Вниз страницы

Ночная Столица: между Адом и Раем

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Дом Евы

Сообщений 1 страница 30 из 52

1

Дом, приобретенный для Евы Мироновой, находится в одном из так называемых элитных коттеджных поселков, именуемом «Лукоморье», что располагается на Калужском шоссе, всего в четырех километрах от МКАД, простираясь на весьма живописной равнинной местности, окруженной вековым дубовым лесом.
Двухэтажный коттедж из сруба и прилегающий к нему щедро озелененный приусадебный участок являют собой поистине очаровывающую пейзажную композицию, исполненную в гармонии с природой.
А помимо своего внешнего художественного великолепия, уютная обитель обладает и некоторыми скрытыми достоинствами - в плане превосходной охранной системы, как из области новейших технологических разработок, так и мощных многоуровневых магических комбинаций.

http://s7.uploads.ru/t/ZVOgQ.jpg

Интерьер~

http://s3.uploads.ru/t/Cu1TS.jpg
http://s2.uploads.ru/t/EOodD.jpg
http://s3.uploads.ru/t/VoudI.jpg
http://s3.uploads.ru/t/BKWZG.jpg
http://s7.uploads.ru/t/t7vZ0.jpg
http://s3.uploads.ru/t/nQ1bV.jpg
http://s3.uploads.ru/t/dCSVJ.jpg

0

2

Не сказать, чтобы история падшего ангела Азазеля сильно занимала Еву Миронову, не так сильно как, к примеру, история самого Абаддона. А ведь наверняка ему есть что поведать и о себе, подумалось Еве, когда начальник приобнял её за плечи. Ощущать его руки, столь живые и тёплые сейчас, было достаточно приятно, она не хотела, чтобы он убирал их, разрывая контакт. К сожалению, демону нет насущной потребности кого-то обнимать просто так, поэтому она не обольщалась и на будущее.
Ещё Ева размышляла, что значит слово "покажу". Вряд ли Ангел Бездны имел ввиду видеосъёмки. Тогда, речь идёт о некоем проявлении магии, а это было занимательно само по себе. Еве хотелось видеть больше магии, но ещё сильнее ей хотелось самой пользоваться ею, применять не только в качестве самозащиты или нападения, но и в бытовых вопросах, разного рода мелочах.
- Чему Виктор будет учить меня? Как именно?- припомнила она ту реплику, когда Виктору было поручено отдать ключи от нового дома. Вообще, Абаддон сказал "вероятно станет". То есть, это не точно.
Уже в холле Ева вспомнила, что сумочку оставила в кабинете. А может и не в нём, только сейчас девушка озадаченно попыталась сообразить, были ли её вещи при ней, когда она очнулась. Догадался ли Молот прихватить их вместе с ней, когда поспешно экспортировал из заведения ведьмы. Ева вздохнула, бросив быстрый взгляд на лицо Абаддона, сейчас обращённого к ней профилем. Красивым, конечно, но холодным и чуждым, как бы падший не старался вести себя положенным человеку образом. Старания Ева ценила, пусть и не вполне понимала их необходимость, ведь она и так знала, кто он и что. Вновь устремив взгляд к входной двери, к которой они приближались, Ева решила, что спросит о вещах потом. В крайнем случае найдёт телефон и адрес кафе в интернете, и позвонит хозяйке.
Возле Корвета Ева остановилась, не сразу поняв, что вести машину предлагается ей. Озадаченно глянула на начальника, а затем улыбнулась.
- Благодарю, босс.- А это тоже мне? Не сравнить с моей последней, за рулём которой я проклинала всё на свете и всерьёз собиралась добираться только на метро и маршрутках.- Но водитель я не особо хороший, поэтому добираться будем долго в любом случае.
Удобно, думала Ева, осматривая салон изнутри, ощущая кресло под собой. Трепета не было, она уже успокоилась и происходящее воспринимала как само собой разумеющееся. Сейчас ей дарят дома и машины, сейчас с ней разговаривают почти как с равной, отвечают на вопросы, объясняют непонятное, обещают помочь с новой силой. Последнее стоило сделать в принципе, Бездна не котёнок, прикормить и приручить не получится, лучше контролировать каждый шаг Евы Мироновой, пока она дел не натворила. Это было ясно и ей самой.
Адрес Ева получила и мысленно присвистнула: посёлок не из обычных, совсем недавно построен, она кое-что слышала о нём от приятельницы, с которой как-то разговорились, где лучше было бы жить в Столице. Итак, резюмировала она, вливаясь в общий поток машин и искреннее надеясь не попасть в одну из столь "любимых" всеми жителями Москвы пробок на несколько часов, господин Серов, он же Военный Советник Ада и Привратник Бездны, оказался очень заботливым шефом. Даже если не бескорыстным, он всё равно не мелочился. Уже за это стоило поблагодарить. За это и за многое другое. Ева молча вела машину, решив пока переварить одну часть информации, чтобы потом с новыми силами наброситься на получение новой. Возможно, сосредоточенность помогла, а может, вмешательство высших сил, адских, к примеру, но в пробе они не застряли, в аварию не попали, да и добрались на удивление Евы быстро. Чем не хороший знак?
- Вот... он? Это мой дом?
Искреннее удивление, восхищение и радость звучали в голосе Евы, когда машина миновала ворота. Остановив её, девушка ещё какое-то время сидела на месте, недоверчиво разглядывая участок, засаженный деревьями, аккуратно подстриженный газон, небольшую клумбу с цветами, но главное, - сам дом! Он не был похож на те, что рисовала в воображении Ева, нет, он был лучше, намного.
Она вышла, ещё раз внимательно рассмотрев его по мере того, как подходила к крыльцу. Перенося ногу на первую каменную ступеньку, Ева замерла. Некая мысль пришла ей в голову, вынудив обернуться к Абаддону.
- Ты говорил, что здесь установлена магическая защита. Камеру-то я вижу, но это от людей. А как выглядит то, что сотворено магией? Или мне не следует забивать этим голову?
Голос Евы звучал ровно, показывая, что если это так, то она не в обиде и всё поймёт. Но во избежание нового проявления любопытства Абаддону было лучше такие вещи расставить по местам сразу. Вопросов ещё будет очень много.

0

3

Мысли Военного Советника по-прежнему немалой своею частью вращались подле тех самых приключившихся с ним давеча событий, все продолжающих требовать от напряженного разума исчерпывающий, доскональный их анализ; в целом общая картина уже сложилась, даже прояснились и некоторые поперва сокрытые фрагменты, но все равно оставалось, о чем подумать. Только теперь к этому присовокупилось некоторое число новых задач, нуждающихся в решении и подчас не терпящих, что говорится, откладывания в долгий ящик. Так вопрос Евы как раз скользнул по цепи последовательностей из накопившихся дилемм и вероятных способов их разрешения, что снова сдавливали сознание Властителя Бездны чуть сильней, чем было то, к примеру, во время совета или при беседе в компании Виктора.
- Позже, - категорично отмахнулся на слове Абаддон, понимая, разговор об ученичестве коротким не получится, а где-то внутри его естества сыграла нота досады: ведь все эти этапы постепенного посвящения в сакральные знания, они сродни торжественным частям важного ритуала, но должное внимание к ним неизбежно будет размыто тенью нависших и все множащихся неустройств.
Словом, еще один недобрый сигнал не заставил себя долго ждать (и на том Ангел Бездны был весьма благодарен своей будущей bellatrix за молчание на протяжении всего пути следования до ее нового дома), причем поступил он не от кого-либо из легионеров, а от брата, с коим видеться-то доводилось разве что при визитах к Императору. Весть та, полученная по ментальному каналу связи от Агалиерапа, не представляла собой такую уж полную неожиданность, но от того приятней не становилась. Дело заключалось во вновь начавшей проявлять свою активность инквизиции. Верный генерал Светоносного, следует отметить, был основателен в деталях сообщения, предоставив цельные фрагменты и всю надобную к ним информацию.
- Люциферу уже известно? – осведомился Абаддон после увиденного случая у бизнес-центра и состоявшегося в кабинете главы клана Вьесчи диалога.
- Разумеется. Он и повелел мне связаться с тобой. В скором времени может потребоваться твое участие.
На этом связь была окончена, и Абаддону стоило некоторых усилий, чтобы не допустить внешних проявлений своего отношения к полученной им новости. Собственно, Еве узнать про инквизицию необходимо обязательно и едва ли не в первую очередь, правда, не сию же секунду, - эта мысль пришла параллельно с потугой сдержать ярость.
Представлялось более чем очевидным, инквизиторы собирают артефакты магии киндрэт, тем самым уже вставляя палку в одну из шестеренок великих планов горнего владыки всея Ада, а он этого не потерпит. И на том еще не все. Вскоре они выяснят (если до сих пор не в курсе), на каком счету нынче Малкут у Шеола и как преобразился в своих делах сам Ад. Вот тогда начнется…
У Повелителя раздоров и войн никаких сомнений не имелось, - Астарот и его свита наверняка корпят над разрешением оной закавыки, и узнали о ней, поди, куда раньше первых ласточек от Кураторов кланов. Военного Советника же, скорее всего, ждет роль истребителя неугодных. В общем, как и всегда.
Когда автомобиль уперся в высокие ворота художественной ковки, солнце клонило к закату и его золотисто-красные блики окрашивали бледнеющее небо в просветах между деревьями тяжелыми тонами, смутно напоминающими об усталости с привкусом отголосков помпезного сражения. Открывшийся взору пейзаж с видом дома отчего-то вдруг напомнил Абаддону о городке Мизери, на что в мыслях он страдальчески поморщился с гримасой, застигнутый врасплох этими воспоминаниями, приведшими с собой образы Лины и Анаэль, накрепко впечатанные в идеальную ангельскую память. Совершенно не то, о чем сейчас следовало бы ему думать. Падший архангел почти порывисто вскинул взгляд на Еву, обратив на нее такое свое прямое внимание впервые за всю поездку. Этот момент совпал с восторженной реакцией девушки, на что Абаддон и поспешил явить одну из своих скупых, обделенных эмоциями улыбок, - будто бы лишь из соображения уместности оной, не более того.
Черный Шевроле Корвет миновал автоматически распахнувшиеся ворота и остановился подле самого дома, а Советник все продолжал всматриваться в Еву потухшим, пустоватым взором, за коим никак не желали униматься тревожные мысли, по какой-то неведомой причине казавшиеся нынче особенно важными. Во всем этом хаотически пульсирующем месиве из крайних событий и фактов практически не представлялось возможным отыскать то, что угнетало, снедало его существо более прочего. И вроде Абаддона не заботил успех в установлении перемирия с Небесами, тут он всецело доверял талантам старшего брата и его верноподданного «серого кардинала» Астарота, таковая высокая политика – их вотчина; да и к тому же, случись неудача, Ангелу Бездны, так или иначе, а быть при своем. Это неотвратимое, но сладостное, пьянящее, дурманящее проклятие всех падших духов - война. И разве может обеспокоить Повелителя раздоров и войн неискоренимость, живучесть истока? Да, убивать братьев, как убивать по частям себя, - больно, мучительно больно, но зато это на время заглушает иную боль – ту, что ощущается многократно сильней. Нет, Абаддона тревожило иное. Открытие Бездны, спасение Михаила, последствия свершенных деяний? Едва ли. В конце концов, как вдруг оказалось, все эти события, от альфы до омеги, полностью входили в хитроумный замысел Денницы и точно бы даже еще до того, как они поочередно родились в сознании Советника. На фоне постановки такой генерала не беспокоила и реакция Вельзевула; хотя, по-хорошему, тут как раз беспокоиться стоило бы. В общем, снова не то. Все те последствия Абаддон готов был принимать с обыкновенным для себя хладнокровным спокойствием; как ему часто думалось насчет подобных вещей: расклад вот никак не хуже чем при баталиях с Древними, а выстояли же, победили. А уж не изводимую святую инквизицию заподозрить причиной грызущей нутро тревоги было несерьезно и подавно. Если миру с Небесным Воинством все же быть, то именно эти бравые солдаты, воины Света спасут Ад от неизбежного следствия перемирия: скуки да тоски по массовому кровопролитию. И к слову о кровопролитиях. Подчас кое-что действительно не на шутку занимало разум Абаддона, пусть и недотягивало до уровня той мерзкой тревоги. Этим теребящим внимание фактором являлась угроза «революции» в Преисподней. Политика Императора носила откровенно расистский характер, и демонов от зачина переворота сдерживали лишь два аргумента: их разобщенность и страх перед неоспоримым могуществом Шеола. Впрочем, расчеты касательно подобного риска Иблис сделал одними из первых, но это совершенно не отменяло пристального и напряженного внимания самого Абаддона к данной проблеме. Среди его легионеров числилось немало демонов. Конечно, Военный Советник имел собственные методы и средства пресечения вероятного восстания, только всеобщая волна вполне могла пошатнуть порядок и в его легионах. Но опять-таки вовсе не это донимало его сознание. Возможно, стоило поискать не в ощущениях, а в их отсутствии.
К реальности в Малкут Абаддона вернула Ева, покинув салон автомобиля. Он без спешки на автоматизме вышел следом, единственно прежде прихватив с собой заблаговременно приготовленный металлический кейс, находившийся за спинкой водительского сидения.
Разум медленно, как  будто высвободившийся из пут, поднимался со дна омута былых размышлений, с покорностью признавая необходимость уделить внимание происходящему сейчас, да только ершистая тень того раздражающе неприятного чувства по-прежнему отказывалась отпускать, словно бы намекая своей неотступностью, что искомый ответ совсем близко.
Советник остановился в паре шагов от своей спутницы, когда она, застыв неожиданно подле крыльца, обернулась к нему и вновь заговорила. В те самые секунды, где-то среди быстротечной их череды, как раз и настигло внезапное осознание, что же столь навязчиво не давало ему покоя. Бездна приняла Еву, отметила ее своей силой, избрала, но Абаддон все равно не ощущал в должной мере той связи.
- Верно, - в глазах падшего архангела ожил черный пламень, смывая с лица всякий след былой отрешенности, возвращая точеную мраморную холодность чертам и выжигая в звучании голоса искусственные человеческие интонации. – Видеть энергетические структуры уже в твоих возможностях. Но смотреть надо не так.
Потратив какое-то мгновение, чтобы освободиться от кейса (отправив его за стены дома посредством манипуляции с пространством), Абаддон подошел ближе и, решительно сомкнув пальцы на запястье девушки, рывком притянул ее к себе, вынудив таким образом оказаться в тесной близости спиной к нему.
- Вот, взгляни, - требовательно прозвучало с ориентиром на ворота, через которые они въезжали. – Но смотри изнутри себя, а не глазами своей оболочки. Запомни, теперь у тебя два зрения: твое, привычное человеческое, и новое, похожее на наше, ангельское.
Генерал, так и не выпустив руки Евы, сжал пальцы еще сильней, точно бы в приступе своего нетерпения заставляя этим сосредоточиться.
- Пусть это будет твоим первым уроком, где ты научишься видеть.
И на том Абаддону вдруг невольно подумалось, что Харэль для избранницы Бездны как учитель может статься куда предпочтительней, ведь он-то точно не позволит себе подобных подходов к раскрытию талантов госпожи Мироновой. Между тем, крепкая хватка Советника, грубоватая и несколько болезненная, не в пример живой плоти обжигала запястье льдом, но заставляла вспомнить о тех тёмных энергетических потоках антиматерии, что некогда прошли сквозь тело и душу девушки, навсегда изменив человеческую природу ее существа.
Внутренний взор Ангела Бездны вонзился в Еву, всецело поглощенный ею, он с яростной настойчивостью жаждал отыскать то отсутствующее ощущение связующей их нити. Таким Абаддон едва не упустил миг внезапного появление Пагнарэля у самых границ защитного поля, как раз чуть в стороне от высоких кованых ворот. Силовые линии сетки периметра опасно затрещали, оповещая о визитере, но вскоре успокоились, признав допускаемый в зону охраны объект.
Молот, не рискнувший из уставных соображений войти на территорию без дозволения своего генерала, скромно указал на дамскую сумочку и пиджак в своей руке.
- Я решил, стоит принести вещи Евы сюда, - поспешил он внести ясность в причину своевольного визита, при этом несколько сконфуженно, но довольно-таки мило улыбнувшись (секретарше), полагая, что объявился очень не вовремя.
Абаддон угрожающе медленно обернулся на его голос, ответив молчанием и тяжелым, что говорится, испепеляющим взглядом, но, тем не менее, на лице его неожиданно возникла едва уловимая хитроватая ухмылка, весьма озадачившая успевшего убояться расплаты падшего ангела.
- Зайди, - через паузу, в командном тоне бросил генерал, уже смекнув, что Ева увидит сейчас не только витиеватый узор защитного энергетического поля, но также и настоящую, с непривычки ужасающую личину легионера; это сразу помножит на нуль все его нынешние старания выгладить лирически милым в глазах госпожи Мироновой.

Авто Евы~

http://s2.uploads.ru/t/MEFiW.jpg

+2

4

Не так? А как? Боже, во что я лезу... Не нравится мне его взгляд. Что с глазами у... Абаддона?
Само имя Привратника Бездны яснее долгих речей  развеяло сомнения Евы Мироновой. Всего лишь один демон, или падший ангел, если ему так больше угодно. Подспудно Ева сама прекрасно понимала, что с обозначениями и прочей терминологией надо разобраться как можно скорей, чтобы и впросак не попадать, и не задеть ненароком чью-то гордость. Не стоило шутить ни с падшими, ни с обычными демонами. В свою защиту девушка могла сказать лишь одно: она чувствовала себя не слишком уверенно, и потому маскировала это состояние иронией. К чести для себя - ограничиваясь мыслями, не высказывая их.
За те мгновения, что прошли с момента отзвучавшей фразы Военного Советника, и до его приближения к своей секретарше, Ева не успела толком ни испугаться, ни настроить себя на нужный лад. Она  чуть вздрогнула от его прикосновения, поморщившись на чрезмерную крепость хватки. Лицо начальника внезапно оказалось слишком близко, но романтика так и не проявилась в мыслях и чувствах Евы. Ею владела настороженность, подозрительность и лёгкая опаска.  Что для демона хорошо, то для смертного: "Ой, кажется, я умираю."
- Хорошо,- неуверенно сказала она, испытывая сильную потребность услышать собственный голос. Хоть что-то обычное, живое, привычное ей. - Я постараюсь.
"Попробую" здесь явно не шло. Нельзя обходиться полумерами с такими огромными силами. Ева нахмурилась сильнее, морщинка между бровей стала резче, взгляд же, и без того тяжёлый, приобрёл крайне угрюмое выражение.
Ворота, вот на что указывал Ангел Бездны. Ева перевела взгляд на искомый объект, сначала просто изучая конструкцию с точки зрения случайного зрителя. Неплохо, внушает уважение, подумала она, не понаслышке зная, как сложно попасть в дома, где ставят подобные преграды. А затем картинка подёрнулась рябью. Ева моргнула, не зная, должна ли она пытаться сейчас фокусировать взгляд как обычно. Изображение расплывалось, становилось мутным, подвижным, напоминая Еве расходящиеся по воде круги. Внезапно разболелась голова, но потереть виски привычным жестом не было возможности, Абаддон всё ещё удерживал её руку. Ева сжала пальцы свободной руки в кулак, успокаивая себя. Ощущения, пусть и болезненные, не были чем-то чуждым. От прикосновения она вновь вспоминала то, что было совсем недавно. Ева вспомнила объятия, что открыли ей невозможное. Вспомнила Тьму, выползавшую из глубин Неизвестного. Кто ты?.. Почти неуловимый шёпот  вновь звучал в её голове, заставляя вздрогнуть сильнее. Всё же ей было холодно.
Воспоминания хлынули мощным потоком в многострадальную голову госпожи Мироновой. То, чему не было слов в описании, что невозможно объять слабым человеческим разумом. Лишь чувствовать, осознавать, принимать... Ева дрожала, но вспоминала. Это был ужас, страх, почти безумие, и это были также сладость и желание, но самое главное - была Сила. Её прикосновение Ева помнила также, в кабинете Абаддона или где бы они не находились в действительности. Страх внезапно пропал. Она приняла её. Бездна приняла Еву Миронову, обычную смертную дщерь, посмевшую не отступить, не сбежать в плен спасительной потери разума. Лишь условно спасающий, но это было бы слишком большой слабостью для неё. Слишком просто. Бездна приняла и даровала возможность управлять частью себя. Губы  девушки сложились в крайне злую саркастическую усмешку, когда пред внутренним взором предстал упавший алхимик. Падение, но вместе с тем невероятный взлёт. Вот оно!
Круги пропали, избавив Еву от мучительной необходимости созерцать это невнятное изображение. Вновь перед её глазами были уже знакомые ворота. Закрывшиеся автоматически, что объяснялось разумом и современным технологиями. Но как назвать иные вещи, теперь отлично видимые взгляду? Весьма похоже на изображаемую в фильмах сигнализацию, а также на ловушки, из тех же фильмов. Попав в такую сеть можно было легко оказаться разрезанным на кусочки от соприкосновения с нею.
Ева невольно  повернула голову, чтобы проследить, куда уходят, пропадают те светящиеся линии, испещрившие вдоль и поперёк сами ворота, а также ограждавший территорию забор. Это - та самая магия? Столь обычно, подумала она. Впрочем, присмотревшись в пространство выше ограждения, девушка быстро изменила  оценку. Как бы далеко не шагнула наука, но сейчас ей легче было поверить именно в магические сети.
- Я решил, стоит принести вещи Евы сюда.
Мои вещи?
Обрадованная Ева быстро повернула голову, успев узнать по голосу Молота, а потому являя ему улыбку благодарности, в момент увядшую, едва взору девушки предстал во всей своей неподдельной "красе" гость её нового дома.
- Спасибо.
Благодарностью тут особо не пахло.  Язык лишь вытолкнул на автомате слово, применимое в подобной ситуации. Остолбеневшая Ева протянула руку, продолжая таращиться, иначе не скажешь, на улыбчивого... демона?
Ну и дура ты,- не унимался голос.- А ведь сама всё знала. Демоны не люди. Погляди на своего возлюбленного теперь, к примеру. А пока - хватит изучать аки баран и новые ворота, и доброго самаритянина.
Вот своему ехидному советчику в голове Ева была благодарна всерьёз. Ступор прошёл, хватило ей. Улыбалась Молоту она уже достаточно искренне, лишь на заднем фоне гула мыслей в голове досадуя на себя за это разочарование. С Абаддоном будет проще, думала она. Теперь Ева отчасти готова к этому перевоплощению. На самого начальника смотреть она пока избегала, не готовая сейчас к тому, что может увидеть. Те смутные тени и силуэты, что порой мелькали в обличье сотрудников офиса, а также некоторых из прохожих на улице, не имели ничего общего со вполне объёмной, яркой в своей живости фигуре у ворот. Демоны слишком не люди. Привыкнет ли она когда-нибудь?

0

5

- А ведь когда-то мы были прекрасными ангелами… - голос, окрашенный в откровенно наигранные тона театральной печали, мягко прозвучал у самого уха Евы своевременным неким финалом к ее первому опыту созерцания.
Легионер, уже успевший к тому моменту проникнуться этой своеобразной шалостью генерала, теперь неуверенно посматривал на секретаршу с чувством нескрываемой досадой и немалого сожалением, оттого не смея приблизиться к ней, чтобы отдать забытые в офисе вещи. Похоже, Пагнарэля задевал даже тот факт, что девушка, при всем своем желании, не сможет увидеть сейчас и облик самого Абаддона, по крайней мере, если тот не решит ей показаться. Не сильно помогло огорченному падшему ангелу и на редкость похвальное самообладание госпожи Мироновой, призвавшее быстро взять себя в руки и вернуть ее улыбке образ неподдельности.
Наблюдавший за обеими персонами Советник коротко усмехнулся в ключе аналитического вердикта и оставил скорый властный поцелуй на щеке Евы, тут же выпустив ее руку из пленяющей мертвой хватки.
- А ты молодец. Самоконтроль я ценю.
Довольный результатом, генерал нацелил свой шаг к входным дверям дома.
- Кстати говоря, инфернальные создания не очень жалуют слово «спасибо», для нас это сродни сарказму. Все кроется в словообразовании, а никак не в выражении благодарности.
Оказавшись в холле, Абаддон безразлично осмотрелся, по неискоренимой привычке оценивая интерьер исключительно с точки зрения стратегического значения всего в мерностях пространства. Дождавшись, когда закроется дверь за Евой и раздосадованным легионером, он тут же обернулся к ним, готовый вернуться к своему монологу, не теряя минуты понапрасну.
- Пойдемте в кабинет, - не допускающий возражений взгляд остановился на девушке. – Сначала я кое с чем тебя ознакомлю, а позже ты сможешь занять себя изучением дома. Пагнарэль составит тебе компанию, если будет угодно.
Последним прозвучавшее заявление возымело на Молота отвлекающее от молчаливого негодования действие, впрочем, выдавая и неожиданность такого расклада для него.
- Я планировал провести больше времени с тобой, - продолжал свою речь Абаддон, шествуя впереди в указанном им направлении, - но обстоятельства переменились. В Шеоле требуют моего присутствия по одному делу. Хотел бы я взять тебя с собой, но ты еще не готова к такому.
Под «таким» Военный Советник подразумевал не столько само путешествие в дворец-столицу Ада, сколько то, чем ему потом предстоит заняться; вряд ли дознание схваченных охотников за артефактами киндрэт станется приятным зрелищем для неподготовленного сознания смертной девушки.
Супротив холлу, кабинет воспринялся генералом на целый порядок выше по шкале оценочного суждения в рамках проявленного интереса; можно даже сказать, Абаддону понравился и общий вид комнаты, и детали ее убранства. Он прошел за массивный стол тёмного дерева, где покоился ранее прихваченный им из автомобиля кейс и, раскрыв его, подозвал к себе Еву.
- Здесь все твои новые, необходимые в вашем мире, бумаги. Документы, - представлялось вполне очевидным, что сам генерал в подобные вещи без особой на то нужды старается не вникать. – Полагаю, для тебя не составит большого труда разобраться в их назначении.
Почти неприметно для внимания вынув что-то из металлического чемоданчика, он развернул его содержимым к девушке. Затем, чуть помедлив, присовокупил:
- И да. Думаю, это тоже вовсе не будет лишним.
Рука, парой секунд назад изъявшая некий предмет из кейса, водрузила его с грузным стуком на столешницу, - им оказался новенький «Taurus PT-92» с белой рукоятью, покоящийся в удобной кожаной кобуре.

Taurus PT-92

http://s3.uploads.ru/t/nL40X.jpg

0

6

Зазвучавший столь близко голос вынудил Еву повернуть голову, чтобы увидеть лицо говорившего. Запоздалый всплеск паники, но взгляд девушка не опустила, лишь внутренне сжалась. А затем разочарованно вздохнула. Он был всё тем же, ничуть не изменившись, просто человек с виду. Ева бросила последний, пристальный взгляд на своего начальника, затем молча кивнула и вновь обратила внимание к прибывшему демону. Что-то он медлит, подумалось ей, теперь вызывая нетерпение; стоять с протянутой рукой утомляло и Ева приподняла вопросительно бровь, как бы интересуясь, чего тот ждёт.
Поцелуй был неожиданным, но Ева улыбнулась. Своим поступком Абаддон вернул уверенность в себе ей в полной мере. Она полуобернулась, вновь находя Ангела Бездны взглядом, затем сама шагнула навстречу к Пагнарэлю, уверенно перехватывая сумочку из его руки. Следом Ева забрала пиджак, но надевать не стала сочтя, что в доме будет достаточно тепло. Перебросив его через руку и адресовав столь любезному демону очередную улыбку, девушка поспешила догнать Абаддона у двери.
- Оу,- озадаченно наморщила лоб она, получив внезапную нотацию.- А как тогда... Ладно, прошу прощения, я поняла.
Над выбором слов можно будет поразмышлять позднее, решила Ева, минуя порог. Сейчас хватало более актуальных задач. К примеру, рассмотреть внутренне убранство пожалованного обиталища. Очередной восторженный возглас вырвался из груди Евы, и не думавшей подавлять в себе этот порыв непосредственности. Абаддон пока никак не дал понять, что следует умерить   свои эмоции, а самоконтроль, одобренный им, Ева и не думала оставлять, но применяла лишь к стрессовым ситуациям. Таким, к примеру, как истинный облик инфернальных обитателей, что открывался нынче во всей полноте.
- Мне здесь нравится,- сообщила девушка, решив, что даже если начальству оное и не интересно, то пусть хотя бы просто учитывает как факт.- Но я вполне могу остаться одна,- поспешно добавила Ева, глядя на Пагнарэля. Показалось, или его облик свидетельствует о недовольстве? И чем именно: нахождением рядом с Евой, необходимостью носить за ней сумку, словно человеческий школьник за подружкой, или некими иными, неизвестными пока причинами? Ева примолкла, выжидая реакции Молота. Если недоволен, пусть сам говорит, что не хочет оставаться. Конечно, с внезапно проснувшимся чувством юмора подумалось госпоже Мироновой, вряд ли кто-то из здесь присутствующих всерьёз решится поведать Военному Советнику самого Люцифера, что его приказы ему не нравятся.
На сообщение Абаддона, что Ева Миронова к чему-то там не готова, обиды не возникло. Особого любопытства, впрочем, также. Фильмов, посвящённых адской тематике, мировой кинематограф выпустил в огромнейшем количестве, выбирай и смотри. Ева смотрела. Вспомнить хотя бы "Забери меня в Ад". Гадать, чем закончится такая просьба вот сейчас, не хотелось.
- Ничего-ничего,- поспешила ответить Ева, стуча каблучками по паркету, следуя в указанном направлении к комнате, определённой как кабинет.- Я всё понимаю... То есть, я не настаиваю, тебе виднее, конечно.
Абаддон остановился. Ева, следовавшая за ним неотступно, также, лишь придвинулась ближе после просьбы падшего.
- Конечно,- короткий взгляд на документы,- я потом всё просмотрю.
А затем последовал очередной вздох. Ева в непродолжительной паузе молчания разглядывала извлечённое оружие. Без страха, но и без особой радости. Раньше она думала, что сможет обойтись без этого. К чему ей пистолет? В кого стрелять? К тому же, у среднестатистического обывателя ношение любого оружия, даже ножа, вызывало подспудный страх в связи с необходимостью отчитываться об этом перед правоохранительными органами.
Ева бросила пиджак и сумочку на стол, а затем протянула руки, аккуратно извлекая пистолет из кобуры за рукоятку, избегая задевать курок. Её познаний хватило убедиться, что предохранитель на месте, но осторожность в таком деле, считала девушка, не помешает, особенно у такого профана, как она.
- Не лишним, но пока бесполезным,- сухо сообщила она, поднимая "подарок" на уровне глаз, словно прицеливаясь в небольшую картину, висевшую на стене напротив. Ощущения были непривычными, но... Ева поняла, что ей это нравится. Внезапно захотелось нажать курок, но всерьёз, без игры и показухи.
- Ты уходишь, верно?- рука опустилась, Ева  прижала её к бедру, не расставаясь с пистолетом. Тяжёлый, да и не маленький, думала она, прикидывая, как носить его с собой теперь. Сумочку побольше найти? - Ты так сказал. Учить всему меня будет Молот?

0

7

Этот момент поистине стоит особого внимания. Так подумалось Военному Советнику, неприметно, но, тем не менее, с испытующей пристальностью тут же взглянувшему на избранницу Бездны, взявшую сейчас в руки оружие – впервые после судьбоносного контакта с Даат.

- Проклятье... Да что с ней было не так?!
Харэль несколько импульсивно всплеснул руками, щедро окропленными брызгами уже начавшей подсыхать крови, и уставился на меч собрата, через пару мгновений молчаливой паузы флегматично махнув в его сторону, а затем, устало вздохнув, потер ладонью покрытое теми же следами сражения лицо.
- Наверное, даже сам Хейлель не выбирает генералов с такой … дотошностью, скрупулезностью, как ты себе воительницу, - заминка в реплике выдавала, что подбор определений изначально был куда менее лестным, но голос падшего стал спокоен и тих. – Послушай. Тебе, разумеется, видней, не спорю, но ты не думал о вероятности возникновения в ней нужных качеств со временем, а не вот так, сразу? В конце концов, она же была простой смертной, никогда не державшей в руках меч. А тут такое...
- Да, я понимаю, к чему ты клонишь, - в тоне холодного равнодушия отозвался Абаддон, позволив трибуну закончить мысль, пусть та заблаговременно виделась ему вполне очевидной, - но ты сам мог наблюдать ее явное отвращение к оружию и войне в целом. Полагаешь, подобное с течением времени проходит? Очень в том сомневаюсь. Так что, я поступил правильно.
- Что ж, в любом случае, проверить чью-либо правоту мы теперь вряд ли сможем, - недвусмысленно кивнув на окровавленный меч своего брата, Харэль медленно побрел к палатке, завершая фразу уже на ходу, - впрочем, при желании ты можешь вернуть ее к жизни, если Хоронзон еще не сожрал.

- Нет, не бесполезным, - коротко парировал Хранитель Бездны, целесообразно воздержавшись от развернутой реплики в ответ, после продолжив по существу следом прозвучавших вопросов. – Да, ухожу. Но Пагнарэль учить тебя не будет. Если останется, он может ответить на интересующие тебя вопросы. Насколько я понял, они с Доком неплохо справлялись, пока меня не было.
Абаддон перевел взгляд на Молота, по-прежнему соблюдавшего молчание и стоявшего чуть поодаль в абсолютной неподвижности (для созданий их расы то представлялось вполне обыкновенной манерой поведения, даже чем-то немного напоминая построение на плацу). Легионер принял внимание к своей персоне, и на несколько секунд воцарилась всеобщая тишина, явно свидетельствующая о диалоге по ментальному каналу.
- И кстати, - вновь зазвучавший голос Советника несколько оживился, его глаза, опять обращенные всецело к Еве, подернулись черным пламенем, - тебе не лишне будет знать, с ведьмами стоит проявлять определенную осторожность. Та девушка – хозяйка кафе, откуда тебя забирал Пагнарэль, она ведь ведьма, причем моему брату Астароту, как это у вас говорится, «близкая знакомая», что по факту лишь малая часть ее магического послужного списка.
Прежде чем продолжить, Абаддон вышел из-за стола и приблизился к секретарше.
- Предполагаю, в дальнейшем тебе, возможно, захочется с ней повидаться снова, - не затягивая, подвел генерал к самой причине упоминания о Диане. – Но я не советую, настоятельно.
Касательно гипотетического «почему?» Военный Советник пояснять не счел нужным, предоставив госпоже Мироновой копаться в собственных догадках и домыслах; по его личным убеждениям, соображать девушка тоже должна научиться сама и быстро.
- В общем, если у тебя нет ко мне каких-либо вопросов на данный момент, я вас оставлю.
Об инквизиции Ангел Бездны решил пока не упоминать – наскоро такую тему не охватишь, да и к тому же есть Пагнарэль, способный доступно растолковать Еве все необходимое.

+1

8

Спусковой крючок, казалось, жёг указательный палец, который Ева так и не убрала, после того как перестала целиться. Побуждение нажать, надавить до упора настойчивой мыслью стучалось внутри головы девушки, отправляя импульсы по всему телу, едва не вынуждая задрожать. 
Ева стиснула челюсти, а затем расслабила напрягшиеся было плечи, заодно обругав саму себя в очередной раз. Уймись, подумала она, чуть опустив глаза, ускользая от взгляда Абаддона. Ты не настолько слаба, чтобы позволить инстинктам владеть собой. Всего лишь пистолет. Всего лишь оружие. Это не магия вуду или другая чертовщина. С этим можно справиться легко.
Пистолет Ева неторопливо вложила обратно в кобуру, но из рук пока не убрала. Да, справиться можно, а после относиться совершенно спокойно, как она относится к своему телефону или к столовым приборам.  Оружие имеет своё назначение, это просто.
- Ну что же, в крайнем случае всегда есть тиры. Для начала мне и это подойдёт.
Лёгкая улыбка промелькнула на губах, но быстро исчезла. Ева вслед за боссом поглядела на Пагнарэля, отметила нечто сходное в выражении их лиц и молчаливости, заподозрив, что те вновь общаются "на одном канале", не предназначенном для её ушей. Любопытство всколыхнулось, но без сильного побуждения узнать, о чём идёт речь. Верно, начальство даёт инструкции не тратя времени на слова. Мысль всё же быстрее.
Кстати?
Приподнятой бровью Ева обозначила своё внимание, в остальном продолжая безучастно стоять на прежнем месте, не изменяя даже выражения лица, и молчать, поневоле перенимая лаконичную манеру Абаддона. Говорить по существу, коротко и ясно, не тратясь на суесловие. Внутренний ехидный голос тихонько шепнул, что надолго её всё равно не хватит, но в присутствии Хранителя Бездны иное поведение уже не представлялось возможным.
- Хорошо,- после краткой заминки выразила Ева согласие.- Обещаю не искать встреч с ведьмой, если это важно.
Но морщинки на лбу стали заметнее, когда она нахмурилась, не одобряя это предложение. Впрочем, дурочкой себя Ева не считала и понимала, что "настоятельно не советую" здесь лучше воспринять как "категорически запрещаю". Почему, интересно? Абаддон боится, что ведьма чему-то полезному её научит? Опасному? А при чём здесь знакомство с Астаротом? Ева чуть слышно вздохнула, давая себе зарок поскорее любыми возможностями разузнать обо всех хитросплетениях жизней демонов, ведьм, и колдунов. Кстати, проследовала мысль девушки дальше, Ангел Бездны ни словом не обмолвился об алхимике. Не знал о его присутствии или не воспринимает всерьёз?
- Вопросы есть,- Ева кивнула,- но думаю, с ответами справится и Пагнарэль.- Короткий взгляд в сторону второго падшего, а затем очередная едва заметная улыбка Абаддону.- Не задерживаю, босс.

0

9

- Вот так, да, - ладонь Виктора отпустила напряженные девичьи ручки с той же изящной легкой непринужденностью, что и касалась их мгновением назад, а затем раздался резкий шум нескольких выстрелов кряду. - Уже гораздо лучше. Молодец, Ева.
Полковник стоял за спиной госпожи Мироновой, и следовало бы отметить, в предельной близости к ней, корректируя наведение оружия на мишень.
- Ничего сложного, правда ведь? – падший архангел с энергичным задором улыбнулся и потянулся немного в сторону, при этом будто не желая отходить от своей подопечной даже на малый шаг. – А потому я прихватил с собой вот этого красавца, - он водрузил на стойку перед секретаршей Серова черный продолговатый кейс, раскрыв тот быстрым, отточено ловким движением, тут же предоставившим вниманию девушки новенький АК-12. - Будет первым подарком от меня. И так - сравняю счеты со своим генералом.
Пагнарэль такую выходку полковника совсем не оценил и уж тем более как обращенную шуткой о неком соревновании в подобных подарках, но рангом не вышел, чтобы хоть как-то свое мнение об этом выразить. Зато сам Виктор при упоминании о счетах с Абаддоном позволил себе посмеяться.
- Опробуешь? – с игривым нетерпением обратился Виктор к Еве, и когда он начал показывать девушке, где и как переключается на автомате режим огня, Молот, ментально испросив дозволения, решил из подвала удалиться, дабы не созерцать более эту престранную картину тренировки, напоминавшую собой скорей нечто иное.

Несколькими часами ранее.

Восприятию Пагнарэля представлялась очевидной внезапная вспышка – не сильная, но вполне различимая, - некоторой, скажем, удовлетворенности чем-то у Ангела Бездны, пусть она не выражалось посредством мимики или еще каким-либо физическим образом, но отчетливо ощущалась на энергетическом уровне. О самих причинах Молот не знал, но понимал, что это как-то связано с Евой. Впрочем, прежде чем исчезнуть, Абаддон даже соизволил поцеловать девушку на прощание. Без проявления страсти, как отметил для себя падший ангел, а именно что точно бы в благодарность.
Деликатно выждав несколько секунд, стараясь при этом открыто на госпожу Миронову не «пялиться», Олег подошел к чемоданчику с документами и в тоне как бы между делом огласил:
- Абаддон сказал мне, что этим всем нужно заняться в первую очередь, - он вяло указал на бумаги, давая понять тем жестом, насколько ему самому не доставляет удовольствия бюрократический уклад мира смертных. – Тут твой новый паспорт. И не один, - Молот начал разбирать содержимое кейса, следом передавая документы девушке уже для ее личного ознакомления. – А судя по этому, на твое имя были открыты счета. И с достаточным количеством нулей. Вот. Здесь о твоей, назовем, «команде тех.поддержки»: юрист, финансист и прочие ребята, к кому следует обратиться при той или иной необходимости.
Словом, разбор документации и иже с ним занял времени порядком больше часа. После Молот описал в деталях и нюансах все прелести кабинета, где они находились, в основном то было из разряда обеспечения безопасности, но также и других, близких областей технического оснащения. Затем осмотрели сам дом – комнаты первого и второго этажей, и как раз когда уже собирались спуститься вниз, объявился Харэль.
- Кстати, искать тир тебе вовсе не потребуется, - едва успел высказаться Молот, с загадочной улыбкой указывая на массивную дверь, упрятанную в самом дальнем закутке коридора.
- А, вот вы где! – раздался вдруг веселый голос полковника, будто из-под земли возникшего. – Вижу, я поспел как раз вовремя. – Виктор с весьма довольной улыбкой кивнул в сторону внушительной двери, что говорится, с порога переняв инициативу у Олега. – Между прочим, моя идея, одобренная нашим дражайшим генералом. Но пойдемте, пойдемте. Что говорить, Ева, ты сама все увидишь своими глазами.
С появлением Харэля, падший ангел пришел к заключительному выводу, что сегодня вообще не его день: начиная со странной учебной затеи Абаддона касательно истинного облика и заканчивая собственно внезапным визитом полковника, которого Пагнарэль и не шибко жаловал (дела веков давешних). К слову сказать, Виктор над своей подлинной наружностью поработал (видимо, генерал его все-таки предупредил, что Ева теперь способна видеть), выглядел он не многим хуже, чем до своего падения, хотя тёмных деяний числится за ним куда больше, чем можно представить.
- Осторожно, спуск крутоват, но со временем привыкнешь, - полковник лихо подхватил девушку под руку, невзирая на то, что помощь в спуске по винтовой лестнице госпоже Мироновой явно не требовалась.
Миновав череду ступеней, они очутились в весьма обширном подвальном помещении с высокими потолками, поделенном на сектора. И окажись Молот при нормальном расположении духа, что говорится, присвистнул бы со всего увиденного им.
- Ну как? – с задором полюбопытствовал Виктор. – Тренажерный зал для настоящего чемпиона!
И правда, подумалось Пагнарэлю, здесь можно тренировать целый отряд элитного рода войск. В любом случае, и без магии тут точно не обошлось – слишком уж огромная территория, не в пример больше площади самого дома.
- Осмотрись, - продолжал полковник навеселе, - если чего-то не хватает, мы это быстренько исправим. А ты, - обратился он уже к Молоту, - принеси-ка «презент» генерала. Думаю, госпожа Миронова с удовольствием поучится стрелять.

0

10

Вот ещё один поцелуй и так скоро. Ева на миг прикрыла глаза, наслаждаясь этим моментом. Пусть особой романтики в нём не ощущалось, скорее он напоминал прощание перед уходом супруга, успевшего прожить в отношениях не меньше года, он был, а значит, "супруг" не успел охладеть. Уголки губ девушки подрагивали, она стремилась удержать улыбку, не выдать свою весёлость присутствующим тут ныне демонам. Пока ещё не ясно было, насколько они обидчивы и злобны, попозже она определит, с кем и о чём можно шутить.
Но вот Абаддон исчез и на сей раз Ева вздох скрыть не сумела, он довольно слышимо исторгся из груди, знаменуя некоторую грусть от этого ухода. Она отложила оружие на стол, а затем скрестила руки на груди. Жест защиты, но прежде всего он должен был скрыть, насколько она вновь стала неуверенной в себе. Сейчас с Евой был только Молот, притом его истинный облик она всё также отчётливо видела, и пусть сумела принять для себя тот факт, что демоны выглядят действительно иначе (а почему, кстати, Абаддон оставался вполне обычным, то есть, внешне человеком?), но очередной взгляд в сторону Пагнарэля - и Ева с трудом удерживала дрожь. В самом ли деле в его глазах мелькали багровые отблески, напоминающее о пламени Ада? Или это просто воображение и паранойя? К счастью, сам Олег в её сторону больше не смотрел. Помимо беспокойства из-за его личности Ева испытывала смущение из-за того, что могла как-то задеть его, обидеть.
Обидеть демона? О, молодец. Ему скажи, пусть тоже посмеётся, насколько жалким ты его считаешь.
Кровь прилила к щекам Евы, окрашивая их слабым румянцем. В самом деле, ничего глупее она придумать не смогла бы. Опустив голову, чтобы скрыть эту краску от Пагнареля, Ева взяла предложенные документы и попробовала вчитаться. Помогло, брови быстро взметнулись вверх, выражая самое искреннее удивление. Паспорта? Притом с разными гражданствами, от аргентинского до уроженки Германии. Ева кашлянула, затем вопросительно посмотрела на Молота.
- Оно в самом деле необходимо? А как... то есть, вы же демоны, зачем вам паспорта?
Вопрос ещё не отзвучал, но Ева в очередной раз ощутила себя законченной дурой. Раз используют, значит, надо так. Поэтому за предложение изучить следующую "порцию" документации она ухватилась с поспешностью, погружаясь в более знакомый мир, с которым и без того имела дело каждый день. Всей разницы, что ныне все эти специалисты должны будут помогать лично ей, а не фирме Константина Серова. Впрочем, одно другому точно не помешает.
Мало-помалу, Ева втягивалась в обсуждение, уже более спокойно забрасывая Молота вопросами, а также возвращаясь к нормальной способности разговаривать с ним, изредка отпуская свои обычные ироничные замечания по тому или иному поводу. Демон и демон, в какой-то момент подумалось ей. Он выглядел иначе, но в остальном не изменился. Ева расслабилась, и даже с некоторой симпатией взглянула на помощника Абаддона, когда тот предложил изучить сам дом. Теперь свои восторги относительно нового жилища Ева адресовала ему, с удовольствием прохаживаясь по комнатам и заглядывая в шкафы, открывая все дверцы, раздвигая шторы на окнах.
Две спальни?
Одна была несомненно женской, сразу стало ясно, что предназначалась она новой хозяйке дома. А вот самой хозяйке больше глянулась вторая, нейтральная, без каких-либо знаков, кому именно она отведена.
Для гостей или... ?
Ева лукаво оглянулась на стоявшего в шаге от неё позади Олега, но спрашивать не стала. Если тут будет ночевать Абаддон, то сам скажет потом.
- Прекрасный кабинет,- взглядом знатока девушка окинула комнату, в которой они, собственно, и начинали знакомство с домом, но всё Ева пожелала вновь заглянуть сюда.
Итак, оба этажа осмотрены, оставался лишь подвал. Судя по виду повеселевшего Молота, тот готовился показать нечто весьма интересное, мигом пробудив в госпоже Мироновой немалый интерес ребёнка, стремившегося к Новогодней ёлке. Странным образом этот день как раз такой праздник и напоминал девушке. Давно уже она не ощущала никакого праздника, даже в собственный День рождения, а вот поди ж ты, с лёгкой руки нескольких демонов она снова изнывала от любопытства, едва не подпрыгивая на месте.
- В самом деле?.. О, Виктор!
Вопрос Евы прозвучал одновременно со словами Харэля, она обернулась, с сияющей улыбкой встречая нового знакомого. Для себя она отметила, что тот выглядит вполне обыкновенно, вернее, по-человечески, потому что внешне он всё же выделялся на фоне большинства известных ей мужчин.
Хорош, пробилась невольная мысль. А затем Ева перевела взгляд на Олега. Если не вглядываться, вернее, взять свою способность под контроль, то вновь можно увидеть его привычный облик. Особенным красавчиком он и теперь не смотрелся, а внезапно поскучневшее лицо лишало его части харизматичности, делая вполне обыкновенным. И всё же...
Поймав себя на очередном явно глупом размышлении Ева нахмурилась. Не стоило расслабляться в присутствии этих двоих.
- Вовремя для чего, трибун?- ироничный взгляд Ева адресовала Виктору, припомнив именование того Ангелом Бездны. Она уверенно двинулась было вперёд, не испытывая сомнений в том, что пройдёт и сама. Поступок Харэля, ухватившего её за руку, послужил причиной недоумённого возгласа. Но, взглянув тому в глаза и поразмыслив, Ева решила позволить падшему поступать так, как пожелает.
- Ого!
Закончились ступеньки начавшей казаться нескончаемой лестницы. Ева ступила на последнюю и замерла, а затем едва не соскользнула с неё, потеряв равновесие. К счастью, Виктор всё же был рядом и она поблагодарила его признательным взглядом за поддержку. В следующий момент она вывернулась из этой заботливой хватки, возвращая себе руку и свободу, и, продолжая улыбаться, прошлась немного вперёд. Да, впечатляло. Настолько, что захватывало дух. До такой степени, что вера в магию и чудеса взлетела до небывалых ранее высот. Вот где царило истинное волшебство, думала госпожа Миронова, медленно поворачиваясь на каблуках, озирая выглядевший бесконечным зал с тренажёрами.

- О боже...- выдохнула страдальчески Ева и тут же ойкнула, прикусив язык. Определённо, не стоит поминать это имя всуе.
Плечи болели от непривычных усилий, мышцы сводило от напряжения, Ева явно перестаралась в попытке сделать всё правильно. Но Виктор похвалил её и она расслаблено опустила руки, вновь позволяя ему направлять себя. Харэль отступил и Ева, чуть повернувшись в его сторону, бросила взгляд на падшего из-под длинных ресниц. Присутствие трибуна не мешало, не раздражало, пусть он и стоял слишком близко. Но его улыбка действовала умиротворяюще и располагала к себе. К тому же хотелось просто расслабиться, а вряд ли в скором времени получится оказаться рядом с кем-то из семьи и друзей, и значит, стоило бы привыкнуть к наличию поблизости именно демонов. Ева привыкала быстро.
- Ты прав, ничего.- Теперь они разговаривали словно давние хорошие знакомые, едва ли не друзья. Как так получилось? Ева сама не поняла, но принятие этого факта прошло легко. Она подняла правую руку, в которой находился пистолет, на сей раз просто прицеливаясь, не имея намерения выстрелить. С гордостью отметила, что рука не дрожит, а значит, она не так сильно устала, как можно было ожидать.- Ты хороший учитель, Виктор. Наверное, многовековой опыт в сражениях сказывается?
Вопрос прозвучал вполне шутливо и небрежно, но интерес был искренним, Ева хотела узнать побольше о соратнике Абаддона. Как сказали бы сейчас, сослуживце. Легионер Азазеля? Вот ещё причина любопытства. Но всё же вряд ли Виктор собирался "показывать" то, о чём говорил Абаддон, немедленно.
- Это тоже мне?
Глаза Евы расширились, но к восторгу примешивалась опаска. Она протянула руку, вполуха слушая рассуждения Виктора о неких счетах с Ангелом Бездны. Настоящий автомат, возможно, пресловутый автомат Калашникова, хотя ручаться с ходу за это Ева бы не стала. Не настолько хорошо она разбиралась в оружии, чтобы даже просто вспомнить названия оружия.
- Конечно!
Какие к чёрту сомнения, и пусть это не золотое колье с брильянтами, но девушка испытывала восторг не меньше, держа в руках автомат и бережно касаясь цевья и приклада.
- Как им пользоваться? Как лучше держать? Покажи мне...
Вопросы сыпались из Евы почти с той же скоростью, с которой должен был стрелять пресловутый АК-12. На уход Пагнарэля Ева не обратила внимания, сейчас имели значение лишь автомат и Виктор. Именно в такой последовательности.

0

11

Что же, госпожа Миронова, можно сказать, весьма успешно прошла первую проверку на пригодность к службе воительницей Ангела Бездны. Словом, если бы Виктору потребовалось сформулировать свой вердикт на словах, тот звучал бы именно так и вряд ли как-то иначе, - отчасти на армейском языке и не без горсти цинизма в подоплеке. С отсылкой к военному делу тут, конечно, понятно было все без каких-либо особых прояснений. Все же Харэль, как и сам Абаддон, оставался воином из той породы, что до сих пор, невзирая на все превратности капризной политической погоды, упрямо противилась погрязнуть в чопорных министерских палатах, в залах советов императорского дворца-столицы, в коих всегда звучало множество спорных речей, но неизменно отсутствовало действо меча и огня. В Пандемониуме, а до него в замках герцогов и князей, извечно плелись коварные, жестокие интриги, только ни в какое сравнение не идущие с той настоящей битвой, когда-то знакомой им всем, а без нее дух воителя хиреет и чахнет, неизбежно ржавея от бюрократической напасти, порожденной этой политической полемикой. Для Харэля подлинная действительность оставалась по-прежнему на поле брани, а не подле трона Императора, потому Абаддон его ценил, ценил и сам Светоносный монарх Ада. Война навсегда крепко-накрепко была вплетена в его существо. А что до цинизма, то тут уже скорей частный случай. За столько тысяч лет, даже будучи еще под началом Азазеля, Харэль успел вдоволь налюбоваться и проникнуться процессом становления девушек воительницами Абаддона. Многим временем поздней он поддевал Военного Советника шутливыми замечаниями: если бы велокс поручили создавать тебе, они бы так и остались мифом; смертные цари себе так жен не выбирают. И прочее в подобном ключе. Словом, циничное отношение к избранницам Бездны возникло не на пустом месте, за века подкрепленное и тем фактом, что немало этих самых несостоявшихся воительниц пришлось уничтожить, скормив все той же без меры прожорливой Даат.
Так что, у Виктора сейчас имелись все основания возликовать и даже вполне искренне порадоваться успехам Евы. Это с одной стороны. Но наличествовала у всего этого и сторона иная, содержания коей не ведал даже сам Абаддон. Да, Харэль далеко не в восторге пребывал от полученного расклада, хоть и не лично в собственной игре, а в делах собрата, но, в любом случае, выбора ему не дали. Тут уж оставалось довольствоваться и тем, что очаровательной секретарше не грозила безапелляционная ссылка в Бездну посмертно. И причиной довольству такому приходилась отнюдь не жалость к девушке, просто полковника изрядно воротило от подобных расправ, с учетом его непосредственного участия в них. Одна управа – энергетические руины чуждых миров Хаоса в Даат сбрасывать и совсем другая – частичку родного мироздания туда же отправлять.
В общем, когда Виктор обучал Еву управляться с автоматом, дух его уже был покоен, - по крайней мере, одной проблемой меньше, ему не придется побывать опять вторым палачом в ритуале бесславной казни. Собственно, да, на стрельбе из АК-12 первый день «учений» и закончился. Полковник весьма красноречиво, с чем прекрасно справлялся без излишней бравады и фальшивых нот, похвалил госпожу Миронову за умение быстро вникать во все необходимые премудрости обращения с оружием, пообещав в ближайшее время порадовать ее чем-нибудь еще.
- Между прочим, - говорил трибун с видом закадычного друга, - это вот твой природный талант – дружба с оружием. Заслуги Бездны в том нет. Она, по сути своей, слепая сила. Непостижимо мощная – бесспорно. Только ей не подвластно наделить тебя тем, чем ты не обладаешь вовсе. Бездна всего лишь многократно преумножает то, что в тебе уже есть. Но контролировать ее тёмную силу в себе нужно обязательно. Иначе Бездна сама начнет управлять тобой. Постепенно овладеет разумом и душой, и ты утратишь всякую власть над собой, ты просто себя потеряешь.
Так они неспешно, под легкие в подаче, но мрачные по теме речи Харэля, шаг за шагом преодолели винтовую лестницу, оказавшись на первом этаже, в коридоре, отделяющем гостиную от столовой.
- Кстати! – воскликнул вдруг Виктор, враз оборвав свою оккультную лекцию; его взгляд остановился на столе для трапез. – У тебя-то в желудке, небось, давно уже пусто, - и снова воззрившись на девушку, с задорной усмешкой добавил, - энергиями антимира, к сожалению, голод не утолить.
Достав мобильный телефон из внутреннего кармана пиджака, полковник на пару секунд замешкался, - едва заметно обозначившаяся морщинка на его лбу намекнула на возникшую дилемму.
- Я бы тебя отвез в одно примечательное заведение, - вдумчиво пробормотал он, не глядя на Еву, из-за чего слова звучали, как это говорится, мыслями вслух. – Но генерал точно не одобрил бы идею. Да и правда, пожалуй, рановато еще, - порывисто возвращенное внимание ученице засвидетельствовало завершение недолгих рассуждений. – Потому озадачу-ка я наших ребят из офиса, пусть привезут еды из ресторана. Как считаешь? А пока будем ожидать, продолжу вводить тебя в курс дел инфернальных и близких к оным. Но сначала с тебя название ресторана.

Отредактировано Тёмное Воинство (2015-12-08 01:35:32)

0

12

Усталость была сильной, но приятной. Мышцы предательски постанывали, навалившейся слабостью намекая, что неплохо бы сделать перерыв подольше. Передав автомат Виктору, она с удовольствием выслушала его похвалы, не краснея, но внутренне испытывая настоящую радость. Затем всё также уступчиво позволила вновь увлечь себя к лестнице, чтобы вернуться на первый этаж.
- Ты говоришь о контроле над Бездной,- задумчиво проговорила Ева.- Но я даже не очень представляю себе, что она такое. Понимаешь, я чувствую её, но ухватить сознательно не могу. Она действительно слишком чужда мне и всему, с чем я имела дело до сих пор.
Про возможность потерять себя под властью Бездны никто, в том числе и Абаддон, доселе не предупреждал. Был повод задуматься, почему. Так уж верил, что она сама поймёт и справится? Или ей просто выдают дозировано информацию, по мере необходимого? Пока Бездна вела себя тихо, Ева не замечала её влияния на себя, даже если оно и было. Да, она могла видеть ауры, различать энергетические линии, из которых состояла защита дома, но всё это казалось простым и вполне естественным. Словно всегда так было, думалось девушке, когда они миновали подвальную дверь.
В животе, словно в ответ на восклицание Харэля, громко заурчало. Ева залилась лёгким румянцем, невольно прижимая к себе ладонь.
- Верно, а ведь я не ела со вчерашнего дня. Забавно, что за всё время наших занятий мне даже не подумалось об этом. Умеешь ты отвлечь.
С коротким смешком Ева убрала руку от живота и любопытствующе глянула на его телефон. Что за местечко такое, если Серов не одобрит его посещение? Вряд ли это модный ночной клуб и уж точно не любимая ею пиццерия, в которой Ева любила бывать по выходным со своей приятельницей-соседкой.
- И в самом деле, можно пообедать дома, - согласилась она, наморщив лоб и перечисляя мысленно все рестораны, в которых ей доводилось бывать. Мало что действительно впечатляло её настолько, чтобы ходить туда часто.
- Ресторан "Жеральдин",- решилась Ева наконец.- Весьма неплохая французская кухня. Я бывала там три или четыре раза. Думаю, ты оценишь.
Весёлая улыбка сопроводила эту реплику, Ева так и не спросила, находят ли демоны удовольствие в обычной еде смертных. Но ведь Виктор и не сказал, собирается ли он составить ей компанию. Глядя, как он набирает номер кого-то из парней в офисе, Ева прошла по коридорчику до гостиной. Виктор весьма заботлив, думала девушка, небрежно проводя рукой по стенной панели. Остановившись у одной из картин она залюбовалась пейзажем и не сразу поняла, что игравшая где-то музыка - рингтон её собственного телефона. Вот стоило сменить мелодию, как она перестала её узнавать. Ева быстро добежала до кабинета, где лежали её вещи, лихорадочно вытряхивая содержимое из сумочки. Телефон, конечно же, выпал последним. Мелодия "Вальса цветов" загремела во всю мочь и Ева быстро нажала кнопку принятия вызова.
- Да?
- Долго же ты.
Недовольный женский голос вызвал оцепенение у госпожи Мироновой. Секунду она оцепенело смотрела в пустоту перед собой.
- Марго? Как ты...
- У меня нет времени на лирику.- Сестра решительно оборвала её, вмиг напоминая Еве, почему именно она не сильно искала встреч с Маргаритой до сих пор.- Вероника у тебя?
- Нет,- изумилась Ева,- она же с бабушкой.
- Её там нет. Мама позвонила мне полчаса назад. Ника попрощалась с бабулей, по её словам, и рванула в столицу, искать тебя. Я не стала волновать, сказала, что сестрёнка с нами, прекрасно добралась и сейчас совершенно счастлива.
Столь наглая ложь совершенно лишила Еву дара речи. Она молча выслушала разглагольствования старшей из сестёр Мироновых о том, насколько безответственны младшие члены их семьи и если бы не её помощь... Наконец Ева не выдержала.
- То есть, Вероника сейчас в Москве, а мы понятия не имеем, где. И ты тратишь моё время на эту чепуху?
- Ева, не будь дурой,- голос Марго теперь звучал снисходительно.- Я найду Веронику быстро, у меня есть связи и в полиции. Я хотела лишь убедиться, что она не с тобой, но это и так было ожидаемо. Думаю, ты послужила предлогом. Наша малютка выросла и захотела самостоятельной жизни. Это обычный подростковый побег из дома. Наверняка решила стать актрисой или моделью. Я найду её и отправлю домой.
Руки Евы дрожали от ярости, когда она сбрасывала звонок, прерывая раздражающий разговор. Ещё хоть раз, думала она, хотя бы раз в голову придёт идея возобновить связь с семьёй... Нет, лучше уж демоны.
Что-то было не так с её рукой. Ева чувствовала дрожь, но теперь она казалась нарастающей, вибрирующей. Пальцы оцепенели, словно произошёл отток крови. Глаза Евы широко открылись, когда она увидела, как телефон в её ладони начал темнеть, а затем стремительно сминаться, словно обугливаясь под воздействием пламени. На пластиковой поверхности возникли пузырьки, но они казались чем-то зловещим, чужеродным... Пожирающим. Громко, пронзительно вскрикнув, Ева разжала ладонь, но телефон исчез раньше, чем долетел до пола. Это Бездна, думала она. Девушку трясло от гнева, ненависти и ужаса. Она обернулась, отчаянно ища Виктора. Что-то не так было с её глазами или это пространство вокруг менялось? Свет словно померк, очертания предметов быстро тускнели, превращаясь во что-то зловещее, шевелящееся. Нет, оно не было живым, но при этом оно ощущалось невероятно голодным, алчным, ненасытным. Оно требовало вобрать всё это, отдать ему... им. Ева закричала, зажав уши ладонями. Страх... страх потерять себя. Она понимала, что если уступит, то случится то, о чём предупреждал Виктор, больше не будет Евы Мироновой, останется лишь нечто, принадлежащее Бездне. И вот этот ужас потери себя вынуждал бороться, сопротивляться. Ева открыла глаза. Всё снова стало прежним. Она тяжело дышала, на лбу выступила испарина, а в ушах стучало. Сколько прошло времени? Как долго она кричала - мгновения или... ? Она не уступила, но это было слишком близко.
- Виктор!- Увидев падшего Ева бросилась к нему, прижалась, вцепившись в его рукава. Хоть что-то настоящее, надёжное. Не та алчущая сущность, которой невозможно было даже осязать. Пульс потихоньку затихал, умеряя бешеный стук. Ева судорожно вздохнула, не задумываясь, что видел и понял демон, пытался он вмешаться или нет.- Бездна... Я удержала контроль?
Удержала или нет? Бездна, кажется, отступила. Ева вопросительно заглянула в глаза падшему. Она справилась или совершила ошибку?

Отредактировано Ева (2015-12-12 14:48:04)

0

13

- Это вот вряд ли, - к возможности «оценить неплохую французскую кухню» полковник тоже отнесся не без ноты юмора и, оборачиваясь к Еве, хотел было присовокупить что-то еще, но она уже удалялась по коридору, а вызываемый им абонент как раз ответил на звонок.
Распорядиться насчет «провианта» из ресторана – задача простая и совсем недолгая в исполнении, да только на вопросе выбора вина дело застопорилось. У Виктора, как это исторически сложилось, не единожды выдавались события, территориально связанные с Францией, а к ним и частенько находился повод для самых что ни на есть положительных отзывов о Бордосских винах. Словом, может в стряпне картавой нации давешний сослуживец Абаддона разбираться за перелистанные столетия так и не обучился, зато, волей случая, в тамошнем перебродившем винограде толк нынче знал. Вот через оное, собственно, винная карта означенного госпожой Мироновой заведения в некоторой мере, скажем, и расстроила его, привыкшего к более богатому во всех смыслах предложению. В итоге было решено остановиться на Медок Шато Латур 2005 года, вошедшем в лучшие винтажи года, закрывающего почти десятилетний удачный для Бордо период. Впрочем, Виктор с удовольствием предпочел бы ему Шато Марго того же года, но его, о чем не трудно догадаться, просто не обнаружилось.
В любом случае, после разрешенной заминки с вином, телефонный разговор подходил к финалу, заканчиваясь на том, кто именно привезет все заказанное к дому Евы (оставлять доставку за самим рестораном даже не обсуждалось), но Харэлю все равно пришлось экстренно обрывать связь, всецело оставляя выбор за офисом посредством кнопки сброса звонка. А роль причины здесь сыграло внезапно вспыхнувшее в восприятии Виктора ощущение бесконтрольного и тем опасного взаимодействия Евы с Бездной.
Падший ангел срезал пространство настолько скоро, насколько вообще мог, и, тем не менее, оказался подле девушки, когда уже все закончилось.
- Скорее это сделал Абаддон, милая, а не ты, - мерно выдохнув оправданное напряжение, негромко произнес Виктор и бережно приобнял за хрупкие плечи избранницу Бездны. – Ну, полно тебе, все прошло, - он ободряюще погладил ее по спине, - генерал всегда будет страховать тебя, как бы далеко друг от друга вы ни были.
На этой части случившегося полковник вдруг задумался, начал ли Советник чувствовать свою bellatrix или остановил все, ощутив лишь «треволнение» самой Бездны? И вопрос, надо понимать, возник не просто так.
- Давай-ка я перенесу тебя в комнату. Ты приляжешь там и расскажешь мне все, что случилось – подробно и по порядку.
В согласии, одобрении Виктор, разумеется, не испытывал нужды, а потому между сказанным и сделанным пробела в принципе не оказалось. Черные перья его крыльев обступили девушку, а в следующий миг они обретались в спальной комнате, и бывший трибун мягко, но убедительно укладывал госпожу Миронову в кровать (не всецело истинный облик, конечно, но хоть крылья его секретарше повидать довелось, мелькнула мысль).
- Так что же приключилось? – он присел рядом, кутая девушку в одеяло и думая о том, что Абаддон сейчас не в Аду; полковник успел его почувствовать где-то в Англии, и как-то все было спорно, неопределенно в том ощущении.

0

14

Абаддон, не я, мысленно повторила сказанное Харэлем Ева. Дрожь, сотрясавшая её тело, всё не проходила; девушка отчётливо слышала биение своего сердца и этот звук некоторым образом  помогал сосредоточиться. Перенеся своё полное внимание на стук сердца, концентрируясь на нём, Ева попыталась расслабиться, разжать сведённые судорогой пальцы, цепко державшие ткань одежды Виктора. Не получалось и это доводило почти до отчаяния. Харэль обнял Еву и она выдохнула набранный воздух, плечи обессиленно опустились, она прикрыла глаза успокаиваясь.
- Наверное, это должно утешать,- чуть слышно пробормотала Ева, думая о своём начальнике. Выходит, они связаны настолько сильно, что он знает обо всём, что с ней происходит. Он следит, контролирует, спасает. Наверное, это должно было её успокоить.
Виктор мягким умиротворяющим голосом продолжал что-то вещать. Ева уловила смысл лишь отчасти, уцепившись вниманием на словах "приляжешь там". Что бы падший не говорил, беспокоиться об этом не следовало, Ева и не переспросила, позволив ему поступать по своему разумению. Возможно, потом она ещё пересмотрит все свои решения, перехватит управление своей собственной жизнью. Об этом пока думалось не особо сильно, лишь некие отголоски проскользнули в мыслях слабой попыткой возмущения этой беспомощностью себя.
Глаза Ева всё же открыла, а затем зрачки её расширились в изумлении, когда она узрела явленные ей крылья падшего. Не ужас, а восторг, вот что испытала госпожа Миронова, осознавая наконец истинную суть того, кто находился рядом с ней. Эти крылья были... прекрасны, так подумала девушка, испытывая сильнейшее желание прикоснуться к ним. Но тут крылья соприкоснулись, смыкаясь вокруг своего обладателя и самой Евы, а сразу же затем она поняла, что находится в той комнате, которую ей указали как спальню хозяйки дома.
- Виктор, подожди,- запротестовала было Ева, когда трибун увлёк её к кровати. Промелькнули уже иного рода мысли, вызывая лёгкую усмешку у неё, а заодно и понимание, что шок проходит, теперь Ева могла мыслить более разумно.- Ох, ладно,- прислоняясь к подушкам, подтягивая края одеяла повыше, она подарила Харэлю едва заметную улыбку и благодарный взгляд.- Спа... кхм, благодарю тебя заботу. Извини, я не привыкла к тому, чтобы за мной так ухаживали.
Почти светские речи, лишь мишура, по мнению Евы, призванная увести разговор в сторону. Особо распинаться в любезностях она просто не любила, обычно ограничиваясь именно коротким "спасибо". Но сейчас нужно было решать, что сказать Виктору, а что того просто не касалось. Ева не была уверена, что её семье стоило хоть как-то связываться с демонами, даже высокомерной несносной Маргарите, благ которой она уже давно перестала желать. Но здравый смысл уже подсказывал, что Абаддон вряд ли решит обойти вниманием прочих членов семьи Мироновых. Возможно, он уже знает о них всё, что ему нужно. Отсюда далее следовало, что этот вопрос Еве рано или поздно придётся прояснить с ним.
- Семейные неприятности,- кривя губы в злой усмешке сообщила наконец Ева Харэлю.- У тебя есть братья и сёстры? Знаешь, я не то чтобы хотела быть единственным ребёнком в семье, но всё же иногда задумываюсь об этом.
Вспомнив уничтоженный телефон Ева поморщилась: теперь Вероника точно не позвонит ей, даже если узнает номер. Необходимо было поскорее восстановить сим-карту, а также купить новый сотовый.
- Я, по крайней мере, не младшая.- Продолжила она, снова глядя Виктору в лицо, рассматривая его, мимолётно подумав, что  всё же вряд ли это истинный облик, несмотря на обретённую ею способность видеть оный в демонах. Скорее всего, решила Ева, Молот был просто слабее Виктора, поэтому хуже контролирует умение скрываться. Это знание девушку не огорчило. По здравом размышлении она решила, что знать вообще всё ей сейчас не стоит, меньше риска скоропостижно сойти с ума.- Маргарита... Марго же всегда вела себя так, словно лишь она знает, как нужно поступать, как будет правильно для нас всех. Даже родители соглашались с этим. По-моему, только Калерия и могла одна обуздать её гонор. В общем, это неважно.- Ева рассмеялась, подбирая ноги и притягивая колени к груди. - Просто она меня бесит. Не знаю, ненавижу ли я её, но особой любви давно не испытываю. Вот и сейчас, она позвонила, мы "мило" поболтали, а итог ты видел.
Могут ли демоны помочь ей с Вероникой? Что хуже - позволить ей оказаться в руках обитателей Ада или Марго Мироновой? Ева действительно не могла выбрать вариант более по нраву.
- Послушай, а когда вернётся Константин... Абаддон? Я хочу поговорить с ним.
Ева отбросила одеяло в сторону и села, подбирая ноги под себя. Удерживая зрительный контакт с Виктором она чуть придвинулась к нему. А может и не звать шефа. Всё же, господин трибун тоже не из последних демонов тут.
- Или помоги мне ты. Кроме Марго у меня есть ещё одна сестра и она сейчас в Москве. Одна и с ней может случиться всё, что угодно. Я не собираюсь ждать, пока ищейки Маргариты прочешут Столицу. Я хочу сама найти сестру.

0

15

Никогда еще у меня не было поруки подобного содержания, бессмысленной и легкой на первый взгляд. Но весьма скоро обманчивая видимость простоты начала развеиваться. Правда, смысл затеи для меня все равно не прояснился, с чего я все продолжаю думать о столь привычных для моего разума подводных рифах, о множественности дна, что обыкновенно всегда присуще практически всем идеям нашего августейшего брата.

Дослушав Еву, Виктор, пока все еще продолжая задумчиво молчать, кивнул, коснувшись, покрыв ладонь девушки своей, такой теплой, покровительственно уверенной в этом явленном жесте поддержки.
- Даже и не знаю, как быть… - Харэль выглядел сейчас непривычно хмурым, сосредоточенным и даже несколько напряженным, глядя на госпожу Миронову чуть исподлобья. – Непростую задачку ты поставила...
Повисла тяжелая пауза, словно бы сей момент решались судьбы мира и дела обстояли уж весьма прескверно. Но затем вдруг сжатая линия губ полковника начала быстро расправляться, пока не изогнулась в лукавую задорную улыбку, а в глазах следом вспыхнуло по знакомой яркой искре неунывающей живости.
- Ох, милая Ева, - добродушно просиял Виктор. - Неужели на фоне всех этих захвативших тебя событий ты совершенно позабыла, где именно тебе случилось работать секретарем?
Обладатель черных крыльев взял пару секунд тишины, как бы предоставляя тем самым возможность девушке догнать его в ходе мыслей, но дожидаться ее версий он не стал.
- Здесь не нужно брать во внимание тот факт, что родина нам не Россия, а вообще Шеол. Всего-то один и вполне земной нюанс: если мы запросто можем, к примеру, продать ядерные боеголовки куда-нибудь на Ближний Восток или устроить теракт в центре Москвы, то разве нам не по силам отыскать какую-то девчонку, тем более что известно, в каком именно городе ее искать?
Падший ангел снова одарил избранницу Бездны одной из своих волшебных, греющих душу улыбок и выпустил ее руку.
- Говоря проще, нам с тобой даже разрешения босса не потребуется на все это. Хочешь найти свою проблемную сестрицу – только скажи. Хочешь принять непосредственное участие в ее поисках – опять же, от тебя лишь слово.

0

16

А он прав, Ева с негромким смешком потупила взор, скрывая в нём смущение от этого напоминания, столь очевидного в своей ясности. Найти Веронику совершенно не является даже в малейшей степени проблемой для этих существ инфернального происхождения. Возможно, в скором времени и она сама сумеет управлять своей силой не только и не столько для одного лишь разрушения, уничтожения частицы бытия. Ева мечтала быть не менее сильной ведьмой, как то присуще многим женщинам в её роду. Она не очень сильно вникала прежде в разговоры, что бабушка Калерия вела о её предках, о тех, что обладали силой, либо иначе оставили свой след в истории этого мира. Одно было там несомненным - те же Марго и Вероника ведьмы, потомственные. Лишь Еве не повезло по какой-то причине. Может, потому, что ей было предназначено стать избранницей Бездны и одного из его Хранителей. Знание ныне достойное чувства гордости.
- Я увлеклась своими переживаниями и сглупила,- Ева пожала плечами, улыбаясь Харэлю, а после вытянула ноги, подбираясь к краю постели, чтобы встать с неё на пол. Нечего медлить и размышлять, упиваясь чувством гнева на старшую сестру и тревогой за младшую.
- Я думаю,- начала она говорить то, что первым пришло на ум, а затем осеклась, прикусила в нервной задумчивости нижнюю губу, и наконец докончила иначе, чем собиралась:- Я не хочу нянчиться с Вероникой, но также не хочу, чтобы Марго решала, как с нею поступить. Твои... помощники могут найти мою непутёвую сестрёнку и отправить прямо домой? Но по возможности без скандального внимания ко всяким чудесам?
Сейчас ещё Ева беспокоилась о том, что кто-то может распознать о её связи с Адом и его воинством. Может быть позже, но не раньше, чем она освоится со своими новыми силами и возможностями. Ева неуверенно переступила с ноги на ногу, отмечая краем внимания, что туфли всё ещё на ней. Как бы возмутилась любимая матушка, не терпевшая даже того, что её дети могли находиться на кровати в верхней одежде, а тут прямо уличная обувь. Но это нынче такие мелочи, что Ева сразу же выбросила их из головы.
- Я люблю своих сестёр, что и говорить, но не желаю быть нянькой либо девочкой для битья, ведь ты понимаешь меня? Пусть Марго занимается своими делами, Вероника своими тоже, но дома. А я хочу делать то, что нужно мне!
Она вызывающе вскинула голову, отбрасывая волосы назад, а после утвердила ладони на бёдрах.
- И мне надоело сидеть здесь. Я хочу что-то делать, пусть это будет обучение стрельбе или магии, или же прогулка... Ты успел заказать еду сюда?
Вот такими перепадами в своём типично женском настроении Ева озадачивала Виктора, давая ему указания, словно он работал на неё или же являлся одним из воздыхателей. При этом она совершенно не скупилась на внимательные взгляды и чарующие улыбки, ибо видела не только демона перед собой, но и мужчину, очень даже привлекательного. Она вспомнила волнующую шелковистость его крыльев в касании своих ладоней. Это было... чудесно, именно это слово. Но просить о повторении Еве смелости уже не хватило, да и кто подтвердит, что этот падший не воспримет её просьбу по-своему. Ева сама сейчас не поручилась б за недвусмысленность своего отношения к нему.
О, лучше бы вернулся Абаддон, подумала она во внезапной тревожащей мрачности в своих размышлениях о глупости, до которой оставалось столь мало.

0

17

- Сделано, - отчет в одно слово, озаренный такой вот и не скажешь ведь, что демонической улыбкой, сопроводило скорое возвращение мобильного телефона обратно в карман брюк. – Твою сестру найдут и уже завтра отправят к родным Пенатам, при этом, как ты и хотела, без всякой инфернальности.
Ночной променад среди дубов окрестностей «Лукоморья» в качестве этакого светского компаньона Евы, да еще и после их позднего ужина на две персоны, все  меньше казался полковнику идеей малоудачной – бестолковой и унылой. По крайней мере, раз мелькнувшая мысль предложить ей отправиться в именитый бар «Ретек» была не в пример много хуже, правда, тут уж по части явного риска и несомненного неодобрения со стороны Абаддона. Впрочем, Ангелу Бездны и без вероятности сего адского заведения во времяпрепровождении еще толком не состоявшейся его воительницы нашлось бы поводов для недовольства. И на том Харэль вернулся в памяти к совсем недавнему взгляду госпожи Мироновой, когда они были еще в спальной комнате, такому особенному взгляду, который ни с чем не спутать … да, генералу это точно бы не понравилось. Тогда сильно помогло появление ребят с офиса, привезших заказанную в ресторане трапезу, - силовые линии защитного поля дома знатно на них в тот момент затрещали, весьма быстро прочистив сознание и потушив опасные искры желания, по всей видимости, не только самому полковнику. Словом, отлегло. А за ужином были разговоры: и в какой-то мере содержательные, и вовсе пустые, а между тем и этим решали, как все же будет лучше поступить с сестрой девушки. Ныне же: ночь, дубы, местами звездное небо.
- Послушай, - голос Виктора уже не столь был переполнен энергией, задором, в плавной постепенности выкрашиваясь более спокойными тонами, - вряд ли Абаддон вернется в ближайшие дни. Военный Советник Ада… - полковник слабо хмыкнул с каким-то усталым весельем, взяв крохотную паузу и остановив без того крайне неспешный свой шаг. – С каждой временной вехой приказов да порук все больше и больше. Иной раз думается, точно генерал наш становится частью Императора.
Он прислонился к стоявшему за спиной раскидистому дубу, взглянув на Еву, тепло так, без всяких излишеств, являя ей образ расслабленного, поддавшегося ностальгии человека.
- Знаешь, я частенько скучаю по войнам. В такие периоды нашей истории для меня и Абаддона, да и прочих подобных нам, все делается гораздо проще и намного ясней. А когда наступают перемирия, приходят политические игры с интригами и становится их непомерно много, они разделяют нас. Но когда идет война, братья всегда рядом. Когда идет война, все мы воины, а не политики, - казалось, Харэль сник, но если оно и случилось, то всего лишь на какой-то миг. – Даже Люцифер.
Усмехнувшись с присущей ему, нежданно воротившейся энергичностью, он подошел к Еве, возобновляя их неторопливую прогулку.
- А что, Люцифер не только лучший во всем Аду политик, но при этом еще и отлично машет мечом. Вот кого бы тебе в учителя, - продолжал посмеиваться падший архангел.

+1

18

Ночная прогулка расслабляла, настраивая на почти лиричный лад.  Тишина, лишь изредка вдалеке взлаивают собаки, да трещат сверчки. Звёздное небо чистое, практически безоблачное, прекрасное. Взгляд Евы всё чаще устремлялся в эту даль, а внутри неё что-то щемило, заставляя потихоньку вздыхать, вспоминая... Нет, никаких особых воспоминаний не всплывало, просто было чуточку тоскливо, словно от потери чего-то очень важного. Ностальгическое настроение, такая вот беда, и что с ней делать - Ева решительно не представляла. В памяти мелькали отрывками кадры из детства и подростковых лет. Когда гуляли допоздна, когда всё было намного проще, легче, а беды, как показало время, не стоили и выеденного яйца. Ведь не сравнить же украденную подружкой куклу, или запрет матери гулять после десяти вечера с вампирами и демонами.
На одного такого демона  Ева как раз и посматривала украдкой, внимая его вполне человеческому и даже человечному голосу. Милый такой, заботливый, ну просто ангел во плоти, точнее, падший архангел в ней же.  Вот был бы Абаддон таким же. Так нет, суровый и холодный, точно айсберг в океане. А где же похотливый кобелина, коего она мечтала ещё совсем недавно огреть клавиатурой по башке? Неужто померещился? Ева кусала губы и дулась на эту разницу. Это Ангел Бездны должен бы сопровождать её в этой ночной прогулке под звёздами, от которой за версту веет романтикой. А что там, кстати, говорит его верный... друг, заместитель, подчинённый?
Верный не понятно, кто как раз притормозил у дуба. Хорошее такое дерево, мощное, ещё бы цепь златую и кота учёного к нему. Но за неимением хвостатого Баюна сгодится и крылатый. Ева отнеслась благосклонно к пернатой замене. Тем более он о начальнике рассказывал, а эта тема очень интересна госпоже Мироновой, даже при том, что сам босс изволил  надолго исчезнуть. Так что там, призадумалась Ева, про часть Императора? Воображение подкинуло незамедлительно картины, от очень устрашающих, до не менее пошлых. Посоветовав воображению заткнуться и не рыпаться, Ева расчистила в голове завал дурацких картинок и попробовала отнестись к рассказу серьёзнее.
- А что с перемирием?- удивилась девушка, быстренько отматывая назад и стараясь честно припомнить, какую часть рассказа она могла пропустить мимо ушей, сильно занятая оценкой и сравнением качеств Виктора и господина Серова.- Неужели у вас сейчас всё настолько мирно и совсем нет сражений? А как же войны людей? Или в них вы не принимаете участия?
Но  информация о том, с кем демоны сражаются, казалась всё же не столь интересной, как персона самого Люцифера. Ева примерилась к неторопливому шагу Харэля, стараясь не выбегать вперёд. Прогулка, напомнила она себе, это как раз то, чего ей уже давно не приходилось делать. Просто пройтись по безлюдной улочке глядя в небо. Или пройтись под ручку с симпатичным парнем под тем же небом, чтобы после закончить вечер вполне предсказуемо, но от того не менее интересно.
Нет-нет, Ева, никаких "закончить вечер интересно", давай лучше про Люцифера.
Растревоженное воображение не унималось. Мало было бедной ей мыслей о возможных взаимоотношениях генерала с его Императором,  и с каким трудом она отказалась от идеи развить своё общение с Виктором до чего-то посерьёзнее. Теперь вот Харэль сам подкинул идею, которая показалась дикой, но не от того не менее завлекательной. Сам Люцифер! Ева даже остановилась.
- Виктор,- задумчиво проговорила она не трогаясь с места,- а ваш Император - он очень... страшен для людей? Как Люцифер относится к нам на самом деле? А то книги же ничего правдивого всё равно не скажут.
Не в ученики, конечно, думала Ева, но вот бы просто посмотреть на него. Ведь и правда, сам Люцифер!

0

19

- С перемирием? – Переспросил Виктор, как бы выигрывая секунду-другую, чтобы определиться, с чего начать, а о чем и подавно говорить пока не стоит; впрочем, если секретарше Серова суждено уж стать bellatrix Повелевающего Бездной, то говорить можно, пожалуй, практически обо всем, что касается военно-политической ситуации в Аду. – А то с ним, что оно имеет место сейчас. Небесное и Тёмное Воинства больше не ведут баталий на задворках Вселенной за судьбу Малкут. Наш Император сам предложил Архистратигу восстановить мир.
Полковник грузно выдохнул, несколько застопорившись  на моменте между личным не шибко положительным отношением к этому самому перемирию и тем, как нелегко растолковать tribus verbis той, кто не так давно была простой смертной девчонкой историю и порядок вещей в измерениях, зачавшихся еще за многие и многие эоны лет до появления Малкут.
- В общем, сложно все это, как я и говорил. Но мы верили Люциферу, когда решились покинуть Небеса вслед за ним, верили до этого. Почему бы ни верить и сейчас? – Полковник не стал отходить в сторону, припоминая разнообразные тонкости хитросплетений, в коих отыщутся и противники Хейлеля, но пока без попыток узурпации власти (вот в таких случаях на ум, прежде всего, неизменно приходят имена Белиала и Вельзивула). – К тому же, это именно его стараниями мы можем проникать в ваш мир и материализоваться в нем. А насчет людских войн, ты в верном направлении мыслишь.
Харель глянул на Еву, и, казалось, впервые за время их знакомства девушка могла бы различить в его глазах недобрую искру, а на губах злодейскую улыбку.
- Ваши войны – это, пожалуй, единственное, в чем взаимодействие наших рас дает максимальный результат обеим сторонам. Когда идет бой, выделяется неимоверное количество энергии, и чем больше масштабы битвы, тем больше высвобожденного энергетического ресурса. Ну а человечество посредством войн получает столь вожделенные для них деньги и власть.
После таких вот слов вроде бы самое место всяким фразам о порочности человеческой расы, о том, что люди ничем не лучше исчадий Ада и прочему подобному высокопарной пустозвонству. Но Харель почитателем морали не был, а потому оставил все это для церковных проповедей и митингов самих смертных людишек (предполагалось, что собеседница полковника и без того ознакомлена с природой и сущностью своих былых собратьев по расе). Да и госпожа Миронова больше интереса проявила к персоне Императора, нежели к продолжению затронутой темы, чем, собственно, и вызвала очередной взгляд Виктора, исполненный теперь чего-то откровенно непростого и всенепременно тайного.
- Не говори «к нам», тебя уже трудно отнести к простым смертным, - первым делом посоветовал полковник, при этом загадочно, со странной нотой веселья усмехнувшись, прежде чем продолжать дальше. – А в этих книгах, написанных людьми, кстати говоря, случается и правду встретить, вот разве что не всегда в чистом ее виде. В любом случае, человечество Иблис ненавидит, но к отдельным представителям оного может и выказать снисходительность. Тут уж все просто: зависит от силы духа и личных качеств. И все же, несмотря на свое презрение к людям, он не торопится дать добро на их уничтожение. Вон же, не так давно Абаддон вполне мог устроить Апокалипсис по своему сценарию. Это случилось, когда церковь в центре Столицы взорвалась и камня на камне не осталось, еще буйство стихий… Тогда все списали на террористов, даже взбесившуюся погоду сумели объяснить. Но что бы было, не сомкни Советник свою Бездну…
Полковник замолчал, думая в тот момент о чем-то своем, очень далеком, и на несколько секунд воцарилась природная тишина, нарушаемая единственно жизнедеятельностью насекомых и шелестом дубов от периодических порывов ветерка.
- Будет проще, - вновь заговорил Харель, и на сей раз твердо, решительно, как на военном совете, - если вложить в твое сознание нашу историю, хотя бы основные знания о нашем мире. Это должен был сделать сам Абаддон, но могу и я. Мне лишь нужно его дозволение. И твое, разумеется. Но хочу предупредить сразу, процедура весьма болезненная.
Он снова посмотрел на Еву, выдержал паузу и с улыбкой присовокупил еще несколько слов.
- Правда есть альтернатива: провести в «библиотеке» Астарота пол вечности, читая умные книги, но написанные уже демонами.

0

20

Момент про непростых смертных внимание Евы зацепил, на какой-то миг почудилось, что речь не совсем о том, что секретарша господина Серова теперь способна управляться мощью Бездны. Выражение лица означенной секретарши при этих словах Виктора стало сильно озадаченным. Впрочем, поразмыслив она решила ограничиться единственно этой пресловутой своей связью с Абаддоном и Бездной. Не стоило, думала Ева, искать во всём кучу дополнительного смысла, чего доброго чувство собственной важности возрастёт до небес, а спускаться на грешную землю будет очень больно.
Заинтересовало, каких именно людей мог бы отметить Люцифер, проявляя к ним снисходительность. По какой логике он выделял таких среди всего человечества. Про наличию грехов или же их отсутствию? Или речь о каких-то личностных чертах и качествах? Про себя госпожа Миронова выспрашивать не стала. Даже если её выделил Абаддон, то явно по совершенно другим параметрам.
Чуть слышно вздохнув, она вновь испытующе заглянула в лицо Харэля. Теперь он не казался милым и добрым. Что-то изменилось, Ева снова вспомнила, кто перед ней. Очень опасное существо, чей возраст даже не предположить. Сильное, хитрое, умное, наверняка коварное. С позиции своих неполных трёх десятков лет Ева ощутила себя глупой наивной девочкой. Она тоскливо посмотрела в звёздное небо, больше по возрасту подходящее этому демону. Вот так с небес на землю и падают.
- Взрыв церкви,- задумчиво повторила она глядя вдаль. Когда же это было, попыталась вспомнить Еваа, обязательно каждый день просматривающая новостную ленту. Или случайно пропустила? Видимо так.- Конец света был бы, верно? А он мог оставить всё так, не закрывать Бездну?
Почему-то Ева знала ответ, мог и ещё как. И не стояла бы она здесь сейчас беседуя с привлекательным демоном о порядках в Аду, о войне между ангелами и падшими, а также о хитроумном Люцифере, которого Виктор назвал Иблисом. Иблис, это Ева знала хорошо, из мусульманской мифологии. Джинн, Шайтан, тот же дьявол.
Смешались в кучу кони, люди...
- У меня в голове каша, просто чёрт знает что,- с кривоватой усмешкой призналась Ева Харэлю.- Вот прямо сейчас я настолько запуталась и ничего не понимаю, что согласна и на эту процедуру. Болезненно, но выживу же? А в библиотеку вашего Астарота я бы заглянула, но не на половину вечности. Умные книги всегда были моей слабостью.
Ещё один вздох, Ева подошла поближе к Харэлю, беря того под руку и глядя прямо в глаза. Симпатичный, думала она. Очень привлекательный. Ей всегда нравились мужчины такого типа: мужественный, мускулистый, с глубокими глазами и чувственными губами. И опыт имеет, конечно же, немалый.
- Почему Абаддон должен был, но ничего не сделал? Почему он сбросил меня тебе, словно неудобный груз? Да, он говорил, что ты поможешь мне в каком-то обучении. И что же, у него неотложные дела есть, которые никому не перепоручить, а вот ты свободен совершенно? Чем ты занимаешься в Аду, а, Виктор?
Привлекательных мужчин с некоторых пор Ева стала остерегаться. Хватит, решила она, терять голову из-за вампиров и демонов.  До сих пор ни один из них не был с ней откровенен полностью. К тому же для Харэля она всего лишь задание, вполне возможно, очень неудобное.

0

21

Мысли Хареля все-таки с некоторой настоятельностью частично воротились к событиям, упомянутым для Евы о Бездне и тех взрывах, что потрясли тогда весь мир. Отмеченные на всех континентах святыни – избранные, особенные, - разлетелись в тот злополучный день на мельчайшее строительное крошево да каменную пыль, оказавшись разрушенными настолько, что восстанавливать после случившегося было просто нечего. Общественность всего земного шара долго еще гудела об этом происшествии всемирного масштаба, гадая, какой из террористических организаций отдать лавры за такое деяние. Столица же в то время потеряла церковь Святого Варфоломея и сделалась эпицентром буйства стихий небывалого размаха. Это открывались Врата Бездны. Но миру было не до Столицы, святые места по всей планете взлетели на воздух в одну секунду, - мир растерялся от ужаса и даже не знал, в какую сторону ему смотреть. Да уж, поистине отлично подготовленная операция, своего рода шедевр. И вся эта красота лишь ради того, чтобы выманить Архистратига в Малкут? Полковник верил именно в такую версию. В конце концов, во имя Люцифера Абаддон всегда творил великие вещи, - несказанно ужасные, но великие. А Михаил нужен был как раз Люциферу. И разве не великолепное действо сотворил ради этого Ангел Бездны? Но слухами Преисподняя полнится, что говорится, и есть полагающие, будто Военный Советник всерьез решился уничтожить Малкут, но Император сумел на него повлиять и поиметь свою выгоду с задумки генерала. Только Харель этому не верил, принимая за инфернальные сплетни. Хотя, один странный нюанс во всей этой истории был и для него: операция готовилась и проводилась в строжайшем секрете даже для своих; Абаддон привлек только горстку легионеров и культистов-смертных.
- Умные - не совсем в том значении, которое обыкновенно вкладывают в это слово смертные, - уточнил Виктор касательно книг Астарота, все еще отчасти пребывая разумом в событии с открытием Бездны и пытаясь разрешить для себя его загадку. – Назовем, во много более глубоком смысле умные, настолько, что простого человека могут лишить рассудка. Словом, знания в них зачастую небезопасны.
Но долго распинаться про библиотеку Хранителя Знаний не далось. Касание Евы побудило остановиться, - как на слове, так и в шаге. Полковник ответил на взгляд девушки и, прежде чем она переняла инициативу в диалоге, заприметил уже знакомое ему сияние в ее глазах, - такое зовущее, желающее, только пока еще подневольное и потому слабое, неуверенное. Харелю этого было мало.
- Не надо так, Ева, - строгость и опасная сдержанность прорезались в голос и мимику падшего архангела. – С тобой обращаются по-королевски именно с его указа. Видимо, ты и не думала вовсе о возможных альтернативах тому, что имеешь сейчас. Поверь, все могло бы быть гораздо хуже. И еще может статься таковым. – Он выдержал нужную паузу, прежде чем продолжить и не нагнетать по возможности случившуюся атмосферу угрозы. – А в Аду я являюсь боевым соратником Абаддона и младшим по званию. Я выполняю его приказы. И кроме него надо мной лишь Император.
Да, как раз поруки обоих нынче и приходится исполнять, подумалось тем моментом Харелю, возможно потому и блеснула очередная недобрая искра в его глазах.

0

22

Хотите откровенности? Получите в полном объёме.  Ева и не помнила, когда в последний раз ей было настолько жутко от обычного взгляда. Интонации, конечно, здесь тоже сыграли свою роль. Ева снова вспомнила, что это не просто милый парень Виктор, который по доброте душевной взялся опекать подружку своего начальника или товарища, а именно демон, падший ангел, точнее. Если есть вопросы относительно того, что представляют собой эти господа из Преисподней, то мировой кинематограф может помочь не только фильмами наподобие "Сумерки". Секретарь господина Серова больше верила сюжетам "Затащи меня в Ад", "Восставший из Ада", "Константин" и тому подобное. К сожалению, при ближайшем рассмотрении внешность Харэля не претерпевала изменений, как то было с Молотом, а потому расслабляла, лишая бдительности. В очередной раз Ева подосадовала на собственную женскую глупость, мешающую помнить постоянно, с кем она имеет дело.
Ева отвернулась, разрывая зрительный контакт. Сейчас Виктор не вызывал никаких желаний, кроме одного - поскорее закончить разговор. Только вряд ли получится, а ещё она не получила все важные ответы на вопросы. Значит, резюмируя, придётся взять волю в кулак и вести себя как ни в чём не бывало. Да и разве сам Абаддон давеча не похвалил её за самоконтроль? Еве было приятно, стоит поддержать сложившуюся репутацию. Даже если при этом внутри всё сжимается.
Потерявшая враз всё очарование ночь больше не отвлекала звёздным небом и лунным светом. Ева возобновила неспешный шаг, не отстраняясь от Виктора, но посматривая больше на дорогу под ногами.
- Ладно, я и впрямь забылась,- с мимолётной улыбкой, быстро потускневшей, призналась она.- Вы не ангелы, скажем откровенно. А реальной альтернативы я и не рассматривала всерьёз. Но знаешь, чуточку обидно. Я неправильно поняла ситуацию и теперь, скажем так, разочарована.
Ева понадеялась, что объяснять, чем именно она разочаровалась, не придётся.  Самолюбие и без того страдало и стенало. Пусть он древний архидемон, видавший и не такое, но при этом не подружка и не психолог, чтоб ему душу изливать и плакать в жилетку.
А ещё, Ева подумала, может ли она обращать силу Бездны, эту непостижимую для неё мощь, против демонов и ангелов. Кажется, то ли Док, то ли Олег сказал ей, что у Бездны есть один Повелитель, и один Привратник. Значило ли, что против остальных ею воспользоваться можно? А если да, то как? Ева молчала, не думая пока о Харэле рядом с собой. Спрашивать его об этом она не рискнула. Он мог бы сделать вполне правильные выводы. Вот был бы тут Абаддон, его это касалось намного больше, с ним бы поговорить. Едва не случившийся Апокалипсис...
Ева споткнулась и едва не упала, поспешно  хватаясь за Виктора, практически вплотную прижимаясь к нему. Вот теперь она вспомнила, почему взрыв церкви нашёл в её мыслях некий отклик. Она вспомнила сон, в котором видела Абаддона и двух других, едва не уничтоживших друг друга. Во сне взрыв её не пугал, он казался чем-то очень необходимым, обязательным. А теперь, когда перед глазами зияла огромная воронка с руинами стен некогда прекрасного храма, с изломанными, изувеченными телами людей, не сумевших спастись при взрыве и ужасающем буйстве стихии, Еве действительно стало не по себе.
Самоконтроль, давай же, вспоминай! И куда я лезу? И вот с этой мощью я планирую играть, как с кукольным театром? Так... так... Давай же, думай! Нет, помощи просить негде. Диана... тоже не вариант. Одна ведьма против кучи демонов? Сколько там, в легионах? Значит, что? Значит, нельзя праздновать труса, только вперёд, только в бой. Пусть не запугивает, тоже мне, боевой соратник, подчиняющийся только Люциферу. Ах да, ещё и трибун! Сами сказали, что я уже не вполне человек. Правильно, с Бездной под рукой. Я ещё покажу вам, на что способны люди.
Бравая решимость самой Еве казалась несколько фальшивой. Скачущее настроение не давало ощущения надёжной почвы под ногами. Но кое-какие преимущества у госпожи Мироновой всё же были. Сейчас она вполне была благодарна Атуму за его появление. Он оказался неплохой подготовкой к более серьёзным вещам. Этот древний вампир не раз давал понять, что может сделать с ней всё, что угодно, и никуда не спрятаться, не защититься. Хорошее испытание на прочность. Справилась с ним, справится и сейчас.
Улыбаться Ева не стала, понимала, что не получится нормально. Вместо этого снова попробовала посмотреть на своего спутника не как на злодея, а как на симпатичного парня. Неплохая тренировка для хвалёного самообладания избранницы Бездны. И не отдёргиваться, словно змеёй ужаленная. Конечно, изображать вьюнок у придорожного столба тоже не стоило и Ева снова просто взяла Виктора за руку, перестав висеть на нём подобно тяжелораненой.
- Значит,- припомнила она последние слова Харэля,- ты большая шишка там, у вас? Как насчёт небольшой лекции по табели о рангах?- Это звучало уже вполне естественно, благо интерес был неподдельный.- А про тебя в наших книгах писали?

0

23

Признаться, Харелю в тот момент могло не хватить самообладания; в конце концов, падший ангел и воин, это вовсе не какой-то там потусторонний гуру, постигший высшее мастерство в самоконтроле, а если припомнить истоки, то именно ненависть и ярость стали первым, что питало их сущности, когда они пали. Теперь же Харелю было мало не сдерживаемой страстности секретарши Серова, ему оказалось мало раздолья для собственного гневного негодования. Впрочем, порывом возникшее желание преподать урок недовоительнице вовсе не спорило с уже имевшимся желанием овладеть ею. Но нет, все – все! – пошло не так и стоило бы натянуть вожжи событий, пока колесница совсем не ухнула с обрыва.
«Разочарована не ты одна…» - прозвучал собственный внутренний голос в голове полковника, как бы подхватывая реплику девушки. И все-таки, можно сказать, в некоторой мере ей повезло, - не Абаддон сейчас находился рядом, а его верный трибун, которому права тот не давал на какое-либо самоуправство. Сам же Военный Советник вряд ли стал бы с девицей церемониться, все же не принцессу из нее предстоит выточить, а воина.
- Возможно, эту самую ситуацию ты поняла даже куда более неправильно, нежели считаешь, - голос Виктора, вдруг неожиданно оказался схож с манерой изречения, свойственной Абаддону - тот же космический холод и отрешенное спокойствие, правда, на своеобразный лад. – Но, в любом случае, тебе стоит научиться думать, прежде чем говорить или действовать, в дальнейшем это спасет тебе жизнь.
На какой-то момент где-то в глубине существа Хареля вновь промелькнуло то эфемерное чувство некой формы жалости к госпоже Мироновой. Нет, не той жалости, что испытывают к сирым и убогим, а чувства, более всего похожего на соболезнование что ли. По сути, она ведь до сих пор толком и не знала, что ее ждет, узор какой судьбы набросала ей Бездна богомерзким смолянисто-черным прикосновением, отмечая своей избранницей. И все же пора бы Еве начинать уже складывать одно с другим, - думать, как только что и было сказано самим трибуном. Собственно, достаточно даже задаться первым вопросом: кем она видит себя подле Абаддона? Но, конечно, если ей верится в сказки, наподобие той, что сочинил Лермонтов, то бедняжку ждет еще одно, как она выразилась, разочарование.
От размышлений Виктора чуть отвлекло новое хваткое касание. На девушку он взглянул, но никаких слов за тем не последовало, ничего вообще. Вот только немногим позже внимание его перешло границы физического восприятия, так как полковник заприметил некоторый процесс, зачинавшийся внутри Евы, - она определенно боролась со своей неудачей, силилась превозмочь. Ощутив это, Харель остался доволен, даже позволил себе вернуть более мягкое отношение к девушке. А когда вновь зазвучала ее речь, вполне искренне усмехнулся на услышанные им слова.
- Нет, в книгах смертные обо мне не писали. Ваше племя в принципе охотно пошло на поводу у Небесного Воинства, может из страха, но все им невыгодное о нас было сокрыто. Тех немногих, кто продолжал почитать демонов мудрыми духами, попросту уничтожали, ставя в пример, как делать нельзя и какое за это бывает наказание. Впоследствии же просто стали повествовать лишь о том, что очерняло падших ангелов, выставляло нас вселенским злом. Но по существу, в отношении вас, людей, от наших светлокрылых братьев бед было не меньше, в рамках следования Закону Божьему, Его Заповедям.
Харель на время затих, словно бы задумавшись, но, в сущности, попытался связаться с генералом и наткнулся на глухую стену в ментальном канале. Знать бы, чем таким занят Ангел Бездны, подумалось полковнику, раз не желает на зов отвечать.
- Послушай, - Харель резко остановился, вперив оживившийся взор в лицо избранницы Бездны, легонько ухватив ее за плечи, - до Абаддона я дозваться не могу. Но и тратить время вашего мира на разговор о том, что могу вложить в твое сознание несравнимо быстрей, нахожу крайне глупым занятием. И поскольку ты уже выразила мне свое согласие…
Недоговорив, падший архангел довольно стремительно занес ладонь и тут же дотронулся кончиками пальцев до лба Евы, области, которую обычно называют «третий глаз». Энергетическая волна информации незамедлительно сорвалась и хлынула могучим потоком в сознание той, что большей частью оставалась пока человеком. Харель понимал, как сильно это действо раздирает и оплавляет сей момент разум девушки, а потому решил ограничиться только самым основным. Так что, мозг госпожи Мироновой заполнили эоны лет истории, доселе толком неизвестной ей расы: от войн с мирами Хаоса, когда еще не было ни времени, ни планеты Земля, до сего момента. К слову, «табель о рангах», запрошенный ею, там тоже был.
А когда все закончилось, Еву, пребывавшую на грани бесчувствия, мягкой чернотой поддерживали крылья Хареля, нависавшего над ней и откровенно опасливо всматривающегося в ее побледневшее с испариной лицо.

0

24

Словно удар молнии, много позже думала Ева. Дикая, невыносимая, раздирающая изнутри боль. Как множество шипов, разом вонзившихся в голову. Она плавила разум, выжигала без остатка, не оставляла ни единой возможности на передышку, на попытку хотя бы вздохнуть. Новые знания обрушились подобно лавине в горах, сметая всё, что представляла собой Ева Миронова. Новые имена, названия, даты, образы - они водоворотом увлекали девушку в неведомые ей прежде глубины истории, вскрывая целые пласты того, что и представить она не смогла бы. Разум её противился этому насилию над собой, требуя прекратить, остановиться, пощадить. Нет, она не закричала, просто не смогла, но едва прервался поток информации, Ева с тихим стоном обмякла, и упала бы, не удерживай её в этом момент Харэль. Его лица перед собой она почти не замечала. Полученные знания огненными картинками вспыхивали перед внутренним взором предполагаемой воительницы Абаддона, а разобраться в них просто не получалось, их было слишком много. Ева прикрыла глаза, почти растворяясь в калейдоскопе образов и слов. Как Виктор принёс её домой и уложил в кровать, она не запомнила, мысленно пребывая в иной реальности. Неосознанным движением подтянула одеяло поближе к подбородку, свернулась в клубочек, а после то ли уснула, то ли потеряла сознание. Ухода падшего архангела она также не заметила.

Пробуждение вышло занимательным.
И на черта я напилась?..
Первая мысль казалась логичной, а состояние и впрямь до боли знакомое: то ли жестокое похмелье, то ли серьёзная болезнь. Еве, сподобившейся пережить оба состояния в своём прошлом, сейчас было худо, но про себя она это описала более крепкими словцами из родного русского языка. Провалы в памяти беспокоили, но опасений не вызывали. Глаза открывать не хотелось, голова болела, поистине, адски. Повернуться бы на другой бок, лениво подумалось Еве, и снова уснуть.
На работу же... Боже, позвонить и отпроситься?
На этом месте разум подвис. Что-то казалось очень неправильным. Ева сглотнула вязкую слюну, облизала пересохшие губы и, наконец, решилась посмотреть на реальность вокруг себя. Реальность не разочаровала, предъявив совершенно чужую госпоже Мироновой спальню.
- Что за..?
Ева рывком села и незамедлительно пожалела об этом: голова закружилась так, что пришлось согнуться, снова закрыть глаза и переждать этот приступ. Тишина, царившая вокруг, казалась поистине благословенной. Думать было тяжело, но отчего-то Ева понимала, что с этим лучше не откладывать.
Как говорится, стоило только начать.
Пришла в себя Ева лёжа и разглядывая потолок. Вернее милый, светлый, в цветочек, полог над кроватью. Эта расцветка почему-то показалась смешной. Ева тихо засмеялась, чувствуя, что ещё немного и этот смех станет настоящей истерикой. Но как же было больно. Она повернулась на бок, приглушённо всхлипнув. Память продолжала бастовать, но информацией делиться постепенно начала, подбрасывая вразнобой кадры последних дней.
Чёртовы демоны.
Не только больно, но и обидно. А вдвойне обидно оттого, что Ева прекрасно вспомнила, как сама разрешила Виктору устроить это всё с собой. Теперь поздно лить слёзы и причитать, что она не знала, насколько это будет неприятно. А то бы, конечно, сто раз ещё подумала. Или нет. Она вытерла выступившие слёзы и села, по возможности стараясь проделать это неторопливо, чтобы не вызвать нового приступа. Если избегать излишне активных размышлений, то можно потихоньку разобраться с новым багажом знаний.
Разбираться Ева решила в ванной, совместив полезное с приятным. Сил добраться самостоятельно хватило, частично вернув былую самоуверенность. К счастью, Харэля рядом не было. Такт это или некие личные суперважные дела, Еве было всё равно, главное, что архидемон не маячит перед глазами, вызывая кучу противоречивых чувств. Помимо тонны знаний об ангелах и демонах, ещё нужно было понять, что делать со своим вполне однозначным желанием в адрес демона конкретного.

Сколько Ева пролежала в ванне, она  не представляла, но вода стала ощутимо холодной. Это, конечно, было не особенно приятно, но думать не мешало. Сначала она попыталась медитировать, отрешиться от всего, глядя на воду. Представить себя где-нибудь в горах, у озера, не получилось, но боль постепенно отступила, головокружение тоже, а это уже достижение. Затем Ева начала развлекаться тем, что называла мысленно некое имя ангела или падшего, а после этого внимала мгновенно всплывающим в голове сведеньям о нём. Тоже способ, решила бывшая ведьма, найдя аналогии своему обновлённому мозгу с компьютером: крутым, с навороченными программами и... и непонятными целями.
Взглядом Ева нашла круглое зеркало на стене, в котором отражалась та часть ванной комнаты, что находилась сейчас за её спиной. Пусто, конечно, она совершенно одна.
Так кто же она, или что, если посмотреть со всех сторон? Ну хорошо, для начала - избранница Бездны. И звучит круто, и на деле тоже вышло довольно страшно, ведь это сила, способная вызвать Апокалипсис, пусть даже не руками Евы. По крайней мере, пока. А что ещё? Обучение владению оружием тоже сюда добавим и получаем... кого? Зачем избраннице Бездны уметь стрелять, если у неё и так есть совершенное оружие, не каждому демону доступное? Чем дальше думала Ева, тем больше находила непонятного в своей новой жизни и это нравилось всё меньше. Кто она Абаддону? Тут опять пришёл на ум ночной разговор с Харэлем, этим обаятельным и привлекательным мерзавцем, которого хотелось придушить за доставленные весьма болезненные ощущения. На этом месте Ева вздохнула чуточку тоскливо, потому что, смотря правде в глаза, это очередное разочарование заговорило, ведь хотелось ей чего-то более приятного, а он... Подлец, мерзавец, скотина. То есть, разочаровавший парень. Но об этом он не узнает. Дважды объяснять не нужно, выводы Ева сделала и теперь собиралась больше молчать и слушать. Разве что несколько последних вопросов по поводу своего статуса подле Ангела Бездны прояснить стоило, во избежание новых глупых мыслей.
В комнату Ева вернулась посвежевшая, заметно взбодрившись и собравшись с силами. Немного неуверенная походка значила лишь, что головокружения пока не прошли, но приноровиться к ним было возможно. В гардеробе нашлась одежда, что тоже порадовало.
Я научусь думать, Виктор, не сомневайся. И ты мне объяснишь всё, расскажешь, что я должна знать, чтобы спасти себе жизнь. Я давно отвыкла от сказок, мне больше кошмаров доставалось. Если Абаддон не прекрасный принц, то исходить стоит из худшего для себя. Просто... неужели я совсем не заслуживаю счастья? Хоть немного?
Ева подошла к окну, выглянув на улицу. Светло, практически безоблачно. Захотелось открыть окно, чтобы впустить свежий воздух, может быть, услышать пение птиц. Престиж района не особенно впечатлял, вот близость к природе значила намного больше.
Дом бабушки стоял вплотную к лесу, с другой стороны посёлка протекала небольшая речушка. Такое далёкое, но всё ещё волнующее воспоминание.
Вздохнув, Ева отвернулась от окна и вышла из комнаты. Мелькнувшее было желание поискать Виктора она отбросила, решив повременить.  Прогулка без компании в лице демонов и людей – вот чего хотелось девушке.

Отредактировано Ева (2016-07-18 22:32:06)

0

25

Демон явила себя подле отмеченной Бездной, но не слишком близко, дабы сохранить за собой возможность немного понаблюдать за жертвой. Впрочем, жертва ли избранница Абаддона? Определённо, да. Пускай, не её, но всё-таки жертва. И сама не подозревает об этом. Что ж, Люцифер в мудрости своей и коварстве выбрал самого верного вестника.
Анаэль скрестила руки на груди, прислонилась к крепкому на вид дереву и окинула смертную взглядом, в котором светился мрачный интерес: какова она, та женщина, которую Абаддон выбрал себе в воительницы?
Пристальный, испытующий взор Анаэль наткнулся на женственную фигуру в отдалении, и хотя вид со спины не мог сказать, красива ли обладательница лицом так же, как телом, демон наперёд знала, что красива.
Меченная Бездной задумчиво брела по небольшой роще подле своего дома, и, Анаэль показалось, что её мысли были обращены так глубоко внутрь, что смертная весьма рассеянно относится к тому, что происходит вовне её тяжких дум. В том, что думы избранницы Абаддона были тяжкими, демон почти не сомневалась – не радужными, это точно. А уж насколько они были тёмными… Об этом можно было только догадываться, но Анаэль не стала и пробовать – скоро, весьма скоро она узнает наверняка и даже лично добавит бочонок дёгтя в ложку мёда. Но спешить в таком деле не стоит, тем более, что мрачное любопытство Анаэль ещё не исчерпало себя. Поэтому, вместо того, чтобы действовать, демон продолжила изучать одинокую фигуру, бездумно бредущую, куда глаза глядят.
Два бесшумных шага вправо.
Этот точёный профиль… Она так похожа…
«На кого?»
В этот бесконечно долгое мгновение Анаэль не могла обойтись без того, чтобы не провести параллель меж Евой и собой: похожи ли они?.. Внешне, возможно: обе черноволосые, крепко и гармонично сложенные. А вот схожи ли внутреннее – в этом ещё нужно убедиться.
«Вряд ли схожи. Ты уже до встречи с Абаддоном была безумна, тебя ведь именно эта деталь интересует? Насколько производство воительниц Военачальника Ада похоже на конвейер?»
В глазах демона засветился адский пламень, багровый и необузданный в своей бешеной ярости.
«Как я погляжу, в тебе просыпается твой извечный задор. Что ж, он кстати – пора действовать. Ведь тебе же неймётся немного помять этот прекрасный образец под номером… А, кстати, под каким? В нашей системе счисления вообще есть такое число, которое точно бы отобразило, какая она по счёту?»
Один короткий импульс в мозгу – и пламень ярости погас, его потушило ледяное дыхание презрения. Мыслить подобным образом перебор, даже для её ожесточившегося сознания. Да, её не особо радовал тот факт, что Абаддону будет служить кто-то, кроме неё, по крайней мере, пока она жива. Но прикрывать его всё равно кто-то должен, хочет она того или нет. И если этого не может сделать она лично… То это, в общем-то, только её проблемы и больше ничьи.
«Ой, да найдёт твой ненаглядный другой, не менее достойный экземпляр, об этом не беспокойся. Лучше о задании думай, что будем с отмеченной Бездной делать? Лично я настаиваю на старом, проверенном методе.»
Последний обрывок мысли привёл в движение губы Анаэль, и демон обнажила белые зубы в ухмылке от уха до уха. Проверенный метод… Ну ещё бы, кто бы сомневался, что её мозг предложит именно его.
«Ну что? Не надо обвинять меня в садизме, милочка! Просто это логично. Вот и всё! Не обязательно браться за неё серьёзно, так, припугнуть только…»
Демон беззвучно фыркнула и театрально закатила глаза. Чем она сейчас занимается? Ведёт дискуссию с самой собой? И главное, о чём?
«Минуточку, мадам! Если вы забыли, то я буду столь любезен, что напомню вам: вы сошли с ума. А с вашим диагнозом вам положены всякие голоса в голове и маниакальные наклонности, собственно, это мы и наблюдаем»
Что-то щёлкнуло в голове, и Анаэль ощутила, как внутри неё ото сна просыпается та её часть, что в свое время пригодилась Императору Ада больше остальных – безумие.
Действительно, зачем держать себя? Кого заинтересует моральная сторона дела? Кто спросит с неё ответ, если всё кончится так, как нужно Аду? Люцифер? Вот уж вряд ли. Абаддон? Он спросит в любом случае. И эта мысль остановила её.
… Быть может, есть другой способ? Поговорить с ней, попытаться объяснить?
«Объяснить что? То, что её ждёт, можно описать лишь одним способом. И ты его знаешь»
И правда… Если бы тогда, пока она сама являлась человеком, кто-нибудь попытался её переубедить, послушала бы она? Конечно, нет. О, она так слепо и беззаветно любила Абаддона, что никакие муки не остановили бы её, не помешали бы отдать себя всю, без остатка, Военачальнику Ада. И если бы кому-то пришла в голову мысль остановить её, она бы лишь расхохоталась в лицо «благодетелю».
«Но Ева – не я,- с нажимом подумала Анаэль, обращаясь к той своей части, что требовала и жаждала кровопролития,- Она другая. Хотя бы потому, что не воспитывалась орденом мазохистов. И ради Абаддона я должна попробовать иной способ!»
Усилием воли демону удалось загнать клокочущую, вязкую, как патока, черноту безумия обратно, туда, откуда она желала расползтись по её сознанию, заполнить его, в итоге вытеснив всё остальное. Вот и всё. Перешагнуть через свои мародёрские желания так просто, если думать о возлюбленном архидемоне. Анаэль отмахнулась от прочих мыслей, подобных этой. Она и так стоит здесь уже достаточно, чтобы отмеченная Бездной что-то заподозрила по той гнетущей атмосфере, что расползалась от демона по всей роще.
«Пора»
Анаэль сдвинулась с места совершенно бесшумно, как и прежде, и направилась прямиком к Еве. Демон не кралась, но всё-таки подбиралась к избраннице Абаддона со спины.
Остановилась она буквально в нескольких шагах, когда заметила, как Ева чуть вздрогнула, словно чувство тревоги, которое должно было нарастать с приближением к ней демона, наконец переросло в твёрдое осознание того, что тревога эта не беспочвенна.
И когда Ева обернулась, Анаэль сказала самое нелепое из того, что можно было:
- Привет.
Одно короткое слово, и больше ничего. Не то, чтобы ей нечего было сказать, наоборот, слишком много нужно было сообщить. Но демона интересовало то, как отмеченная Бездной будет реагировать, не зная, ни кто к ней явился, ни зачем.

0

26

Дом ощущался пустым. Ева неторопливо прошла по коридору, пару раз оглянувшись, чувствуя себя неуверенно, словно это было не её жилище, а хозяин вот-вот мог появиться из-за некой двери. Спускаясь по лестнице на первый этаж, девушка иногда замирала, вновь прислушиваясь и разглядывая предстающий взгляду холл. Тишина, никто не стремился к ней навстречу, не окликал, не приветствовал. С одной стороны Ева была рада этому обстоятельству, но с другой она по-прежнему ощущала настороженность, ожидая некоего подвоха. Да, господин Серов, он же Ангел Бездны Абаддон посулил ей этот дом в личное владение, но госпожа Миронова всё равно не воспринимала себя в нём владелицей. В той небольшой двухкомнатной квартире можно было расслабиться, там она могла избегать встреч с теми, кому не рада.
Ева выскользнула за дверь, решив обойтись без завтрака. Да, ночка выдалась тяжёлая, а эта встряска обошлась ей очень дорого во многих отношениях, но аппетита не было совершенно, да и уйти хотелось намного больше.
Улица встретила Еву прохладным ветерком, взъерошившим ей волосы. Совсем близко чирикнула птичка, но увидеть её не удалось. Ева спустилась по ступенькам крыльца, а затем свернула по выложенной серой плиткой тропе направо. Здесь вчера они гуляли с Харэлем, но в ночных сумерках всё выглядело совершенно иным. Он увёл её достаточно далеко, так казалось Еве, помнившей этот путь долгим. Впрочем, то могло быть лишь из-за неторопливости их шага и частых остановок. Пройдя немного девушка замерла, а затем решительно свернула с тропки прямо в рощу, через кустарники, по не успевшей полностью высохнуть траве. Это также напомнило Еве детство и ту деревушку, где жила бабушка. Там прямо с утра она выбегала во двор, пересекала достаточно широкий огород, за которым бабушка, не смотря на свой достаточно почтительный возраст, умудрялась ухаживать сама, практически в одиночку. За огородом начинался лес, такой большой, тёмный, густой. В нём легко можно было заблудиться, а кроме деревушки иных поселений поблизости не было на много километров. Ева не боялась и с удовольствием забегала очень далеко в поисках ягод и грибов. Порой с ней были сёстры и тогда они могли бегать, играть и дурачиться. Ева остановилась рядом с высоким крепким дубом, коснулась ладонью его шероховатой коры, вздохнула, перебарывая желание прижаться к стволу дерева лбом. В детстве ничто не могло её смутить, но мышление горожанки не так просто изменить и Ева Миронова беспокойно думала о насекомых, паутине, возможной аллергии.
Руку девушка убрала и побрела дальше, отирая ладонь о свои тёмно-синие джинсы. Прогулка начала утомлять, а ведь прошло времени всего ничего. Птицы больше не пели, да и ощущение было совсем иным, ничем не напоминая восторг детства. Может, взрослые просто не способны наслаждаться жизнью. Эта мысль окончательно испортила настроение Евы, отражаясь мрачностью во взгляде и выражении лица. Она нервно тряхнула головой, откидывая волосы назад, обернулась, ища откуда пришла сюда. К чёрту такую прогулку, думала Ева. Место ей не нравилось, ей вообще всё здесь не нравилось, настораживало, побуждая оглядываться, словно кто-то наблюдал за ней.
Озадаченная, Ева замерла, задерживая эту мысль в голове, как бы пробуя её на вкус. Дело совершенно не в роще и не в дурном настроении. Что-то было не так, но воздействие шло извне. Шорох травы прозвучал за спиной. Она резко обернулась, встречаясь взглядом с незнакомкой, которой не должно было здесь оказаться, но тем не менее та стояла и спокойно смотрела на Еву Миронову, словно хорошо знала её и пришла именно к ней. Страха не было, но все чувства, казалось, обострились до предела. Ева ощущала себя подобно напряжённой пружине, готовой стремительно распрямиться и ударить. Чем? Ответ нашёлся мгновенно - Бездна. Нечто нарастало внутри, сгущалось подобно чёрным тучам, вполне способным обратиться ужасающей грозой, настоящей бурей. Перед мысленным взором избранницы Бездны снова стояла картина разрушенной церкви, бушующих смерчей, гибнущих людей. Она чуть вздохнула, не давая этому в себе вырваться на волю.
- Привет.
Ответ вырвался помимо воли, а затем Ева рассмеялась этой нелепой ситуации. Девица не нападала, она всего лишь поздоровалась. Уничтожить её за это? А почему нет, Ева знала, что может  и при этом ей будет совершенно безразлично, кто это, чего она хотела и нужно ли было с ней настолько круто.
- Тебя Виктор прислал?
Незнакомка была демоном, это Ева уже поняла. Что ещё могла здесь делать девушка-демон, как не выполнять распоряжение Харэля либо Абаддона? Предположить вторжение кого-то враждебного у Евы причин не возникло, ведь территория возле дома находилась под охраной, она сама видела эти силовые линии.
- Что же, надеюсь, ты способна ответить на несколько моих вопросов. Я хотела поговорить с ним, но сойдёт любой демон.
Ева сама шагнула навстречу пришелице, внимательно изучая её. Новая нянька для госпожи Мироновой? Может быть Виктор решил обезопасить себя от возможных домогательств с её стороны таким образом? Наверняка чёртов падший архангел всё понял. Ева зло поджала губы, внутренне закипая. Хотелось просто кому-нибудь врезать, выпустить пар. К сожалению, даже обычными боевыми искусствами госпожа Миронова совершенно не увлекалась, потому предлагать незнакомке спарринг было бы действительно глупо.

0

27

Анаэль просто стояла и наблюдала, пристально всматривалась в лицо отмеченной Бездны, роняя драгоценные секунды в пустоту. И странновато улыбалась смертной. Так, словно знала нечто, неведомое избраннице Абаддона, и упивалась этим обстоятельством. А ещё было в ней что-то неуловимое, но неприятное и даже отталкивающее.
Впрочем, этого неприятного и отталкивающего было предостаточно и в Еве Мироновой, женщине, что стояла напротив и с вызовом взирала на воительницу, подобно тёмной жрице древности, опасной, и поэтому ещё более прекрасной.
Да… Наблюдать за отмеченной Бездной со спины и стоять с ней лицом к лицу – не одно и тоже. Пугающее зрелище? Возможно, для кого-то другого, но не для воительницы Ада. Для неё скорее… Прекрасное? Да, пожалуй, что так.
Тёмная красота Евы не могла не восхищать, но и особой радости не доставляла, а лишь опаляла, жгла рассудок ядовитым огнём зависти.
«Вы ничуть не похожи» - вынес вердикт замогильно холодный голос в её голове.
Эта мысль одновременно успокаивала и бесила, и Анаэль не смогла разделить эти два чувства, слившиеся в одну непонятную, но слишком прочную субстанцию. Что ж, пускай будет. Одним неприятным чувством больше, только и всего.
- Не совсем,- уклончиво ответила демон на вопрос смертной, и в её улыбке прибавилось ехидной загадочности.
Создавалось ощущение, что нежданная гостья всем своим видом нарывается на… Что?
- Возможно, у меня и есть ответы на твои вопросы, Ева Миронова, но просто взять и отдать их тебе слишком скучно и непродуктивно. К тому же, у меня к тебе тоже есть вопросы.
Анаэль сдвинулась с места и осторожными шажками задвигалась по кругу, центром которого являлась отмеченная Бездной.
- И раз я твой очередной тренер, почему бы нам не сыграть в одну очень интересную игру?
Демон говорила и как будто искала брешь, кружа над смертной, подобно хищнику, выискивая слабые места для атаки. Она не скупилась на самодовольство и вела себя даже слишком вызывающе.
- Правила просты: кто покоится на лопатках, тот отвечает, а кто сверху – спрашивает.
Анаэль мотнула головой и её волосы, заплетённые в тугую косу, легли за спину. Руки демон подняла к груди и согнула одну ладонь в приглашающем жесте, уступая первый ход смертной.

0

28

Взгляд женщины-демона, стоявшей перед Евой, нервировал. Не любила она не понимать чего-то, а эта незнакомка выглядела слишком странной и непонятной, чтобы не среагировать на неё.  К тому же некое ехидство проступало во взгляде и улыбке этой особы, отчего Ева начинала раздражаться, с трудом подавляя желание добиться ответа. Пусть Бездна придавала ощущения собственного превосходства своей избраннице, но оставалась опаска не успеть ответить вовремя на возможный удар.
Демон заговорила и Ева поморщилась на её тон и вложенный в слова смысл.
Скучно, вот как? Да кто ты такая!
- Ты меня знаешь,- пробормотала она, наблюдая за странными перемещениями незнакомки.- Могла бы и представиться.
Всё же тренер, Ева вздохнула, испытывая некое облегчение. Значит, она не ошиблась. Сначала демоны обучали стрельбе, теперь вот это. Ева чуть сдвинулась, медленно поворачиваясь и следя движениями Анаэль. Видимо, зала в подвале им показалось мало, ей решили устроить полевые испытания на свежем воздухе. Желание самой Мироновой Евы тут, кажется, в расчёт не принималось. Она чуть отступила, стараясь не запутаться в траве и не запнуться о случайный камень или некстати вынырнувший из-под земли корень. Не хотелось ей устраивать борьбу в грязи, тем более что собственные силы Ева рассчитала очень честно. Эта возня безо всяких сомнений закончится тем, что лежать на лопатках будет она и очень быстро. К чёрту, мрачно заключила избранница Бездны, скрещивая руки на груди и высокомерно взирая на свою предполагаемую соперницу.
- Остынь,- холодно бросила она кружившей подобно коршуну над цыплёнком девушке.- Ещё раз говорю, для начала представься, а после я решу, хочу ли с тобой драться.
Не воспримет ли подобный тон себе за обиду Анаэль, Ева не думала, да и дела особого до нежных чувств демонов у неё также не было. Разочарование едко жгло изнутри, вытравляя способность быть вежливой и дружелюбной. Никто не стремился заслужить её расположение. В конечном итоге даже Виктор напугал Еву, заставив осознать, какая разница между нею и демонами, ну и падшими, конечно же. Всё то якобы доброе расположение и обращение к ней было лишь по приказу Абаддона, а измениться оное могло в любую секунду. Может быть, прямо сейчас?
- Я не умею драться,- признание далось легко, как и следующее.- Но если решу, что я в опасности, биться буду насмерть. Всем, чем смогу. А теперь отвечай на мои вопросы.

0

29

Анаэль ждала нападения, удара. Готова была покатиться по траве, мёртвой хваткой вцепившись в смертную. Собиралась оседлать Еву Миронову и хотя бы на несколько мгновений ощутить своё превосходство над ней, а потом, возможно, уступить или оказаться снизу вполне справедливо и почувствовать собственную слабость, ограниченность. Ведь, если честно, её научили смаковать любую ситуацию. Впрочем, если совсем честно, до конца она этому так и не научилась. Сумела лишь смиряться с неизбежным, да и только. Это тоже своеобразное достижение, однако, сейчас не об этом. А о том, что удара, которого ждала Анаэль, всё не было и не было. И, видимо, не будет.
Демон уже подумывала напасть первой, без очередного вступления, так, как это делали её учителя, но удержала себя на месте.
Если бы её истинной целью действительно являлось обучение смертной всему, чем демон владеет сама, Анаэль напала бы без обязательной прелюдии, без приветствия. И даже после неожиданной атаки нескоро бы заговорила со своей ученицей, стремясь таким способом сломить её дух в первую же встречу. Но цель была другой, и она требовала совершенно иных методов.
Поэтому, и только поэтому демон разомкнула плотно сомкнутые губы и произнесла:
- Мне известно о твоём существовании, но я не знаю тебя... По крайней мере, не так, как хотелось бы.
Анаэль, застывшая, было, на мгновенье, возобновила своё шествие вкруг смертной, но уже более ленивой, небрежной и вместе с тем резкой походкой. Однако думать, будто она расслабилась или утратила хотя бы толику бдительности, было бы ошибкой.
- Представиться?.. Есть ли в этом смысл, смертная? Я не могу и не хочу сказать тебе своего истинного имени, а говорить выдуманное, значит попусту сотрясать воздух. Тебе известна цель моего прибытия, кто я на самом деле и кто – для тебя лично. Так чего же тебе ещё?
Демон с усмешкой покачала головой, показывая этим жестом, насколько неуместен упрёк отмеченной Бездной.
- Ты и не научишься, если будешь переминаться с ноги на ногу вместо того, чтобы действовать.
Анаэль прекратила кружиться над Евой, словно стервятник, и, в долю секунды очутившись за спиной смертной, аккуратно сжала шею женщины, но совсем не больно и не с намерением удушить отмеченную Бездной, а лишь демонстрируя своё бесцеремонное вторжение в личное пространство «ученицы». Можно сказать, с одним намерением даже – разозлись Еву ещё больше, вывести её из себя.
- Весьма глупая угроза, милая Ева, по многим причинам, пока недоступным твоему пониманию,- прошептала демон как-то томно, сладостно, и вместе с тем в её словах ощущался терпкий яд, опасный и ранящий самые слабые человеческие места – гордость и чувство собственного достоинства,- Не я твой враг, но ты в опасности, причём всегда. И если ты будешь разбрасываться такими словами, то кончишь плохо и весьма скоро.
Демон сделала глубокий демонстративный вдох, прислушалась к аромату смертной, и её губы растянулись в жадном оскале, полном непрозрачных намёков о том, чего бы сейчас хотелось Анаэль. Конечно, смертная не могла видеть этого движения уст демона, но могла ощутить всё то, что стремилась передать Анаэль кожей.
- Как же я отвечу на твои вопросы, смертная, если ты не задала ещё ни одного и я всё ещё твёрдо держусь на ногах?
В интересах Анаэль было удовлетворить любопытство отмеченной Бездной, но своих позиций она уступать не собиралась, и осторожным, как бы небрежным вмешательством в личное пространство смертной мягко, но и донельзя нахально подталкивала Еву действовать смелее, отдаться во власть разрушительного гнева.

0

30

Демон явно не впечатлилась требованиями Евы. Возможно, стоило чем-то подкрепить своё право эти требования излагать. Ева подумала о Бездне. Как часто можно вызывать её без риска утратить контроль из-за своей неуравновешенной эмоциональности?  Внутри девушки всё ещё зрел страх перед этой невероятной силой, таким могуществом. Ей хотелось владеть им и управлять, и понимала, что пока слишком рано, а будет ли возможность позже... Кто знает. Но для начала нужно приструнить хотя бы эту наглую самоуверенную особу демонического происхождения.
Избранница Бездны наградила очень мрачным взглядом незнакомку.  Что же, представиться она не пожелала, но ничто не мешало Еве самой придумать имя для неё. Мысленно, конечно, вряд ли девица станет откликаться, к примеру, на стерву или нахалку. А ещё подумалось, что эта демон очень похожа на её сестру Марго. Такая же высокомерная, всё знающая, не отступающая. Тоже готова была сделать всё, чтобы Ева ощутила себя слабой и глупой.
- Я не переминаюсь,- огрызнулась она, заводясь всё сильнее.
Да, драться Ева не могла, взывать к Бездне было рискованно, но что мешало воспользоваться оружием? Только забывчивость, конечно же. Под неплотным жакетом она ощущала кобуру с подаренным пистолетом. Глупое желание почувствовать себя Матой Хари оказалось не столь уж глупым. Есть ли толк от огнестрельного оружия против демона Ева и собиралась узнать.
Она мрачно улыбнулась, заводя руку чуть за спину, но не успела коснуться кобуры. Даже вдоха не завершила, когда Анаэль внезапно оказалась подле неё,  охватывая рукой шею, слегка сжимая горло.  Глаза Евы расширились в кратком мгновении настоящего страха. Ведьма, Избранница Бездны, владеющая пистолетом, - да какая разница, если всё это лишь красивые слова, а просто человеком Ева Миронова пробыла намного дольше. Обычным смертным человеком, знающим страх тёмных подворотен, гопников и наркоманов, да кого угодно, кто был крупнее и сильнее, и мог одним движением свернуть ей шею. Ева боялась быть задушенной сильнее, чем любой другой человек. Почти фобия, от которой хотелось закричать. Судорожно вздохнув, Ева ухватилась машинально пальцами за кисть руки Анаэль. С расширенными зрачками, не мигая, она внимала словам демона, не вполне понимая то, что слышала.
Враг? Кто, о чём она? О какой опасности говорит эта женщина? Сердце стучало как бешеное, ускоряемое выброшенным в кровь адреналином. Страх и гнев смешались в причудливый коктейль, создавая настроение, в котором Ева постепенно теряла контроль над собой. Опять ей угрожали, опять намекали на знания, ей недоступные. Она дрожала, уже не зная, что чувствует. А ведь рядом была ещё Анаэль и её присутствие подстёгивало, рвало и крушило барьеры в сознании, уничтожая то благоразумие, с которым Ева доселе стремилась слушать своих наставников, выполняя их указания.
Она опустила взгляд на руку, что всё ещё удерживала в своём некрепком захвате потенциальную воительницу Абаддона. Какой соблазн ответить просто по-женски, подумала Ева. В следующий миг она впилась своими зубами в руку Анаэль, не до крови, но ощутимо, почти сразу же отталкивая её, круто разворачиваясь, чтобы оказаться лицом к лицу с девушкой-демоном. Рука Евы, вероятно под воздействием вдохновения, очень быстро расстегнула кобуру, извлекая пистолет. Ева помнила, что сначала нужно убрать предохранитель. А затем... палец мягко коснулся спускового крючка и прогремел выстрел. Да, пистолет действительно был заряжен, она не ошиблась в своих надеждах. Дымящийся ствол  был направлен точно на Анаэль.

0