Вниз страницы

Ночная Столица: между Адом и Раем

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Исповедь

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Участники: Гавриил
Место действия: Столица
Описание:Иногда проблемы накрывают с головой, и держать все в себе совершенно невозможно. Вот и архангела Гавриила не обошло желание выговориться.

0

2

Глава первая

- Гаврила Сергеевич, дорогой, какими судьбами?
Вениамин Рудольфович, хозяин кабинета, в который только что вошел вышеупомянутый Гаврила Сергеевич Крылов, был известным в Москве семейным психологом. Офис, или как выражался сам Вениамин Рудольфович «кабинет починки семейных уз», располагался в самом центре Столице, в огромной многоэтажке. Естественно на одном из верхних этажей.
Семейный психолог был человеком дородным, но при этом не лишенным определенной изящности в движениях. Даже удивительно, что такая туша могла так плавно лавировать между столом и креслами, пока он добирался до Вестника.
- Когда секретарь сказала, что пришел Гаврила Сергеевич Крылов, я даже не сразу поверил – тряся руку коллеге, произнес Вениамин Рудольфович.
- Просто Гаврила, мы же вроде договаривались. Давай без этих расшаркиваний, оставь их лучше для своих клиентов – улыбаясь, ответил всемирно известный психолог – судя по тому, что я вижу, их у тебя немало.
- Слава Богу – после упоминания Отца Гавриил хмыкнул – народ идет. У всех одни и те же проблемы. Прошла любовь – завяли помидоры. Ох… Да что же мы это стоит? Присаживайся! Что-нибудь выпьем? Коньяк или может беленькую?
Усевшись поудобней в кресло напротив рабочего стола Вениамина, Вестник помолчал, собираясь с мыслями, а затем заявил.
- От алкоголя, пожалуй, откажусь. А сам выпей, если хочется. Я к тебе по делу Вениамин.
- Весь во внимании.
- Я к тебе, так сказать, на консультацию – Гавриил положил ногу на ногу, ожидая реакции от коллеги. Тот, к его чести, отреагировал совершенно спокойно. Нажав на кнопку селектора, семейный психолог попросил секретаря ни с кем его не соединять и ближайшие сеансы отменить.
- Гаврила, я тебя, конечно, выслушаю, но ты же помнишь, что я специализируюсь на семейных парах?
- Думаю, твоей квалификации вполне достаточно. Мне просто нужно выговориться. Слишком многое случилось в последнее время, а накопленное лучше высказывать, чем держать в себе. Хотя, кому я объясняю, ты же сам прекрасно это понимаешь.
- Тогда ты можешь начинать сразу же, как будешь готов.
Гавриил вытащил из внутреннего кармана пиджака пачку сигарет и зажигалку. Вытащив одну сигарету, повертел её в руках, а затем, будто решившись, прикурил, глубоко затянулся и, выпустив дым «колечками», спросил своего коллегу.
- Сигареты это гадость несусветная.  Ты веришь в сверхъестественное, Вениамин?
- Ты про всяких барабашек? Думаю, это разновидность человеческих галлюцинаций, подкрепленная всякого рода рассказами, передающимися людьми.
- Я имел в виду Рай и Ад. Ангелы и демоны.
На этот раз Вениамин ответил не сразу.
- Это тяжелый вопрос. На самом деле я склонен ответить «нет», хотя и не уверен в своей позиции на все сто процентов. Случались в моей жизни вещи, которые нельзя просто взять и объяснить с научной точки зрения.
- Ты про исцеление жены в святом источнике? – поинтересовался Гавриил.
- От… Откуда ты знаешь? – сбивчиво, вопросом на вопрос ответил Вениамин.
- Я был там тогда. Просто вы меня не видели. Но это не имеет значения, по сути, хотя источник у Храма Святого Варфоломея действительно обладает целительными свойствами. Помогает правда далеко не всем. Как говорится «по вере вашей». Без дальнейших предисловий скажу. И Небеса, и Ад вполне реальны. Намного реальней, чем ты можешь себе представить.
Дав коллеге время переварить полученную информацию, Гаврила Сергеевич неторопливо затягивался сигаретой.
- Кажется, я начинаю понимать суть вашей проблемы – снова перешел на официальный тон психолог, заставив Вестника засмеяться.
- О, нет, нет, нет… Я к вам не по этому поводу. Поверьте, шизофренией я не страдаю, хотя уверен, многим было бы приятно узнать, что с головой у меня нелады. С другой стороны, любой шизофреник скажет, что он здоров. Поэтому этот вопрос мы оставим на некоторое время открытым, а потом уже будем делать какие-то выводы? Как тебе такое решение? – окурок сигареты отправился в пепельницу.
- Тогда я не понимаю, как связано «сверхъестественное» с причиной твоего визита. Пойми меня правильно, Гаврила. Приходишь ты, просишь о деликатной просьбе. У психологов как бы не принято, ходить друг к другу на прием и, вдобавок, начинать разговор с заявления о существовании Рая и Ада.
- Да, извини. Просто это должно принять как аксиому, так будет легче воспринимать мой рассказ.
- Допустим – задумчиво ответил психолог.
- Так вот. Демоны и ангелы более чем реальны. Я тому прямое доказательство.
Снова наступила тишина, но на этот раз кратковременная.
- Ты – демон?
- Удивительно, как человек готовится к худшему. Нет, Вениамин. Я – ангел. А если быть более точным архангел. Странно, что ни моим родственникам на Небесах, ни тем, что в адском пекле, не пришло в голову связать Гаврилу Крылова с архангелом Гавриилом. Хотя, вот тут я немного дал маху. Одному из демонов хватило на это ума. О нем, собственно, я и хочу рассказать. Я сорвался Вениамин. Очень тяжело держать себя в руках столько столетий, скрываясь от Небес и Ада, меняя личины и живя обычной человеческой жизнью. Ну, почти обычной.
- Прости, конечно, но ты же понимаешь, что я не могу воспринимать все это на веру?
- Да, конечно, я все понимаю. Ты и не должен. Я просто прошу меня выслушать. Как я уже сказать, очень сложно держать себя в руках, а держать все в себе ещё сложнее. До недавнего времени, мне удавалось со всем этим справляться, но появление этого демона пошатнуло мое душевное равновесие. Мне необходимо выговориться.

***

- Это произошло в прошлый четверг. День, если ты помнишь, был пасмурный. Люди заперлись в своих домах не желая промокать под дождем. Радивые мамаши пичкали своих чад витаминами и чаем с лимоном, дабы те не подхватили простуду и не размазывали свои сопли по всей квартире. По крайней мере, мне так это представляется. Вполне вероятно, этим самым мамашам, может быть, также откровенно плевать, что делает их ребенок, где он сейчас находится и не подхватил ли он чего, купаясь в очередной луже. Мой братец – Люцифер, уверен, придумал бы ещё более интересный  сюжет для этой истории. В общем, в тот злосчастный денек, прогуливаясь по мокрым улицам, твой покорный слуга, практически не встречал прохожих на улице. Исключение составляли лишь влюбленные парочки, которым и море по колено. Да рыскающие, словно акулы в поисках очередной жертвы, студенты, раздающие рекламные листовки. Их я, кстати, совершенно не виню. Каждый зарабатывает, как может, естественно, если это не нарушает какие-то законы или моральные принципы. Поэтому я никогда не отказываюсь и всегда очень внимательно читаю, какие именно скидки мне предлагает ветеринарная клиника «Гав плюс Мяу». Даже одно время подумывал завести себе какое-нибудь домашнее животное, но потом отказался от этой идеи. Меня практически никогда не бывает дома. Либо работа, либо прогулки по Столице. Последняя не перестает меня удивлять. Помимо оживленных дорог, в городе полно разных сквериков и старых парков, словно совершенно другая реальность. Особенно осенью. Идешь по аллее, а на тебя падают с клёнов большие желтые листья, до которых не добралась машинная копоть. Красота же. Не понимаю, почему люди не любят осень. Хотя нет, понимаю. Они видят лишь промозглую осень холодных улиц, грязных проспектов и серых домов. Редко кто видит настоящую магию сентября. Даааа… Но я отвлекся. В тот день, как уже было сказано ранее, я прогуливался по пути в супермаркет. Я очень не люблю все эти магазины, но, когда в холодильнике мышь повесилась, приходится. Хотя это ещё не самое страшное. Перекусить можно и в кафе, благо доходы позволяют. У меня закончился чай. Вот уж без чего прожить не могу и чего другим не доверю. То, что готовят в ранее упомянутых кафе и чаем то назвать сложно. В супермаркете было не очень людно. Это было на руку, так как стоять в длинных очередях то ещё удовольствие. Взяв с полок несколько пачек чая разных сортов, тут главное знать, что брать и где, я уже собирался идти к кассе, как понял, что же меня так настораживало последние минут двадцать. Затылком ощущая, что кто-то за мной наблюдает, я принял решение походить ещё немного по залу. А вдруг мне показалось. Но, увы, моим надеждам не суждено было сбиться. Кто-то за мной явно наблюдал, да ещё не особо скрывал это. Может, таким образом, хотел меня напугать или что? Страха я не ощущал, скорее любопытство. Признаться, это одно из тех моих качество, которое можно отнести как к достоинству, так и недостатку. И раньше мое любопытство втягивало меня в не очень приятные события, но ничего не могу с собой поделать. Интересно же. Решив для себя, что пусть все идет само по себе, я отправился к кассе. Если преследователь решит- таки открыться и начнет диалог – хорошо. Если в итоге ничего не произойдет. Ну, что же. Будет обидно, но не настолько, чтобы из-за этого рвать волосы на голове, вскрывать вены или закидываться тоннами таблеток, какого-нибудь слабительного. Почему слабительного? Ну, не знаю. Так интересней. Так на чем я остановился? Ах, да. Расплатившись на кассе, я уже собирался выйти из супермаркета, как мой взгляд упал на пышногрудую блондинку, лет 25, стоящую возле ячеек для сумок. Ухмыльнувшись про себя, но не став предпринимать чего-либо, я продолжил свой путь к выходу. Девушка, как и предполагалось, последовала за мной, а уже за углом, схватила меня за плечо и приставила нож к горлу.
- Так, так, так… кто это у нас тут? – елейным голосом произнесла она.
- Девушка, уберите ножик, вы же поранитесь – ситуация становилась все интересней и я не знал точно, к чему это все приведет.
- Заткни свой рот. Думаешь, я тебя не узнала? Ты же Гавриил. Только сейчас ты похож больше на мешок дерьма. Отвечай, это ты?
В ответ я лишь промолчал, за что тут же получив под дых.
- Не, стоит меня злить, ангелочек! Или уже не ангелочек? Вот уж не знаю, что же мне с тобой делать. То ли прикончить тут и принести твою голову или вызвать кого из старших, пусть с тобой сами разбираются. А? Что скажешь?
- Я бы попросил вас все же определиться. Заткнуться мне или отвечать?
Последовал очередной удар, выбивший из легких весь воздух. Хватая ртом воздух, я пытался восстановить дыхание, но, не удержавшись, кашляя, начал смеяться.
- Ох… И обмельчал ваш народ, барышня. Раньше мне попадались более решительные и сообразительные суккубы. Неужели вы и сами не понимаете, какая золотая рыбка вам в сети попалась?
- О чем ты говоришь, пернатый? – неуверенно сжимая и разжимая пальцы на рукоятке ножа, спросила суккуб.
- Ну, как же? Что тебе даст моя смерть? – я легко перешел на «ты» - нужно же думать и о личной выгоде?
Последовало минутное молчание, только укрепившее мою мысль о том, что демон мне попался не очень умный, а значит уверенность в том, что все закончится на моих условиях, возрастала.
- И какая же личная выгода?
- А вот об этом я расскажу, если ты согласишься выпить со мной чашку восхитительного жасминового чая.
Некоторое время суккуб размышляла над предложением, но в итоге, кивнув, сказала:
- Только не думай меня надуть. Я не какой-то задрыпаный демон, а ты, как я вижу, давно не в силе. Что с тобой случилось, Вестник Божий? – в голосе послышались саркастические нотки – когда ты успел так обмельчать?
- И в мыслях не было. Какие могут быть надувательства? У тебя нож, у меня только пакет с коробками чая. Ими я, что ли, буду отбиваться? А что со мной произошло? Думаю, эта история тоже очень хорошо пойдет под чай. Такое стоит рассказывать в непринужденной обстановке, а никак не под дождем.
С этими словами, я поднял с земли, упавший при нападении пакет с чаем и, довольный тем, как развиваются события, потопал в сторону своей скромной трешки. Суккуб, как и следовало ожидать, последовала дальше.

***

- Архангелы, суккубы… Боже, Гаврила, что ты несешь? – не вытерпел Вениамин – у меня в голове не укладывается!
Вздрогнув от голоса коллеги, Вестник, погрузившийся в воспоминания, недовольно открыл глаза. Он очень не любил, когда его прерывали во время визуализации воспоминаний. Это дело было слишком личное, так как Гавриил полностью уходил в себя, стараясь вспомнить каждую деталь и сейчас было ощущение, будто кто-то сыпанул целую ложку соли ему в тарелку с супом. Странное сравнение, но рот скривился примерно также, как, если бы он попробовал тот самый пересоленный суп.
- Вениамин, прошу, больше не перебивай меня. Ты же не прерываешь своих клиентов? Представь, что я один из них. Не против даже, если ты выставишь счет. Оплачу не задумываясь.
- Да не в этом дело, Гаврила – вздохнул семейный психолог – просто это все как-то через чур.
- Дальше – больше. Поэтому, ты бы все-таки выпил, как и хотел в самом начале. История только началась.
Вениамин побарабанил пальцами по столу, а затем, вытащив таки из ящика стола бутылку коньяка, налил полный стакан и залпом выпил. Не закусывая.
- И всё-таки, ты веришь в мои слова, иначе так бы не реагировал. Люди, сомневающиеся в том, что говорит их собеседник, ведут себя более скептично.
То ли коллега Гаврилы собрался с духом, то ли это подействовал коньяк, а может и то, и другое сразу, но ответил он однозначно:
- Продолжай. Хочу знать всё.
- Ну, что же. Это хорошее желание. Слушай дальше.

+1

3

Глава вторая

- Добирались мы до моего дома не очень долго. Ты должен помнить, где я живу. Был ведь у меня однажды. Ещё помнится, высказался, что-то насчет выгребной дыры, но я не в обиде. Понимаю, ты думаешь, что с моими доходами я мог бы купить что-то более приличное и жить согласно статуса, но деньги меня никогда особо не прельщали. Конечно, когда они есть проще существовать на этой грешной планетке, но и без них я бы прекрасно обошелся. Так вот, когда мы зашли в квартиру, я первым делом заставил демона разуться и одеть розовые тапки. Купил я их давным-давно, для подходящего случая. Нет, я не рассчитывал, что ко мне на огонек заглянет гость из Ада. Просто было ощущение, что они пригодятся. Смотрелось это крайне забавно. Рыжая бестия с ножом в руках и розовых тапках. Только не хватало заячьих ушек для полного комплекта. Увы, таковых у меня не имелось. Хотя, если бы были, это было бы определенным вызовом. Заставить ее их надеть. И да, предвосхищая твой вопрос отвечу. Не знаю, когда она успела изменить внешность. Может, будучи блондинкой это у нее был парик, а может, успела над собой поколдовать. В своей земной ипостаси отслеживать такие моменты было затруднительно. После смены имиджа, мы проследовали на кухню, где я ей предложил сесть за стол, пока я готовлю чай. Она хотел что-то возразить, но в итоге все же промолчала и послушно уселась на табуретку, все ещё не выпуская из руки нож. Вся ее поза прям таки голосила о нетерпении. Желание поскорее узнать, в чем может заключаться выгода обладания Гавриилом заставляла ее молча терпеть мои указания. Сам же я неторопливо выгружал содержимое пакетов на второй стол, где, собственно, и собирался заваривать чай. Чайник уже стоял на плите, готовый через несколько минут разразиться свистом.
- Ты мне обещал пернатый – не удержалась-таки демонша.
- И свои обещания я держу. Хотел начать рассказ, когда мы уже чинно сядем и начнем пить чай, но коль тебе так не терпится, то повествование можно начать и сейчас.

Взяв с полки жестяные банки для листов чая, пересыпал содержимое коробок, точно зная, что и где должно лежать. А уже из банок, по щепотке каждого сорта отправилось в маленький чайничек. Именно туда зальется кипяток.

- У меня есть ещё рулетик. Будешь? Нет? Ну, ладно. А я, пожалуй, не откажусь. Не надо так напрягаться – взяв нож, чтобы нарезать рулет, Гавриил увидел, как собралась суккуб – я не стану на тебя нападать. Да и что я могу сделать-то? Сама же видишь, что со мной стало. Блядь!

Пока Вестник объяснял демонше свои благие намерения, не отрываясь от нарезания рулета, умудрился порезать себе палец.

- Да, что же это за день такой? – ни о какой быстрой регенерации речи и быть не могло. Палец кровоточил, и Гавриилу ничего не оставалось, как обвязать его тряпочкой – никаких рулетов. Эй, ты чего?

При виде ангельской крови суккуб вела себя очень странно. Казалось, что она сейчас набросится и разорвет Гавриила в клочья. Однако к ее чести, она отвела взгляд. Видимо, желание нажиться на архангеле было сильнее.

- Итак. Год так 250 до рождества Христова. В те времена, Отец ещё разговаривал с нами, и мы имели счастье лицезреть его на Престоле Его. Времена воистину радостные для Небес. Я выполнял волю Отца, будучи Вестником. Да, я и сейчас номинально считаюсь Вестником, но вот когда Отец обращается к тебе напрямую с заданием это совершенно другое дело. Явление к Даниилу, Захарии. Даже Содом и Гоморра. Величие Божье. По-другому назвать это нельзя. Вот и тогда, зов был как дуновение свежего воздуха. Я незамедлительно явился к нему, чтобы услышать его голос. На удивление, подле него никого не было. Обычно Михаил от Престола не отходит. Однако я не придал этому особого значения, до момента, как не услышал его задание. Люди в своем тщеславии зашли очень далеко. Желание иметь власть, да ещё и над всем миром, затмевает им глаза, затуманивает им разум, что они больше не видят ничего кроме своего необъятного Эго. С одним из таких людей мне и предстояло поговорить, а если не получится убедить его прекратить свои эксперименты, отправить прямым рейсом в Ад. Человек этот жил в Китае. Занимался алхимией, колдовал в пределах своих человеческих возможностей, читал различные книги, в том числе и религиозные. Книгу Бытия, как я понимаю, он изучил досконально, иначе у него не возникло бы таких греховных и противоестественных мыслей. Несмотря на иносказательность момента о том, что Бог сотворил человека «из глины», этот колдун загорелся мыслью создать себе армию, послушную только ему. Фактически пойти против Бога, пытаясь повторить его деяние. Уж не знаю, какие трактаты он читал, но подготовился Цинь Шихуанди основательно. Эксперименты приносили определенные успехи. Его терракотовая армия обретала плоть, но эффект был недолговечный. По истечении часа ожившие статуи снова обращались в глину. Император-колдун продолжал искать. Можно было быть уверенным, что он нашел бы решение проблемы. Оживить окончательно и заставить служить себе. Вот это мне и предстояло предотвратить.

Чайник на плите засвистел, давая понять, что пора бы его отключить. Залив кипяток в заварной чайничек, Гавриил удовлетворенно кивнул и оставил все это дело настаиваться.

- Понятное дело мне были не рады. Подготовка у колдунишки была отличная. Он точно знал, чем можно остановить ангелов, чем можно остановить демонов. Весь дворец был изрисован вязями и сигилами. Те, кто в наше время рисуют граффити, померли бы от зависти. Защита от сверхъественного у него была серьезная. Разве что ядерные ракеты по периметру не стояли и то, только потому, что в то время никто о таком и не знал. А знали бы, он бы и ими не погнушился. В общем, во дворец мне ход был заказан. Передвигался он в закрытой карете, также изрисованной под хохлому.
- И вот тогда ты и стал человеком? – нетерпеливо спросила суккуб.
- По сути, это ничего бы не изменило. Я до сих пор остаюсь архангелом, а значит подобраться к нему ближе, чем на двадцать метров у меня бы не получилось. Хорошо, что он не додумался закрыться сигилом невидимости, иначе совсем труба. Никакой слежки за дворцом, никакого отслеживания его передвижения в карете. Это было бы практически равносильно провалу. Колдун методично скрывался в своих пещерах, что впоследствии послужили его местом погребения и продолжал проводить свои противоестественные эксперименты. Как ты понимаешь, помещение с его терракотовой армией также было закрыто от проникновения посторонних. Мне оставалось лишь ждать подходящего момента. По просьбе Отца я сначала должен был поговорить с этим человеком, а уже потом что-то предпринимать. Такой случай мне представился жарким летним днем, примерно на третьей недели наблюдения за императором. Его карета покинула дворец и направилась в сторону озера. Четверо слуг несли колдуна в его кабинке, а многочисленная охрана, оцепив кольцом повозку, следовала шаг в шаг. Вот тогда-то я и поговорил с императором-колдуном.

***

Архангел следовал за повозкой под пологом невидимости. Видно было лишь его тень, однако и она прятался среди теней ветвистых деревьев стоящих вдоль дороги. Гавриил не особо беспокоился о том, что его обнаружат. Оружие человеческих воинов, сопровождающих императора не могло ему навредить. Вот если бы колдун додумался зачаровать оружие определенным образом, тогда возможно. Но, видимо, в его планы это не входило. Либо он банально не умел это делать. Всего знать невозможно, а уж тем более человеку. Пусть даже такому.

Повозка остановилась возле озера. Слуги, аккуратно, будто это была величайшая ценность, поставили её на землю и тут же упали на колени. По сути эта так и было. Состояние этой повозки фактически было залогом их жизни. Поставь они её так, что не понравится хозяину и не сносить им головы. Причем неважно, кто из четырех был неаккуратен. Вышедший из повозки человек заставил Гавриила ухмыльнуться. Пузо выпирало вперед, да так, что архангел грешным делом задумался, а когда в последний раз это человек видел свой детородный орган. Встряхнув головой, отгоняя страшные картинки, что представились Гавриилу с его явно нездоровым воображением, архангел подождал, пока человек, явно сожравший еды на добрую половину государственного бюджета Китая, войдет в воду.

«Интересно, выйдет ли озеро из берегов?» - подумал Гавриил. Будь здесь Абигор, он бы тут же предложил пари. Озеро из берегов не вышло.

«Ну, не очень то и хотелось. Хотя смотрелось бы очень интересно. Волна цунами движется к берегу, охрана и слуги императора, крича и спотыкаясь, стараются обогнать друг друга, лишь бы успеть убежать. Не попасть в объятья водной стихии» - хмыкнув, архангел осмотрелся. Охранники хоть и стояли по стойке смирно, но было видно, как они изнывают от жары, борясь с желанием послать все по известному адресу и броситься в спасительную прохладу озера.

Дальнейшее было делом техники. Хватило пары секунд, чтобы стоящие на берегу люди упали на землю. О, нет. Архангел их не убил. Лишь усыпил, чтобы не мешали разговору. Ну, а потом ещё проще. Идти по воде, дело забавное, зрелищное, но по сути бесполезное. Колдун честно пытался уплыть. Но куда там. Конечно, если он сейчас утонет, все разрешится само собой, только вот наказ Отца был четким. Сначала разговор. Поэтому не особо торопясь, Гавриил дошел до барахтающегося в воде, аки каракатицы в период спаривания, колдуна и, коснувшись его, перенес обоих на берег. Пару секунд великий император продолжал попытки уплыть от архангела, правда, в этот раз по песку, а затем притих.

- Кто ты такой? Что тебе надо? – заверещал колдун.
- Ты прекрасно знаешь, Цинь, и кто я, и зачем пришел. То, что ты творишь неприемлемо. Останови свои эксперименты и уничтожь статуи.
- Иначе что? – взвизгнул император, заставив Гавриила поморщиться – Я тебя не боюсь! Ни тебя, ни кого-либо ещё из вашей шайки.

Вестник понял, что дальше разговор продолжать не имеет смысла и уже решил прервать существование этого человека на Земле, однако ничего не успел сделать. Яркий, обжигающий свет и насильно созданная телепортация.

- Гаденыш! – Гавриил переместился на Небеса. Колдун оказался шустрым малым. За время короткого диалога, тот каким-то образом успел пустить себе кровь и нарисовать сигил отторжения. Архангела просто вынесло из реальности без возможности скоро возвращения. Сущность до сих пор была обожжена. И вряд ли колдун станет ожидать Гавриила на том же месте. Однозначно, он уже пинками разбудил свою стражу и слуг, и был по пути во дворец.

О дальнейших разговорах и речи быть не могло. Колдун фактически расписался в смертном приговоре, когда напал на архангела. Правда, теперь Вестник будет действовать аккуратней.

***

- Ну, что? Думаю, пора и чай наливать? – обратился Гавриил к суккубу.

Девушка вздрогнула. Рассказ Вестника действовал умиротворяюще, и демон невольно поддалась этим «чарам». На самом деле ничего магического тут нет. Гавриил не одно столетия оттачивал мастерство риторики, поэтому не особо удивился тому, что суккуб заслушалась, лишь улыбнулся.
Разлив чай по стаканам, вдохнул аромат и снова улыбнулся.

- Все-таки такой напиток больше нигде не приготовят. Сколько людей не учи. Здесь нужно особое чутье в количестве листочков. И в зависимости от этого, высчитывать правильный момент, когда можно наливать. Чуть передержишь и уже не то. Попробуй, это действительно вкусно. Многие добавляют в чай сахар. Я же считаю это форменным кощунством.

Отпив глоток из своей чашки, как бы показывая, что отравы в стаканах нет, Гавриил продолжил свой рассказ, улыбнувшись третий раз, видя, как демонша делает неуверенный глоток.

***

Прошло три дня с момента встречи с колдуном на озере. Все это время архангел наблюдал за дворцом, а точнее за его обитателями. Он не мог пробраться внутрь, но отлично видел всех входящих и выходящих. Охраны во дворце стало вдвое больше, а император, видимо из соображений безопасности, больше никуда не выбирался. Слуги покидали дворец, словно по расписанию. Всегда в одно время. Телеги с продовольствием подъезжали трижды в день. Утром приезжала телега с кувшинами. Гавриил узнал, что в них было молоко и вода. Днем приезжала телега с мясом. По обе стороны от телеги шли по два человека и обмахивали продукты, отгоняя мух и других летающих насекомых. Вечером же, приезжала телега с фруктами. Вот она заинтересовала Гавриила больше всего. План был прост. Архангел собирался отравить императора. Сложность была в том, что всякая еда, перед употреблением проверялась специальным человеком. Если с ним все было в порядке, то император начинал трапезу. Подумав, Гавриил решил использовать составной яд. Отдельные компоненты его были безвредные и лишь оставались в крови на некоторое время, но при определенной комбинации веществ, вызывали полиорганную недостаточно, как сказали бы в наше время. Смерть в страшных муках, причем очень быстрая. Правда была вероятность, что и слуга пробующий еду также скопытится, но в данном случае, Гавриил рассчитывал, что эта должность также сменная. То есть в каждый из трех дней, по компоненту получит лишь один человек, а вот император полакомиться всеми тремя частями яда и скопытится, как и предполагает того план. Следующие три дня Гавриил занимался реализацией своей задумки. Яд вводился в виноград, который привозили во дворец чуть ли не тоннами. Причем тот, что был для императора, всегда находился в отдельной телеге с соответствующей биркой. 

Настал день X. Архангел сидел на ветке дерева, растущего неподалеку от дворца и, болтая ногами, хрустел яблоком. По его расчетам ужин должен был вот-вот начаться. Пары минут достаточно для того, чтобы третий компонент попал в кровь. А там остановка сердца, отказ печени, почек. Ну, и смерть, конечно же. На исходе четвертой минуты, люди забегали что-то крича. Разобрать было сложно. Крики сливались в непонятный гомон, но продолжалось это недолго. Скоро все успокоились и вернулись к своей работе. Это обстоятельство обескуражило Гавриила. Неужели императора успели откачать? Или он носит с собой противоядия на любой случай жизни. Факт оставался фактом, покушение сорвалось. Возведя глаза к небу, Гавриил попросил Отца дать ему терпения и не сорваться, призвав на здание кару небесную. В этом случае ни от здания, ни от людей внутри ничего не останется. Никакие «граффити» не помогут. Почему Отец сам ее не послал? Первое правила Господа не вмешиваться в людские дела напрямую. Кстати, именно по этому причине, люди не ощущают эффекта от своих молитв. Отец шлет им знаки и ситуации, при которых человек может решить свою проблему. Если ты умеешь только ныть и не прикладываешь к улучшению ситуации даже малую толику своих сил, то получишь ты шиш с маслом.

- Ну, что же. Хотел провернуть все красиво, но, видимо, придется делать все примитивным способом.

Следующего слугу, который направлялся во дворец, Гавриил загипнотизировал. Узнав у него, что император сейчас жив, но находится у себя в покоях в тяжелом состоянии, Вестник заставил паренька все забыть. Из добытой информации архангел теперь знал, что у двери в опочивальню колдуна, приставлена круглосуточная охрана, которая проверяет каждого, кто имеет доступ внутрь комнаты. А таких - всего трое. Лекарь императора, его жена и личный повар. Если к последним двум архангел подобраться не мог, по той простой причине, что они не выходили из дворца, то лекарь был легкой мишенью. Обработав сознание уже немолодого эскулапа, Гавриилу оставалось только ждать. Внушение работало так. При следующем посещении императора, лекарь должен был воспользоваться усыпляющим порошком, дабы устранить охрану, а затем перерезать горло. Архангел понимал, что таким образом лекарю автоматом подписывался смертный приговор, но здесь уж ничего не поделаешь. В таких делах всегда появляются неоправданные жертвы, и эта будет полностью на совести Гавриила. Убедившись в том, что император отправился в мир иной, лекарь должен был, по возможности, как можно быстрее покинуть  дворец. В таком случае, Вестник мог его переместить отсюда, скажем, в Индию или ещё дальше. 

В этот раз все прошло без сучка и задоринки. Вот только лекарю выйти из дворца не удалось. Карой Небесной Гавриил таки воспользовался, но уже на пещере, в которой находилась терракотовая армия, надолго запирая к ней доступ. Император воссоединился со своим войском, только в качестве трупа, а архангел позаботился, чтобы их долгое время никто не смог откопать.

***

- Именно так заканчивается история о поступке, о котором архангел Гавриил жалеет до сих пор. Никогда я не использовал невинных людей для совершения греха.

Вестник сделал последний глоток уже остывшего чая из своей кружки, отметив, что и суккуб свой чай «приговорила». Некоторое время в кухне царило молчание. Даже несмотря на то, что собеседники воспринимали друг друга, как врагов, атмосфера получилась какая-то теплая, даже домашняя.

- А зачем ты мне это рассказал? – вдруг спросила демонша – ты же вроде должен был рассказать о том, как стал человеком?

- Заметила-таки. Ну, вообще, это повествование было для того, чтобы уяснить. Еду от архангела Гавриила стоит принимать, лишь трижды подумав. А лучше четырежды. Ну-ну... не суетись. Поздно пить Боржоми. Хотя я вообще сомневаюсь, что есть вообще правильное время для употребления этого напитка – суккуб попыталась встать с табуретки и… не смогла этого сделать – Видишь ли, дорогуша. Кажется, ты прогуляла тот урок, в котором объясняли, что с архангелом Гавриилом шутки плохи. Мои братья действуют грубо, мечом и пламенем. Я же люблю поиграть. Если ты думала, что у тебя есть какие-то тузы в рукаве, то сильно ошибаешься. Часть их них ты потеряла уже тогда, когда согласилась пойти ко мне «в гости». Все что тебе нужно было сделать, это связаться с кем-то из старших. Хотя бы во время пути до квартиры. Учитывая, что сюда за весь этот час никто не ворвался, никого звать ты не стала.

Гавриил усмехнувшись, встал изо стола. Пара секунд борьбы, чтобы вырвать нож из лап демоншы. Не так уж и удобно, без возможности подняться, оказывать сопротивление. Итог. Нож в руках Гавриила и как бонус, множественные, довольно глубокие царапины, от когтей суккуба.

- Стервозная ты, все-таки, сука. Не пытайся никого сюда вызвать. Кухня, как, собственно, и вся квартира, экранирована росписями. Ты их не видишь под обоями, но они есть. Также как и пентаграммка на обратной стороне табуретки. Теперь понимаешь, почему не можешь встать? Уж суккуба она выдержит. С кем-то покрепче пришлось бы придумать что-то другое. Так на чем я остановился? Минутку.

Гавриил вышел с кухни. В ванной зашумела вода. Вестник, намачивая полотенце, обтирал порезы от когтей.

- Так вот – закричал он из ванной – твоя вторая ошибка была как раз в том, что ты села на стул, лишая себя возможности встать с него.

С кухни послышался скрип, заставивший архангела выглянуть из ванной, а затем Гавриил расхохотался в голос. Демонша пытаясь хоть каким-то образом вернуть себе, возможность передвигаться, отталкивалась ногами от пола и, скребя ножками табуретки, довольно неуклюже выезжала из кухни. Правда далеко не уехала, буквально через пару секунд табуретка накренилась, и суккуб развалилась на полу с приклеенной к заднице табуреткой. Обработав раны, архангел вернулся на кухню.

- Третья и фатальная ошибка. Я уже сказал, что лучше демонам ничего не есть их рук Гавриила. Чаек бесподобен, думаю, ты и сама оценила. Вот только помимо чая, там заварены лепестки Артинии Небесной. Для ангела такой напиток – это приток сил, для человека – лекарство практически от всех болезней, а вот для демона – верная смерть. Хотя нет, тут я соврал. Шансы 50 на 50. Но тут есть одно «но» - Гавриил назидательно поднял указательный палец левой руки вверх. Это был именно тот самый палец, который он повредил, при нарезании рулета – как удачно получилось. В заварной чайник попала капелька моей крови. А кровь ангела или архангела увеличивает действие цветка в разы. Ой, а что это с тобой?

Суккуб лежала на полу и тихо поскуливала. Кожа покраснела, а на лбу выступила испарина. Словно что-то сжигало ее изнутри.

- Даже представить не могу, что ты сейчас ощущаешь – присев на корточки возле демона Гавриил продолжил – Я отвечу на твой вопрос. Человеком я стал, потому что захотел им стать. Мне надоели игры моих братьев. Отец уже некоторое время не дает о себе знать, политика Небес начинает напоминать бюрократическую машину. А мне это не нравится. Поэтому я экранировал свои способности и сущность и теперь живу как обычный человек. Ну, почти как обычный. Такие вот дела.

Встав, Гавриил взял обе кружки со стола и, включив в кране воду, помыл их.

- А вообще я тебе в какой-то мере даже благодарен. Эта история, темное пятно в моей биографии. То, за что мне реально стыдно. Я никогда не обсуждал это с братьями и Отцом, теперь же, наконец, смог с кем-то поделиться. И очень на руку, что дальше этой квартиры, история не выберется.

По коже демона пошли трещины. На кухне стало существенно теплее.

- Сгораешь изнутри. Эх, а я ведь только недавно сменил линолеум.

Суккуб не ответила. Она вообще не подавала никаких признаков жизни. Поставив кружки на место, Гавриил подошел к неподвижному телу демона и прикоснулся пальцем здоровой руки. Словно карточный домик, пепел потерял форму и осел на пол серой кучкой. Линолеум в местах соприкосновения с телом демона почернел.  Вздохнув от мысли о внеплановой уборке, архангел взял веник и стал сметать пепел в совок. Закончив с уборкой, Вестник взглянул на настенные часы. Пора отправляться спать. Уже лежа в кровати, Гавриил раздумывал о делах на завтра.

«Два приема во второй половине дня. Можно успеть зайти до работы в строительный, посмотреть линолеум. А вообще, день сегодняшний прошел довольно продуктивно. Если не учитывать неприятность с моим обнаружением. Она ведь смогла меня вычислить. Так как впоследствии оказалось, что мозгов у нее все же нет, это означало, что обнаружить меня может любой идиот. Эх, сорвался ты - Гавриил»

С такими мыслями архангел уснул.

***

- Вот собственно и весь рассказ – Гавриил открыл глаза, отгоняя от себя остатки воспоминаний.
Вениамин сидел, задумчиво вертев в руках стакан с янтарным напитком. Бутылка была уже наполовину пуста.
- И теперь ты убьешь меня? – наконец спросил семейный психолог
- Да нет, конечно. Что за глупости ты несешь? – отмахнулся архангел
- Тогда зачем, Гаврила? Положим все, что ты сказал, правда. Зачем тебе лишние свидетели.
- Просто я подумал. В общем, когда я рассказал историю с императором этой демонше, мне действительно стало легче. Держать все в себе очень трудно. Также трудно, как держать себя в руках, скрываясь от Небес и Ада. Поэтому я подумал, что если я расскажу тебе все это, мне станет легче. И да, это действительно так. Спасибо тебе, Вениамин.
- И ты уверен, что я никому ничего не расскажу?
- Абсолютно. Я хоть и не могу сейчас воспользоваться своими способностями, не стоит забывать, что психолог из меня неплохой.  Поэтому, пока я вел рассказ, намеренно вносил в него слова маркеры, вводя тебя в состояние глубокого гипноза, в котором ты до сих пор и находишься. Слушай мой голос, Вениамин. Когда я выйду из этого кабинета, ты забудешь все, что я рассказал. Меня вообще не было здесь. Ты попросил своего секретаря ни с кем тебя не соединять и отменить прием, потому что тебя все задолбало и тебе захотелось выпить, чем ты все это время и занимался.
- А без этого никак?
- Оно тебе не надо, поверь мне. Прощай Вениамин. И спасибо за то, что выслушал эту исповедь архангела.

С этими словами Вестник вышел из кабинета семейного психолога, пройдя мимо секретаря, которая ещё до того, как архангел зашел в кабинет, была им обработана. Никакого Гаврилы Крылова у Вениамина Рудольфовича и в помине не было.

«Надо бы зайти в супермаркет за чаем» - подумал архангел, шагая по улице и улыбаясь.

+1