Вниз страницы

Ночная Столица: между Адом и Раем

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Кафе "Market place"

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Демократичный ресторан с самообслуживанием, где можно найти блюда разных кухонь мира. Мясо, рыбу, вок и пасту готовят прямо при гостях. На втором этаже кондитерская, выпечку и сладкое производят сами.
http://irs2.4sqi.net/img/general/original/LJZ4MOmbBC1T05vV2eF3vWuqd6nzUgYjHP4YSDkQoAk.jpg
http://a-web-3.vialorn.ru/upload/19367/photo.jpg
http://a-web-3.vialorn.ru/upload/19361/photo.jpg

http://a-web-3.vialorn.ru/upload/19358/photo.jpg

0

2

- Из темниц, из темниц, - рассмеялся Иуда, покосившись на своего друга. Затем он обернулся на дом, в котором так и не удалось разбудить никого из людей битьём бутылок. Он был новый, возможно, жильцов за тёмными провалами окон было ещё очень мало. Но что более вероятно, они были просто равнодушны ко всему происходящему вокруг. Как он понял за долгое время путешествий, люди вообще мало меняются. И чаще портятся, как скисает молоко во время грозы.
- Глянь на него, чем не рыцарь? И конь есть, железный, правда. Ну да это издержки времени. Хотя по сравнению с просто лошадьми байк попрактичнее будет. Разве что вдали от цивилизации травой его не накормить, да и живым же овёс подавай, на траве долго не пройдут. А вообще, как ты сама оказалась в той квартире? Она ведь не твоя?
Мужчина не любил, когда его пытаются прижать вопросами. Сопряжалось это с тем, что врать он не любил, полуправду тоже, а истина была не тем, о чём стоит рассказывать каждому встречному. Проще всего было атаковать вопросами в ответ. Возможно, рыжая сама не станет говорить правду, да по большому счёту она их пока что не касалась. Но это отвлечёт её на мысли о своей персоне, и про них она хотя бы временно забудет. Иуда покосился на вечного рыцаря, именно такого, какими их рисовали современные сказки, а не тех самодовольных и высокопарных засранцев в консервных банках, которых ему доводилось видеть. "Да-да, помню я помню, что взявшись творить добро, нельзя бросать дело на середине", - сварливо подумал он, где-то в глубине души согласный с этим мнением. Вот только выбор методов у них с сыном Божьим был определённо разным.

0

3

- Клубничное, - ответила Ивану Эмили прежде, чем подумать, что вообще-то она не собиралась заказывать мороженное. Но слово не воробей, и потому она лишь злее зашлёпала босыми пятками по асфальту. Этим вечером она уже шла так - ничего страшного. И ничего удивительного. Ну идёт себе человек босиком - свободная страна, свободные нравы. Кто-то с голым пузом, кто-то с голыми пятками, всё честно. Ирландка и сама не поняла, чего, собственно так рассердилась на себя. Она покосилась на Илью, подумав, что, может, и рыцарь. По крайней мере, его спутник не задавал компрометирующих вопросов. Может, просто ждал, а может, знал, что другой спросит, но ведь не задавал же. Исключительная, ничем неповторимая, а главное, совершенно логичная женская логика.
- Не моя, - нехотя согласилась целительница, помрачнев.
Почему-то не хотелось пересказывать этим двоим всё произошедшее. Одно дело поблагодарить спасителей, хотя кроме как словом и нечем было это сделать, и совершенно другое дело рассказывать им всё как на духу. Не хотелось плакаться, загружать кого-то своими проблемами, не хотелось вспоминать, словно переживать эту или предыдущую (она так и не поняла, которую же именно) ночь по второму кругу.
- И без вас я оттуда вряд ли бы вышла. Спасибо, - сказала она, не желая развивать эту тему.
Благо, они уже подошли к кафе. Эмили запомнила название улицы и пыталась прикинуть, далеко ли ей до дома. По всему выходило, что пешком два-три часа. Да и ключи от квартиры были в сумке. Как и телефон, планшет и кошелёк. Где они были сейчас - не ведомо, спрашивать же у Лиама, где он забыл её вещи было бы просто глупо.
"Какая идиотская ситуация..." - думала она, тоскливо разглядывая ряды выставленных над подсвеченной витрине блюд. - "Идти к утру на работу? Офис открывается в десять, сейчас..."- взгляд в окно, - "часа два-три. Ужас!"
- Надеюсь, вас не стеснит моё общество? - Эмми неуверенно покосилась на мужчин. Она не хотела навязываться, но и идти ей особо некуда было.

0

4

- Илья, не приставай, - Иисус мягко укорил друга, взглядом дав намек, что вторую девичью истерику за ночь видеть не готов. Он конечно проповедник, но провоцировать на свою голову всплеск её стресса, да ещё в общественном месте, крайне не сподручно. Возможно, ей и не мешало выплакаться, но гордая рыжая ведьмочка вряд ли простит им подобного в центре Москвы. Было видно, что она не хочет рассказывать, впрочем, кто бы на её месте рвался это делать. Но сейчас Иисуса более беспокоило её истощение, нежели как она влипла.
- Ступайте за столик, – благословил их Сын Божий. – Мы договорились, что я угощаю, вот и ступайте. Помойте руки перед едой, может кому-то и умыться будет приятно. А я пока сам выберу, смиритесь с обжорством. Эмили, не усложняй  все, мы не из тех людей, кого можно стеснить. – мужчина тепло улыбнулся девушке. - Тебе надо поесть, ты бледна, обо всем другом будешь думать потом.
И широким жестом выпроводил обоих к столикам подальше от стойки, поближе к окнам, где было свежее. Иисус не слишком усложнял жизнь и себе, вкусы друга ведал, в шутку добавил ему к обильному прочему вместо нарезного хлеба круглых хлебцев и вяленую рыбку довеском. Стоило поддержать угрозы друга и закормить того до изнеможения. Для девушки набрал от всей души, но после того как расплатился и прежде чем унести поднос к столу, убедился что его не слышат и коротко произнес.
- Очищение. Благословенна будет эта еда. 
И с самым будничным видом направился к столику.

0

5

- Да разве я пристаю? - искренне удивился Иуда с самым честным выражением лица. Он был уверен, что раз уж они помогли Эмили выбраться из неприятностей, то имеют право хотя бы знать, как она в них попала. Девушки, особенно такие молодые и самонадеянные часто попадают в разные беды. Всякого рода катаклизмы вообще по его мнению были уделом именно юности, когда хватает энергии в них влезть и не хватает разума и осторожности, чтобы избежать. Потом сытая довольная жизнь становится более спокойной, но вместе с тем и более пресной.
"Как потерявшийся котёнок под дождём", - подумал мужчина, наблюдая за рыжей. - "Интересно, ей есть вообще куда идти? Или друзья, у которых можно переночевать? А то ведь влипнет снова не в гости к очередному магу, так к гопникам за углом, они любят таких. Хоть на воров не наткнётся, за километр видно, что нечего взять с неё."
Они устроились на мягком диванчике в самом углу зала, ближайшем к выходу. Старая привычка, оставшаяся со средних веков: сидеть в трактире лицом к выходу и поближе к нему же, чтобы за спиной никого не было. Сейчас было куда как безопаснее в таких местах, но обычай остался.
- Эмили - не русское имя, - заметил он. - Не подумай, что выспрашиваю, просто интересно. В Москве много кого можно встретить, совершенно разных людей, а у тебя акцент почти незаметный, хотя всё равно есть. Мы с Иваном много путешествуем, но никак не пойму, где слышал подобный говор. Штаты?
С улыбкой он следил, как друг набрал целый поднос. Вредничает. Ну ничего, так кафе меньше выкинет. А ведь могли бы остатки пищи раздать бедным и нуждающимся. Капиталисты. Проще выкинуть, чем поделиться с ближним за просто так.

Отредактировано Иуда (2015-07-14 12:06:25)

0

6

- Хорошо, - кивнула девушка Ивану, чувствуя себя совершенно неловко из-за того, что сейчас о ней заботятся совершенно чужие люди, которые видят её впервые в жизни, и отплатить ей за их доброту нечем. Рыжая не привыкла быть у кого-то в долгу, чем-то обязанной, даже если сами люди и не считают, что это так. Иван с Ильёй, если это действительно их имена, вряд ли подозревали, насколько за последнее время успела пошатнуться вера рыжей в людей, и насколько сильно они её поддержали. Их помощь сгладила то разочарование в мире и отчаяние, которое принесла встреча с некромантом. На душе стало теплее, вновь появилось желание кому-нибудь помогать самой. Если не этим двоим, так другим. Может, когда-то подобный круг замкнётся, и им тоже помогут просто так, когда им это действительно будет необходимо.
- Да, я не отсюда, но и не из США, - ответила Илье Эмили, уже почти успокоившись и не ершась при каждом слове в её адрес. Перед глазами всё плыло, и вернулась тошнота, но она списала её на голод. - Я родилась в Ирландии, а сюда приехала работать по приглашению одной фирмы. Уже год как вожусь с их компьютерами.
Чем дольше девушка сидела, тем больше ей начинало казаться, что хотя бы умыться - это очень даже хорошая идея. Её щёки горели, было душно, хотя ночной воздух был свежим, если не сказать холодным, да и в самом кафе работали кондиционеры.
- Я сейчас, - бросила девушка, ретируясь из-за стола в сторону дамской комнаты. Хорошо. что посетителей в такое позднее время было немного, а в туалете и вовсе никого.
О'Брайн открыла воду и погрузила ладони в прохладный пахнущий хлоркой поток. Не лесной источник, но за неимением гербовых пишем на простых. Захотелось забраться под воду с головой и остервенело тереть кожу мочалкой, покуда не появится ощущение чистоты. Но вместо этого пока была возможность плеснуть воду в лицо. Прохладные капли быстро сбегали с разгорячённой кожи обратно в белую раковину. Казалось, что они приобретали какой-то болотный коричнево-зеленоватый цвет, казалось, конечно же, но дурнота постепенно утихала, хоть и не проходила совсем. Девушка взглянула на себя в зеркало и ужаснулась: худая, бледная с нездоровым румянцем  блеском в запавших глазах. Хоть сейчас записывайся в массовку фильма про зомби.
"Пока живы не помрём!" - заявила она себе, упрямо поджав губы. - "И хрен вам всем!"
Ирландка показала своему отражению язык и выдернула бумажное полотенце.
"А парням потом приготовлю пирог какой-нибудь", - решила она, выходя в зал.

0

7

Пост согласован с Иудой.  

- Умывается?   - Иисус взглянул на одиноко сидящего Иуду, опустил поднос на стол, а сам сел на диванчик и начал задумчиво расставлять тарелки. - Поправь меня, если я ошибаюсь, ей наверняка некуда идти, и даже если есть куда, у неё нет ключей от квартиры. Одна она уйдет недалеко, до ближайшей подворотни. Или до второй ближайшей подворотни. Как будем сообщать девушке, что она ночует у двух незнакомых мужиков?  
- Ты придумал, ты и сообщаешь, - ответил Иуда, решив не признаваться, что сам думал об этом всего пару секунд назад. - От тебя она это легче примет и меньше всего надумает, - на его лице невольно появилась ехидная улыбка. Люди во все времена в первую очередь думали и думают прежде всего детородными органами. - У тебя лицо знаешь, такое... доброе.
- Знаю,    - ещё более задумчиво согласился Сын Божий, - но и по лицу этому доброму я тут же могу и огрести.    - Иисус потеребил щетину на щеке и хмыкнул. - Ты как-то лучше находишь с женщинами общий язык. Ты хотя бы чаще понимаешь, о чем они думают. И как.  
- Я в ином смысле с ними неплохо нахожусь, - мужчина задумчиво покрутил в руках вилку. - И ты это прекрасно знаешь, - он погрозил другу всё той же вилкой. - И если я хоть заикнусь о том, чтобы пригласить эту дамочку в гости, она сразу запишет меня в самые страшные извращенцы. Она и так на меня волчонком смотрит.
- Ну да, в этом ты преуспеваешь неплохо,    - мужчина отпил из своего бокала и рассмеялся, припоминая кое-какие моменты из их прежних дней. - Представляю выражение её лица, когда ты подобное скажешь. Волчонок ерошист и тебя тут же проклянут. Да так, что и я помочь не смогу. Хорошо, уговорил. Подразнить бы её, но она не в том состоянии духа и проклятия полетят уже в меня.  
- Надо же, ты боишься проклятий? Кто бы мог подумать? - скептически покачал головой Иуда. - Знаешь, может, проще ей всё прямо сказать, м? Чем больше ходим вокруг да около, тем больше лишних сложностей. А между прочим, кому-то надо на совет. 
- Это была ирония,   - с серьезным видом пояснил Иисус скептическому взгляду друга, но тут же вскинулся и стукнул кулаком одной руки по раскрытой ладони второй. - Точно, я совсем забыл! Совет. Кому-то точно там надо быть. Представляю как вытянутся лица Петра и остальных. По тебе там верно скучали.  
- По мне?! Ну нет! Я туда не пойду! - заявил на весь зал недоапостол.
- Конечно,    - солнечно улыбнулся Иисус самой любящей своей улыбкой. - Пешком туда точно не дойти. Мы туда от-пра-вля-ем-ся!   - мужчина тут же стер с лица ехидство, стоило девушке появиться в дверях дамской комнаты. Он снова осмотрел её лицо, решив не комментироваь. Две тысячи лет с Иудой доходчиво научили его, что порой стоит промолчать, чем быть честным. Особенно когда имеешь дело с девушками. Особенно с усталыми. И если не настроен на длительный, ну или короткий, скандал. Очищение водой и едой было самым простым из доступных. Воскладывать на Эмили руку даже случайно Иисус не рисковал, он не был уверен, как на это может среагировать подобное рыжее дитя. - Присаживайся,    - Сын Божий безмятежно улыбнулся, стараясь не смотреть на Иуду. - Приятного аппетита.  
Иуда мрачно молчал, решив не продолжать спор при ирландке, но всем видом своим являл олицетворение несогласия.

Отредактировано Иисус (2015-07-15 06:49:31)

0

8

В это время в кафе ввалилась шумная толпа из шестерых парней. Бритоголовые товарищи при всей пёстрости своей одежды  сильно напоминали братков из лихих девяностых всем коренным обитателям России, находившимся в это время в кафе. Вели они себя с соответственной наглостью и хамоватостью, громко зазвав официанта, рассевшись за центральном столиком. Когда кассир так и не рискнула покинуть своё рабочее место, несмотря на требования "лучших клиентов этой дыры", до тех начало доходить, что что-то явно не так.
- Ты чо, Колян, какой тебе тут официант, нах? – заржал один из них, тыкая пальцем в зону самообслуживания. – Лучше метнись сообразить нам похавать и пивка ещё прихвати.
- Понижать градус? – поморщился другой, на лице которого были даже признаки интеллекта. Целых два признака, но, к сожалению, на кепке.
- Умный? – первый обернулся к подавшему голос приятелю. – Тогда поможешь Коляну, заодно прихватишь коньяка.
- А если нет? - озаботился кепочный интеллектуал своим дальнейшим рационом.
- Значит водки, - милостиво согласился его собеседник.
- Какой водки? Это ж кафе, Сань, - загоготал ещё один.
- И чо? – не понял наезда Александр и быковато уставился на другана.
- Пиво – максимум.
- Ну и нахрен мы сюда припёрлись тогда? – психанул бритоголовый Санёк, но выходить не спешил.  Он обводил скучающим взглядом зал, явно ища тут хоть что-то интересное, ибо остальной компашке хотелось есть куда больше, чем пить.

Отредактировано Иуда (2015-07-17 17:03:15)

0

9

- Спасибо, - Эмили улыбнулась, но не стала переспрашивать, куда же парни собрались, куда они отправляются. Сев за стол, она сделала вид, что просто не услышала окончание их разговора. Они путешественники, Илья сам об этом говорил. Она бросила любопытный взгляд на замолкшего мужчину, чуя, что тот явно чем-то недоволен. Наверняка, он не хотел ссориться при посторонней, так рассудила целительница, уже притягивая к себе одну из тарелок. Есть хотелось безумно. Кола бодрила, и даже успевшая остыть картошка с куриной лапкой казались сейчас верхом кулинарного искусства. Внутри разливалось приятное тепло. Однако когда первый голод был заглушен наспех закинутой в рот едой, не разбирая вкуса, молчание начало тяготить. Илья не соврал, стол был действительно буквально завален всякого рода едой и вкусностями. Клубничное мороженое среди них тоже оказалось, и сейчас таяло по правую руку от ирландки, соблазняя красовавшейся наверху, но постепенно оплывающей вниз клубничиной.
- Вы обираетесь уезжать из Москвы? - спросила она через пару минут, не выдержав. - Уже решили, куда дальше?
Она потупила глаза в тарелку, а затем заметила ввалившуюся в кафе компанию. Волосы на загривке встали дыбом, а сама девушка стала напоминать ощетинившегося иголками ёжика или мокрого воробья. Эти люди не нравились ирландке. Она почти сразу же отвела взгляд, но они уже заметили сидевшую в углу троицу.
"Чёрт, и чего бы им не выбрать другое кафе?" - мысленно вздохнула Эмми.
- Эй, - один из парней свистнул, махнув рукой в их сторону.

Отредактировано Эмили О'Брайн (2015-07-17 22:28:15)

0

10

- Не сейчас,    - Иисус сидел спиной к пьяной компании и, в общем-то, не хотел к ней оборачиваться, даже слыша, когда те с топотом ввалились и начали пьяный галдеж. Наблюдая, как девушка утоляет голод благословленной едой, утихало и его беспокойство о её состоянии. – Мы тут просто вспомнили, что наши старые друзья приглашали в гости. Давно у них не были, но Илья и сейчас не в восторге. А игнорировать нехорошо, могут не так понять,    - мужчина откинулся на спинку диванчика, крутя в пальцах стакан с пивом и взглянув в окно. – Люблю Москву, город контрастов. Мы ещё задержимся тут на недельку, может на две. Ты кушай, кушай, не отвлекайся,    - Иисус мягко улыбнулся, бухающая гопота его не слишком напрягала.   «Ввалилась бы толпа инквизиции, это была бы проблема. А с баранов заблудших, что возьмешь кроме анализов?»  
- Эмили, мы тут подумали,    - Иисус говорил вроде как невзначай, подтянув к себе картошку фри и отколупывая пленку с соуса, - давай мы твоими ключами и вещами завтра займемся, а сегодня ты просто у нас переночуешь. Там гостевой диван есть, ты не крупная, тебе даже просторно будет. А на свежую голову разберемся, что к чему. Ты как на это смотришь?    
«Судя по отражению, за моей спиной стоит вешалка. Сгодится за дубинку, если потребуется. Тяжеловата, правда, надо осторожнее ей махать. А вот у Иуды такой нет, ну да и стулом справится, не агнец.»

0

11

- Эй, а чо вы тут расселись? Цыпа, выпьешь с нами? - Санёк нарисовался у их столика как алкогольная камера смертников и напоминание, что даже в мирное время противогаз может оказаться жизненно необходимой вещью.  Иуда кашлянул, подумав, что от таких паров недолго всем оказаться примерно под одним градусом.
- Приятель, цыпа не ищет петушков, или ты сам не видишь? - флегматично сказал он, заметив, как оценивающий взгляд Иисуса уже прошёлся по помещению.
"Вот ведь зараза, наверняка уже подумал о драке. Интересно, он действительно предвидит или просто не прочь показать себя рыцарем? Господи, до сих пор не могу понять."
- Следи за базаром, урод! - донёсся возмущённый крик из центра зала, пока охреневший от такого ответа Александр хлопал ртом, а несостоявшийся апостол раздумывал над бренностью бытия и каверзностью характера сына Божьего.
- Эмили, подержи, пожалуйста, мой кофе.
- Да ты охренел, козёл? - взревел пьяный мужик.
- Козёл - рогатый самец жвачного млекопитающего из семейства полорогих, неуч. А здесь - люди, приличное, между прочим, общество, - Иуда, не глядя, кинул в лицо замахнувшегося уже Шурика тарелку с недоеденным оливье и подскочил, давая телу плацдарм для приземления. - Эх, а ведь я хотел доесть... - с сожалением протянул он, поднимая ножку пластикового стула, не выдержавшего возлагаемых на него как на посадочную полосу надежд.

0

12

- Когда ждут - это хорошо, - рыжая улыбнулась, вспомнив свои недавние не самые приятные мысли. Право слово, она даже отчасти завидовала этим двоим. Пусть, они и не сказали всего, но должно быть, здорово вот так вот путешествовать, где захочешь, кататься на мотоциклах, навещать друзей. Романтика для неё, а для кого-то норма жизни.
- Займётесь моими вещами? - добравшись до мороженного, Эмми не сразу сообразила, о чём завёл речь Иван. А когда до неё дошло, сложно сказать, что именно поразило больше всего: предложение пойти в гости к ним или слова о том, что они займутся её вещами. Сумочку со всем остальным в последний раз она помнит в своих руках в парке, его квартире не нашлось ни одной вещи ирландки. Возможно Лиам и взял сумочку девушки в то ужасное место, а возможно выбросил где-то по дороге. В любом случае, это известно только самому кадаверциану.
"... и Гуглу!" - радостная мысль о том, что телефон, а заодно с ним и сумку можно отследить через спутник, отмела необходимость встречаться ещё раз с некромантом.
Но в это время, как только она собралась ответить, к их столику подвалил здоровый детина. И мало того, обратился он именно к ней. О'Брайн предпочитала избегать таких. Они уже мало что соображали, и от разума в них оставались такие крохи, что даже разговаривать с ними не имело смысла. Однако Илья заговорил. Рыжая поглядела на него как на врага народа. Это ж надо додуматься - спорить с пьяным!
- Ты с ума сошёл?! - в пол голоса зашипела она, но вместо ответа ей вручили стаканчик с кофе. - Ещё б сказал Homo sapiens!
- Какой такой гомо? - кто-то из друзей упавшего тоже услышал её слова.
- Не sapiens уж точно... - пробормотала Эмили, глядя, как разлетается пластиковый стул, и поджимая ноги, чтобы их не поцарапало его обломками.

Отредактировано Эмили О'Брайн (2015-07-18 00:50:24)

0

13

«Ну надо же, почти пророк. Где мои благие годы, кода я вразумлял ослов словами?»
- Парни, а вам ни кто не рассказывал анекдот про молодого и старого гопника? – когда пьяная братия подорвалась со своих мест Иисус спокойно занял позицию между ними и девушкой. В руках Сына Божьего уже покачивалась увесистая вешалка.
- Эй, да че за ботва! – приложенный тарелкой и стулом уже поднимался, оттирая с лица лучшую маску омоложения кожи известную в России. – Парни, да вы охуели просто! Да я вас щас размажу, мля…
- Ладно, расскажу вам его потом,   - Иисус ласково согласился, однако когда тот широко замахнулся, добавил ему круглым набалдашником в живот и по заднице. Особо пьяные ни когда хорошо на ногах не стояли, а искушенные в работе дубинками двухтысячилетние бродяги пиетета тоже не питали. - Покайся в грехе пьянства, может хоть драться научишься.
Грохот падающих стульев и топот ног ознаменовал начало полноценного махача. Мат и угрозы были громкими, но достаточно однотипными, Иисус не оценил, да и не обнаружил красоты сленга и фантазии бранящихся. Зато вспомнил, как давно уже не участвовал в подобных развлечениях простых людей. 
- Эй, ты че, совсем больной, поставь стул! Поставь стул, я сказал, ты же сейчас ближнего своего заде… ну вот, ты что спинку не увидел? – Сын Божий пинком отправил другой стул под ноги нападавшим, рассеивая кучу и преумножая брань.
- Ребят, - самый щуплый из компании неуверенно мялся, - Ребят, а может не надо? Ну ведь грешно же. Ну че вы как эти… ну ребят…
Глаза Иисуса стали такими искренне-широкими, что даже не узрел тычка и скривился, получив полноценный, но неумелый удар в колено. Наподдал вешалкой под дых герою.
«Теперь этот засранец Искариот будет мне поминать ближайшую сотню лет как я хромал после драки. Хромающий Сын Божий… интересно, какую кличку он прилепит в этот раз? Однако не сможет он не признать какими верующими порой бывают даже заблудшие.»

Отредактировано Иисус (2015-07-18 16:37:15)

0

14

Колокольчик над дверью коротко звякнул, оповещая о новом посетителе.
Шагнувшая через порог девочка замерла, глядя на царившее внутри безобидного на виде кафе побоище округлившимися глазами.
Она замялась у входа, прижимая к груди игрушку зайца, судя по всему, бывшего когда-то нежно-голубым. Покосилась на улицу, снова глянула на бедлам, уже более пристально, задерживаясь взглядом на тех, кто в данный момент активно участвовал в стихийно возникшем мордобое. Крепче стиснула зайца и аккуратно, по стеночке, чтобы не попасть под чью-нибудь горячую руку, двинулась в сторону витрины со сладостями.
Там она прихватила поднос и деловито сгребла на него все, до чего смогла дотянуться – куски торта, пирожные, печенье, уже не обращая внимания на то, что творится за спиной.
Подошла к впавшей в столбняк кассирше, которая наблюдала за происходящим, прижав ладони ко рту; деликатно кашлянула, привлекая внимание, и застенчиво попросила:
- Можно мне сока? Яблочного.
Простая, обыденная просьба вывела женщину из ступора. Она со священным ужасом посмотрела на ребенка, который с потрясающей невозмутимостью игнорировал развернувшуюся баталию. Механически повернулась, достав из шкафа бутылку с соком, поставила ее на поднос, окинув его содержимое взглядом, и будто во сне проговорила:
- С вас тысяча сорок рублей.
Покопавшись в кармашке платья, девочка достала ворох конфетных фантиков. Секунду изучающе смотрела на них, потом пожала плечами и вывалила на прилавок.
Внимание женщины было занято другим, и сейчас хватило самого малого внушения, чтобы та приняла конфетные обертки за деньги. Она сгребла оставленные фантики, которые по виду теперь ничем не отличались от настоящих купюр, привычно рассовала их в лотки кассы, окинула помещение прояснившимся взором и неожиданно сердито завопила во всю мощь легких:
- А ну прекратили немедленно! Я сейчас полицию вызову!
Тем временем девочка, балансируя тяжело нагруженным подносом, преспокойно пробиралась к одному из столиков. И когда путь ей неожиданно перегородил один из участников драки, вынуждая остановиться, она подняла на человека глаза и позвала:
- Дяденька, а дяденька!
Мужчина, державший в руках ножку от стула, обернулся на звонкий голосок. Запал драки на его лице сменился искренним изумлением и легким смущением, он автоматически спрятал за спину обломок стула.
- Чего тебе, девочка?
Та невинно хлопнула ресницами и доверительно сообщила:
- Дяденька, у вас штаны упали.
Человек схватился на озвученную часть туалета, но было поздно.
Ремень джинс, вроде бы такой крепкий и надежный, лопнул, молния разъехалась сама собой. Мужчина поспешно отбросил свое орудие возмездия и наклонился, чтобы подхватить предательские штаны, но потерял равновесие, качнулся вперед и ничком рухнул на пол.
Девочка с невозмутимым видом перешагнула через него, как ни в чем не бывало уселась за ближайший свободный столик и тут же вонзила зубы в первое попавшееся пирожное со своего подноса.

0

15

Увидев искреннее изумление на лице Иисуса, когда тот таки пропустил удар от шпаны, Иуда честно едва ли не расхохотался, столько в нём было практически детской искренности, что даже восстановленная гордость уже не играла никакой роли.
- Не щёлкай клювом, Вань, - усмехнулся  мужчина. - Женщина, не орите, тут дети. Дети... Дети?! - отбиваясь от очередного дуболома, решившего, что Иуде просто жизненно необходим апгрейд в виде ножки стула, торчащей из спины. Будучи совершенно с этим несогласным, он отобрал поломанный предмет интерьера и пару раз приложил его об чувствительные места нападавшего, дабы не повадно было приставать к людям с подобными инсинуациями во время честной драки.
- Как только не стыдно тебе нападать с палкой на безоружного? - осуждающе покачал головой и, отправив лысого товарища Санька в бреющий полёт над столами, обернулся к ребёнку. - Девочка, что ты тут делаешь? Почему одна?
Можно было бы ещё спросить, почему её ни капли не смущает драка. Вон, даже куда как более взрослая Эмили и то была явно взволнована. Кстати, где она? Рыжую почему-то нигде не было видно, и это взволновало бы Иуду, если б его внимание не потребовал очередной ловец удачи с розочкой из бутылки на перевес.
- Вы б лучше за ребёнком последили, - гаркнул он кассирше, тыкавшей по кнопкам телефона, но по счастью пока не попадавшей по ним. Они-то с Иисусом ладно, хотя тоже та ещё картина: Иуда и Сын Божий в кутузке, а вот у ирландки с собой и документов-то нет. - Девочка, а девочка, - душевно пропыхтел мужчина, пытаясь отобрать розочку у вырывавшегося из захвата здоровенного и виртуозно матерящегося детины, - попроси тётю твоим родителям звякнуть.

0

16

- Ребят, ребят, а может не надо? Ну ведь грешно же. Ну чё вы как эти… ну ребят… - эти слова заставили девушку удивлённо моргнуть, будто только что проснувшийся совёнок, а затем и вовсе выйти из ступора. Возмущённо поставив чай на подоконник (стол-то перестал быть достаточно устойчивой поверхностью), она тут же кинула пустую чашку в одного из нападавших. Звук разбивающегося фарфора потонул в общей кутерьме, а белые осколки, оказавшиеся для бандюка как мёртвому припарка уже весело захрустели под ногами увлечённых дракой мужчин.
- Эй, это не честно! - возмутилась ирландка, но с двух сторон от неё уже разыгрывалось нешуточное сражение. Иногда ей самой приходилось уворачиваться от летевших во все стороны щепок, осколков и прочей дряни, стоявшей ранее на столе, а теперь фигурно размазанных по местности.
Поняв, что "наших бьют", притом бьют явно превосходящими силами, девушка решила на время забыть наставления мамы, что девушкам драться не положено. Это в защиту себя целительнице было сложно причинять вред другим, а в защиту друзей она могла многое. Например ангела бампером по хребту ударить, вспомнила она. Тогда было куда страшнее, чем сейчас: в кафе были хоть дурные, глупые и многочисленные, но люди. Эмми рыбкой нырнула под стол и как партизан поползла в сторону самого сердца заварухи. Именно в этот момент перед столиком грохнулся мужик со спущенными штанами.
"Ну и юмор у вас, ребятки", - фыркнула рыжая, выныривая аки грозный наноситель возмездия. Маленький кулачок ударился в скулу очередного нападавшего, примерившегося напасть на занятого другим Илью.
- Ау... - зашипела девушка, потрясая в воздухе рукой, костяшки ныли. - Ой... - она попятилась, увидев, что хоть она и отвлекла его, но отвлекла-то на себя.

0

17

«Да ладно, я слышу проповеди и ещё не от своего лица? Иудушка, ты меня поражаешь»   - Иисус развеселился, честно закинув очередного героя свежей прессы под тот же стол, который стал неплохим и компактным местом предварительного заключения. – «Ребенок? Где ребенок? ЭТО ребенок? А, ну да, да, все верно... похожа. Что она тут делает так поздно?»
Иисус немного отвлекся, глянув в сторону демона с лицом ребенка, демон был юн и беспокойств не внушал, однако Сын Божий обеспокоился больше, когда услышал писк Эмили и увидел получившуюся панораму. О чем думала девушка и зачем вылезла, оставалось для него загадкой.
Эмили!   - Только и успел, что рвануться, роняя вешалку, но хватая девушку за затылок и рывком пригибая перед летящим кулаком. Кулак долетел. Честно так долетел. Прямо до его собственного глаза…
-  Бл… ма… вашу ж мл… мышь,    - в голове мужчины запели хоры серафимов, херувимов и особо выделялся баритон Метатрона, на фоне полного многоголосья апостолов. Телесной памяти лишь хватило пнуть увесистым берцем прямо в живот меткого бойца. Боец согнулся, но Сыну Божьему легче в глазу не стало. Опомнился, что тяжело пригибает дланью девушку далеко не сразу. Отпустил и раздал ещё пару пенделей, благо ряды нападающих проредели. Глянул на Эмили с таким укором, каким наделен был от рождения, однако понимал, что с подбитым глазом вряд ли получилось.
-  Илья, давай заканчивать развлечение,    – надавил стопой на выпирающий зад, заталкивая пытающегося вылезти драчуна обратно под стол. – Нам домой пора.

+1

18

Н-да, надеяться на то, что в этом заведении дадут спокойно подкрепиться, наблюдая со стороны за набирающим обороты побоищем в лучших традициях салунных драк, не стоило.
Марти как раз приканчивала пятый кусок торта и вожделенно целилась на шестой, как один из мужчин, волею случая и мордобоя оказавшийся возле нее, не замедлил высказать свою озабоченность здоровьем подрастающего поколения:
- Девочка, что ты тут делаешь? Почему одна?
- Как что? – Марти невозмутимо придвинула к себе очередную тарелку с лакомством. – Ем!
Ответить на вторую часть вопроса она не успела: мужчину так же стихийно отнесло от ее столика очередной атакой нацелившегося на него дуболома, и потому он так и не узнал, что она уже давным-давно достаточно взрослая, чтобы самой ходить куда и зачем вздумается. После того, как выполнена основная работа, разумеется.
Пожав плечами и не особо сокрушаясь по поводу внезапной утраты так же внезапно возникшего собеседника, девочка протянула руку за соком, и в этот момент в ее столик врезался соседний стол, в запале драки резво отброшенный кем-то в сторону. Блюдца с тарелками подпрыгнули и жалобно задребезжали, а одно, стоявшее с краю, с роскошным куском шоколадного торта, слетело вниз и осталось лежать на полу кучкой крема, щетинившегося осколками фаянса.
Такого возмутительного покусительства на свою трапезу Марти стерпеть уже не могла.
Издав переливчатый негодующий вопль, она цапнула первый попавшийся кусок выпечки и метко запустила им в ближайшего драчуна. Белый крем пополам с вишневой начинкой живописно распределились по его физиономии, и пока мужчина пытался прочистить глаза, девочка подскочила к нему и прицельно пнула под коленку. Человек охнул, согнувшись, а Марти довершила свою атаку, с размаху опустив ему на голову подхваченный с пола металлический поднос. По помещению поплыл густой красивый звук, подобный колокольному звону, а человек осел на пол, сведя глаза в кучу и вяло дрыгая ногой.
- Не надо лишать младших вкусностей, думая, что они слабее и не могут постоять за себя. – Марти нравоучительно ткнула в него пальцем, тут же потеряла к нему интерес и развернулась, выискивая новую жертву.
Их было более чем достаточно.
Радостно завопив, девочка кинулась в самую гущу битвы, ловко лавируя среди дерущихся золотоволосой молнией, раздавая направо и налево пинки и удары подносом, который оказался прекрасным орудием возмездия. Выходило у нее не столько больно, сколько обидно. Поймать мелкую мерзавку не удавалось: получив очередной удар ниже пояса (выше она просто не дотягивалась), драчун оборачивался, чтобы вернуть его, но Марти шустрой змейкой умудрялась увернуться от тянущихся к ней рук и еще наподдать по ним подносом, прежде чем умчаться дальше.
Пролетая мимо брутального вида мужчины, который прикрывал собой хрупкую рыжеволосую девушку, девочка занесла была поднос, намереваясь отвесить и ему, но орудие мщения в последний момент сменило траекторию, обрушившись ребром на другого человека, который умудрился подобраться к парочке сзади и как раз занес ногу для удара. Под удар могла попасть и сама Марти, в неурочный миг оказавшись между ногой и мишенью, но поднос сделал свое дело. Мужчина опрометчиво согнулся, хватаясь за ушибленной место, а секундой позже раздалось еще одно колокольное «Бамммм!».

Отредактировано Марти (2015-08-09 23:27:18)

+1

19

Завидев вылезшую из-под стола Эмили, Иуда честно матернулся, представив размер катастрофы от участия женщины в драке. Это почти всегда было катастрофой, вне зависимости от обстоятельств.
- Брысь обратно под стол! - гаркнул он, но события развивались гораздо быстрее. Кулак, удар, мужчина даже испугаться за друга не успел, а тот уже глотает матюги, не хватало ещё Сыну Божьему фингала в полщеки к хромоте. Да, эта страна запомнится им надолго. Уж Иуда не преминет напоминать Иисусу такое, вот только распинает тут всех уродов по щелям да закуткам, убедится, что все в порядке, и начнёт припоминать.
- А ты куда?! - всё больше Искариот убеждался, что нет ничего хуже своенравной девицы. А уж если эта девица и ростом тебе по пояс... - А ну кыш от плохих дядь! - он попытался ухватить вёрткую девчонку за шиворот и вытащить из драки, но не тут-то было. Она оказалась настолько прыткой, что пальцы лишь мазнули по воротнику. А вот удары, которые должны были достаться от ополоумевших гопников этому назойливому дитёнышу, пришлись как раз по Иуде. И вроде бы не попавший в ряды апостолов должен был радоваться, что спас нежное создание от этой участи, но вот как-то совсем не радовалось. Скорее хотелось придушить её самолично, вот только плечо почти сразу онемело, а на скуле красовалась царапина от заклёпок на локте кожаной куртки.
- Да твою ж налево!! - он покосился на Иисуса, уже запихивавшего очередного недоумка под стол, ножки которого теперь возвышались на пару сантиметров над полом - такая груда тел была компактно уложена под него. - Ну ты попал... - недобро улыбнулся спутник Сына Господня оставшемуся из гоп-компании, тому самому, который вещал про грех. Грех грехом, но и над тем взяло верх стадное чувство, а казалось бы, глас разума в тёмном царстве спиртовых паров и гонора.
- Э, мужики, дык мы ж по-хорошему хотели же! - начал оправдываться он, пятясь задницей к выходу.
- Поздно по-хорошему, - отрезал Иуда.
- А-а-а-а, спасите, убивают! - заголосил тот, оглядываясь в поисках подмоги. - Хулиганы зрения лишают!
От такой непроходимой наглости мужчина аж опешил.

0

20

Какое-то мелькание, на проверку оказавшееся Иваном, тяжёлая широкая ладонь на затылке - и весь мир крутанулся на девяносто градусов, только пискнуть девушка и успела. Чувствовала она себя до зубовного скрежета глупо и, что ещё хуже, бесполезной. Хуже не для самолюбия Эмми, а для окружающих, ибо это был повод для развития активных действий. Она пристыженно глянула на своего спасителя, уже дважды помогшего ей за этот вечер. Вопреки ожиданиям мужчины пристыдить рыжую ему удалось, только эффект это возымело прямо противоположный. Заметив, что никого больше не осталось из их обидчиков, девушка, уже нащупавшая на столе каким-то чудом уцелевший стакан, который полетел точно в лоб задевшего Илью громилы. Может, Илья и сам потом объяснил тому, почём фунт изюма, но внеся свою лепту, Эмили почувствовала себя спокойней.
- Может, пусть бежит? - робко поинтересовалась она, глядя, как последний из нападавших спасовал перед уже превосходящими силами противника. Адреналин отступал, а вот природная любовь к людям брала верх. Будь у ирландки хоть какой-то запас сил, она бы ещё попыталась тайком попробовать вылечить наиболее травмированных.
- Ой, а ты кто? - рыжая удивлённо захлопала глазами, только сейчас заметив маленькую девочку. И как только она оказалась здесь в такой час. Может дочь кого-то из персонала? При взгляде на неё у целительницы неприятно кольнуло сердце, и вообще появилась какая-то тревога, но она списала это на волнения последнего времени.

0

21

- Зачем бежит? – кривящийся от боли в глазу Иисус поймал героя-проповедника за ухо и хорошенько накрутил, как маленькому ребенку.
- Ау-у-у, - взвыл парень, привставая на носочки. Сын Божий был достаточно высок, чтобы у того уже не было возможности думать ни о чем, кроме своего уха.
- Ты ведь не бросишь своих друзей, верно?   – мужчина ласково отвесил юнцу подзатыльник и потянул обратно к столику предварительного заключения. – Вместе в бой, вместе и расхлебывайте. Будешь пытаться привести их в себя, пока не приехала полиция. Илья, поторапливайся по тем же причинам! Забирай героинь уличного боя и проваливаем. А молодой человек задержится, он ведь мужчина и наверняка присмотрит за своими стенающими друзьями. Верно?
Юноша ответил утвердительным подвыванием.
Взгляд Сына Божьего скользнул по куче. «Кровоподтеки, зуботычины и фингалы не в счет. Переломов вроде бы нет. У одного небольшое кровотечение, врачи справятся без моего участия. Урок пойдет им на пользу, в последнее время люди крайне не восприимчивы к словам, пусть познают истину иначе. Нельзя же сначала учить, а потом быстро убирать последствия ученичества. Юн я был две тысячи лет назад, юн и неопытен с людьми.»  
- Так вот, я обещал досказать анекдот, скажу не весь, а к чему я его вспомнил,   - он отпустил парня и похлопал его по щеке, - учил старый гопник молодого «если увидишь мужика в кожанке, с цепями, знай, что это байкер, драться не любит, но умеет». В следующий раз думайте заранее. Доброй ночи, дамы, - он обратился уже к продавщицам, улыбнулся и настойчиво потянул Эмили к выходу из кафе. - Илья, как ты?

0

22

Увлеченно побегав еще пару минут, Марти неожиданно обнаружила, что карать больше некого. Основная часть агрессоров была складирована аккуратной кучей под стол, на ногах осталось лишь четверо: двое маскулинных мужчин байкерского вида, девушка, и один недобиток. Вот к нему-то девочка и принялась подкрадываться, намереваясь довершить возмездие, но «добычу» увели из-под носа.
Пока один из байкеров отчитывал оппонента, как школьника, для довершения образа выкручивая ему ухо, Марти бочком подобралась ближе, с интересом глядя на торжество справедливости. К слову, у справедливости оказалось специфическое чувство юмора и тяжелая рука, судя по болезненным завываниям и закатыванию глаз проигравшей стороны. Удобно сунув поднос под мышку, Марти так увлеклась картиной нанесения добра, что не сразу поняла, что рыжеволосая девушка обращается с вопросом именно к ней:
- Ой, а ты кто?
- Марти. – Девочка выдала широкую приветливую улыбку, полную мелких, но довольно остреньких зубов. – Я просто покушать зашла, а тут такооое..., - она восторженно округлила глаза и взмахнула руками, чуть не заехав при этом подносом второму подошедшему мужчине.
Но бой был окончен, последние наставления вместе с пенделями розданы. Поняв, что победители покидают поле битвы, Марти пришла к выводу, что и ей ничего интересного здесь тоже больше не светит. Она метнулась к своему столику, подхватила с пола упавшего во время драки зайца, бережно отряхнула его, и, задрав нос,  гордо прошествовала мимо недобитка к двери, которая уже закрылась за бравой троицей.
Уже сделав шаг на улицу, спохватилась, что до сих пор держит в руках поднос. Приоткрыв дверь в кафе, девочка аккуратно примостила слегка погнутый инвентарь на ближайший ко входу столик. Бросила последний взгляд на растерянно озирающегося мужика, который обеими руками прижимал нещадно оттянутое ухо, и сделала грозное лицо:
- И чтоб мы тебя больше не видели у нас на районе, усёк?!
Дождавшись, пока он оторопело кивнет, девочка очаровательно ему улыбнулась, тихонько закрыла дверь и огляделась. Интересовавшая ее троица спешно удалялась вдоль по улице, и Марти вприпрыжку кинулась за ними:
- Подождитееее! Вы забылиии!
Добежав до них, она ухватилась за руку одного из мужчин, согнулась, переводя дыхание:
- Вы забыли… Меня забыли!

0

23

- Буду жить, куда уж денусь, - не покривил душой Иуда, кривясь лицом от саднивших рёбер и полыхавшей щеки от расползающегося по ней синяка. Такая компенсация - баланс кривизны в природе. - А ты как? - он не без сочувствия посмотрел на Сына Господня, тоже не оставшегося без отметин.
"Хорошо ещё, что обошлось без крови," - мельком подумал он, оглядывая друга с головы до ног обеспокоенным взглядом. Убедившись, что с тем всё в порядке, фонарь под глазом не в счёт, мужчина успокоился и вспомнил о полиции, как раз в то время, когда Иисус о ней сказал.
- Да, нам пора, - он кивнул, взяв под локоток ирландку. Про полицию он уже думал, не стоило им пересекаться со служителями закона. Те имели чувство юмора ещё менее развитое, чем стонущие под столом молодцы. - Эй ...Марти? - он припомнил имя, которым назвалась девочка, - так ты сюда одна пришла? Откуда ты, где твои родители?
Они уже вышли, когда девочка юркнула обратно в кафе.
- Какая-то она странная, Вань, - Иуда потёр щетинистый подбородок в раздумьях. Думалось не очень хорошо. Пусть он был и бессмертным благодаря одному умнику, но ссадины ломили настоящие.  - Одна, ночью в кафе... О, с возвращением, кнопка! - Иуда отпустил Эмили, которую они до этого на пару с Иисусом вели под белы рученьки от самого выхода из кафе, и потрепал по голове вернувшуюся Марти. - Так ты с нами?
Девочка казалась ему ещё более странной. Но уж лучше они присмотрят за ней, чем ребёнок останется ночью на улице один. А утром они позвонят в полицию, выяснят, куда же смотрели её родители. Дни благотворительности открыты, порой надо не только поучать тумаками, но и помогать делами.

0

24

- Ну вы даёте! - улыбнулась в кулачок Эмми, глядя, как Иван поучает хулиганов древним анекдотом. Прямо как проповедник. У них в городе отец Джулиан тоже был с характером, но ему как-то верилось, несмотря на то, что в нём было очень мало от догм, а может, и благодаря этому. Почему-то, глядя на этих двоих вспоминалась Ирландия. Они бы там вполне сошли за местных, очень похожие были взгляды на жизнь.
- Полиция? - сначала было обрадовалась, а потом разом погрустнела девушка. Она только сейчас вспомнила и про паспорт, и про визу, оставшиеся в канувшей в неизвестность сумочке. - Да, нам пора. И-и-извените за беспорядок, - она обернулась к опомнившимся тёткам, которые наперебой тыкали пальцами в кнопки мобильных, а затем её чуть ли не поволокли из кафе её спасители. Сейчас она чувствовала себя как маленькая девочка, которую старшие братья оттаскивают от витрины с мороженым. Разозлившись на себя за подобное положение вещей, она попыталась вызволить руки и идти уже наравне с ними, а не волочиться как хвостик следом.
- Иду-иду, - после пускай прохладного, но ровного пола кафе ощутить босыми пятками асфальт было неожиданно. Она и думать забыла о том, что обуви так и не нашла.
"Приехали, блин..." - она порадовалась, что найденная ей юбка достаточно длинная, и это не бросается в глаза.
- А вообще, если кто и герои уличных драк, так это вы с Ильёй, - не преминула заметить рыжая. - Марти, а правда, почему ты тут одна?
Она взглянула на девочку, шедшую по другую руку от Ильи с нескрываемым интересом. Целительнице показалось, что тень за ней была гуще, чем у мужчины. Она удивлённо замигала, пытаясь понять, было ли это галлюцинацией.

Отредактировано Эмили О'Брайн (2015-08-24 22:47:46)

0

25

«Ну и денёк», - Сын Божий, убедившись что со спутниками его всё хорошо, а Искариот отделался лишь немногим меньше, потрогал собственный расплывающийся фингал. – «Чистая душа и мелкий демон, чем не хуже десятка апостолов? У нас немного времени, надо отправляться на небеса, но этих двоих лучше уложить спать, чтобы они не натворили дел и того больше. Поесть не дали нормально. Интересно, в холодильнике ещё что-то валяется или Иуда вчера догрыз?»
Иван улыбнулся, оглядываясь по сторонам и заметив, как эти двое заботятся о маленьком демоненке. «Илья просто прирожденный отец, не буду ему пока ничего говорить, опять начнет ворчать и дуться. Хотя если скажу потом, то будет орать. С интересом послушаю, как он меня назовет теперь
Где-то в небе зарокотал гром, мужчина на несколько мгновений запрокинул голову и задержался, глядя, как наползающие тучи скрывают звезды. Темнота, ещё более глубокая и хмурая накрывала город, а Сыну Божьему вспоминался Иерусалим. В какое-то мгновение он уже не видел Москвы, только серые холмы и раскинувшийся внизу город, который постепенно накрывала тень наползающих туч. Словно лохматые псы они ступали тяжелой поступью по крышам и рычали, пригнув головы к самой земле. Порыв ветра пробрал до костей, как будто и не куртка из двухслойной кожи, а серая ткань рубахи. В голове зазвучали далекие крики, но Иисус никак не мог понять восхваление это или проклятия.
Вспышка далекой молнии заставила вздрогнуть и очнуться.
- Поторопимся, - мужчина скинул косуху и набросил её на плечи Эмили, - сейчас ливанёт. Застегнись, ветер поднимается.
Сын Божий заторопился, до квартиры оставалось не слишком далеко, но они могли промокнуть.

0