Вниз страницы

Ночная Столица: между Адом и Раем

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ночная Столица: между Адом и Раем » Жилые районы » Квартира-студия Гемрана


Квартира-студия Гемрана

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Двухуровневая квартира, расположенная на последнем этаже высотного дома на северо-востоке Столицы. Стен и перегородок нет. Исключение составляет небольшая, хорошо изолированная домашняя студия звукозаписи.

Интерьер

http://s7.uploads.ru/t/ncLO5.jpg
http://s3.uploads.ru/t/aji1W.jpg
http://s2.uploads.ru/t/w7Fza.jpg
http://s2.uploads.ru/t/8sPbq.jpg

0

2

-------- Аэропорт

Вэнс подал Оле руку, помогая выйти из машины, и подхватил свою сумку. Уже возле подъезда их догнал оклик Кензо:
- Эй, Гемран! – гитарист высунул голову в приоткрытое окно и довольно осклабился, как объевшийся сметаны кот. – Валик говорит, завтра где-то в центре будет вечеринка, одна из организаторов та блиндинистая цыпа, с которой мы тебя видели пару раз. Мы туда собираемся, и тебе тоже надо. Куча папарацци, продюсеры, прочие шишки, все дела… Так что не шалите слишком сильно.
Он многозначительно подмигнул Оле и нырнул обратно в машину. Фургон коротко просигналил на прощание и плавно тронулся с места.
Гемран проводил его взглядом и повернулся к Оле:
- А я так надеялся хотя бы на пару дней уйти в подполье и не отсвечивать. Видимо, этим мечтам не суждено сбыться…
Квартира встретила их тишиной и еле уловимым запахом пыли и сухих цветов. Вэнс щелкнул выключателем, и свет вспыхнул под потолком и на стенах, играя приглушенными бликами на полированных черных боках огромного концертного рояля, который стоял посреди студии.
Музыкант подошел к нему и провел пальцами по крышке. В тонкой белесой пыли, покрывающей инструмент, осталось четыре угольно-черные полосы.
- Мда…, - мужчина поморщился и вытер руку о штаны. – Извини за беспорядок. Завтра надо будет пригласить уборщицу.
Он рассеянно кивнул девушке в сторону кресел.
- Располагайся пока. Я буду готов через десять минут. И я по-прежнему хочу знать все, что произошло с тобой за то время, что меня не было.

0

3

Полгода – срок, вполне достаточный, чтобы человек вроде Ольги успел свыкнуться с непростым характером и резкими перепадами настроения друга, благо недостатков у него было не так уж и много (самыми серьезными из которых были клыки). И сейчас вместо того, чтобы обидеться, в ответ на резкость она лишь сморщила нос и отобрала цветы обратно, даже не думая настаивать на своем предложении.
Не нужно, так не нужно. Хоть гематогеном питайся, хоть своим кактусом, если так больше нравится.
- Что, казачка, не действуют твои женские чары на нашего Британца?
Мысленно добавив в список недостатков друзей с излишне острым языком, Оля с улыбкой развела руками и сокрушенно вздохнула, признавая свое полное бессилие перед неприступностью певца. Уже по опыту она знала, что иначе реагировать на шутки гитариста ни в коем случае нельзя – если заметит хотя бы намек на смущение, уже ни за что не отстанет, будет припоминать неудачное любовное приключение всю оставшуюся жизнь.
Однако сегодня этот номер не прошел. Нимало не смущенный красноречивым взглядом солиста, Кензо всем корпусом подался вперед с намерением дать несколько ценных советов, но по счастью, именно в этот момент машина резко затормозила на светофоре, встряхнув пассажиров, и горе-гитарист под дружный смех коллег ткнулся носом в коленки клавишника.
Не прошло и минуты, как машина снова наполнилась оживленным гомоном, но девушка предпочла отвернуться к окну, от души радуясь внезапному избавлению, и больше не принимала участия в болтовне до самого приезда.

Глухо щелкнул выключатель и мягкий электрический свет залил квартиру, успевшую в отсутствие хозяина основательно запылиться и принять пустынный нежилой вид, свойственный заброшенным старым домам. Оля неторопливо прошла вперед вслед за Гемраном и обвела «беспорядок» задумчивым взглядом, отыскивая свободную вазу под несчастный букет.
Как и любое другое жилище, эта квартира могла многое сказать о привычках и характере своего обитателя. Красавец-рояль, величественно возвышающийся посреди комнаты, хаотичное нагромождение дисков на кофейном столике, разбросанные там и сям комки черновиков… но это были самые очевидные, внешние атрибуты. Достаточно было совсем недолго побыть здесь, чтобы интуитивно ощутить особенную творческую атмосферу, отличающую обитель творца от обычного холостяцкого логова. Почувствовать незримое присутствие призраков непойманных еще идей, подобных озорным легконогим сильфам, танцующим в воздухе, на лакированной крышке рояля, книжных полках или среди цветов, смеясь и дразня.
А еще здесь не хватало того домашнего уюта и тепла, какой может привнести лишь присутствие женщины, и это не могли исправить ни стильный интерьер, ни ухищрения дизайнеров.
Это было в силах лишь самого хозяина.
- Ты не торопись, у нас вся ночь впереди, - отвлеченно ответила Оля, все еще занятая своими мыслями, и подошла к низкой тумбе, на которой стояло сразу несколько ваз с засохшими давным-давно букетами. Свободных среди них не нашлось, так что девушка без зазрений совести вытащила из мутной попахивающей воды неприглядные веники, бывшие некогда роскошными охапками роз, и безжалостно отправила в мусорку. Старательно вымыла вазы, протерла тумбу, избавляясь от следов пыли и своей самодеятельности, и наконец водрузила обратно единственную вазу с пожеванными герберами, а рядом поставила горшок с уродцем-сенилисом.
- Если честно, я тоже рассчитывала, что завтра ты будешь свободен, - громко сообщила Оля, хмуро разглядывая результат своих нехитрых манипуляций, - я собиралась пригласить тебя на премьеру нашего нового мюзикла. «Хозяйка медной горы» по мотивам сказки Бажова. Мне кажется, тебе бы понравилось… если бы ты нашел время и пришел. И все мои успехи мог бы увидеть своими глазами.

Отредактировано Ольга (2015-09-25 09:31:39)

0

4

- Вот черт… - Услышав о предстоящей премьере, Гемран, который успел подняться на второй уровень в спальню, подошел к металлическим перилам, ограждающим помост с кроватью. Он оперся о них и глянул вниз, с легким удивлением обнаружив, что Оля уже успела развить достаточно бурную деятельность.
Пока она возилась с вазами, фэриартос наблюдал за ней с отстраненным интересом, и неожиданно поймал себя на странном чувстве. Это было то же удовлетворение, которое иногда рождала в нем музыка, или гладкость и гармоничность пары строк, подходящих для новой песни, или радость от того, что сумел подобрать идеально звучащий аккорд. Это было ощущение, когда все вокруг приходит в равновесие и все части целого сочетаются друг с другом.
Глядя на то, как спокойно и деловито хозяйничает девушка, он кожей ощущал, как застоявшийся, стылый воздух квартиры понемногу наполняется чем-то живым и теплым - тоньше самого нежного аромата, легче самого невесомого прикосновения.
Музыкант привычным жестом задумчиво потер небритую щеку, мотнул головой, словно отгоняя непрошенные мысли, и спустился вниз.
- Нормальный учитель или наставник сказал бы, что тебе надо немедленно отправляться домой и как следует отдохнуть и выспаться перед завтрашним спектаклем. Но я не нормальный учитель, а как наставник еще хуже. Кроме того, не понаслышке знаю, что перед подобными событиями почти невозможно заснуть от волнения. Поэтому намереваюсь нагло воспользоваться ситуацией и твоим щедрым предложением относительно «всей ночи».
Дразня, он с улыбкой легонько щелкнул Олю по носу и направился в сторону ванной.
- Вечеринка, о которой говорил Кензо, будет длиться до рассвета, приехать туда мы можем в любой момент. А твое выступление я ни за что не пропущу. Должен же я убедиться, что последние пару месяцев ты не теряла времени даром…
Вернувшись через несколько минут посвежевшим и бодрым, с влажными волосами, которые оставляли мокрые темные пятна на футболке, Вэнс принялся рыться в оставленной в прихожей сумке.
- По поводу этой вечеринки… Очень надеюсь, что ты сможешь составить мне компанию и не бросишь на растерзание всем этим деятелям искусства. – Он с надеждой глянул на Олю. – Понимаю, что в прошлый раз твоя встреча с моими соклановцами приняла крайне… неожиданный поворот. Но в этот раз я буду рядом и не отойду от тебя ни на шаг. Достаточно будет  провести там полчаса, и мы можем быть свободны. Если, разумеется, ты найдешь в себе силы после спектакля. Если же нет…
Напустив на себя скорбный вид, Вэнс возвел глаза к небу и пропел, вложив в голос максимум трагизма и надрыва:
-… I will drink your cup of poison!
Nail me to your cross and break me!
Bleed me, beat me, kill me, take me now
Before I change my mind...*

Подождав, пока затихнет раскатившееся по квартире эхо, он спокойно улыбнулся и подошел к девушке, глядя на нее сверху вниз:
- А еще у меня есть кое-что для тебя. Не сочти попыткой подкупа, хотя похоже, сейчас это выглядит именно так. Просто когда это увидел, сразу подумал о тебе…
На протянутой ладони Британца лежал маленький серебряный кулон в виде птицы.
- Ты позволишь?
Развернув девушку спиной, он бережно отвел в сторону густые русые волосы, перекинул через ее голову цепочку с украшением, аккуратно застегнул замок… А потом, повинуясь бездумному порыву, наклонился и  коснулся губами ее кожи, там, где у основания шеи золотился тонкий нежный завиток.

_______________________
* - отрывок арии Иисуса из рок-оперы Э.Л. Уэббера "Jesus Christ Superstar"
[audio]http://pleer.com/tracks/6089182OQVm[/audio]

Кулон

http://s7.uploads.ru/t/Z68lo.jpg

Отредактировано Гемран Вэнс (2015-09-29 00:29:22)

0

5

- Пользуйся, конечно, - великодушно разрешила Оля и снова расплылась в довольной улыбке, - сразу после вашего отъезда у меня изменилось расписание – не без участия твоей сестрички, кстати, так что я вполне могу выспаться с утра. И что это за вечеринка, если не секрет, на которую «мы» завтра собрались?
Вопрос в конце прозвучал с изрядной долей иронии: несмотря на компромиссный характер, девушка не оставила без внимания прощальную реплику Кензо относительно блондинистой цыпы, сказанную с такой каверзной физиономией, что сомневаться в ее значении не приходилось. Ехидный гитарист наверняка рассчитывал обеспечить другу грандиозный скандал на всю грядущую ночь, а то и на следующую. И хотя закатывать сцены ревности Оля не собиралась, появляться на означенном вечере тоже не было никакого желания.
Следующей жертвой уборки стал книжный стеллаж, забитый до отказа всевозможной литературой – от детских сказок до научных трудов в области физики и медицины, перемежавшихся причудливыми статуэтками, с которыми девушка возилась до возвращения фэриартоса из ванной. Привести эту свалку хотя бы в подобие порядка она отчаялась довольно скоро, и по-простому смахнула пыль с полочек и разномастных корешков.
- Гемран, ну послушай, - терпеливо начала Оля, пытаясь впихнуть на место увесистый томик стихов на немецком, когда снова всплыла тема вечеринки, - дело ведь не в спектакле и не в том, сколько у меня будет сил. Если ты едешь туда работать, я только помешаю, если отдыхать – тем более. Ни продюсеры, ни твои подружки не обрадуются, если ты весь вечер будешь занят моей охраной. И вообще, при чем тут твои соклановцы? Хочешь сказать, что там соберутся еще и вампиры?
Оля с удивлением обернулась и рассмеялась, когда киндрэт возвел глаза к верху и горестно запел, жалуясь потолку на свою нелегкую долю.
- Почти убедил, - весело отозвалась она, когда квартиру снова наполнила тишина, - для полноты эффекта еще можно разорвать на груди рубашку и вырвать себе клок волос, но, в целом, неплохо и так… ой, что это? Какой красивый…
Кулон-птица на протянутой ладони тускло мигнул в свете ламп. Чувствуя, как начинают гореть щеки, Оля протянула к украшению руку и провела кончиками пальцев по прохладным серебряным перышкам, повторяя изгиб рвущихся к небу маленьких крыльев. Послушно развернулась и придержала волосы, пока мужчина возился с застежкой, без всяких слов понимая, что подарок означает гораздо больше, чем обычный памятный сувенир. Что-то, что раньше лишь иногда едва угадывалось во взгляде, особенной интонации голоса, улыбке и жестах, сейчас говорило яснее любых признаний. Как солнечное тепло ясным летним днем, которое чувствуешь кожей даже сквозь крепкий сон после очередной ночи бодрствования в компании вампиров.
Мимолетное легкое касание поцелуя было очень похожим на ласку солнечного зайчика. Девушка отпустила волосы и быстро обернулась, отыскивая взглядом болотно-зеленые глаза музыканта, одновременно удивленная, смущенная, растерянная и счастливая. И было уже все равно, что он никакой не человек, что он старше на несколько десятков лет и что вокруг него стаями вьются женщины, куда более решительные, уверенные и красивые – каждый из аргументов, которые Оля неустанно повторяла себе на протяжении полугода, стремительно пронесся в голове и исчез, уступая место действиям.
Пускай и не совсем добровольным.
Сборник стихов немецких классиков, так и не добравшийся до законного места среди собратьев, выскользнул из ослабевших пальцев и с глухим стуком упал под ноги, когда девушка сделала еще один маленький шаг вперед, приближаясь к киндрэт вплотную. Расширенные глаза, устремленные на Гемрана с выражением безоглядной влюбленности и желания, заволокло ставшей почти привычной хмельной пеленой.
- Спасибо, - шепнула Оля и потянулась к губам мужчины, смыкая руки за его спиной.

+1

6

Полгода жесткого самоконтроля, сомнений и бессонных дней едва не пошли псу под хвост за одну секунду. Полгода, на протяжении которых почти каждую ночь в голове звучал один и тот же вопрос: «Имею ли я право?». Но на него не было ответа, и оставалось только кружить мыслями по одному и тому же замкнутому кругу. Полгода зыбкого равновесия между своими желаниями и долгом. Долг и профессионализм неизменно побеждали, но сейчас Гемран был готов наплевать на все свои принципы.
Для существа, чья жизнь не ограничена какими-либо временными рамками, два месяца – это почти ничто. Для Вэнса же они стали неожиданно долгими и трудными, и мысль о том, что скоро все кончится и он вернется в Столицу, придавала сил перед очередным концертом. Он скучал по своей ученице, хотя и не желал признаться в этом даже самому себе. 
И сейчас уже почти не имели значения никакие «если» и «но», которые прежде он сам ставил между ними. Важно было только то, что вот она – совсем рядом, и ее плечи такие теплые и хрупкие под его ладонями; и ее волосы пахнут солнцем и полевыми цветами…
Но прежде чем коснуться манящих нежных губ, он остановился.
Пристально глянул в глаза Оли, и между бровей мужчины пролегла резкая складка.
Этот взгляд и это выражение лица были ему хорошо знакомы. Слишком часто он наблюдал нечто подобное на лицах людей при общении с соклановцами…
Поэтому в последний момент он чуть повернул голову, и вместо того, чтобы прижаться к губам девушки, коснулся ее щеки ласковым поцелуем. Отчаянная, почти свирепая надежда и радость, кипевшая внутри всего секунду назад, угасла, уступив место прежней угрюмости.
Фэриартос зарылся лицом в густые мягкие волосы Ольги, глубоко вдохнул и закрыл глаза, горько усмехнувшись самому себе.
«Вот и ответ на мой вопрос. Нет, не имею…»
Через мгновение он выпустил ее из объятий, отступил на шаг и повернулся, чтобы она не видела его лица.
- Нам пора идти. – Голос музыканта был бесцветным. – Хоть у тебя и будет время, чтобы отдохнуть перед спектаклем, я не намерен мучить тебя бодрствованием до самого утра. Будет лучше, если мы просто прогуляемся, а потом ты поедешь домой.
Он ожесточенно провел ладонью по лицу, словно стирая налипшую паутину, наконец взглянул на девушку. Попытался улыбнуться, но вышло довольно натянуто.
- По пути расскажешь, что у тебя за роль в мюзикле. – Актерское мастерство и привычка играть на публику брали верх, и контроль над эмоциями возвращался с каждой секундой. По крайней мере внешне. Следующая улыбка вышла уже куда более непринужденной. – Неужели самой Хозяйки Медной горы?
Разговор о пресловутой вечеринке был отложен на потом. Хотя в идеале вообще не хотелось об этом даже думать. Сейчас же нужно было скорее уйти из квартиры, где они только вдвоем - слишком близко. Слишком опасно и соблазнительно.
Дождавшись, пока Оля возьмет сумку, Вэнс подхватил плащ и вышел вслед за девушкой.

-------------Парк

Отредактировано Гемран Вэнс (2015-10-25 22:21:33)

0


Вы здесь » Ночная Столица: между Адом и Раем » Жилые районы » Квартира-студия Гемрана