помощница, если понадобится. Со всеми вопросами обращайся к ней.
А также телохранитель и тюремщик, если понадобится. Вельзевул предусмотрел всё, что могло случиться. Повторять ошибок Вигана и Гелионы он не собирался, и не допустит новых прогулок Софьи уже по его замку, а тем более за пределами.
- Пока я здесь, можешь спросить о том, что тебя беспокоит.

0

8

От вида господствующей природы за окном на душе становилось светлее. Густые хвойные леса покрывали макушки гор словно пушистый мох. С такого расстояния было трудно поверить, что всё это мягкое и аккуратное великолепие - огромные, многовековые сосны, вцепившиеся корнями в рельефную земную твердь. Прекрасный вид. Прекрасный и ненастоящий. Но Софи старалась не заострять на этом внимание. Какая разница, что творится за окном, если у тебя в комнате всё соответствует иллюзии? Всё так же безмятежно и светло.
Просторное помещение за время пребывание здесь художницы разделилось на две зоны: спальную и художественную. Иногда последняя захватывала пространство первой, и тогда, куда бы ни упал взгляд, везде можно было наткнуться на листки бумаги, карандаши или краски. Деятельность девушки делилась соответственно на "поспать" и "порисовать", за исключением удовлетворения естественных человеческих потребностей. Вот, в принципе, и всё. Да, конечно, можно было сетовать и печалиться по поводу жизни в заточении, отсутствия привычных человеческих радостей и простого душевного общения, но тогда Софи вспоминала голодающих детей в Африке и умирающих людей в больницах. Всё же ее жизнь в Аду была намного радужнее жизни многих на Земле.
Но чего-то ей все-таки не хватало, раз в один прекрасный день она решилась на не слишком дальновидный поступок. В этот день пророчество пришло к ней во сне, как и прежде в Москве. По утру Софи сползла с постели, потянулась, заварила чаёк, села за мольберт и принялась рисовать то, что видела. Но в середине процесса, когда очертания рисунка только-только стали проглядывать, художница невозмутимо повела бровью, тихо шмыгнула носом и принялась замазывать черной краской весь холст.
"Я - художник, я так вижу", - подвела логический итог у себя в голове девушка и замазала последний белый уголок черным маслом.

0

9

(От лица нпс)

Суан

http://sa.uploads.ru/t/9ICHV.jpg

Суан,  демон, приставленный Повелителем мух к ценной пленнице, очень тихо приоткрыла дверь в покои, отведённые пророчице. Заглянула в образовавшуюся щель, прислоняясь лбом к косяку. Пророк вела себя тихо, вновь медитируя на собственные рисунки. Большей частью они были не интересны демонам. Суан уже успела убедиться, насколько редки вспышки предвидения, настигающие девушку, но что есть, то есть. В любом случае, пророк - это дар, а господину этот дар был слишком нужен сейчас.
Суан относилась к Падшему с трепетом, уважением, даже восхищением. Именно он нашёл её и позволил стать чем-то большим, нежели пешкой, пушечным мясом, расходным материалом в играх старших демонов. Теперь уважали и её, спрашивали её мнения. Разве могло быть что-то более важным, чем сохранение жизни пророка во время пребывания в Аду?
В целом, свои нынешние обязанности Суан находила достаточно лёгкими и необременительными. Всего лишь побыть нянькой при смертной девчонке. Охранять было не от кого, разве что её от самой себя, а это также трудностей не вызывало. Художница не пыталась покончить с собой, не нарывалась на проблемы с другими демонами.
Стать близкой подружкой Софьи она не смогла, хоть и пыталась наладить более личные взаимоотношения. Кажется, девчонка ей не доверяла. Суан  усмехнулась, благо сейчас художница не могла видеть этот холод и презрение в её взгляде, будучи  захваченной чем-то интересным на своём холсте. Поспешно стерев с лица это выражение, она открыла дверь полностью и вошла внутрь, стуча каблучками по полу. Приблизилась к девушке, встав почти рядом, лишь самую малость сохранив дистанцию, чтобы не касаться её плеча. И только после этого рассмотрела картину.
- Это...
Эти лица она узнала, да и кто мог не знать их? Помотав головой, Суан порывисто протянула руку, но картины не коснулась. Это было не для неё. Мысленный зов господину, и к счастью, он ответил сразу, позволив ей облегчённо выдохнуть и сразу же доложить о случившемся. Это было выше её разумения, и кто, как не Повелитель мух мог решить, что делать дальше?
Зов прервали, оставив всё те же распоряжения: наблюдать, выполнять просьбы в пределах разумного, не позволять хандрить. Суан подавила вздох и снова улыбнулась Сфье.
- Доброе утро. Хороша спала? Может быть, тебе что-то нужно? Материалы или... иные вещи?

0

10

Софи сидела, уставившись в черноту перед собой, и пыталась представить себе чувства Казимира Малевича в тот момент, когда он нарисовал свой мировой шедевр. В голове при этом звучало лишь вполне уместное "трололо". Чтобы человечество признало геометрическую фигуру произведением искусства и приписало ей особый смысл… это ведь постараться нужно. Не зря говорят, что все гениальное - просто. Незачем и мудрить. Придумал себе супрематизм, и штампуй работы. Может и демонам Ада такое стилевое направление будет по душе? Соня тогда бы пророчества выдавала хоть каждый час.
Кстати, о демонах.
Услышав за спиной чей-то голос, Софья тяжко вздохнула и обернулась. Перед ней стояла Суан, как всегда милая и участливая. Стояла, видимо, давно, и художница честно не могла понять, почему не услышала ее раньше. Судя по всему, демонэсса имела удовольствие лицезреть весь процесс рисования, начиная с самых первых, адекватных минут.
Поведение приставленной к художнице девушки вполне вписывалось в окружающее пространство, а именно в уютную комнату с прекрасным видом из окна, куда ее поселили. Софи чувствовала удовлетворение оттого, что хоть здесь на нее не смотрят как на убогую потрепанную курицу, периодически несущую золотые яйца. Хотя, по сути, так оно и было.
- Доброе утро. Хорошо спала? Может быть, тебе что-то нужно? Материалы или... иные вещи?
Соня перевела взгляд на внушительную гору художественных материалов у стены и подавила внезапно возникший рвотный позыв.
- Нет, спасибо, не надо. Иначе у меня наступит творческий кризис от осознания того, что мне это всё не израсходовать до конца жизни.
Повисло тягостное, как показалось Софье, молчание, нарушаемое лишь ее собственным постукиванием кистью по ножке мольберта. Но длилось оно недолго, уже через пару секунд художница с наигранным энтузиазмом поинтересовалась:
- Как там обстоят дела с проведением в комнату интернета? Появились ли в Аду внутренние сервера? Или, быть может, инфернальный Wi-Fi?

0

11

Суан

http://sa.uploads.ru/t/jAvTi.jpg

Негромкий смешок стал ответом Софье. Словно прозвучала хорошая шутка от  близкой подружки и Суан с удовольствием готова была её поддержать.
0 Прости, Соня,-  с очаровательной улыбкой покачала головой помощница Вельзевула.- Это совершенно невозможно. Ну сама подумай, какой интернет в Аду? Впрочем, если тебя интересуют какие-либо новости из мира людей, я могу рассказать. Или же попозже. Поверь, интернет не единственный способ поддерживать связь с вашим миром. Для чего же ещё нужна магия?
Мягко коснувшись ладонями плеч художницы, Суан вновь обратила внимание на неплохую копию "Квадрата Малевича",  созданную смертной девушкой. Помедлив, она подняла руку, одновременно с тем "снимая" слой чёрной краски, что закрыл от её взора предыдущий рисунок.
- И не стоит думать о смерти и старости,- задумчиво обронила она не глядя на пророка.
Ведь ты не умрёшь, пока господин того не пожелает, продолжила в мыслях демон.
Пейзаж за окном тем временем менялся буквально на глазах. Небо стремительно затягивали густые тёмные тучи. То  в одной, то в другой его части вспыхивали яркие росчерки молний, подсвечивая багровыми красками черноту небес. По мнению Суан этот вид наиболее  удачным образом подходил Аду, нежели благостная пастораль, встретившая её этим утром. Внезапно одна из молний сверкнула прямо над лесом, касаясь одной из высоченных хвойных макушек смешанного леса, протянувшегося вдоль всей горной цепи. Тотчас же пламя охватило её, факелом взметнувшись к небесам. Прогремел гром, а затем хлынул дождь.
- Ничем не хуже настоящего,- прокомментировала события в иллюзорном мире за окном Суан, вновь возвращая внимание к Софье. - Так что тебе нужно из того, что может дать лишь интернет?
Глядя на тоненькую хрупкую фигурку человечки, Суан вновь возвращалась мыслями к идее перестать щадить девицу. Пряников было больше, чем надо. Метод кнута мог бы сработать не хуже, а вдохновлённая неминуемой карой  пророчица наконец выдала бы нечто более значимое и интересное.  На краткий миг эти мысли отразились в её взгляде холодом и жестокостью. Но в то же время сверкнула молния уже вблизи окна, ярким светом озаряя комнату.

0

12

— Пандемониум

Извечно царил полумрак в этой комнате, отведённой Вельзевулом для отдыха и размышлений. Не особенно просторная, лишь пара кресел, стол, имитация камина, да книжные полки у стен, а также бархатные чёрные портьеры и тёмно-синий с узором ковёр на полу. Горело несколько свечей, но свет от этих огоньков был очень слаб, лишь подчёркивая темноту, любимую владельцем замка, в коем и находилась эта комната.
Сам же владелец ныне с удобством для себя расположился в одном из кресел, вытянув ноги, а руки сложив на подлокотники. Взгляд Повелителя мух был задумчив, словно бы устремлён куда-то очень далеко, пронзая стены замка и пространство далее. Что видел, о чём размышлял Повелитель лжебожия, узнать не было дано никому. И пребывал он сейчас совершенно один, дав явный приказ никому не беспокоить его.
Вернувшись на свой круг, первое время Вельзевул испытывал немалый гнев, близкий к истинной ярости и желанию уничтожать. Разговор с Астаротом надолго выбил его из равновесия, и дело было не единственно в его насмешках и намёках. Хранитель Знаний отлично  сумел найти способ, коим глубоко уязвил самолюбие Повелителя мух. Но что было самым неприятным для того, не мог он с уверенностью сказать, что скрыл это от брата. Вельзевул ненавидел проявление собственной слабости. Редких свидетелей обычно уничтожал. Как, позвольте узнать, избавиться от Высочайшего Советника Иблиса? Пожалуй, даже от Михаила было б проще, но и тут ему был передан прямой запрет на вмешательство, да ещё с приведением весомых аргументов. Вельзевул припомнил проникновенное участливое лицо Астарота и отчётливо скрежетнул зубами. О да, конечно, он понимал и умело использовал сие понимание для убеждения брата послушно выполнить приказ Люцифера.
Слишком долго затягивать разговор Вельзевул не стал, уже осознав, что добиться своего не сумеет. Хейлель не появился, Астарот же очень сильно начал раздражать Повелителя мух, пришлось откланяться. Искать Абаддона он не захотел тем паче, не в этом настроении. Чего доброго, злость выплеснулась бы в провокацию поединка, а затевать оный с Ангелом Бездны также не самое разумное. Впрочем, Вельзевул призадумался, а было ли подобное учтено Люцифером в его многоходовочных планах? С уклончивых излияний Хранителя Знаний стало ясно, что Бездну Абаддон открыл без прямого приказа, либо переиначив его по своему усмотрению.

В дверь поскреблись, деликатно давая понять о присутствии, но не рискуя предстать перед взором хозяина сразу. О приказе помнили все. Любого другого Вельзевул незамедлительно мог уничтожить, но Суан ныне имела некоторое преимущество перед прочими: ей были даны и другие приказы, с исполнением одного она и должна была явиться в любое время к своему повелителю.
- Мой господин,-  светловолосая девушка-демон изящно склонила голову, едва ступила внутрь комнаты.- Кое-что мне удалось узнать о нахождении вашего брата.
Вельзевул выразил заинтересованность приподнятой бровью. Также по завершении разговора с Астаротом он намеревался встретиться с Белиалом, но дозваться того не сумел. Не желая искать его по всему Шеолу и Малкут, Повелитель мух просто приказал своим слугам выяснить, где тот мог быть, по возможности передав, чтобы связался сам с ним.
- Информация не вполне проверенная,- вкрадчиво продолжила Суан. По весёлым искоркам в её глазах Вельзевул заподозрил, что случилось нечто очень забавное и это подогрело интерес.- Моя подруга - одна из суккубов лорда Асмодея. Прошу не воспринять это как сплетни, но она сообщила мне - по очень большому секрету - что ваш брат Белиал довольно часто навещал господина Асмодея. Однажды она сама была свидетельницей их встречи. И, как сказала она, встречи пылкой и даже страстной.
Вельзевул сдержал рвущийся смех. Эти двое не могли не спеться, благо грехи их отличались большой схожестью. Возможно, думал Повелитель ложных богов, всё длится уже довольно давно. Он предполагал, но не знал наверняка. Как же Асмодей допустил прокол и позволил застать себя? И почему не уничтожил свою подручную? Разве что больше не намерен ничего  скрывать.
- И что, сейчас Белиал с нашим младшим братишкой?- вполне благодушно поинтересовался Вельзевул, наполняя свой кубок вином и глядя на Суан. Та с невинной улыбкой пожала плечами.
- Так предполагают. Они исчезли вдвоём, никто не может найти их, дозваться. И версия о желании уединиться более правдоподобна, нежели  вариант с попыткой убийства одного другим.
- Возможно, Белиал пытается завербовать Ашмедая.
Он-то точно не оставит своих намерений заполучить власть в Аду. В себе Вельзевул уже был не столь уверен. Хорошо, подумал он, разговор с Белиалом можно и отложить на какое-то время. Он отсалютовал незримому брату, желая ему всяческих радостей и удовольствий там, где находился. Им обоим, Асмодею и Белиалу, в их намерении избегать прочих братьев занимаясь лишь собой. А как долго, это не столь важно, ведь в их распоряжении вечность.
Суан молчаливо исчезла, оставив повелителя шестого круга одного, с его вином и мыслями о братьях, как старших, так и младших.

0


Вы здесь » Ночная Столица: между Адом и Раем » Ад » Замок Вельзевула