Вниз страницы

Ночная Столица: между Адом и Раем

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ночная Столица: между Адом и Раем » Особняк Фэриартос » Особняк клана Искусств


Особняк клана Искусств

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://sh.uploads.ru/t/hx8eK.jpg

0

2

--------- Ресторан "Кабинет"

Чтобы добраться до машины музыканта, им пришлось снова повторить свой кросс по темным дворам и закоулкам. Британц шел уверенно, царящая на большей части пути темнота не была для него помехой. Пару раз он поддерживал девушку, помогая ей миновать особо коварную выбоину в тротуаре или глубокую лужу. Делал он это аккуратно и тут же отстранялся, памятуя о том, как она отшатнулась от прикосновения к своей ладони. Теперь она прониклась к нему большим доверием, но тем не менее Вэнс предпочитал держать дистанцию, дабы не смущать ее.
Темно-синий «Ниссан  Теана» был припаркован в узком тупичке через пару кварталов от театра, в котором теперь числилась Ольга. Сев за руль, музыкант дождался, пока девушка устроится, и автомобиль мягко заурчал, трогаясь с места.
Немного покружив по центру, они выбрались из лабиринта узких улиц, и Вэнс прибавил газу. Радио он включать не стал, погрузившись в свои мысли и сосредоточенно глядя на дорогу, лишь иногда начинал почти неслышно напевать себе под нос.
Ехать пришлось совсем недолго. «Ниссан» затормозил перед огромным старинным особняком, щедро подсвеченным прожекторами. Окна тоже были ярко освещены, в некоторых мелькали силуэты.
Обойдя машину, Гемран придержал дверцу, подождав, пока Ольга выберется. Наклонился и заглянул ей в лицо.
- Ничего не бойся. – Голос музыканта был негромким, спокойным. – Здесь никто не нападет на тебя и не причинит вреда. Мы не убиваем людей, а наша магия направлена только на созидание, она не способна разрушать или причинять физическую боль.
Он выпрямился, глянул поверх головы девушки, тихо, словно обращаясь к себе, добавив:
- Хотя иногда я об этом жалею.
Развернувшись, он направился ко входу, знаком показав следовать за ним.

0

3

- Вообще-то я на самом деле собиралась ехать к подруге. А что касается твоей родственницы – не думаю, что мне нужно присутствовать при этом разговоре, - серьезно возразила девушка и тоже поднялась, накидывая на плечи серое шерстяное пальто. Она хотела добавить что-то еще, однако музыкант, не обращая внимания ни на какие протесты, уже направлялся к выходу.
Ольга нахмурилась, глядя ему вслед. Меньше всего на свете ей сейчас хотелось ехать неведомо куда и участвовать в семейной ссоре двух вампиров, один из которых имел все основания относиться к ней с неприязнью. С куда большим удовольствием она бы сейчас отправилась на квартиру к однокурснице, единственной, кого могла назвать если не подругой, то хотя бы хорошей приятельницей – чтобы провести остаток ночи в тишине и спокойствии, привести пошатнувшийся рассудок в равновесие. Гемран же словно нарочно торопился приобщить ее к своему миру, не давая времени опомниться и осмыслить все, как следует, что получалось у него просто превосходно – усталость и недосып уже брали свое, и девушка чувствовала себя совершенно неспособной дать достойный отпор.
С видом полной покорности судьбе, Оля глубоко вздохнула и двинулась следом. Холодный ночной ветер, дохнувший в лицо на выходе, немного отрезвил ее, чего, впрочем, оказалось недостаточно для очередного похода по непроглядной темноте московских переулков. Искренне недоумевая, как в центре города можно встретить столь запущенные дворики, девушка тщетно пыталась рассмотреть под ногами хоть что-нибудь, беспрестанно спотыкаясь на невидимых препятствиях. Только благодаря поддержке вампира, который явно не испытывал никаких неудобств, она благополучно добралась до машины и ничего себе не переломала.
Дальнейшее путешествие Ольга почти не запомнила. Убаюканная глухим урчанием мотора и едва различимым голосом музыканта, она бездумно смотрела в окно, на мелькающие мимо городские огни и силуэты зданий, чувствуя, как неумолимо тяжелеют веки...
По ощущениям прошло не более минуты, прежде чем раздался громкий звук захлопнутой дверцы, заставивший девушку вздрогнуть и мгновенно открыть глаза. Вспоминая, куда и зачем они приехали, Оля присмотрелась к особняку за окном и невольно затаила дыхание. Значит, вот как живут вампиры?
Стоило выйти из машины, как все нехорошие предчувствия вернулись сполна, прогнав остатки сонливости. Не отводя широко распахнутых глаз от развернувшегося перед нею великолепия, девушка снова подумала, что ни за что на свете не хочет туда попасть, пусть даже ее потащат силой. И даже слова Гемрана, словно прочитавшего ее мысли, не смогли принести успокоения. Коротко глянув на его лицо, Оля закусила губу, но промолчала – сейчас явно был неподходящий момент для возражений. Только когда они уже почти дошли до входа, девушка неосознанным ребяческим жестом ухватилась за широкую мужскую ладонь, словно иначе кто-то из находящихся внутри мог подумать, что она явилась в их дом без приглашения.

Отредактировано Ольга (2015-04-17 20:38:34)

0

4

Брук

http://cs410419.vk.me/v410419322/6772/seCdcjyTz2A.jpg

- Гемран!
Нежный женский голос буквально звенел от гнева. Гемран не успел перешагнуть порога резиденции клана, когда встретился лицом к лицу со своей сестрой. Сказать, что Брук пребывала в ярости, значит, не сказать ничего. Не очень высокая, ей приходилось задирать голову, чтобы смотреть в глаза певцу, но не похоже, чтобы это сильно беспокоило саму Брук. Только не сейчас, когда она наконец дождалась причину своего дурного настроения.  Прекрасная  белокурая фэри кипела гневом и злостью. Эмоции буквально клокотали внутри неё, грозясь выплеснуться наружу и смести неосторожных, рискнувших оказаться рядом.
-  Ты! Как ты мог так поступить со мной! Ведь я просила! Гемран, ты хоть понимаешь, как это важно для меня? И для клана! Артур невероятно талантлив, ему предназначено блистать на сцене! Сам Маэстро, я уверена, одобрит его кандидатуру для обращения...
Движение позади Британца привлекло внимание Брук, вынуждая оборвать обвинительную речь. Она уставилась на молодую девушку, с которой пришёл её брат, искренне не понимая причины её появления. Ведь она была человеком, простой смертной. Неясное подозрение всколыхнулось в голове Брук. Она припомнила рассказы тех, кто был в театре.  Великий Гемран Вэнс присутствовал на прослушивании, но ушёл внезапно, и не один, а с некой никому неизвестной дебютанткой. Всего лишь предположение, но теперь фэри начала подозревать, что так оно и было. Значит, думала Брук в упор рассматривая спутницу брата по клану и не спеша прервать установившуюся внезапно тишину, это и есть она. Причина безответственного поведения её родича. Первым побуждением явилось желание обрушить не успевший стихнуть гнев на голову и этой девушки. Высказать всё, что накипело, а после вытолкать из особняка. Да как посмела эта особа появиться здесь! Брук сдержалась. Черты её лица разгладились, являя следом ослепительную чарующую улыбку, с которой она обычно покоряла тех, кто был необходим клану Фэриартос. Кто бы ни была эта девица, но её привёл Гемран. Что-то кроется за всем этим и нужно проявлять осмотрительность.
-  Прошу прощения, но ваше появление застало меня врасплох. Я Брук! - белокурая фэриартос порывисто шагнула навстречу Ольге, обдавая  её ароматом своих цветочных духов, изящным движением протягивая руку. - Вы... с Гемраном?
Полувопросительная интонация, словно бы намекающая на что-то, многозначительный взгляд  из-под опущенных ресниц в сторону брата, стоявшего рядом, лёгкая улыбка. Она готова была отступить сейчас. Одна ошибка уже допущена, Брук позволила увидеть себя такой - слабой, не владеющей собой.
- Понимаю, ты сейчас немного... занят, - улыбка стала чуточку лукавой, - Гемран, когда освободишься, я бы желала продолжить наш разговор. Но - тет-а-тет, ведь ты понимаешь, правда? Открой мне причины своего поступка. Это ведь было не так много - всего лишь помочь Артуру получить это место. Конечно, красивые девушки способны увлечь внимание мужчины, но всё же стоило бы помнить и о более важных вещах.
Пустив эту шпильку Брук отступила от Гемрана и Ольги на шаг, всем своим видом олицетворяя доброжелательность и очарование.

Отредактировано Master (2015-04-11 06:39:48)

0

5

В особняке их явно ждали.
Гемран едва успел сделать несколько шагов по отполированному мраморному полу огромного холла, как к нему разъяренной золотоволосой фурией метнулась Брук. Британец остановился, спокойно глядя на искаженное гневом, но оттого не ставшее менее привлекательным лицо сестры по клану. Успокаивающе сжал в своей руке ладошку Ольги, слегка выдвинувшись вперед и загораживая девушку плечом.
На протяжении всей гневной тирады на его лице не дрогнул ни единый мускул. Дав высказаться сестре до конца, он с тем же невозмутимым видом пожал плечами.
- Твой протеже даже не счел нужным появиться на этом прослушивании. Судя по всему, для тебя это было куда важнее, чем для него. Я не собираюсь быть нянькой для обленившихся наглецов, которые ради собственного благополучия даже не могу оторвать задницу от дивана. И тебе не советую.
Скорость, с которым гримаса бешенства на лице Брук сменилась доброжелательной милой улыбкой, очень похожей на искреннюю, впечатлила даже его, уже не первый год живущего среди фэриартос и знающего, на что способны их чары. В ответ на провокацию он ухмыльнулся, слегка потянув Ольгу за руку и вынуждая сделать шаг вперед.
- Да, она со мной. Я с удовольствием открою тебе причины своего поступка, и нам не нужен для этого приватный разговор. Знаешь, в чем разница между твоим Артуром и этой девочкой? В бескорыстии и самоотдаче. Ты и твой протеже думаете, что весь мир готов пасть к вашим ногам только потому, что обладаете смазливыми мордашками и завышенным самомнением. Открою тебе страшную истину: это не так.
Сделав шаг вперед, он коснулся подбородка фэри, вынуждая ее еще больше задрать голову и смотреть на него снизу вверх.
- Приоритеты поменялись, Брук. Сегодня ты проиграла. Смирись с этим, и не вздумай отыгрываться на ней за свои промахи.

0

6

Брук и Лео

http://cs405824.userapi.com/v405824724/7bea/8lMyQpMMTU0.jpg

http://s018.radikal.ru/i507/1202/32/c48db0d6fd9e.jpg

Ни один мускул не дрогнул на её лице, - пожалуй, эта избитая банальная фраза прекрасно подходила для описания Брук Фэриартос. Даже на крошечную долю не стала меньше благожелательная улыбка на её лице. Олицетворение женственности, изящества, красоты и, пожалуй, соблазна, - такова была миниатюрная златовласая киндрэт из клана Искусств. Не сумевшая некогда добиться больших ролей в кино, не ставшая великой актрисой Голливуда, как она мечтала с самого детства, не пробившаяся на сцену в театре, - ей всегда не хватало лишь самой малости. Кто-то вечно оказывался успешнее, чем она. Более быстрым, более ловким, пробивным. Вечно вторая. Это не могло не сказаться на характере прекрасной фэри.Она училась с достоинством принимать поражения, извлекая из них уроки. Она училась ждать своего звёздного часа. Первый раз она дождалась, когда её заметил один из фэриартос и обратил, сделал из неё вампира. Он открыл ей дорогу в мир и объяснил, как именно она смогла бы принести пользу тем, кто помог ей в трудную минуту. Брук умела быть благодарной. Она знала, что и как должна была делать, и ничьи слова не могли поколебать её решимости.
- О, Гемран, - - негромко произнесла Брук имя брата, качнув хорошенькой головкой. В мелодичном голосе проступили нотки укоризны и сожаления.- А сам ты знаешь, по какой причине Артур не смог прибыть вовремя на прослушивания? Скажи, ты позвонил ему? Попросил кого-то из присутствующих? Ты знаешь что-нибудь о том, почему он опоздал? Да, Гемран, просто опоздал. Ведь ты сам не так давно был...- Брук осеклась, вновь переведя взгляд на Ольгу, так и не сумев найти решение этой проблемы. Стоило ли откровенничать при смертной?- Помнишь ли ты, кем ты был, мой дорогой брат? У людей всё ещё упирается в их смертную жизнь. И пока они по ту сторону, нам нужно учитывать их проблемы и потребности. У Артура больная мать, она лежит в больнице. К сожалению, я сама узнала поздно, но... Так что же, это тоже не заслуживает твоего прощения?
Брук глубоко вздохнула, откинула длинные пряди волос назад, открывая безукоризненную шею взглядам. Простая тонкая цепочка с золотым кулоном-сердечком служила её украшением. Фэри не признавала вычурности и излишеств.
- Артур молод и самонадеян. И он - человек. Вот причины его поведения, что так злило тебя. Это пройдёт. Таковы люди сейчас, ты знаешь. Мы поможем ему измениться.
Протянув руку, Брук коснулась плеча Гемрана, слегка сжав его своими тонкими изящными пальчиками.
- Проиграла? О, Гемран, ну к чему всё это? Между нами нет соревнований, нет войны. Мы - родственники, ты ведь помнишь это? Помни, Гемран. А сейчас, прости, но всё же тебе лучше пойти вместе со мной. Маэстро ждёт тебя, у него есть нечто, что ты должен услышать.
Британец понимал, что обвинение, выдвинутое уже ему, вполне резонно, но сдаваться так легко не собирался. Упрямо склонив голову, он уже собирался ответить что-то резкое, но помедлил. Глянул исподлобья на сестру, перевел взгляд на пришедшую с ним девушку. Затем неохотно кивнул и позволил увлечь себя подхвативший его под  руку фэриартос, напоследок попросив Ольгу дождаться здесь, в холле. Множество удобных мягких кушеток и диванчиков было расставлено вокруг, что значительно облегчало ожидание гостям клана Фэриартос, а  прекрасные скульптуры и картины, наводившие на мысль о немалой цене, могли увлечь взгляд даже неискушённого зрителя.
Итак, Брук и Гемран удалились вглубь холла, оставив Ольгу в одиночестве. Но ненадолго, буквально через пять минут  по лестнице спустился светловолосый юноша в чёрной футболке и обычных джинсах. Завидев гостью он замер, а затем улыбнулся, напомнив  этой улыбкой Брук. Здесь очарование было более целенаправленно, он явно стремился понравиться девушке.
- Я Лео,- произнёс парень, останавливаясь перед Ольгой буквально в паре шагов.- Мы не знакомы, верно? Ты пришла к кому-то из наших? Впрочем, это не важно. Важно другое. Мне срочно нужен кто-то, кто смог бы свежим и незамутнённым взглядом оценить мою новую картину. Маэстро сказал, что мне следует спрашивать мнения как можно большего числа... людей. Но выставка ещё не скоро, а я хочу знать сейчас. Ты можешь пойти со мной? Моя комната там, наверху!

0

7

Шаги родственников давно стихли за поворотом, и в наступившей тишине Ольга почувствовала себя намного увереннее – брат с сестрой, безусловно, еще найдут, что сказать друг другу, и для всех будет лучше, если они это сделают наедине. На протяжении всего времени, что перед ней разворачивалась безобразная семейная сцена, она упорно продолжала молчать, и только вспыхнувшие румянцем щеки выдавали досаду на музыканта, Брук, себя саму и даже на неведомого Артура – главным образом за то, что выслушивать взаимные обвинения родственников пришлось ей одной. Еще немного, и она бы без дальнейших церемоний выдернула руку из пальцев мужчины и ушла на улицу, а может, сразу до ближайшего такси. И пусть бы Брук лязгала клыками, сколько ей угодно, измышляя свои версии произошедшего.
Прижав ладонь к пылающему лицу, девушка угрюмо обвела глазами безлюдный холл. Оформленный с безупречным вкусом, он скорее напоминал один из залов Эрмитажа, чем замок Дракулы. Однако сочетание бесчисленного множества картин и изваяний не казалось безыскусным нагромождением предметов роскоши, удивительным образом гармонируя между собой, чего не могла не оценить даже такая дилетантка в вопросах дизайна, как Оля.
Сделав несколько бесцельных шагов вдоль коридора, она скользнула рассеянным взглядом по полотнам, продолжив обдумывать события минувшего дня, похожего на какой-то нелепый затяжной розыгрыш. Чего стоит одна только идея стать ученицей всеобщего любимца и вдохновителя молодежи Гемрана Вэнса и превратиться в вампира, подобного ослепительной красавице Брук. В бессмертного монстра, вечно алкающего крови маленьких девочек, скрывающегося от солнца в ночной тьме. Или не в монстра?
Оля остановилась перед очередной картиной и всмотрелась в изображение внимательнее, незаметно для себя проваливаясь в нарисованный мир...
...Тишина... мягкая, таинственная, она окутывала лес подобно ночному сумраку, окрасившему поляну в глубокие сдержанные тона. Тени, казалось, жили своей собственной жизнью, собираясь под мохнатыми разлапистыми папоротниками, в морщинках грубой, поросшей мхом древесной коры, и лениво перешептываясь с ветром где-то в вышине крон. Маленькие изумрудные светлячки танцевали в прозрачном воздухе, перемигиваясь со своими далекими холодными сестрами, сияющими в бархатно-черных небесах.
Лес был просто невероятно, фантастически реальным. Казалось, достаточно протянуть руку, чтобы кованая рама растворилась в воздухе, уничтожая условную границу на пересечении двух миров. Волосы девушки едва шевельнулись от осторожного прикосновения ветра, напоенного терпким букетом лесных запахов – сырости, разнотравья, нежных диких цветов. Сама атмосфера здесь была особенной, сказочной, словно спящий лес был частью заколдованного королевства Дориата. Оля бы ничуть не удивилась, покажись сейчас из-за деревьев принцесса Лютиэн с лицом Брук в длиннополом одеянии, об руку с Даэроном-Гемраном. Чему удивляться, если все племя синдар сошло с книжных страниц и поселилось в Москве под именем Фэриартосов – таких же бессмертных, утонченных ценителей музыки и живописи, живущих в той же темноте, что царила и в изначальной Арде?...
Незнакомый мужской голос, раздавшийся за самым плечом, в одночасье разрушил магию, за долю секунды возвратив девушку из прохладного полумрака леса в залитую светом галерею. Вздрогнув от неожиданности, Оля оглянулась и увидела еще одного эльфа – невысокого, обаятельного, удивительно милого. Кажется, он что-то говорил ей о картинах и галереях, о чем-то попросил, но о чем, она почти не поняла, полностью увлекшись его улыбкой.
Ощущение было странное, но очень приятное – как после целого бокала крепкого коктейля, опрометчиво выпитого однажды на студенческой вечеринке. Чувствуя раскованность, кураж и настойчивое желание пофлиртовать, Оля нетрезво улыбнулась в ответ и согласно кивнула, не сводя с лица парня заинтересованного взгляда.
- Оля. Конечно, я с удовольствием посмотрю на твою комнату... то есть, я хотела сказать, на твою картину.

Отредактировано Ольга (2015-05-04 10:50:58)

+1

8

Лео вопросительно взглянул на Ольгу, даже шагнул ещё ближе, оказываясь почти вплотную к девушке. Но интерес в нём был отнюдь не гастрономический и даже не типично мужской, какой мог бы возникнуть рядом с красивой девушкой. Вглядевшись в слегка расширившиеся зрачки Оли он помрачнел.
- Перестарался, - негромко буркнул Лео, неуверенно оглядываясь, словно ожидая, что сейчас появится кто-нибудь из старших и начнёт распекать за самонадеянность и несдержанность. С людьми молодой фэри по-прежнему общался так, словно сам был человеком. Магию обольщения, которой та же Брук пользовалась целенаправленно, он пускал в ход машинально.
Старшие так и не появились, в холле по-прежнему было тихо и Лео расслабился, возвращая на лицо ту же сияющую улыбку, полную дружелюбия и приязни.
- Извини,- он развёл руками,- это скоро пройдёт, я не буду переходить границы. Мне нужна только помощь.
Лео понимал, что Ольга его скорее всего даже не понимает. Этот одурманенный взгляд он хорошо знал, часто видел на лицах смертных, которые сопровождали его братьев и сестёр. Раньше ему было противно, сейчас он относился философски. Фэриартос, по крайней мере, не тхорнисх. Они не причиняют зла. Маэстро это ему хорошо объяснил. Взяв Ольгу за руку Лео потянул её за собой к лестнице, показывая дорогу. Пройдя половину пролёта он остановился и кивнул на нишу справа, где поместилась небольшая скульптура, изображавшая античную богиню в короткой тунике.
- Моё,- с гордостью сообщил он Оле.- Последняя работа.
Лео протянул руку, намереваясь слегка повернуть статуэтку. С пальцев парня соскользнули крохотные искорки и статуэтка внезапно ожила, переступая именно туда, куда намеревался сдвинуть её фэри.
- Опять!- Лео отдёрнул руку, пряча её за спину.- Да что за день такой! Магия опять нестабильна. Слушай, ты этого не видела, ладно?
Просьба Лео по сути прозвучала впустую. Зачарованная им девушка сейчас согласилась бы на любое предложение и он это понимал. Мысленно махнув рукой Лео вновь потащил Олю наверх, провожаемый взглядом мраморной статуэтки.
- Вот!- провозгласил он, распахивая дверь и пропуская первой гостью.
Первым "вот", что могла увидеть девушка, был царивший в комнате бардак. Творческий беспорядок, как называл это Лео,  уже забивший на любые попытки прибраться. Сам он давно привык лавировать между кресел и коробок, не наступая на разложенные вокруг полотна, краски, карандаши, кисти и инструменты. На столе лежал раскрытый этюдник, сейчас показательно пустой. Но главным, разумеется, являлся мольберт с той самой картиной, на которую так настойчиво просил взглянуть Ольгу Лео. Он и теперь нетерпеливо продолжал тянуть её за собой, не особо беспокоясь, что девушка наступит на холсты с набросками. Сам он неотрывно глядел на своё творение, волнуясь, словно впервые должен был услышать мнение суровых критиков. Лео остановился рядом с картиной, протянул руку, но не коснулся холста, опасаясь размазать ещё не подсохшие краски.
- Ну как тебе?- чуть слышно спросил он.- Я понимаю, что тебе сейчас непросто думать, но ты попробуй сосредоточиться. Скажи... Что ты чувствуешь?
Не "думаешь", такой вопрос Лео задал не случайно. В свои картины он вкладывал не просто душу, он жил творчеством, жил искусством, и каждое своё творение он он хотел видеть особенным, неповторимым. Волшебным, именно так он чувствовал сам.
На первый взгляд это был обычный пейзаж. Покатый склон спускался к озеру, по берегам которого расположился густой тёмный лес. Водная гладь — глубоко, сочно, незамутнённо голубая, словно отшлифованный сапфир. В ней отражались высокие кроны деревьев и проплывавшие облака. У дальнего берега клубился туман и казалось, что с каждым мгновением он наползал на озеро всё больше, приближаясь к тем, кто стоял на вершине холма и готовился спуститься к этим чистым прохладным водам. А в центре озера внимательный взгляд мог выхватить предмет, место которому здесь по идее не могло найтись. Казалось, чья-то рука вытягивается из воды, являя удерживаемый сжатой дланью великолепный меч.
Лео молчал, погружённый в свои мысли. Он вспоминал легенды, подтолкнувшие его написать эту картину и не обращал внимания на ту, что находилась рядом, словно не он только что просил её дать честный ответ-мнение. А Ольга тем временем уже могла ощутить въяве лёгкий ветерок, коснувшийся её щеки. Почувствовать прохладу, сопутствующую вечерней поре, когда солнце уже миновало самый пик в небесах и готовится спуститься к линии горизонта.  И она уже слышала негромкое ржание,  а затем среди деревьев в белой млечности тумана появилась фигура лошади, или, что вернее, единорога. Изящно и гордо держа голову он смотрел прямо на Ольгу, а рог на его выпуклом лбе замерцал серебристым манящим светом...
Лео вздрогнул, резко разворачиваясь и протягивая руку, но пальцы лишь мазнули по растаявшей дымке подле него.
- Ой,- совершенно по-детски сказал он, глядя на картину, в которой появился новый персонаж, не запланированный творцом этого мира.- О-ой. Вот это натворил я дел... Маэстро!!

А Ольга уже обнаружила себя стоящей на той самой узкой дорожке, что спускалась от высокого холма к рассматриваемому ею только что озеру. Но земля и камешки под ногами были самыми настоящими, равно как и шелест листвы вокруг, и ветер, и далёкое пение птиц. И меч в озере, но рука, что держала его, поднялась выше. Вот из воды появилась голова, а затем перед Ольгой предстала молодая красивая девушка, строго и требовательно смотревшая на неё. Незнакомку не смущало, что длинное платье на ней было насквозь промокшим, являя взглядам то, что в других условиях должно было быть скрыто полностью. Впрочем, фигура у незнакомки была действительно хороша. Вот она приблизилась к берегу, останавливаясь метрах в трёх от черты, разделявшей сушу и воду. Единорог также подошёл ближе, негромко заржал, а затем ударил несколько раз копытом.
- Кто ты, явившийся за мечом Эскалибор?- прозвучал певучий голос.

Отредактировано Master (2015-05-02 13:07:58)

0

9

- Лео? – неуверенно позвала Оля, диковато озираясь по сторонам. Просторы нарисованного пейзажа переплавились из контуров мастерской, как горячий пластилин, окончательно стирая разницу между реальностью и вымыслом, которая и без того была весьма зыбкой. Чувствуя, как отзывается болью голова, освобожденная от колдовского наваждения, девушка с силой сжала дрожащими руками виски и попятилась назад, не теряя призрачной надежды, что ожившая картина снова станет всего лишь изображением. Что круговорот безумных видений, пугающе похожих на признаки шизофрении, прекратится, возвращая ей власть над собственным сознанием.
Чуда не произошло. Под ногами все так же шелестела молодая трава, ветер с легким запахом тины доносил с озера многоголосое эхо птичьих голосов. По-летнему жаркое солнце нещадно припекало, несмотря на явную близость вечера, играя яркими бликами на бесчисленных гранях хрустальной водной поверхности. А недалеко от берега, не доходя до густых зарослей рогоза, уже стояла статная женщина с великолепным клинком в руке и сурово смотрела на незваную гостью.
- Кто ты, явившийся за мечом Эскалибор?
- Что? Экскалибур? – беспомощно переспросила Ольга, внимательнее приглядываясь к незнакомке, - так вы, получается?... А это всё?...
Ответ пришел со стороны, откуда не ждали. Оля услышала за своей спиной невнятный гул, и, обернувшись, увидела, как с вершины холма спускается небольшая группа всадников, приближаясь к ней и Владычице озера. Девушка поспешно сошла с тропы, уступая дорогу процессии, в сторону редкого перелеска, где между деревьями промелькнула снежно-белая тень дикого коня. Рассмотреть подробнее она не успела – рыцари, поравнявшись с нею, остановились, самый молодой  из мужчин легко выпрыгнул из седла и преклонил колено перед озерной колдуньей. Простой кольчужный чехол, легкий плащ из некрашеной шерсти и никакого намека на королевские регалии – впрочем, ему они и не требовались. Оля и так уже догадалась, кого перед собой видит, и что произойдет дальше.
- Госпожа Вивиана, - смиренно пробормотал Артур и наклонил голову в почтительном приветствии.
- Я знала, что ты придешь ко мне, юный король, - негромко произнесла Владычица, глядя на паренька строго, но без надменности, - весть о смерти Утера достигла Авалона много прежде Каэрлеона. Много прежде, чем он отправился в свой последний поход... и теперь его преемник, взошедший на окропленный кровью престол, ищет силу, способную удержать объединенное королевство от распада и защитить его от саксонских захватчиков.
Артур медленно выпрямился, не выказывая особого удивления словам Владычицы. Его спутники замерли в седлах, как один; одни благоговейно ловили каждое слово колдуньи, другие упрямо притворялись глухими. Вивиана же, казалось, вообще не замечает их присутствия, продолжая говорить лишь с их сюзереном.
- Ты единственный, кто сможет это сделать. Римские легионы пойдут за отпрыском Пендрагона, а племена бриттов покорятся сыну Игрейны из рода жриц Авалона. Но этого недостаточно. Чтобы победить, тебе нужно благословение свыше. Величайшие реликвии новых и старых богов Британии, хранимые монахами Распятого и, - женщина слегка повела рукой, вспарывая острием опущенного меча зеркальную водную гладь, - озерными девами...
Нервное хихиканье, поначалу едва слышное, переросло в самый настоящий истерический хохот, полностью заглушая дальнейшие слова Вивианы. Один за другим рыцари поворачивались к его источнику, с нескрываемым изумлением рассматривая сумасшедшую девицу в диковинной одежде, до невероятия неуместную среди них. Неподалеку в густой поросли осоки возмущенным кваканьем отозвались потревоженные лягушки, окончательно испортив торжественность момента. А Оля все продолжала смеяться, задыхаясь и с ужасом понимая, что просто не в силах остановиться.
- Шутить изволите? – с трудом выдавила она наконец, вытирая слезы, - король Артур, в самом деле? А почему не владыка Саурон? Или жрица Тенар? Или Альбус Дамблдор, прости господи...
- Что смешного? – уязвленно поинтересовался Артур, мгновенно превратившись из величественного короля в обыкновенного обиженного мальчишку. Оля моментально согнулась пополам в новом приступе безумного веселья, упустив из виду, как рыцари обмениваются возмущенными взглядами. Как объяснить ему и всем остальным, что они не более чем плод ее взбесившегося воображения, девушка не имела ни малейшего понятия.

Отредактировано Ольга (2015-05-17 09:39:11)

0

10

Никто не увидел как единорог покинул берег, скрывшись в лесной чащобе. Озёрная дева безмолвно взирала на чужестранку, не выдавая не единым жестом либо взглядом удивление при виде необыкновенного одеяния и вольных манер оной. Вот дева обратила взор на короля Артура и его рыцарей, и безучастность в глазах её сменилась требованием. Рыцари зашевелились, выдавая свою неуверенность и беспокойство. Озёрная колдунья слыла весьма могущественной, о ней ходило немало легенд и слухов, и не было желающих изведать её гнева, а также стать свидетелем печальной участи того, кто вызвал её недовольство.
- Озёрная Владычица, леди,- изо всех сил стараясь игнорировать безудержный смех странной девушки, поклонился молодой король, обращаясь к той, что должна была отдать ему величайшее оружие, способное подарить неуязвимость в бою, а также силу для обретения власти в стране. Вивиана молчала, не делая более ни единого шага навстречу избранному, словно ждала чего-то. Артур истолковал это по-своему. Решив сделать хорошую мину при плохой игре и спасти свою репутацию и положение, он подбоченился, выпрямился, изобразив на лице праведный гнев, и обернулся к безумной хохочущей девице.
- Да как ты смеешь, селянка?! Немедля пади ниц пред Леди Озера и моли о пощаде за проявленное неуважение! - потребовал он звенящим от напряжения голосом. Эффект был бы сильнее, но на последнем слове Артур взял слишком высокую ноту и голос сорвался, сведя на нет усилие молодого рыцаря. Немного подумав и досадливо пожевав губами, Артур рывком извлёк свой собственный длинный меч из ножен и неуверенно глянул на Ольгу. Пусть не столь прекрасный, как тот, что удерживала Вивиана, но этот меч был достаточно острым, ибо наследник Утера, питая страсть к оружию и сражениям, умело за ним ухаживал и заботился.
Итак, Артур Пендрагон, грозя мечом, шагнул навстречу Ольге, и быть бы сейчас беде, ибо пусть мир был и созданным магией фэриартос, но от того менее реальным здесь и сейчас для девушки он не становился. Рыцари, что прибыли в отряде короля, взирали на происходящее с некоей скукой, косясь на безмолвствующую Озерную деву, и не было среди них не единого, кто пожелал бы встать на защиту девушки, пойдя наперекор воле своего сюзерена.
- Ты откуда вообще? - требовательно осведомился Артур. Обретая уверенность, он шагнул к Ольге, нацелив меч ей в грудь.- Если ты знатного рода, то право имеешь выставить защитника, но простолюдинку я...
- Я выступлю в защиту леди,- прозвучал низкий мужской голос, в интонациях которого ясно угадывалась насмешка.
Как по команде Артур и его рыцари дружно обернулись в ту сторону, откуда прозвучала фраза. Руки в латных перчатках потянулись к рукоятям мечей, и не зря, ибо из-за стволов деревьев, плотной стеной окруживших озёрную гладь, выступил отряд рыцарей, во главе которого восседал на изумительном вороном жеребце рослый мужчина в черных доспехах. Плечи сопровождавших его рыцарей, числом не меньше тех, что прибыли с Артуром, покрывали черные плащи, и каждый из них был при оружии, включая у иных и длинный лук.
- Это и есть наш новый сюзерен, король Артур, сын Утера? Который грозит мечом слабой девице, притом не имеющей даже кинжала для защиты? Чего же тогда ждать от него таким вассалам, как я, Мордред Оркнейский, которые поклялись ему в верности? Или клятва соблюдается исключительно в одностороннем порядке? - Насмешка в голосе и мимике рыцаря превращалась в откровенную издёвку.

0

11

Артур резко обернулся к их предводителю, еще крепче перехватывая свой меч. В тот момент, когда его взгляд перекрестился с насмешливыми глазами Мордреда, его угрюмое лицо выражало далеко не радость от этой встречи. На фоне широкоплечего, хорошо сложенного принца Оркнейских островов, Верховный король казался совсем еще мальчиком, нескладным и неуклюжим. Жестко сплюнув под копыта черному жеребцу, он презрительно скривил губы.
- Я не собираюсь выслушивать поучения бастарда, рожденного неизвестно от кого!
- Обращайся со словами осторожнее, мой король, - негромко отозвался Мордред, жестом принуждая своих людей сдержать гневные возгласы, - особенно в отношении человека, что рожден... неизвестно от кого. Ты и сам можешь не подозревать, какого врага наживаешь своей неучтивостью. И, если уж на то пошло, разве Игрейна не подарила тебе жизнь через три месяца после свадьбы?..
- Мордред, немедленно прекрати.
Резкое предостережение прозвучало из уст одного из Артуровых людей, удивительно похожего, как отметила позабытая всеми Оля, на ее неожиданного заступника. То же скуластое лицо с высоким лбом, тот же разрез губ и форма носа – он мог бы сойти за близнеца Мордреда, если бы был смуглее, и вместо роскошных золотисто-рыжих кудрей отличался теми же тяжелыми чернильно-черными волосами.
- Ты не смеешь осуждать Артура так же, как не смеешь покушаться на его жизнь, пускай даже он ошибся. И не нужно делать вид, что тебя на самом деле беспокоит судьба этой девушки. Зачем ты мчался за нами так далеко и поспешно, да еще и прихватив с собой вооруженный отряд, брат?
- Как всегда, не в бровь, а в глаз, Гавейн. Пусть ты и ошибся в том, что касается судьбы юной леди... – Мордред с лукавой улыбкой наклонил голову в сторону Ольги и снова повернулся к брату, доставая из складок плаща плотно свернутый свиток, – ...в остальном ты прав. Я действительно спешил, по поручению королевы Оркнейской и Лотианской. У нее есть срочное послание для Владычицы озера, Вивианы, которое я должен доставить прежде, чем драгоценнейшее из сокровищ Авалона перейдет в руки нашего юного сюзерена.

А Оля тем временем продолжала пятиться, осторожно и медленно, шаг за шагом отступая прочь от рыцарей, что на поверку оказывались нимало не похожими на образы благородных героев из книг. Острая сталь в руках юноши все еще холодно сверкала в лучах закатного солнца, заставляя девушку сдерживать истерику и лихорадочно искать выход из западни. Будь то явь или сон, галлюцинации или магия фэриартос, ей не было места в этом враждебном мире; вампиры, забросившие ее сюда в лучшем случае шутки ради, развеивать свои чары не спешили, а значит, что надеяться приходится только на себя.
Еще шаг назад. Новенькие замшевые сапожки с глухим чавканьем провалились в невидимую под густой порослью зелени грязь и намертво увязли, отрезая возможность дальнейшего отступления. Едва удержав равновесие, Оля выпрямилась и нервно облизала пересохшие губы, внимательно прислушиваясь к беседе мужчин – как и вторая женщина, изваянием застывшая на границе бездонного озерного омута.
- «...предостеречь тебя, сестра, от непоправимой ошибки, что может обернуться гибелью для всех нас, и призвать воссоединиться. Времена, когда дочерей Богини чтили, как воплощения Матери Мира, минули безвозвратно, стоило христианским монахам ступить на землю Британии – землю, испокон веков принадлежавшую нашим предкам. Как ни горько мне говорить об этом, мир духов неумолимо отступает все дальше от мира, где правит Христос, но еще не все потеряно. Мы должны забыть о наших разногласиях и объединить силы сегодня, если не хотим, чтобы завтра священный клинок отведал крови всех трех наследниц Авалона.
Я знаю, ты считаешь, что в ссылке я лишилась дара предвиденья и большей части своих сил, но это далеко не так. Даже будучи заточенной на островах, Вивиана, я вижу, как сапоги крестоносцев затопчут сады Инис Витрин, как огонь инквизиции поглотит обитель озерных дев, а грязные уста христианских проповедников заклеймят Богиню именем врага человеческого. Уже сейчас готовится почва для экспансии против «мерзких ведьм и язычников»; при дворе Верховного короля, за спиной юного Пендрагона расцвел заговор, объединивший и священников, и приближенных рыцарей, и известную тебе маленькую отступницу Нимуэ, возжелавшую больше власти, чем могла она отнять у старика Мерлина. Игрейна ничем не могла противостоять им. От горя она лишилась разума, воли и всех волшебных сил, словно они оставили ее вместе с мужем. Я ничего не могла сделать, находясь на Оркнеях под охраной воинов любезного Утера, кроме как воззвать к тебе, напомнить о долге перед духами и людьми. Только ты, могущественная Владычица Озера, способна предотвратить этот безумный крестовый поход и вернуть власть Матери нашей, а поможет тебе в этом мой старший сын и верный слуга Богини – Мордред...»

Мужчина медленно поднял сверкающие молниями глаза на сестру своей матери и сомкнул пальцы, с хрустом сминая письмо в кулаке. Прекрасное лицо Вивианы словно окаменело, и хотя она по-прежнему не произносила ни звука, сам воздух будто сгустился и потяжелел. Оля подняла голову на небо и увидела вместо багряных сполохов заката недобро набухшие темно-синие тучи – один в один отражающие настроение колдуньи. Зловещее предчувствие было многократно сильнее, чем перед угрозой гибели от руки Артура, чем неизбежность знакомства с семьей Гемрана и полузабытый страх из прошлой жизни – оплошать на прослушивании перед требовательными судьями. Ощущение непоправимой беды накатывало, подобно волнам, но, похоже, кроме девушки никто его не испытывал. Два отряда – королевская свита и черные всадники с островов – уже коршуном смотрели друг на друга, сжимая клинки побелевшими пальцами, готовые обратить их против неприятеля в любой момент.
- Если ты, госпожа, отдашь Экскалибур Артуру, то сама вложишь в руки заговорщиков единственное оружие, способное убить тебя и твоих сестер, - тихо заговорил Мордред, - он слишком молод и глуп, чтобы быть «королем былого и грядущего». Но, по счастью, не только он подходит под описание из пророчества...

+2

12

Водная гладь озера стремительно темнела под стать наливавшемуся сумерками небу. Вместо прозрачной сапфировой синевы позади застывшей в своей гневной неподвижности Вивианы теперь тревожно плескали свинцовые воды, увенчанные пока еще редкими барашками пены. Ветер окреп, подгоняя волны, дохнул раз, другой, заставляя лесные кроны отозваться тревожным шелестом. Издалека, на грани слышимости, очередной порыв принес заливистое конское ржание.
Артур, забыв и думать о странной девице, прожигал взглядом рыцаря в черном, яростно сжимая рукоять меча. Остальные рыцари ждали. Их обоюдная враждебность ощущалась почти физически, расходясь, словно круги на воде. Молчаливое напряженное ожидание могло в любую секунду взорваться лязгом мечей, топотом копыт и криками. Достаточно одного резкого движения, неосторожно сказанного слова или звука…
Рот Ольги закрыла широкая мужская ладонь, предупреждая вскрик, и над ухом тихо прозвучал голос Британца:
- Умение попадать в передряги – одна из ключевых особенностей представителей нашего клана. Похоже, помимо музыкального таланта ты сполна обладаешь набором качеств, необходимых для фэриартос. А сейчас – тише.
Убедившись, что его поняли, Гемран убрал ладонь. Прижал девушку к себе, легко, как пушинку, приподнял, вытаскивая из вязкой лесной грязи, и поставил на сухой пятачок земли. Взял за плечи, окинул взглядом, и, убедившись, что она цела, заглянул в лицо:
- Думаю, на сегодня достаточно сказок. – Голос мужчины был чуть громче ветра, шумевшего в кронах. – Нам надо возвращаться.
Прижав палец к губам, он развернулся, сжав ладонь девушки в своей руке, и нырнул в сгущавшийся под деревьями сумрак…
Все это заняло от силы несколько секунд. Достаточно, чтобы смысл сказанного Мордредом достиг сознания сына Утера, проявившись единственно возможной на подобное заявление реакцией:
- Да как ты смеешь, бастард!
Пронзительный вопль Артура, полный праведного негодования, взвился над озером и послужил тем самым сигналом, выведшим рыцарей из их напряженной неподвижности. Словно по щелчку, в спины Гемрану и Ольге ударили звуки сражения: звон, лязг, крики, отчаянное ржание лошадей, и над всем этим – пока еще далекое ворчание грома...
Музыкант уверенно пробирался вперед и вверх по склону холма, полого спускавшегося к озеру. Быстро растекающаяся под деревьями темнота не была для него помехой. Обхватив Ольгу одной рукой за талию, он почти нес ее, стремясь как можно быстрее уйти от места битвы.
- Отойдем дальше – выйдем на тропу, будет легче. – Голос Британца был по-прежнему едва слышным и напряженным. – Потерпи. Нам надо найти место перехода...

Отредактировано Гемран Вэнс (2015-06-22 21:13:32)

0

13

Воспрянув духом, Оля без лишних вопросов бросилась за музыкантом под лесную тень как раз в тот миг, когда хрупкая напряженная тишина разбилась с первым ударом грома, и два отряда схлестнулись в жестокой схватке за меч и власть над Альбионом.
Густая листва сразу надежно укрыла беглецов от возможного преследования, но девушка все равно продолжала то и дело оглядываться, преследуемая страшными звуками битвы. Раз или два ей показалось, что мимо просвистела пущенная вдогонку стрела, но остановиться и проверить наверняка не было ни времени, ни сил. Задыхаясь от непривычного бега и поскальзываясь на мокрой траве, она упрямо продиралась сквозь заросли подлеска прочь от берега, порой просто повисая на руке музыканта. Сердце бешено колотилось в груди, хлесткие ветви ольхи и лещины беспрестанно цеплялись за растрепанные волосы и царапали лицо, но руки Гемрана продолжали неумолимо тянуть ее все выше по склону, не давая ни секунды на передышку.
Сколько длилась эта сумасшедшая гонка, Оля не знала. Но вот деревья расступились, вновь открывая взгляду знакомую тропу в монолитном лесном массиве, и на пришельцев свирепо набросился разбушевавшийся ветер, вздувая плащи и разметывая волосы. Берег, где развернулось сражение, остался далеко позади. Крики воинов и лязг оружия давно утонули в тревожном шуме ветра, который теперь разбавлял лишь угрожающий рокот надвигающейся грозы. И теперь, когда непосредственная опасность миновала, в голову девушки пришла совершенно идиотская мысль, какую можно ожидать только от женщины.
Ольга решительно затормозила и согнулась пополам, пытаясь перевести дух.
- Постой… - хрипло выдохнула она, прижимая ладони к саднящему боку, – мы не можем просто так уйти, мы должны… фуф… мы должны вернуться и остановить их. Гемран, твой родственник создал этот мир и всех, кто сейчас там, внизу, проливает кровь. Не думаю, что ошибусь, если скажу, что ты равен, а то и превосходишь его по силе… вы в ответе за них всех. Конечно, это всего лишь два гордеца с кучкой фанатиков, но разве они виновны в том, что их такими придумали? Что станет с легендой, если сейчас они погибнут?
Не заботясь больше о побеге, Оля смотрела на рок-звезду открыто и чуть-чуть вопросительно, с наивной уверенностью в его всемогуществе, но ответа так и не дождалась. Именно в этот миг с обратной стороны тропы послышался властный мужской оклик, и девушке в одночасье стало ясно, что отпущенное им удачей время на спасение безвозвратно потеряно.

0

14

Для бессмертного существа, чьи физические возможности превышают человеческие, гонка по сумрачному лесу не представляла никаких трудностей. Там, где обычный человек давно свернул бы шею или просто споткнулся о коварный корень, фэриартос без проблем преодолевал препятствия и неуклонно двигался к своей цели.
Когда Гемран с Ольгой наконец выбрались из-под укрывающего их полога леса, музыкант помедлил, обернувшись к озеру и вслушиваясь в доносящиеся оттуда звуки сражения. Чуткий слух различил в шуме ветра и рокоте приближающейся грозы, криках, бряцании металла и топоте копыт напевный женский голос, который медленно ронял слова давно забытого языка – языка омелы и дуба, вересковых холмов и густых туманов, серых скал и неспокойного моря.
Вивиана творила свою магию, взывая к духам, хранящим этот мир, и слыша тягучую мелодию ее чародейского напева, Британец ощутил, как глубоко внутри его кольнуло сожаление.
- Это не наша история…
Продолжая вслушиваться в голос Девы Озера, он рассеянно глянул на девушку рядом с собой. Взгляд певца был слегка затуманенным, задумчивым:
- Ты думаешь, от того, что происходит здесь и сейчас, в этом искусственном мире, что-то изменится в истории нашего? Это, - он указал на озеро, - лишь одно из множества обличий легенды. Обособленная реальность, которую создают фэриартос в своих картинах – это всего лишь осколки иллюзии. Они рождаются одновременно с мыслью художника, обретают глубину и вещественность с каждым нанесенным на холст мазком – но остаются всего лишь зарисовкой, одним эпизодом. Они статичны и неизменны, выхвачены из пространства и времени. Как пластинка, поставленная на повтор.
Не выдержав открытого и доверчивого взгляда Ольги, Гемран отвел глаза, чуть поморщившись.
Как будто объясняешь ребенку, что Деда Мороза на самом деле не существует.
- Опытные и сильные художники могут в своих картинах создать продуманный, самобытный мир, в котором почти нет границ. Который будет действительно жить своей жизнью, пусть и населенный фантомами. Но эти фантомы будут почти неотличимы от настоящих людей. Они будут обладать историей и памятью, характерами и желаниями. Не теми, что вложил в них художник-создатель, а своими собственными, приобретаемыми со временем. Но таких творцов среди нас очень мало… Лео еще только учится. У него есть талант, но пока не хватает сил и умения для создания полноценного, большого мира.
Британец протянул Ольге руку. От минутной задумчивости, вызванной колдовским пением Вивианы, не осталось следа. Он упрямо наклонил голову, нахмурившись.
- Поэтому нам пора покинуть этот эпизод и вернуться в реальность.
Решительно повернувшись спиной к озеру, он двинулся вперед, высматривая признаки того, что портал рядом. Но не успел сделать и пары шагов.
Резкий окрик вместе со стремительно приближающимся стуком копыт заставил чертыхнуться сквозь зубы.
- Именем короля, я приказываю – остановитесь!
- Быстрее! – Не размениваясь на любезности, музыкант схватил девушку за руку, метнулся в глубь леса и помчался вверх по склону вдоль тропы.
Фигуры нескольких всадников поравнялись с беглецами, мелькая сбоку за деревьями стремительными тенями, подбадривая себя и лошадей гиканьем. Над головами Ольги и Гемрана коротко, страшно свистнуло, - и в ствол дерева, мимо которого они только что пробежали, вонзилась стрела, хищно затрепетав сизым оперением.
Вэнс на бегу переместился ближе к тропе, прикрывая собой девушку.
- Не останавливайся!
Лес впереди начал редеть, склон холма сбоку резко ушел вниз, вынуждая прижиматься ближе к дороге. Еще несколько метров – и беглецы вылетели на поляну, посреди которой высился серый дольмен. Две вертикальные глыбы, оглаженные ветрами и дождем, подпирали гигантскую каменную плиту, которая одним концом лежала на земле, образуя нечто вроде укрытия со скошенной крышей.
Не раздумывая и не сбавляя скорости, музыкант ринулся прямо между камнями, таща за собой девушку. Позади взорвался торжествующий вопль охотников, решивших, что загнали добычу в угол.
Но вместо того, чтобы упереться в каменный скат «крыши», Ольга и Гемран шагнули в пустоту, которая завертелась вокруг них, сминая звуки и цвета…

…и спустя два удара сердца рухнули на заляпанный красками ковер в маленькой комнате, заставленной мольбертами.
Вэнс несколько мгновений лежал, приходя в себя и слушая прерывистое дыхание Оли. Бешеная гонка утомила даже его. Подняв голову, он увидел бледного, потрясенного Лео, который испуганно таращился на них; прижимающую ладонь ко рту Брук, и рядом с ними – высокого мужчину в бархатном пиджаке, с растрепанными темными кудрями.
- С возвращением.
Александр Фэриартос шагнул к музыканту, намереваясь помочь встать, но Гемран проигнорировал протянутую ладонь. Поднявшись на ноги, он молча подхватил на руки Ольгу, крепко, но бережно прижал к себе, окинул угрюмым взглядом собравшихся:
- Пожалуй, на сегодня с меня хватит пребывания в стенах клана. Нам пора.
Комнату Лео он покидал в полной тишине. Никто не посмел заступить ему дорогу.

0


Вы здесь » Ночная Столица: между Адом и Раем » Особняк Фэриартос » Особняк клана Искусств