Вниз страницы

Ночная Столица: между Адом и Раем

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Лондон

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

http://s7.uploads.ru/t/AlsEf.jpg
http://s3.uploads.ru/t/QgiZp.jpg
http://s7.uploads.ru/t/J4PCe.jpg

0

2

Последний раз я был здесь в тридцатых годах прошлого столетия. Казалось бы, совсем недавно – по меркам такого создания, как я. Однако, пребывание среди смертных неизбежно накладывает свой отпечаток, среди прочего, и на отношение ко времени в том числе. Конечно, память неизменно в совершенстве сохранила каждый малейший фрагмент, даже самую незначительную в плане событий секунду, проведенную мной в этом городе, и я прекрасно помню свои былые поздние вечерние променады по северному берегу Темзы. Да, тогда здесь все выглядело примечательно иначе, а ведь прошло менее сотни лет, - для меня это все равно слишком мало. Но Лондон и впрямь успел сильно перемениться, с чего, должно быть, моему восприятию и чудится сейчас, будто с тех пор минула целая вечность. Снова. Как и при каждом моем появлении в этой столице.
http://s7.uploads.ru/t/NSBxu.jpg
Блуждая бесцельным созерцательным вниманием по видам Набережной Виктории еще какие-то минуты, в сопутствии тому Ангел Бездны перебирал воспоминания о днях прошлого, в чем-то занимательного, забавного, а в чем-то пустоватого и унылого, но все-таки в любом случае неповторимого, отмеченного особенным своеобразным колоритом Британии разных времен. На какой-то миг Абаддону подумалось, что он вполне бы мог простоять тут и пару дней кряду, - вот так просто, застыв на одном месте, лишь попеременно вглядываясь то в неспешное течение темных вод самой Темзы, то в пейзаж вокруг, припоминая те ушедшие эпохи, когда ему давалось посещать Лондон. Довольно странный порыв для падшего архангела, жаждущего опрокинуть все мироздание в Даат.
- Так значит, Блэр, вы с ним договорились встретиться сегодня?
Темза, выглядевшая на фоне размытых точек вечерних огней набережной таинственно и несколько мрачновато, по-прежнему оставалась для восприятия Военного Советника в приоритете, только что появившийся демон проявлением визуального внимания не удостоился ничуть. И, тем не менее, внешне Абаддон являл собой само воплощение безмятежного спокойствия, точно бы поддавшись магнетическому влиянию медлительной реки. Он отрешенно вглядывался куда-то вперед, чуть цепляя взглядом атласную поверхность тёмной воды, обманчиво расслабленно окаменев в своей офицерской выправке.
- Все верно, генерал, - через ломаную паузу отозвался легионер, не смотря на риторическое свойство вопроса – все это уже обсуждалось днем ранее.
Демон избежал наказания за недозволительную самодеятельность, и все же опасения, вполне обоснованные, учитывая положения вещей в нынешней так называемой большой политике, вовсе не спешили оставлять его в покое, крепко засевшие в сознании, они предательски заявляли о себе в интонациях голоса и попытках держаться уверенней.
- Я готов исправить допущенную ошибку и …
- Разумеется ты готов, - не дав закончить и без того тяжело дававшуюся речь, Ангел Бездны неожиданно резко перевел пламенеющий чернотой взгляд на Блэра, сохранив сочетание космического холода с безмятежностью в подаче собственных слов. – Ведь будь оно не так, я поглотил бы твою душу еще вчера. В назидание прочим идейным легионерам.
Демон молчал, с повинной принимая бичующее обращение и давящий на рассудок черный огонь Даат в глазах своего генерала.
- Но каждый из вас лучший в своем роде, - добавил Советник, - потому я готов прощать некоторые проступки.
И действительно, этакая лояльность, снисходительность Абаддона к своим солдатам вполне находила оправдание как в немалых их заслугах на поприще воинской службы с момента получения искры Инфернус, так и в личностных их качествах, которыми они были наделены уже при своей смертной жизни, через которые, в общем-то, и заслужили внимания Ангела Бездны. Военный Советник выстраивал отношения со своими легионерами, оперируя не единственно лишь собственным могуществом, сила и власть – далеко еще не все, он воспитывал в них подлинную преданность делами и свершениями, достойными признания, вызывающими истинное уважение, а не пустое раболепие и боязнь расправы за любую провинность; ведь порядок, возведенный на одном только страхе, будет ненадежен и долго не продержится. Словом, такой склад внутренней политики в подкомандных легионах подразумевал и определенную степень уверенности в легионерах также вне препоручений.
- Я сам отправлюсь на эту встречу, - произнес генерал после некоторого молчания. – Один.
На лице демона проступили смешанные чувства откровенного удивления и такого же опасения, побудившие Советника снизойти до скуповатой улыбки.
- Не переживай, Блэр, твой друг не пострадает.

http://s3.uploads.ru/t/EXq3s.jpg
За свою долгую историю существования паб «Red Lion» успел приглянуться инфернальной братии, обретавшейся в стольном граде старушки Британии и снискать весьма недурственные отклики, что примечательно, именно в кругах далеко не самых последних чинов на иерархической лестнице Ада. Абаддону оное заведение тоже было хорошо знакомо, - еще по тем давешним временам, когда беседы политического толку проводились здесь гораздо чаще обсуждения футбольных матчей.
Встреча Блэром была назначена на полночь, потому у генерала оставалось еще порядком около часа свободного времени, кое он вполне мог позволить себе потратить на автомобильную прогулку по улицам Лондона. И, таким образом, отдав распоряжение демону незамедлительно присоединиться к сослуживцам, нынче занятым решением вопроса инквизиции, Советник, невидящий причин о чем-либо более дискуссировать с легионером, поспешил занять место за рулем своего Феррари.
Повернув у Вестминстерского моста направо, господин Серов добрался до Парламентской площади, без торопливости обогнув кою, проехал по Хорс Гардс роуд (оставляя, как говорится, на потом посещение парка Сейнт Джеймс) и уже через Даунинг стрит направился в сторону Палаты Общин, между коими двумя последними означенными точками как раз и располагался упоминавшийся паб. Медленная езда на Феррари хоть и представлялась кощунственной, но зато дала возможность немного осмотреться в столице Англии двадцать первого века, да и в целом приязненно потратить остававшийся до полуночи час.
Припарковавшись у «Red Lion», Абаддон вдруг подумал, сколь забавно это или даже нелепо, - заниматься разрешением ситуации, сложившейся с подачи собственного легионера. Вряд ли кто из братьев поступил бы таким же образом. Но Советник в действительности не видел веской причины для расправы над Блэром за подобную неосмотрительность. В свою очередь, и конфликт с одним из братьев допускать весьма не желательно, да еще и по такому-то пустячному поводу. К тому же, чего уж греха таить, на фоне всех этих дел Шеола, всего не столь давно пережитого, хотелось отвлечься на исполнение какой-то несложной задачи в рамках некоего своеобразного развлечения, а наличествующая оказия подходила под такой вот шаблон, можно сказать, превосходно.
Генерал вышел из автомобиля и, оправив на себе отточенным лаконичным жестом строгий благородного графитового цвета пиджак и без того идеально сидящего костюма, направился к входу в паб, мысленно продолжая уверяться посредством собственных логических тезисов в правоте поступка, совершенно неподходящего к исполнению его чином.
«Red Lion» приятно порадовал следованием традициям, проще говоря, в пабе мало что изменилось, если, например, не брать во внимание эти огромные телевизионные экраны, теперь частично занимающие собой посетителей, но, по большому счету, прежняя атмосфера здесь сохранилась, - в угоду завсегдатаям со стажем. В общем, приятное, уютное место в викторианском стиле.
Покидая водительское сидение Феррари, Абаддон лишь в одном оставался не до конца уверенным – стоит ли скрывать от «приятеля» Блэра свою истинную природу. В любом случае, в пабе он оказался так и не удосужившись применить магию сокрытия инфернальной энергии, а потому потенциальный собеседник на сегодняшнюю ночь стался заблаговременно предупрежденным, как только потоки этой самой энергии покрыли всю территорию сего питейного заведения, и средоточие оных направилось в сторону обговоренного столика. Да, знакомца демона можно счесть в какой-то мере подготовленным к предстоящей встрече, чего, как рассудили последние секунды, нельзя было сказать о самом генерале.
- Однако, какая приятная неожиданность, - размеренным тоном, по своему обыкновению сдержанно произнес Абаддон, остановившись напротив киндрэт, разве что расщедрился при этом на слабую улыбку. – На Вивиана ты абсолютно не похожа, если верить описаниям моего демона, хоть и принадлежишь тому же клану. Но, как я уже сказал, внезапное несоответствие – отрада для глаз. Ты позволишь присесть?

0

3

Возвращение в Лондон далось вилиссе легче, чем она предполагала. Когда Лиам покинул особняк, а за ним и Беллата убежала в неизвестном направлении, Дона не знала, куда ей деваться и что думать. Гость, которого привёл её брат, загадочным образом исчез наутро. Возможно, просто ушёл, но она бы заметила... Или нет, если он действительно был одним из лигаментиа. Столица казалась Донатэле всё более и более странной. Что-то происходило, но она не могла ухватить ни одной ниточки. Звонок про Вольфгера оказался простым розыгрышем, притом довольно жестоким. Что она могла? Дона решила уехать. Вернуться в Англию, в Лондон. В старый особняк Кадаверциан, где уже давно не бывал никто из братьев, лишь она время от времени заглядывала побыть наедине с воспоминаниями. И внезапно обнаружила тут уже прочно обосновавшегося Вивиана, что вызвало немалый шок, но также и радость. А затем они разговорились. Что побудило Вивиана выложить начистоту обо всех своих приключениях, она не знала. Возможно, тот же шок и радость от встречи. Может быть, он подсознательно сам хотел её помощи.
Дона крепко стиснула руль своего "инфинити", вспоминая, что почувствовала в тот момент, когда осознала, во что влез её младший собрат. Вздумал собирать информацию. И о ком - о демонах и падших ангелах! Да ему крупно повезло, что его интерес не успел привлечь внимание кого-то достаточно серьёзного. На что он рассчитывал, интересно? Вивиану же реакция Доны дала понять, что одобрения можно не ждать, и с этой минуты парень крепко замкнулся в себе, по большей части отвечая односложно, либо недовольно бурча что-то под нос. Призыв бетайласа он и вовсе воспринял чуть не личным оскорблением. Странно, думала вилисса, минуя Даунинг-стрит. Когда-то здесь проживал тот, кто принёс немало горя её семье - Джордж Даунинг, в честь которого и была названа эта улица, но теперь Донатэле Страффорд не было ровным счётом никакого дела до этого факта, она беспокоилась о своей новой семье. Почему, думала девушка, Вивиану так неприятен Босхет? Раньше они, пусть не дружили, но определённо нормально ладили. Вив с удовольствием выспрашивал у духа из мира Смерти о том, что тот видел, успел узнать. Эту загадку нужно было разгадать, но позже.
"Инфинити" она припарковала почти рядом с пабом. Затем вышла, но внутрь зайти решилась не сразу. Дона чувствовала ауру находящихся внутри, и среди смертных явственно ощущалась принадлежащая обитателям инфернального мира; киндрэт не наблюдалось вовсе.
Мимолётным взглядом удостоив вывеску над входом, где ощерился стоящий на задних лапах пресловутый красный лев, Дона шагнула через порог. Похоже, первая, подумалось вилиссе, когда она внимательно осматривала зал внутри. Никто из присутствующих не был похож на того, кого описал Вив.  Да и названный столик пустовал. А значит, можно подождать и попытаться унять волнение. Ни к чему показывать демону свою нервозность, хотя Дона всё же не вполне представляла, как вести себя с этим обитателем инфернального мира. Раньше она нечасто встречала их, хотя та рыжеволосая незнакомка, почтившая особняк в Столице своим присутствием, несомненно являлась одним из демонов.
Перехватив заинтересованный взгляд одного из мужчин у стойки, рыжеволосого и с пышными усами, Дона отвернулась. Ей не хотелось, чтобы он подходил. А затем она ощутила присутствие. Кто-то вне всяких сомнений из демонов, и его она воспринимала как очень серьёзного противника. Лёгкая вертикальная морщинка пролегла между бровей вилиссы, выдававшая её беспокойство. Вплоть до этой самой минуты она не признавалась даже себе, что рассматривала и такой исход. Но сражаться с демоном? Если это потребуется, чтобы спасти брата, - да.
Коротко стриженный темноволосый мужчина зашёл в паб и его взгляд сразу же остановился на Доне, дав понять, что он - тот, кого она ждала. А затем незнакомец заговорил и Дона растерянно моргнула, невольно улыбнувшись в ответ на его внезапный комплимент.
- Дона,- просто представилась она, чувствуя, как немного отпускает внутреннее напряжение. Кто бы он ни был, но угрозы с собой не нёс. Разве что не видел необходимости демонстрировать свои намерения. Эта мысль понравилась меньше. Дона чуть слышно вздохнула и указала на стул напротив себя.- Конечно, ведь ты пришёл сюда именно  для разговора. Но разве ты не Блэр?
Сколь внезапно любезен и радушен оказался этот демон. Верно, не все они  подобны той особе, что вызывало определённые надежды. Возможно, они сумеют договориться теперь.
- Прости, но Вивиана сегодня здесь не будет. Я решила сама встретиться с тобой. Мой... брат слишком импульсивен, я не желаю, чтобы это качество в нём привело к неприятностям для нашего клана. Надеюсь, подобная замена не доставит затруднений?

Отредактировано Дона Кадаверциан (2016-06-29 23:54:44)

0

4

Наверное, уже тогда, завидев внезапную подмену собеседника, Абаддон почувствовал, что разрешение сложившейся ситуации окажется не настолько элементарным - простым и легким, как то представлялось еще всего только час назад. Что изменилось? Верно, единственно персона, ожидавшая за столиком, и этого стало достаточно.
- Константин Серов, - с дипломатической улыбкой озвучил генерал в ответ свой нынешний «псевдоним», и лишь затем присел на означенный стул. – По крайней мере, сейчас в мире смертных у меня такое имя.
На миг в глазах Ангела Бездны, с примечательным интересом, но несколько тяжеловато взирающих на киндрэт, открылись пропасти пылающей черноты Даат, точно бы своеобразной некой такой визитной карточкой к не названному истинному имени. Правда, угрозы в том ровным счетом никой не содержалось, конечно же. Даже более того, довольно явственно и убедительно ощущалось на редкость миролюбивое для падшего духа расположение.
- Как не будет и Блэра, - без особых пауз подхватил Советник, но позволив Доне закончить свою мысль. – Я тоже решил сам прийти на встречу. К тому же, очевидно, наши стремления полностью схожи – нам обоим сей казус ни к чему. А касательно замены … - генерал деликатно помедлил, - уж ни напрашиваешься ли на комплимент от падшего архангела?
Недвусмысленная улыбка тени симпатии проступила четче – вместо ответа на вопрос. Военный Советник не сразу продолжил свою речь, прежде позволив себе пристальней всмотреться в образ девушки, вовсе не беспокоясь при этом о возможном для нее самой неудобстве, вызванном подобным изрядно давящим вниманием.
- Но не буду увлекаться, - неоднозначно одернув себя на словах, продолжил генерал, сохранив инициативу в диалоге. - Так понимаю, тебе известно, о чем между собой хотели договориться Блэр и Вивиан. Да, за это недозволительное самоуправство моего легионера я вынужден принести свои извинения. И хочу рассчитывать, что проблемой случившееся обернуться не успело. Насколько я осведомлен, ваш клан находится под покровительством моего брата Асмодея, и оспаривать его статус я ни в коем разе не намерен. Да к тому же, кураторство кланов киндрэт в принципе находится вне моей компетенции. Так что, если Вивиана что-либо не устраивает в имеющемся положении вещей, ему придется отказаться от своей семьи. Иначе получить защиту любого другого демона он не сможет. Впрочем, не мне об этом рассказывать, а главе вашего клана. Правда, совет один дать могу, совершенно бесплатный: что бы ты со своим братом ни задумала, будьте осторожней, потому как с Асмодеем лучше не конфликтовать.
Абаддон замолчал, с потаенным любопытством взирая на Дону еще какие-то секунды, после чего впервые за все время встречи отвел-таки от нее взгляд, устремившись вниманием в сторону бара.
- Кстати, в этом пабе отменное пиво. Пожалуй, организую нам по пинте, - генерал споро поднялся из-за столика - прежде чем миловидная сестра Вивиана успела заговорить.
Дело, разумеется, было вовсе не в пиве. Среди посетителей «Красного Льва» присутствовали демоны и пара смертных, отмеченных Инфернус. Изначально это не создавало какой-либо сложности, но появление Доны вместо ее брата все меняло. Абаддон рассудил, что в Лондоне далеко не только Блэр знал о поисках Вивиана покровителя для себя. А теперь получалось, еще одна из Кадаверциан встречается с тем, кто явно не из легионов Повелителя страстей, тем паче, как и оный, тоже падшим ангелом. Не хорошо все складывалось, очень не хорошо. Потому оставалось, что говорится, играть на публику.
Вернувшись за столик с пивом, Ангел Бездны примерил на себя чуть более раскованный образ, не такой дипломатически деловой, как обыкновенно это у него бывает, улыбнулся откровенней и, слегка придвинув пинту ближе к своей собеседнице, как будто невзначай дотронулся до ее руки. А после – ворвался в сознание:
- Придется немного потерпеть, - генерал ласково коснулся щеки Доны, стараясь умерить вспышку боли от своего вторжения в разум девушки; со стороны же это выглядело совершенно иначе, недвусмысленно, но именно так, как и требовалось. – Ты наверняка почувствовала присутствие здесь и других демонов. Разговора они не слышали и не услышат, но наша встреча вызывает у них сильный интерес. Пусть наблюдают не то, что есть на самом деле.
Покинув сознание Доны, Абаддон не сразу убрал руку и вернул дистанцию. Не то, что бы он не доверял выдержке и сообразительности киндрэт, причина тут, пожалуй, крылась в чем-то ином.

0

5

По издавна укоренившейся привычке Дона взирала на собеседника прямо, уверенно, не испытывая ни малейшего смущения. Лукавство ей было чуждо, она предпочитала искренность и откровенность любым играм. И всё же, проглянувшая во глубине глаз собеседника чуждая этому миру тьма, опасная, затягивающая, живая, вызвала беспокойство. Вилисса не стала отворачиваться, отводя глаза. Напротив, призвав на помощь всю решимость и уверенность, она продолжала смотреть в лицо демону. Вернее, падшему ангелу, что и подтвердил он почти сразу же своими словами. Краткий миг растерянности проследовал в ответной реакции на них. Дона привыкла к комплиментам, от смертных мужчин, равно как и от киндрэт. Рамон Вьесчи на них не скупился, Александр Фэриартос также. Дона знала себе цену. Но слышать подобное от падшего? Она не знала как отвечать, поэтому предпочла молчание, посчитав, что тот наверняка не закончит на этом.
Константин Серов, подумала вилисса, запоминая имя. Настолько русское, оно наверняка означает, что падший большую часть времени проводит в той стране, из которой она только что вернулась. Стоит ли позднее заняться сбором информации о нём? Влезать в политические интриги она не желала, а ведь, вне всяких сомнений, другие кланы пожелали бы узнать всё о демонах, проводящих продолжительное время среди них.
Прозвучавшее имя другого падшего, вкупе с упоминанием его покровительства клану Кадаверциан, вызвало очередной шок. Дона широко раскрытыми глазами смотрела на Абаддона, отказываясь принимать это как истину. В ней постепенно начал закипать гнев. Кураторство кланов?
О, Лиам, Лиам, как ты мог? Что ты натворил?
В том, что это покровительство правда, она не усомнилась, мигом отводя главную роль в этой нелепости своему странному брату. И она ещё упрекнула в импульсивности Вивиана. Блеснули ярко грани полуобработанных бриллиантов в перстнях на руках вилиссы, когда она медленно сжала кулаки. Ей предстоит нелёгкий разговор, когда вернётся в Столицу. Но оставить всё это так просто нельзя. Ангелус стал главой клана, это подтвердили на Совете, но если брат приведёт клан к гибели, то придётся остановить его.
Прозвучавшее практически следом предостережение относительно Асмодея вызвало внимательный взгляд Донатэлы. Неужели её собеседник использует телепатию? Украшения вилиссы были не просто драгоценностями. Их необычная форма - с одной стороны обладавшая безупречными идеальными гранями, с другой, внутренней, имевшая достаточно грубый вид, - была своеобразной защитой именно от телепатии, плюсом имела несколько дополнительных побочных свойств. Но тот же Дарэл при желании мог проникнуть за эту защиту, а падший наверняка обладал ещё большей силой.
Константин Серов встал и удалился в сторону барной стойки. Дона невидяще уставилась на свои руки, не понимая, что теперь ей делать. Её клан оказался в зависимости от Ада, а никто из некромантов даже не знал об этом. Лиам провернул всё в одиночку, она не сомневалась. В лучшем случае поставил в известность свою ученицу.
Она повернула голову, ища падшего. Он уже возвращался, довольно быстро получив искомый напиток. Пиво Дона не пила, вообще ничего, кроме крови, лишь изредка позволяя себе бокал вина. Ей больше нравилось приправлять кровь своего донора каким-либо вкусом напитков и еды. Приятный ужин, порой при свечах, когда её временный возлюбленный пил вино либо шампанское, съедая нечто, одобренное ею же. Он знал, кто она, принимая правила игры.
- Я должна...- начала она отвечать, когда Серов подошёл к столику и протянул ей пиво, и резко оборвала начатую фразу. Дона не побледнела, её кожа была достаточно бела и так, но зрачки расширились, полностью заполняя синюю радужку. Боль оказалась внезапной, но ещё сильнее удивил поступок падшего архангела, напоминавший поведение любовника. Дона хотела отшатнуться, ей не нравилась такая фамильярность, тем более не имевшая никаких оснований под собой. Но вместо этого она слушала чужой холодный голос, разрывавший её сознание,  подавляющий личные мысли. Отвлечение внимания? Просто для отвода глаз? Абаддон убрал руку, а Дона невольно поглядела в сторону. Тот рыжеволосой мужчина, разговаривающий о чём-то с приятелем, вновь смотрел на неё, но теперь его интерес казался иного рода. Словно оценивал он уже нечто другое.
- Хорошо.- Тихий голос кадаверциан звучал ровно, без эмоций, но улыбнуться она смогла. Правда, глаз эта улыбка так и не коснулась. Дона не умела притворяться, она не желала обманывать кого бы то ни было, но ведь сейчас речь вновь шла о безопасности клана.- Но говорить мы всё же можем? - Она улыбалась и со стороны могло казаться, что речь идёт о чём-то приятном, возможно, о любви. Даже не умея притворяться, Дона всё же казалась вполне увлечённой своим собеседником.
- А теперь... теперь скажи мне, как мой клан оказался в зависимости от Асмодея? Мы теперь что же - принадлежим Аду?- Вновь искры гнева в глазах, сейчас казавшихся совершенно чёрными, - так действовала магия кадаверциан, имевшая и зрительный, внешний эффект.- Почему я об этом ничего не знаю?! Более того, Вивиан не знает также, равно как никто из тех, с кем я говорила в последнее время.
А знают ли духи? Босхет сказал бы... или нет? Дона чувствовала, как земля уходит из-под ног, а ухватиться было не за что. Везде обман или же она просто чего-то не понимает?
- Вив никогда не откажется от своей семьи,- безапелляционно заявила Дона. - Уверена, более он не станет искать встреч ни с демонами, ни с падшими. Я объясню ему...- девушка замолчала, вновь опуская взгляд на свои руки. Рядом стоял запотевший бокал с пивом на картонном кружочке. Она коснулась его, ощущая прохладное стекло под своими пальцами. Затем в упор взглянула на Абаддона, требовательно, ожидая честного ответа.- Зачем мы вам? Что Аду нужно от киндрэт?

0

6

Несомненно, что-то переменилось в атмосфере паба, такой по-человечески уютной, пышущей эмоцией довольства и расслабленности, кою обыкновенно не желали нарушать даже демоны, ограничивая свою ауру Инфернус, не позволяя ей чрезмерно вплетаться в гармоничные потоки человеческой энергии, дабы не разрушать эту стройную симфонию, а лишь легонько, аккуратно впитывать ее в себя. Сама перемена произошла довольно резко, стоило только Ангелу Бездны отстраниться от своей собеседницы, мягко облокотившись на спинку стула. Но такое изменение было не для всех, оно возникло, адресованное исключительно созданиям Ада и тем, кто был отмечен какой-либо связью с измерением вечной Тьмы. Абаддон в достатке показал любопытствующим, а теперь пришла пора их всех прогнать отсюда прочь. И будучи тем, кем он является, подобным правом Советник обладал вполне. Демоны и их соискатели не посмеют ослушаться той опасной волны, не подчиниться ей, потому как понимают, что могут дорого за это заплатить.
Генерал взглядом проводил за дверь последнюю из инфернальной братии – одну неудачливую ведьму, коей нынче придется потратить немало времени и сил на восстановление после встречи с энергетическим ядом Ангела Бездны; а она-то, бедная, и не поняла толком, что именно с ней приключилось сейчас. Не то, что бы Абаддон ей посочувствовал, но как о подобном говорится у людей, под раздачу девушка попала зазря, вряд ли ей было кому поведать о «свидании» Военного Советника с одной из Кадаверциан. Впрочем, вопрос, прозвучавший слишком близко, с интонацией возмущения, быстро отвлек генерала от молодой ведьмы.
- Думаю, об этом стоит спрашивать у главы твоего клана, не у меня, - по выражению лица Советника, всецело вернувшего внимание Доне, было вполне явственно заметно, ему такой тон пришелся откровенно не по нраву, пусть на его собственной манере говорить это никак не отразилось. – Я уже сказал тебе, что не веду никаких дел с киндрэт. И за Ашмедаем тоже не присматриваю. По счастью, наши с ним интересы редко пересекаются.
Тут, конечно, Абаддон враз живо припомнил и события Второй Мировой, и те последующие «приключения» в Палестине; в целом все было, можно сказать, весело, но Советник отчего-то чуть поморщился, точно бы заныли старые раны.
- И не стоит на это смотреть как на принадлежность Аду. Сам созданный Хейлелем договор представляет собой соглашение на союз при взаимовыгодных условиях, - Абаддон выдал слова почти на автоматизме, понимая при этом, что все не так просто, как тому обязывалось выглядеть; в конце концов, тут речь о политике Люцифера, а она никогда не была без хитросплетений и подводных рифов. – Причем, союз добровольный. Император – не дон мафии, он не делает предложений, от которых нельзя отказаться.
Да, верно, Светоносный никогда и никому не угрожает, сие много ниже его достоинства (или Гордыни), однако загонять в угол умеет, что говорится, легко и непринужденно.
- А что будете делать вы с Вивианом, не моя забота. Но вот то, что впредь мои легионеры к вашему клану и близко не подойдут, это я гарантировать могу. За прочих демонов, конечно, не в ответе. Хотя сильно сомневаюсь, отыщутся ли желающие перебегать дорогу Повелителю Второго Круга Ада.
Возникла пауза. Абаддон смотрел на Дону, теперь уже больше отдаваясь мыслям о незавидном положении девушки, нежели просто вглядываясь в нее с неподдельным, почти жадным интересом, наслаждаясь таким ее особенным очарованием.
- Боюсь, у меня нет всех нужных ответов на этот вопрос, - видимо, генерал несколько отвлекся на свои размышления и предположения касательно мотивов главы Кадаверциан (ведь Асмодея Люцифер тоже не назначал потенциальным куратором, значит, все сложилось как-то иначе), потому как голос собеседницы зазвучал вновь почти неожиданно для него. – Аду нужны союзники в Малкут. Это часть политики мирного времени. Можешь назвать такой ход своеобразной страховкой во избежание возобновления войны. Но если война начнется снова, она грянет уже в вашем мире.

0

7

Массовый исход посетителей не остался незамеченным для глаз киндрэт, но ушли всё же не все и Дона не сразу поняла причин тому. Оставшиеся были просто людьми, присутствие обычных смертных ощущалось вампирами очень отчётливо. Возможно, иные из демонов и падших с лёгкостью могли бы скрыть свою ауру от её взгляда, Дона не сомневалась - её собеседник был как раз из тех, кому по силам.
Зачем это было нужно?
Вслух она не спросила, сочла, что демонам виднее, как поступать с себе подобными. Абаддон заговорил и по выражению его лица девушка поняла, что падший явно недоволен. Стоило ли ей разговаривать с ним столь резко? Но отступать было поздно, поэтому она молча выслушала его ответ, принимая к сведению информацию. Все ли киндрэт согласились, подумалось ей. В положительном ответе Рамона Дона даже не сомневалась. Вьесчи всегда искали силы, а разве демоны не те, к кому обращаются за подобным? Заключая сделки, подписывая кровью договора. Весьма иронично, ведь суть жизни, вернее, существования киндрэт - кровь. Единственная неизменная ценность. А душа? Означал ли этот договор потерю души и была ли она вообще у тех, кого всегда считали проклятыми? Дона в достаточной мере застала активную деятельность инквизиции и пусть сама столкнулась с ними лицом к лицу лишь раз, но успела узнать всю глубину их ненависти к ей подобным.
- Прости, возможно, я была излишне резка.
Ощущение неимоверной усталости тяжким грузом опустилось на плечи, и голос Доны звучал тихо, в нём появились нотки грусти. Как им быть теперь, как приспособиться к такому миру? Но если война начнется снова... Дона не могла позволить себе роскоши считать вампиров непричастными к дрязгам ангелов и демонов. Это не было только войной Небес и Ада. Не обладавшая излишней религиозностью, Дона прекрасно помнила учения святого отца, духовника её матери, а после и её самой. Он был мудрым человеком, многое объяснил юной наивной девушке, какой была Донатэла Страффорд даже когда её спас Вольфгер Владислав.
Болезненно-жгучий поток чувств вновь охватил Дону,  вынуждая замереть и ждать, пока отпустит нечто, перехватившее горло, пока исчезнет побуждение кричать, плакать... Столько времени прошло, но она не смирится никогда. Вольфгер.  Создатель, наставник, отец... Он был всем, а теперь его нет, и точно не ясно, жив или мёртв. Снова, как тогда, перед приходом Основателя.
Спрашивать про действующего правителя Ада мистрис не стала, ни к чему. Планы и заботы Люцифера вне ее понимания, и Дона сильно сомневалась, что Константин Серов расскажет о них ей, даже если осведомлён в полной мере. У него нет причины доверять обычной киндрэт. А может ли она довериться ему?
- Тебе можно довериться? - слабая улыбка промелькнула на лице вилисы при этих словах, несомненно, звучавших очень странно. Она вглядывалась в его лицо, словно ища ответ на свой вопрос, пристально всматривалась в тёмные глаза падшего архангела, в которых всё же не было той пугающей клубящейся черноты.- Могу я... попросить тебя о помощи?
Падший, могущественное создание, старше самого мира, видевшее смену множества эпох, приход правителей, угасание цивилизаций. Он был задолго до того, как то создание явилось в этот мир и взяло себе имя Атума, Основателя. Знал ли он когда-нибудь Вольфгера, одного из самых древних киндрэт? Вряд ли и всё же... Слова сбивчивым потоком полились, исторгая затаённую боль, все чувства, что кипели в Донатэле.
- Я должна найти своего мастера! Узнать, жив он или нет. Понимаешь, нас мало, но мы к тому же редко видимся. В том не было бы нужды, ведь связь между мастером и его чайлдом сильна настолько, чтобы знать присутствие, где бы тот ни был... А я не знаю! Мне позвонили, когда я была в Столице, сказали, что Вольфгер жив, что он скрывается у руин бывшей резиденции Ревенанта, где был Зал Совета. Это ложь, я не нашла никаких следов.
Близко Дона не подходила. Ей хватило ощущения смертельной опасности, которой веяло от тех развалин. Вот только это также означало, что и сам Вольфгер там быть никак не мог.
- Я хочу узнать его судьбу. Если... - Она запнулась, но всё же докончила: - Любая цена, всё, что скажешь, я заплачу. Если это в моих силах я сделаю всё.
А если он потребует душу? Распоряжаться своими братьями и сёстрами она бы никогда не посмела, но своей готова была пожертвовать. Слова о том, что клан подконтролен падшему, по имени Асмодей, она услышала, но с гневом отвергала также возможность того, что это означало бы и принадлежность их душ ему. Даже демоны не могли быть настолько наглыми и самоуверенными. И Лиам не посмел бы продать их всех, она верила в это.

0

8

[NIC]Симон[/NIC][STA]НПС[/STA][AVA]http://i011.radikal.ru/1512/8b/4b0572e0821d.jpg[/AVA]

- Закуска к пиву! - у столика буквально материализовалась пышногрудая красавица одетая в короткую пышную юбку, белую блузку в лучших баварских традициях, обтянутая в кожаный корсет. Из-под пышных ресниц она кинула внимательный лукавый взгляд на Дону и чуть склонила голову, обернувшись к падшему.
- Прошу вас, Советник, угощайтесь, лучшее в нашем заведении только для вас. Возможно, вам будет специальное меню? - осторожно поинтересовалась она. - Простите, что вмешалась в ваш разговор... - официантка смущённо потупила глазки и виновато закусила нижнюю губу. - Леди Дона, позволите комплимент от заведения? Бокал первой отрицательной двадцатилетней выдержки? Я сейчас всё принесу.
Суккуб выдержала небольшую паузу, а затем развернулась на каблуках и быстро дошла до барной стойки. Буквально через минуту она вернулась с бокалом алой жидкости, которая совсем недавно ещё текла по чьим-то венам, и небольшой книжицей, на тёмном переплёте которой красовался сигил повелителя Второго Круга, а листы оказались из тонко выделанной кожи. Меню питейных заведений Ада естественно было не в каждом, пусть и хорошем баре в малкут, но для приставленного наблюдать за вилиссой демона не было проблемой организовать для брата её повелителя спецдоставку, особенно в сложившейся ситуации. Симон оказалась в крайне щекотливой ситуации, и сейчас действовала на свой страх и риск. В зависимости от исхода она могла либо подняться на новую ступень в иерархии, либо познакомиться с изнанкой пыточных подвалов. Одно время она была в них надзирателем и не хотела оказаться их постояльцем.
- Моё имя Симон, и я в некотором смысле представляю сейчас интересы моего господина, - она накрутила на указательный палец светлый локон, припомнив, как последние несколько ночей "наблюдала" за Вивианом. Ну а что, постель - очень удобный плацдарм для наблюдения, близкий. Вот только, следуя инструкции, девушка скрывала свою природу, из-за чего и упустила ситуацию из-под контроля. Нет, логично, конечно, что вопросы адской политики с очередной любовницей кадаверциан не стал обсуждать, но таких последствий своей невнимательности суккуб не ожидала. А потому чувствовала себя препоследней дурой. Если уж она сама на себя злилась, то что с ней мог сделать господин, демон предпочитала не думать.

0

9

- И есть с чего, - в мрачной задумчивости пробормотал генерал на родном енохианском, сподобившись в достаточной мере проникнуться сим незавидным положением представительницы клана некромантов и через то признать вполне оправданной этакую резкость ее реакции хотя бы для себя самого.
По всей видимости, все же стоит расстараться и несколько урезать частоту пересечений в пространстве-времени с белокрылым братцем Михаилом, не без иронии подумалось Ангелу Бездны, а то ведь, не ровен час, запросто можно и до сердечного сочувствия сестричке Вивиана снизойти. Она, надо бы отметить, особа и без того миловидная, даже весьма, да тут еще совсем уж некстати столь подкупающим образом ошарашенная безрадостными вестями с инфернального фронта событий. Советнику-то по-прежнему очень не хотелось вмешиваться в дела киндрэт, но складывающаяся ситуация действительно начала порождать в разуме некий специфический пренеприятный зуд, обыкновенно возникающий, когда подмечаешь неправильность в вещах, никак тебя не касающихся, но при этом что-то все равно продолжает настырно толкать тебя в сторону внесения в них своих корректив. И нежданно-негаданно прозвучавшая пара вопросов, как назло, только добавила нескромную щепотку раздора к состоявшемуся зачину внутреннего спора благоразумности с чем-то радикально противоположным оной.
Тему доверия падший архангел никак прокомментировать не успел, разве что взгляд его, мгновенно исполнившийся откровенного удивления, мог внести некоторую степень ясности в им явленную немую сцену: мол, всем же известно, доверие и демоны по разные края мироздания обретаются, в порочных связях друг с другом никем и никогда замечены не были.
- О помощи?.. – картина всех трех миров (Ада, Рая и Малкут) в сознании генерала продолжала свою страшную деструкцию, а посему тем моментом его хватило лишь на то, чтобы продублировать часть испрошенного у него. Но на том, благо (или наоборот, не сказать, что бы оно), Дону без всяких пауз понесло по части оглашения самой просьбы, - эмоционально так, волнительно, трепетно, просто загляденье!.. Словом, с мыслями собраться (с тем, что от них оставалось или то, что еще подлежало воскрешению) у Абаддона небольшой запас времени имелся.
- Погоди, - попытался вклиниться в поток слов генерал, как это говорится, приведенный в чувства смыслом монолога, довольно-таки быстро сумевшим достигнуть его разума; в подкрепление просьбы прерваться с излиянием души, он даже порывисто коснулся руки Доны … и, вновь обескураженный, покрыл ее ладонь своей, когда все же случилось дослушать до конца. – Поверь, цена может оказаться несоизмеримо выше полученного за нее результата, - ответ Абаддону дался не тотчас, позволив прежде отзвучать тишине неопределенного свойства.
Ангел Бездны вздохнул с толикой некой неоднозначной тоски и через пару секунд, будто бы опомнившись, наконец, одернул руку, а затем поспешно отвел взгляд, вероятно просто не желая демонстрировать свое замешательство, выросшее на содержании всего им услышанного. Последовало новое молчание, недолгое и бездейственным оно не было. Советник все-таки решился ментально связаться с Астаротом, - уж кому как не ему нынче знать о главах всех кланов. Подобное обращение к Высочайшему Советнику Императора имело под собой известный риск (сюда и взаимные «пиететы» у них с Асмодеем), но отчего-то генерал на сей раз не уступил собственной осторожности. В общем, Хранитель Знаний ответ предоставил на удивление скоро, и даже не выясняя причин надобности таких сведений, правда, зачем-то присовокупил настоятельный совет в Пандемониум с расспросами не являться. Конечно, как-то странно все вышло, но Абаддон на том заострять внимание не стал.
- Он не выжил, - прозвучало с категоричной убежденностью, как оглашают приговор, хоть голос Абаддона все еще оставался тихим, вдумчивым и неясным образом досадливым. – То, что затаилось там, в руинах, вполне могло оказаться причастным к той лжи и твоей с нее напрасной надежде.
Абаддон вдруг стремительно вернул внимание Доне, с особой впивающейся остротой заглянув в ее глаза, точно до самых потаенных глубин души жаждал добраться всполохами черного пламени из пропастей Даат.
- Впредь будь осторожней, - слетевшие слова полоснули суровым росчерком внезапно преобразившейся интонации, сделавшейся предостерегающе резкой, пробирающей неземным холодом. - Хорошенько подумай, прежде чем говорить о своей готовности к любой расплате. Тебе сильно повезло, что перед тобой я, не Асмодей, – мне от тебя ничего не нужно.
Тем же временем, за многие мили от сердца Англии, уже в другой столице, Бездна нашла иную возможность проявить себя в Малкут через эмоции, причем гораздо ярче, потому как там ее пока еще не обуздали, - кто-то довел до ярости избранницу Абаддона. По счастью, связь Военного Советника с Евой оказалась не настолько слаба, как ему думалось, он почувствовал энергетический всплеск и подавил его, прежде чем тот успел вырваться пожирающим все на своем пути потоком из пасти вечно голодного антимира. По меркам мира смертных, заняло то не более секунды, но генерала буквально в тот же самый миг настигло другое событие.
Не поминай лихо пока оно тихо, - мысль, возникшая мгновенной реакцией, принадлежала генералу, но объявившегося суккуба его глазами недвусмысленно плотоядно созерцала именно Бездна, разве что немного притесненная ледяным гневом своего Повелителя. Ответа на обращение демона не последовало, только проступила слабая, чуть тронувшая губы улыбка, впрочем, не сулившая ровным счетом ничего хорошего, особенно в контексте упомянутого специального меню и приглашения угоститься. И так вышло, что заклятие вуали незначительности накрыло собой «Красного Льва», будто давно поджидало своего применения. Это случилось, когда суккуб отправилась за обещанным бокалом крови. Магическое действо свершилось сокрыто, потому изменения энергетического фона было не распознать. Воспользовавшись недолгим отсутствием прислужницы Асмодея у столика, неотрывно продолжая держать ее под пристальным прицелом своего двойственного внимания, Абаддон поспешил обратиться к Доне, - разумеется, не вслух.
- Терпи, кадаверциан. Мой голос в твоей голове снова стал необходимой мерой осторожности. Так уж постарайся не подавать вида.
- А ты не можешь представить интересы моего брата чуть позже? Симон.
Слова, адресованные суккубу, генерал произнес в ровном безликом тоне, но запредельный космический холод, навеянный дыханием Бездны, оставался все также неразрывно в них вплетенным. Советник степенно перевел свой взгляд на бокал, предназначавшийся киндрэт, и с пальцев его засочилась клубящаяся густая черная Тьма, вмиг проворно накинувшаяся на отмеченный восприятием предмет, неимоверно быстро вычеркивая его существование из этого мира.
- Разве не видишь, - продолжил Абаддон, - сейчас ты здесь лишняя.

+1

10

Дона умоляюще смотрела на Ангела Бездны. В тот миг, когда он коснулся её руки, она почти поверила, что он готов помочь. Он показался ей таким... человечным, отзывчивым. Неужели просто самообман? Она выдаёт желаемое за действительное?
Мне всё равно, читалось в глазах Доны Кадаверциан. Она не сказала это вслух,  не спеша с опрометчивыми заявлениями. Возможно, сделка с демонами в самом деле чревата нешуточной опасностью как для неё, так и для многих других. Если он потребует иную цену, не ту, что предлагает сама Дона?
Константин Серов убрал ладонь, а отведённый им в сторону взгляд вызвал лёгкий выплеск досады у девушки. Как же в этот момент он был похож на всех мужчин, что смертных, что вампиров, пытавшихся добиться её внимания. Впрочем, он пока гор золотых не обещал, не собирался подарить луну. Он просто отвернулся, не отвечая даже на её вопрос. Нотки отчаяния проскользнули в её эмоциональном фоне, затеняя взор. Абаддон молчал, не нарушала этого молчания и вилисса, цепляясь за остатки своей безумной надежды. Но в тот момент, когда она уже открыла рот, готовая отступиться и признать, что не имела права беспокоить своими желаниями могущественного и весьма занятого падшего, он заговорил, но от этого ответа надежды рухнули, разбиваясь вдребезги. Как-то сразу она поверила Ангелу Бездны, не думая, что тот может обманывать сознательно.
Не выжил.
К чему теперь всё? Дона не имела перед собой больше иллюзий. Да, вплоть до этого момента её вела вперёд надежда на встречу с Вольфгером. Она верила, что он вернётся и соединит вновь клан, он сам его возглавит, как и прежде.  Лиам, конечно, уступил бы. Все уважали Вольфгера Владислава, но Дона его любила. Второй отец, ставший ближе родного.
- Не стоит отчитывать меня.- Голос Доны звучал спокойно, а выражение лица ничем не выдавало её внутренних терзаний. Вилисса нашла в себе силы, чтобы улыбнуться Абаддону.- Я благодарна тебе за эту помощь. Поверь, я не юная наивная девочка и понимаю, чем грозит подобное обещание. Я не отказываюсь от тех слов. Более того, пусть моё обещание сейчас покажется тебе смешным, но если потребуется помощь, неважно, какая, я готова оказать её. Можешь на меня рассчитывать.
Дона умолкла, теперь уже сама отводя взгляд в сторону, глядя в окно паба. Ночной город, пусть не такой безумный и суматошный, как Москва, но живущий вполне заметной и насыщенной жизнью. Даже в этот очень поздний час людей на улице не убывало. Туристы, конечно, их всегда много.
- Думаю, мне стоит...
Договорить мистрисс не успела. Её фразу, адресованную Абаддону, прервало появление светловолосой девицы в весьма странном одеянии. Баварка? Глаза Доны на миг расширились, выдавая изумление. Бестактность особы удивила меньше её одежды. А затем вилисса сообразила, что обращение к господину Серову носило своеобразный оттенок. Советник? Теперь выводы сделать было проще. Дона поняла, наконец, что аура у девушки вполне демоническая, и она прекрасно знает, кто перед ней. А падший, представившийся Константином Серовым, явно занимал немаленький пост в Аду, подле своего Императора Люцифера. В голове Доны сразу возникли новые вопросы, но теперь задавать их было не столь просто. Девушка-демон, кем бы она не была, не вызывала доверия у вилиссы.
Случайно Дона взглянула на падшего и едва заметно вздрогнула, вновь подмечая  черноту, что полностью закрыла его глаза. А затем  голову пронзила боль, вынуждая поморщиться. Пальцы Доны сжались, выдавая её напряжение. Потерпеть? Она вздохнула, пытаясь расслабить свои мышцы. Получилось, теперь её руки лежали на столе свободно, как было до появления блондинки в баварском костюме.  Та как раз возвращалась с бокалом крови.  В замешательстве Дона смотрела на него, не понимая, как поступить ей. Баварка ей не нравилась, но из учтивости стоило хотя бы попробовать угощение. Впрочем, о какой учтивости могла идти речь? Сложить два и два оказалось несложно. Эта демон, вне всяких сомнений, работала на того самого падшего, якобы курирующего клан Кадаверциан.
- О каких интересах ты говоришь? - силясь удержать свой гнев, Дона упустила тот момент, когда её бокал с кровью исчез из бытия, она смотрела лишь на Симон.- Значит, ты демон Асмодея? Я права?
Никто из присутствующих до неё не называл этого имени. Возможно, сейчас её поправят. Дона почти ждала этого, но если нет... Если нет, тогда Симон придётся дать ответы на все вопросы, в противном случае Дона готова была забыть о благоразумии.

0

11

Должно быть, действительно, мы уже достаточно давно, непримечательно для себя самих, начали забывать, кем на самом деле являемся и на что вообще способны по своей природе, по праву своего сотворения. Я хорошо помню, как Люцифер рассуждал об этом. Он сказал, что нас травит пребывание в Малкут, среди простых смертных. Недуг сей поражает очень медленно, на протяжении уже многих тысячелетий, и оттого не замечается нами. Мы сами не наблюдали за собой, но постепенно больше и больше перенимали у людей все нам в них так или иначе приглянувшееся. Мы, как будто не сознавая, проецировали на себя в разных ракурсах их модель существования в мироздании, и через это точно все сильней заражались неким духовным вирусом от человечества. Видимо, и здесь Иблис оказался прав, - нахождение среди смертных провоцирует нас забывать свою суть. Иначе с чего бы мне сейчас проявлять терпение в отношении этого суккуба, ограничиваясь лишь пикой иерархической разницы? Чересчур уж это тождественно той извращенной дипломатии межсословных взаимоотношений, что исторически складывалась у рода людского. Но пребывание в Аду очищает разум, и каждый раз, когда завершались мои миссии в мире смертных, у меня всегда появлялась возможность вновь прочувствовать данную истину.
В конце концов, занять пост Военного Советника всея Преисподней мне помогла отнюдь не политкорректность, а умение уничтожать преграды на пути к цели – умение убивать правильно.

Смолянистая пелена омутов Бездны сошла с глаз Абаддона, сей же момент обращенных на леди Кадаверциан. И в этом простейшем жесте присутствовала существенная перемена, - прежде ощутимая и лишь затем совсем чуть-чуть она заявляла о себе внешне. Генерал утомленно выдохнул, с тенью притянутого едва живого раздражения и столь же скупо вымеренного ехидства.
- Да, это суккуб Асмодея. А говорить она хочет о его интересах и никак не о твоих, - определенно прозвучало, можно сказать, не без ноты цинизма, заметно тронувшей холодный ровный голос падшего архангела. – Беседа бесполезна и скучна. Могла быть. Если бы я позволил ей состояться.
После прозвучавших слов, черное нечто, буквально какой-то минутой назад подчистую поглотившее бокал с кровью, предназначавшийся Доне, приступило к продолжению своей внеземной трапезы. Только теперь вот в роли очередного блюда выступала демон. Такая густая, дегтеобразная и необъяснимым образом клубящаяся субстанция, снова непонятно откуда и неясно как просочившаяся в этот мир, с неимоверной хищной прытью обволокла собой стройные ножки Симон, намертво прилипая и с неистовым упорством вминаясь в ее тело. Одно мгновение, и уже вся она была внутри этой проворной тягучей тучной массы, а спустя еще миг от фигуристой блондинки в баварском костюмчике оставалось, в прямом смысле, лишь пустое место.
Советник же все это недолгое, но насыщенное событием время неотрывно смотрел на Вилиссу; мимика по-прежнему не стремилась к выражению каких-либо эмоций, но в глазах едва уловимо тлели угольки странного веселья.
- Обычно девушек арийской наружности я оставляю себе. Просто суккубов не люблю, - изобразив-таки легкой гримасой откровенно наигранную улыбку – единственный своеобразный намек на не менее своеобразную шутку, Абаддон поднялся из-за стола и собрался, было, покинуть паб, но вдруг остановился на полушаге, вполоборота к кадаверциан. – По-моему, ту, другую Столицу я тоже не люблю.
Он пытливо взглянул на Дону, словно бы ожидая отклика ее сознания на смысл сказанной им последней фразы, и будто бы он не сомневался даже, что она все поймет, а вопрос в действительности стоял лишь о времени - когда.

0

12

Девушка-демон не успела ответить, инициативу вновь перехватил господин Серов, и Дона перевела взгляд обратно на него. Суккуб, вот как, подумалось ей на прозвучавшие речи. Демоны, вызывающие похоть, как читала она когда-то в книгах. А что же ещё? Кажется, они вступали в контакт со смертными юношами, чтобы обзавестись их, скажем так, генетическим материалом. Воспроизведение себе подобных было их главной целью, или же одной из главных. А сейчас суккуба послали сюда, чтобы её хозяин мог проконтролировать, чем занимаются некроманты, киндрэт из клана Кадаверциан. Ему бы стоило прислать инкуба, с ноткой мрачного юмора мелькнула у вилиссы мысль. Эта Симон вряд ли сумела бы воздействовать на Дону своими чарами. Или смогла бы?
Беспокойство не успело проявиться в полной мере, Абаддон докончил свою краткую речь, а затем началось то, что вспоминать Дона Стаффорд впоследствии будет с содроганием. Она увидела, как та субстанция, та Тьма, иначе не назвать было, окутывает тело баварки. Словно вгрызаясь в белую плоть, оно уничтожало её. Успела разглядеть понимание и животный ужас в её глазах. То, что ожидало незамедлительно Симон, её конец - вот та участь хуже смерти. Суккуб исчезла, а Дона застыла на месте, прижимая к губам ладонь, не давая крику сорваться с губ. Жалость ли к судьбе этой несчастной овладела ею, сочувствие к ней, вилисса не знала. Но подобная жестокость или, нет, скорее, равнодушие Абаддона, вызвало в ней протест. Так было нельзя, неправильно.
Дона опустила руку, но не стала отворачиваться. Вот то, о чём говорили священники в проповедях. Он - демон, падший. Он не человек, никогда им не был. Совершенно чуждое этому миру существо.
В глазах Доны читался вопрос, но озвучить его она не решалась. Смелость оставляла вилиссу, лишь силой воли она находила в себе ещё способность смотреть на падшего. Он заговорил снова и девушка озадаченно моргнула. Она не покраснела лишь по одной причине, вызванной обращением в вампира, но смущение всё равно легко можно было увидеть по смятению в её взгляде и выражении лица.
Девушек арийской внешности, вот как? Таких как... как я?
Кажется, Абаддон веселился. Дона нахмурилась, подозревая, что смеётся он всё же над ней.
Он уходит. Мне не нужно ни о чём спрашивать его, не стоит его останавливать...
Она порывисто поднялась, выпрямляясь.
- Ты...
Он не любит Столицу... Тоже?
- Но ты ведь... Ту Столицу ты не собираешься уничтожать?! Как эту девицу?
Голос мистрис звучал взволнованно, громче обычного, но на лице промелькнула слабая неуверенная улыбка. Это просто шутка, подумала она, комкая салфетку, взятую со стола. Он просто смеётся.
- Могу я просить тебя не делать этого?
Шаг из-за стола, Дона медленно обошла его, приближаясь к Серову. Это безумие, промелькнуло у неё в голове. То, что он сказал...
- Кажется, я снова прошу о многом. - А разве я не девушка арийской внешности? Хотя вряд ли я стою целого города.- Но я была бы признательна тебе за это.
А вдруг я его не так поняла? Чувствую себя как никогда глупо.
Уже давно она не сознавала себя юной наивной девочкой. Может, всё дело было в том, что существо рядом с ней действительно являлось чем-то очень древним и могущественным. Старше Вольфгера, старше самого Атума. Не удивительно было и поглупеть. Но и не особо приятно. Дона поймала себя на мысли, что не хочет, чтобы он уходил. Помимо воли она обхватила себя ладонями за плечи, словно стало зябко.
Пусть сам решает.

0

13

О, сколь же очаровательной выглядела сейчас Дона. Быть может сама того не осознавая, но ненавязчиво и с легкостью свершения, все более захватывала она, пленяла внимание своего инфернального собеседника, ощутимей будоража восприятие, не настораживая пробуждая тяготение этой вновь возникшей в ней обескураженностью, - такой аристократически тонкой, изящной, лишенной проявлений вопиющей броскости и гармонично влившейся в сам очередной приключившийся случай. Воистину, все эти крохотные фрагменты ювелирного конфуза разных оттенков, набравшиеся за время, проведенное в пабе, могли б сравняться ценой с шедеврами в картинной галерее.
Абаддон твердым шагом отсек рубеж скромного расстояния между ними и, с хищной мягкостью касания врасплох, повелительно снял мраморную белизной своей и прохладой ладонь Вилиссы с ее скульптурного точеного плеча. Затем же последовала секунда-другая осторожной паузы о тех дальнейших возможных действиях. Генерал со спокойной пытливостью, но страшной глубиной взглянул в глаза Кадаверциан, - без немых вопросов, как будто уже знал, что ищет.
- Просить можешь, - глухо, в кованом полушепоте прозвучали ответные слова, только с продолжением падший архангел помедлил.
Обыкновенно Военному Советнику не часто доводилось вершить подобные игрища, в коих неосторожные, поспешные речи вдруг оборачиваются против их же хозяина. Все-таки не та сфера влияния. Воину и адскому палачу как-то бессмысленно было затевать дебаты, и приверженность позиции сохранилась с тех самых пор, хоть чин сменился давно. Но нынче дело обстояло совсем иначе.
Не сильно, будто давая понять о наличествующем выборе,  Абаддон повлек Дону к себе, ближе, держа руку ее так, что она могла спокойно высвободиться, коли пожелает. И снова никакие эмоции не тронули его спокойного лица, лишь глаза продолжали жить глубинным черным пламенем, как две чьи-то жуткие путеводные черные звезды.
- И я готов откликнуться на твое прошение, - генерал говорил пока порыв девушки оставался неясным, пока она решала дилемму для себя. – Тот город в обмен на тебя. Одну тебя. Что скажешь, Кадаверциан? Вот очередное щедрое мое предложение.
Неотрывно взирая на Вилиссу, на ее душу за взглядом, Абаддон внезапно и резко прекратил влечь ее за руку – время, наконец, определиться. И не так уж важно теперь было, что Военный Советник вовсе не собирался уничтожать град столичный, он всего-то не желал туда возвращаться, хотел побыть в Лондоне еще немного, подальше от дел Шеола и от … Евы?..

+1

14

Когда архидемон коснулся её ладони, Дона вновь немо заглянула в его потемневшие глаза, взволнованно ища ответ и страшась того, что можно будет счесть отказом.  Последствия будут ужасны, промелькнула мысль в голове вилиссы, вновь ощутившей в себе ту тень отчаяния, что способна была, как и тогда, с вестью об исчезновении Вольфгера, поглотить её, лишая способности соображать здраво. Дона боялась этого, отчаянно не желая как проявления своей слабости, так и осознания того, что она останется совсем одна. Лишь Вивиан нынче в Лондоне, прочие же братья и сёстры в Ночной Столице. Там же большая часть всех кланов, насколько знала Донатэлла. Какова же цена их существованию?
Дона сумела выдержать пронизывающий взгляд падшего архангела, при этом не задрожав от страха, не выразив иным способом своих внутренних терзаний. Более всего она жаждала услышать его ответ, но отчего-то Абаддон медлил, не договаривая, и это сводило с ума. Вампирше хотелось схватить его за руку, крепко сжать, закричать, требуя его обещания пощадить тот город, да и весь мир, где обретались её кровные собратья и люди, всё же не ставшие в глазах Донатэллы Страффорд просто пищей, нет, в них она видела нечто намного большее.
Что? Вопрос не прозвучал вслух, только шевельнулись губы Доны, проявившей наконец своё беспокойство. Не задумываясь она подчинилась его указующему жесту, делая шаг навстречу генералу. Нетерпение и не погасший страх сделали вилиссу безрассудной, исполненной отчаянной решимости сделать хоть что-нибудь. Впрочем, она не особо отдавала себе отчёт в том, что именно от неё могло потребоваться. Пока девушка только слушала продолжившего говорить Абаддона, завороженно взирая в его глаза, словно загипнотизированная его пугающим взглядом.
В обмен... в обмен на меня. Город за одну меня, я услышала именно это?
Слабая улыбка, скорее даже тень её промелькнула на лице Доны, когда она поняла, что предложил этот демон в точности то, что сама она сочла безумным и невозможным. Вот какова цена города, всего лишь один вампир, притом не самый сильный, что бы не говорил тогда Кристоф о её способностях. И не самая красивая женщина, как бы не осыпал её комплиментами господин Рамон де Кобреро. Что же привлекло в ней падшего архангела, притом достаточно высокого чина, не последнее место занимающего в иерархии Ада?
Дона чуть слышно вздохнула, опуская ресницы, разрывая зрительный контакт с Ангелом Бездны. Это не было знаком усталости, нежелания видеть его, либо тем самым возможным отказом. Вилисса мысленным взором окинула свою жизнь, что вела в последнее время, вспомнила Вивиана, терпеливо (а может и не очень) дожидающегося её в особняке, подумала о Вольфгере, которого она уже никогда не увидит снова...
- Что я могу сказать?- лёгкая ирония всё же прозвучала в голосе девушки, впрочем, тут же пропавшая, сменившись полнейшей серьёзностью.- Никогда не думала, что окажусь в подобной ситуации. Возможно, я действительно очень наивна. Эту фразу мне говорили практически все. Да, я не знаю, что ожидает заключивших сделку с демоном, не знаю, насколько ценна моя душа. Да и есть ли она у меня? Но я согласна.
Дона протянула руку, сама, искренне. Страх потихоньку унимался, растворяясь в принятом решении. Она положила свою ладонь поверх его, слегка сжимая её. Нужно ли подписывать соглашение кровью? Или у каждого демона свои способы отмечать заключённые сделки?
- Всё же позволь спросить, зачем я тебе?
Пожалуй, вилисса не удивилась бы сейчас даже сообщи ей Абаддон, что он просто коллекционирует блондинок, составляя из них некое подобие музея восковых фигур. Этот вечер начинался довольно безумно, вряд ли ночь продолжится как-то иначе.

0

15

Был ли Абаддон доволен? Вызывало ли довольство только что полученное согласие виллисы некромантов, согласие покорившейся условиям странного обмена девушки, добровольное согласие души принять Ад? Ведь по большому счету, он мог взять ее себе силой, против воли, просто утащить в Преисподнюю хоть сей же миг, абсолютно не нуждаясь ни в этом самом согласии киндрэт, ни в чьих-либо санкциях на такое действо. Да и разве не сталось бы подобное куда более по нутру, исполненное той сладостной приятностью, столь замечательно ведомой власть имущим, обладателям явного и неоспоримого превосходства? Сложно и неопределенно, но Ангел Бездны удовольствовался именно принятием доброй воли, - как-то так сложилось с изначальности, что Дона совершенно не вызывала в нем желания прибегать к насилию какого-либо рода в ее адрес.
- Есть, Кадаверциан, конечно же есть. И она прекрасна, поверь мне.
Генерал по-прежнему неотрывно взирал на мистрис, затаившись своим вниманием, мягко обращенным как раз в глубины ее душу, о коей шла речь, и глаза его казались сверхъестественными колодцами, всклень наполненными водами предвечной Бездны и сиянием бесконечно далеких холодных звезд. Сопроводившее произнесенные слова прикосновение ладони девушки тронуло восприятие новой волной мраморной прохлады, будто сонное дыхание Борея проплыло над выжженным полем брани, и Абаддон притянул Донателлу к себе, заключив в объятия, невесомо легкие, но неразрывные, несокрушимые извне,  одинаково покровительственные и любовно нежные. Вуаль незначительности, навеянная Советником на паб с приходом суккуба, спала, обнажив две фигуры вниманию простых смертных; и кто бы мог подумать, что подле столика стоят, сближенные объятием, киндрэт-некромант и военный советник Ада.
Успевший прозвучать из уст виллисы вопрос наткнулся на медлительный отсчет мгновений молчания. Хранитель Бездны сейчас не мог даже себе самому сказать толком, зачем ему вообще понадобилась эта киндрэт. Пожалуй, она просто оказалась чересчур очаровательна, а он просто пожелал ею обладать.
- Пока не имею ни малейшего понятия, Sassenach, - полушепотом наконец слетели над самым ухом слова, и Абаддон позволил себе чуть усмехнуться их подбору, в значении своем лишь подчеркнутому предшествующей заминкой. – Знаю только одно: хочу, чтобы ты была рядом со мной. И, возможно, тогда я пощажу еще какой-нибудь город или даже всю планету. - Генерал неспешно отстранился, словно бы нехотя, и улыбнулся уже вновь глядя на девушку. – А сейчас давай уедем подальше от этого паба, что скажешь?

0

16

В объятиях Ангела Бездны Дона едва успела подавить возглас. Невольная попытка упереться ладонями ему в грудь оказалась изначально обречена на неудачу, и воплотилась лишь в виде слабого движения кистей рук. Вилисса тут же опомнилась, быстро напоминая себе, что согласие обменять свою персону на Столицу вовсе не носило платонического подтекста, и стоило бы поскорее свыкнуться с пониманием того, что генерал Повелителя Ада отныне имеет полное право не только притягивать её к себе, но и поступать любым, угодным ему образом. Это несколько удручало леди кадаверциан.
Уже несколько веков как она начала свою жизнь, вернее, существование в качестве совершенно свободной и независимой личности. Мэтр Вольфгер только обучал и направлял её, он даже не приказывал как наставник, хотя имел на то полное право. Он был отцом, а не Мастером для юной вампирши. Настоящим, таким, каким она всегда представляла себе истинного родителя. Дона привыкла распоряжаться собой, своими мыслями, поступками и настроением так, как было предпочтительно для неё, учитывалось лишь насколько всё это соотносилось с благом её родного клана. Но ведь Кадаверциан были семьёй, тут нет места  отчуждённости любого рода.
Лёгкий вздох и Дона расслабленно приникла к груди падшего архангела, принимая свою участь и стремясь с ней поскорее примириться. Сопротивление любого рода тут неуместно, понимала мистрисс, ища в себе хоть какое-то доверие к этому архидемону, чтобы разум не взывал к ней с требованием немедленно бежать. Она согласилась. Донателла Страффорд не сопливая неофитка, она не станет закатывать истерики, падать в обмороки и кричать, что её обманули. Она всегда держит данное слово и не важно, кому его дала, и в каких обстоятельствах.
Шёпот Абаддона заставил её слегка поёжиться. Это странное ощущение от мурашек по коже, словно... словно она впервые в объятиях мужчины и знает, чем может закончиться эта встреча. Наверное, она могла бы покраснеть, но сейчас мысленно вознесла благодарение богам за невозможность этого. А ведь смущение некромантки Абаддон должен был почувствовать и так, и это она понимала тоже.
- Планету?- от этого вопроса трудно было удержаться и Дона слегка нахмурилась, также отстраняясь от падшего. Что он имел ввиду, подумалось ей, но развивать тему сочла неразумным, тут же мотнув головой, как бы отметая необходимость пояснений.- Нет, не говори. С меня пока довольно. Я пришла в этот паб с одной единственной целью. Кажется, мой язык завёл меня слишком далеко, а я ещё предостерегала Вивиана.
Лёгким изящным жестом Дона поправила выпавшую из причёски прядь волос, убирая её за ухо. Покинуть это заведение? С радостью, ибо оно уже успело предоставить для неё немало неприятных моментов. Эта сделка с одним из демонов, уничтожение им другого...И тут Дона едва не охнула, успев прикусить язык. Ведь Абаддон сам же ей сказал, что клан Кадаверциан считается - или  же действительно является? - отданным во власть Асмодея. А теперь он забрал её себе, причём сделал это очень спокойно, не опасаясь проблем. Асмодей - куратор клана некромантов, так он сказал. Мысли вилиссы закружились в безумном хороводе, стремясь уловить хоть какую-то логичность происходящего.
- Да,- немного невпопад ответила девушка, думая о своём и машинально направляясь к выходу. Первым побуждением было сесть в собственный Инфинити, но этот порыв Дона пресекла, даже не дойдя до машины. Она обернулась, внимательно глядя на Абаддона. Он казался таким спокойным, таким далёким и холодным. Что получится из этой сделки? Дона решилась.
- Есть ли для тебя личное предпочтение, куда нам отправиться?- Получив отрицательный ответ вилисса кивнула.- Хорошо. Мне нужно вернуться домой. Там меня ждут, и знаешь, мне нужно хоть что-то объяснить Вивиану. Отвезёшь меня?
Просьба была, несомненно, излишней. Конечно же, Абаддон и не думал выпускать её из виду, но Дона предпочитала этот способ общения. Она такова, а изменится ли впоследствии покажет время.
В дороге они молчали. Вилисса упорядочивала мысли, ища правильные вопросы. О чём думал падший она не знала, но его молчаливость казалась неотъемлемой частью его самого. Скорее, казалось странным когда он вдруг заговаривал.
Что я скажу Виву? Я просила его не лезть в это, а теперь он узнает, что я сама совершила то, чего желал он. Не самый педагогичный метод, это понимаю даже я. Но я не могу ему позволить продолжать эти игры с демонами! Особенно теперь, зная всё то, что открылось мне этим вечером. Ни с Асмодеем и ни с кем иным.

Особняк Кадаверциан в Лондоне

Отредактировано Дона Кадаверциан (2016-06-30 00:02:02)

0

17

→ Особняк Кадаверциан в Лондоне

Над горизонтом неподвижная гряда облаков, словно кто-то пролил в небе чернила. Сумерки сгущаются. Автомобиль минует перекресток за перекрестком. Тусклый свет струится от высоток, пролетающих над ними вертолётов, неподвижных звёзд.
Дона молчит, думая о своём. Босхет молчит просто, ему нет дела до  размышлений мистрисс, её душевных терзаний, страхов и чаяний. Он бы предпочёл её спокойной, как раньше, холодной, как Снежная королева. Вилисса всегда была женщиной гордой, сильной и отважной. Леди кадаверциан, некромантка, вампир. Босхет просто ждёт. Она не станет страдать вечно. Мэтр умер, второй, скорее всего, тоже. Сильные, они много знали, единственные, с кем дух смерти мог говорить о былом, на том почти забытом за века языке, но плевать, бетайлас не из тех, кто живёт прошлым. В будущем тоже может быть много интересного.
Небо почти цвета морской волны, становится всё темнее. Краски покидают мир, оставляя лишь формы. Поздний вечер, фонари расцветают белыми и оранжевыми пятнами электрического света. Погода не располагает к поздним прогулкам, навевает мысли об осени, холоде, тоске и унынии. Ещё стоит лето, но это не сильно ощущается. В окнах автомобиля мелькают мосты, исписанные граффити, канавы с рваными покрышками и прочим мусором. Эта часть города не слишком радует видами. Здесь живут одни отверженные, беглецы и изгои, афганцы, курды, корейцы, турки, а также тощие облезлые кошки, от которых избавились хозяева, вышвырнувшие бывших любимцев из машины на полном ходу. Здесь когда-то нашёл пристанище дух смерти из мира под Крестом, призванный и задержавшийся на несколько лет.
Когда вилисса узнала, куда собрался её преданный слуга, то просто сказала, что поедет с ним. Без объяснений и требований сообщила о своём намерении. Младший родственник промолчал. Ему она указаний не оставила на время своего отсутствия, молчаливо даровав право самому решать, как ему следует распорядиться этой свободой. Босхет просто кивнул, приняв к сведению информацию. В какой-то степени даже порадовался, что леди не стала запираться в своей комнате и киснуть.
Автомобиль притормозил у низкого полуразрушенного здания. Грязно-серое, в сумерках почти чёрное. Не похоже на жилое, но Дона ощущала внутри огоньки ауры живых людей. Оставлять здесь машину без присмотра не слишком разумно, но это лишь для людей, у кадаверциан на этот случай имелось неплохое заклинание невнимания. Подобное использовалось на убежищах некромантов, позволяя им избегать внимания простых смертных.
Громко хлопнула дверца машины. Дона уже вышла, теперь стоя перед зданием и изучая его взглядом. На звук она не обернулась. Босхет не особо церемонился с вещами, она успела привыкнуть за века.
- Кто здесь живёт? - равнодушно спросила девушка бетайласа.
Тот дёрнул плечом, словно в попытке пожать. Распахнул покосившуюся дверь, громко прогрохотавшую в тишине, царившей вокруг. Дона шагнула было вперёд и замерла, ощущая присутствие чего-то очень знакомого. Это живым не было, призрак, дух. Она вопросительно глянула на Босхета, а затем переступила порог.
Где-то вдалеке звучала "Танцующая королева"  группы "Абба", вилисса узнала мелодию, когда-то даже любимую ею. Лёгкая улыбка промелькнула на губах Доны. А затем послышались крики. Визжала женщина, кто-то грязно ругался, проклиная всех и вся. Звон разбитого стекла, точнее, бутылки, отстранённо определила вилисса, шагая по мрачному грязному коридору следом за бетайласом. Что могло связывать её помощника с этим странным местом? Возможно, стоило спросить его напрямую, но это странное безразличие, охватившие вилиссу после ухода Абаддона, вызвало состояние, близкое к апатии. Словно выдернули нечто, помогавшее до поры стоять прямо и гордо, придавая сил и вызывая какие-то желания. Теперь осталась лишь инерция и отголоски тех самых желаний. Входя в большую комнату, полную людей самых разных национальностей, но при этом чем-то неуловимо схожих между собой, она пришла к заключению, что поехала с Босхетом именно за тем, чтоб вернуть себе это желание жить и бороться за себя и своих сородичей.

0

18

Бетайлас шагал упруго и размашисто, словно готовый ринуться в бой. В прошлый раз они тут навели порядок. Расчистили завалы, выгребли грязь. Звучало так себе, буднично и скучно, если не знать, о какой грязи шла речь. Босхет даже улыбнулся довольно своим воспоминаниям о том дне, когда он и несколько парней, взятых им под покровительство, вышибли из этого дома содержателей наркопритона. Те, конечно, пытались отстреливать, лезли в драку, но закончилось всё довольно быстро.  Его подопечные почти не пострадали, не считая нескольких мелких порезов.
Кто бы мог подумать, сколько в Лондоне эмигрантов, размышлял дух смерти. Хватало и незаконных, но что те, что эти, им всем не было места в этой стране. Их не ждали здесь и откровенно ненавидели и презирали. Что оставалось делать арабу Сулейману, потерявшему даже место таксиста из-за подставы товарища? Он подался в уличные бандиты, стал грабителем. Босхет долго наблюдал за ним и его товарищами, пока не предложил заняться делами посерьёзнее, чем обычные нападения в подворотнях. Сулейман сначала не поверил, но бетайлас умел быть убедительным. Особенно араба впечатлила ножевая рана, затянувшаяся в считанные минуты на теле странного лысого парня с жёлтыми глазами. Не особо суеверный, Сулейман не стал призывать Аллаха и убегать от шайтана. Прикинув шансы, он решил, что помощь духа зла будет предпочтительней вражды с ним. Когда Босхет помог найти оружие, а после привёл их в этот дом, он понял, что сделал правильный выбор.
Когда он появился на пороге, в комнате мигом воцарилось неловкое молчание. Визжавшая минуту назад высокая темноволосая женщина в мешковатой майке и тёмных джинсах опустила руку, в которой было зажато отколотое бутылочное горлышко. "Розетка", мимоходом отметил Босхет, чуя назревавшую драку, которую вряд ли остановит появление его самого и мистрис.
Напротив женщины стоял в оборонительной стойке молодой парень, кореец. Ли Джун, припомнил Бетайлас. Новичок, он появился аккурат в то утро, когда сам Босхет отправился искать леди кадаверциан, ощутив её возвращение в Лондон. Кореец бдительности не растерял, одобрил дух смерти. Этот похож на бойца. Чувствовалось, что занимался какими-то боевыми искусствами.
- Босх, вернулся...- удивлённо и хрипло произнёс кто-то, находившийся в углу комнаты.
Бетайлас прищурился, вглядываясь туда. Кажется, леди удивило присутствие призраков. Что же, это объяснить будет несложно: духов притягивают медиумы, а Колетт одна из сильнейших. Была бы, не прикладывайся так часто к бутылке. К тому же почти телепатка, каким-то чудом избежавшая внимания даханавар. Но у проклятых Мормоликаи хватало таких, так что Колетт Босхет решил оставить при себе. Впрочем, молодая женщина и сейчас находилась в подпитии. Она сидела на неустойчивом табурете, прислонившись к обшарпанной стене. Над её головой витал призрак мужчины в клоунском одеянии, с очень злобным выражением лица. Фрэнка Босхет тоже хорошо помнил. Тот ещё ублюдок, и довольно сильный полтергейст.
- Вернулся!- сплюнула женщина на пол. Горлышко бутылки она не бросила, теперь угрожающе переводя им от корейца до Босхета.- А на хрена, спрашивается? И без него тут всё отменно идёт!
Она громко и истерически расхохоталась, запрокидывая голову назад. Её лицо исказилось в гримасе страдания, красный рот некрасиво перекосился. По щекам женщины потекли крупные слёзы. Колетт потрясённо смотрела на неё, мужчины угрюмо молчали. Ли Джун отступил, теперь он выглядел спокойнее, лишённый намерения биться.
- Ну и что тут творится?- с ироничной усмешкой спросил бетайлас, ничуть не впечатлённый увиденным. Он лишь бросил короткий взгляд на вилиссу, безучастно взиравшую на людей, но не произнёсшую пока ни слова.
- Мы думали ты не вернёшься,- тихо сказал Сулейман.
На араба бетайлас посмотрел повнимательнее. Что могло заставить бесстрашного парня стать настолько... испуганным?  Дух смерти втянул воздух в себя, вместе с ним впитывая эмоции людей, их запахи, а затем нахмурился. Люди были напуганы. Босхету не было особого дела до проблем смертных и всё же ему стало интересно. Этих людей не так просто напугать. За каждым из них была своя немаленькая история, были беды и трагедии, выковавшие их. Просто отморозков тут не имелось, психов, которые кромсают себе подобных просто так. Любопытные существа, решил когда-то бетайлас, из прихоти подбиравший в свою компанию именно вот таких людей.
- Ну а я вернулся, хоть и ненадолго. Так что выкладывайте и поживее.
Командный голос, пусть и звучавший насмешливо, задачу выполнил, люди  словно бы подтянулись, возвращая себе смелость и решимость. По крайней мере большинство. Босхет ещё раз осмотрел тех, кто присутствовал, прикидывая, сколько их было. Почти два десятка, то есть, практически все, кого он знал. Кого-то не хватало.
- Джонни пропал,- всхлипнула женщина в центре. Она утёрла глаза свободной рукой, а затем небрежно отбросила ненужную уже бутылку в сторону. Мужчина, по ноге которому она угодила, выругался, но предпринимать ничего не стал. Он тоже напряжённо следил за Босхетом и Доной. Красивая блондинка в дорогом платье, принёсшая с собой шлейф изысканных духов, вызывала недоумение. Кто она и почему с их лидером?
- Это всё подвал,- с вежливым кивком пояснил Ли Джун.
- Да, подвал!- подорвался на ноги Дитрих, немец лет сорока, с шрамом через всю левую щёку.- Мы взломали ту дверь. Джонни решил спуститься, с ним пошёл Том, а ещё Ван Ё. Проклятье, Босх, там какая-то грёбаная хрень, ты должен нам поверить. Какая-то чертовщина. Я не знаю, что с парнями, но они не вернулись. И они точно мертвы.
Босхет озадаченно молчал и думал. Подвал, да, он помнил ту массивную решётку, перекрывшую люк в полу. Он сам хотел решить эту задачку, предполагая потайной туннель, которым наркодиллеры перевозили товар, или же некое хранилище. Потом появилась Дона, он отвлёкся и думать забыл про дверь. А теперь говорят, что кто-то погиб внизу.
- Больше никто не спускался?- поинтересовался он, доставая пистолет из-за пояса.
Сулейман мотнул головой в отрицании. Его блестящие чёрные глаза теперь смотрели с надеждой. Что не так с этим подвалом, что даже люди, подобные этому арабу могут быть так напуганы? Босхет кивнул.
- Тогда пойду я.

0

19

- Я задержусь немного, - сказала Дона, едва Босхет договорил свою фразу.
Бетайлас быстро обернулся, внимательно глядя на мистрис своими золотисто-жёлтыми глазами, но та ничего не объяснила ему. Она решила, этого было довольно знать слуге. Бетайлас широко ухмыльнулся, принимая старые правила игры, почти позабытые за это продолжительное время свободной жизни. Он молча откозырял вилиссе и направился к двери в компании корейца Ли Джуна, Дитриха и ещё пары мужчин очень свирепого вида.
Дона дождалась, пока они выйдут, а затем подошла к женщине-медиуму. Полтергейст взвился выше, почти касаясь призрачной головой потолка, глядя сверху на некромантку. По его загримированному лицу сложно было что-то понять и всё же Дона чувствовала его враждебность. А как же иначе, если таких как он обычно некроманты просто изгоняли в мир духов. Полтергейсты чаще всего враждебны, притом способны на множество гадостей.
- Это мой духовный проводник, - тихо и устало сказала маленькая женщина-медиум. Она смотрела на вилиссу настороженно, было видно, что немного боится. Успокаивать её Дона не хотела, ей был безразличен страх этой женщины.
- Я Колетт, - добавила медиум. - А это Фрэнк. Он не доставляет проблем никому, он...
- Он призрак, - сказала Дона.
- Я поняла, что вы его видите. - Колетт опустила взгляд. - Босх тоже видит. Вы такая же как он?
- Нет, - это сравнение позабавило вилиссу, она почти улыбнулась, уголки её губ слегка дрогнули. - Мы разные.
Люди вокруг них перешёптывались, но подойти ближе не рискнул никто, напротив, они даже как будто попытались отойти, хотя размеры комнаты не сильно располагали к этому.
- Я хочу спросить, Колетт, - Дона стояла совсем рядом с женщиной, подол её платья касался ног медиума. - Фрэнк знает, что в подвале?
Полтергейст резко закружился по комнате, почти задевая головы тех, кто тут был. Каким-то образом при этом он умудрялся неотрывно смотреть на некромантку, его глаза неотступно следили за ней. Колетт сжала ладонями свои колени, медленно подняв голову. В её глазах блеснули слезинки. Она неохотно кивнула.
- Но он не говорит мне. - На её плечах была старая потёртая накидка, в которой блестели нити люрекса, и в которую женщина начала кутаться, словно ей стало холодно. - Я думаю, там настоящее зло. Иногда я слышу чей-то шёпот, он пугает меня.
Полтергейст наконец замер. Он плавал в воздухе в паре метров от Доны.
- Это не ваше дело, - наконец сказал он.
Голос призрака оказался очень скрипучим, Колетт поморщилась. Ни капли приязни на её лице не было. Своему проводнику она не особо была рада, Дона это хорошо чувствовала. С холодным вниманием изучила вампирша хамоватого полтергейста, оценивая его и решая для себя, что с ним сделать. Объяснение женщины о проводнике было ясно, но не имело значения. Она хотела узнать о подвале, а призрак мог это знать. Фрэнк загримасничал, растягивая красные клоунские уголки рта, то поднимая вверх в подобии улыбки, то придавая себе плачущее, страдальческое выражение.
-  Там стены сочатся слизью, - Фрэнк застыл на месте, а затем захихикал. - Тебе понравится, некромантка.
Зубы полтергейста казались заострёнными, зловещими. Дона, сузив глаза, подняла руку, начиная читать заклинание изгнания. Призрак взвыл, а затем резко нырнул в пол, не дожидаясь завершения. Колетт привстала,  глядя на то место широко открытыми глазами. Вздохнув, Дона опустила руку, зелёное свечение погасло.
- Анис вроде, - сказал кто-то.
Вампирша обернулась, но подходить к ней никто не спешил. Зелёный свет они видели все, но слова полтергейста о некромантке слышала только медиум. Впрочем, сейчас она молчала, оцепеневшая, потрясённая тем, что её проводник вытворил.
- Я тоже пойду в подвал.
Дона шагнула к двери и люди расступились. Задерживать её точно никто не хотел. Красивая блондинка теперь казалась им пугающей, слишком странной и непонятной. Она почти физически чувствовала их отторжение. Ничего необычного, так было всегда. Помимо внешнего сходства со Смертью была ещё и её аура, не менее опасная. Мало кто желал стать ближе к Донателле Кадаверциан, даже среди её собратьев. От людей многого ждать не приходилось, вилисса и не ждала. Даже постоянного донора она давно себе не искала.
Дона вышла за дверь, закрывая её за собой. Дорогу она не спросила, но не сомневалась, что найдёт и сама. Длинный мрачный коридор закончился как раз тупиком, лишь массивная решётка в полу, точнее, сейчас откинутая в сторону. Ни Босхета, ни других мужчин, что ушли с ним. Вилисса прислушалась, где-то вдалеке она слышала отголоски эха. Ждать её бетайлас не стал, Дона его за это не винила.  Их странные отношения она сама не могла понять. Вроде бы слуга, но слишком своеволен и самостоятелен. Уважает её и достаточно почтителен, но спокойно пренебрегает своими обязанностями. Она решила отложить это на потом, а пока просто начала спускаться по железным скобам, вделанным в стену. Глаза киндрэт различали больше, нежели человеческие. Дона видела нечто, выступавшее в кирпичной кладке, нечто влажное, странного неприятного цвета. И сладковатый гнилостный запах. Стены сочатся слизью, вспомнила она слова Фрэнка. Что же, в этом он не соврал. Жаль, что не успел сказать больше.
Лестница закончилась внезапно, Дона не смогла нащупать ногой новой скобы и попыталась упереться о предыдущую, но руки внезапно соскользнули и она полетела вниз.

Отредактировано Дона Кадаверциан (2016-10-27 19:21:34)

0

20

Склонившись над развёрзнутым отверстием колодца, Босхет некоторое время напряжённо прислушивался, а также принюхивался, с шумом втягивая в себя воздух. Запашок, по его мнению, в самый раз годился для какой-нибудь помойки, соседствующей со скотобойней. Звуков особо слышно не было. Что-то капало, и падающие капли порождали слабое эхо, доступное лишь его достаточно острому слуху. Где-то прошуршала крыса, её коготки скребли по каменной кладке. Ничем особенным пока подвал не впечатлял.
- Я пошёл,- он кивнул Ли Джуну, который как раз проверял своё оружие на наличие патронов. Страшно или нет, они решились идти за Босхетом в это место, а потому следовало вооружиться.
Бетайлас спустился быстро. Лестница не достигала дна примерно метра на полтора и он спрыгнул с последней ступеньки на пол туннеля. Под ногами хлюпнула вода, заставив его чертыхнуться. Спускающийся следом кореец был уже совсем близко, Босхет поспешил посторониться, предупредительно крикнув людям о необходимости прыжка. Затем принялся осматриваться.
В фонаре духу смерти нужды не имелось. Он скользнул взглядом по каменным стенам, изучая выщербленную поверхность, покрытую плесенью и влагой. Затем усмехнулся, обнаруживая нечто знакомое.
- Кто бы мог подумать, -  протяжно присвистнул бетайлас, придвигаясь к стене справа от себя и касаясь её пальцами. Нечто зеленоватое осталось на подушечках и Босхет оттёр ладонь о свои штаны.
- Что там? - сунулся к бетайласу Дитрих.
- Не важно, - отмахнулся тот, отходя от стены и оглядываясь на своих товарищей. Спустились все, отметил он, струсивших не оказалось.
Дитрих нахмурился, всем своим видом выказывая недоверчивость, до которой духу смерти не было никакого дела. Он не собирался читать смертным лекцию о выходцах из Мира под Крестом, а именно их след обнаружился в этом туннеле. Самое забавное для бетайласа заключалось в том, что этот след принадлежал исключительно безобидным слизням, правда, размера достаточно крупного, где-то с болонку. Эти тварюшки питались исключительно мхом и опасности не представляли даже для младенца. Да, в мире Смерти обитали разные существа.
- За мной.
Он махнул рукой, устремляясь вперёд по туннелю, избегая наступать в особенно большие лужи, а потому вынужденный придерживаться боковой стороны. Люди, не обладающие способностью видеть в темноте, включили фонари, и их лучи вразнобой светили ему под ноги и дальше, но скорее мешая. Он чуть ускорил шаг, предпочитая доверять именно своим глазам.
Вновь прошуршали коготки, послышался пронзительный писк, и перед бетайласом наперерез проскользнули с десяток крыс, тут же скрывшихся в маленьком проёме в противоположной стене.
- Мерзкие твари, - сплюнул кто-то позади него. Одновременно с тем прозвучал щелчок предохранителя; у людей не выдерживали нервы.
Босхет не стал оглядываться. За свою шкуру он не переживал, даже десяток пуль ему не страшен, а продырявленное тело дух мог восстановить очень быстро проверенным способом.
- Слышали?- Ли Джун в несколько шагов догнал предводителя, кладя руку тому на плечо. Босхет в сомнении кивнул, вновь замедляя шаг. Он не был уверен, однако и впрямь словно что-то находилось там, за поворотом. Ощущение присутствия. А затем оно исчезло, это нечто удалялось. Дух смерти ждать не стал, сперва быстрым шагом, а затем и вовсе переходя на бег, он бросился туда, где находилось это нечто. Топот за его спиной давал знать, что его люди поняли всё правильно и не желали отставать. Босхет успел увидеть неясную тень на стене. Она мелькнула, а затем исчезла. И в этот миг в ноздри ударил жуткий смрад гниющей плоти. Пустяк для бетайласа, питающегося мертвечиной, но смертным пришлось нелегко. Кого-то вырвало.
- Где он?
Босхет остановился, озираясь. Эта ветка туннеля закончилась тупиком, впереди лишь глухая стена, под ногами не было даже воды, способной скрыть некий лаз. Он поднял голову и в этот момент нечто бросилось на него сверху.

Отредактировано Босхет (2016-12-10 21:37:36)

0

21

Первое, что ощутила вилисса очнувшись, был холод и сырость. Она лежала в воде, пусть и неглубоко. Кажется, проанализировала Дона своё состояние, она была цела. Сильно болела голова, её слегка мутило, в ушах звенело. Фокус зрения был нечётким, но постепенно восстанавливался. Типичные последствия сотрясения, ничего фатального для киндрэт. Это она могла легко пропустить, сочтя физическое состояние удовлетворительным. Раздосадовало иное - её платье промокло полностью, вода пропитала его, к тому же был запах - на редкость неприятный.
Вилисса подняла левую руку, коснулась лба, затем ощупала затылок. Глянув на пальцы, она увидела кровь. Что же, предположение оправдалось. Затем Дона осторожно села, стараясь не делать резких движений. Сколько она находилась без сознания? Если повезло, то не больше минуты. Наверняка здесь водится нечто, готовое заинтересоваться кем-то слабым и не способным защищаться.
- Быть может, стать приманкой, - вслух спросила вилисса саму себя и тут же пожала плечами. Аура киндрэт и некромантки довольно заметна, мало кого получится обмануть.
Дона встала, машинально отряхивая мокрое платье. На чёрном грязи не видно и всё же оно безнадёжно испорчено. Прекратив бесплодные попытки, мистрисс  принялась изучать туннель. С трёх сторон стена, причём задняя выглядит так, словно выстроили её совсем недавно. По цвету кирпичей было заметно, насколько они отличаются от каменной кладки боковых стен. Новые, почти не обросшие плесенью. Сам туннель вёл прямо и то, что находилось дальше, терялось во тьме. Дона нахмурилась, между её бровей пролегла глубокая морщинка. Разумеется, бетайлас ушёл вперёд, как и его спутники. И всё же эта перегородка манила к себе. Что там? Вилисса подошла к стене ближе, касаясь ладонью холодной влажной поверхности. Позади стены была пустота, вампирша ощущала её так же хорошо,  как если бы видела собственными глазами. И слабые отголоски чуждой ей магии, почти неуловимые, словно воспоминание, которое упорно не удаётся ухватить за хвост, но твёрдо знаешь, что что-то в нём есть. Закусив губу от нетерпения и досады, Донателла снова обернулась, глядя в темноту туннеля. Босхет там, ему может понадобиться помощь. А то, что находится за стеной, никуда не убежит. По крайней мере она надеялась на это. Кивнув, вилисса решительно зашагала по каменному полу туннеля, стараясь посматривать при этом под ноги, чтобы не оказаться снова в одной из луж.
Её светлые волосы слиплись от воды и грязи, и Дона отбросила их назад, убирая с лица. Где-то вдалеке ей послышался отзвук, слабое эхо чего-то, быть может голоса. Она ускорила шаги, почти переходя на бег. Мрак подземелья не был для неё серьёзной преградой, как и бетайлас некромантка видела достаточно хорошо: одна из особенностей становления вампиром. Слух так же был острее человеческого, впрочем, сейчас это скорее мешало, ей трудно было определить расстояние, откуда именно доносилось эхо.
Звук выстрела заставил Дону вздрогнуть. А следом выстрелы посыпались быстро и беспорядочно, словно несколько человек разом палили во что-то, явно не желающее, чтобы в него попали. Слишком хаотично и слишком много. Вилисса побежала очень быстро. Один поворот, за ним второй. Подошва проехалась по чему-то очень скользкому, но девушка удержала равновесие, даже не коснувшись стены рядом с собой.
Выстрелы прекратились внезапно и наступила тишина, очень нехорошая, по мнению Донателлы, не замедлившей своего бега. Сейчас тишина почти оглушала. Крысы, населяющие подземелье, прекрасно чуют угрозу и попрятались в норы. Киндрэт не чувствовала их живого присутствия. Плохо было то, что не воспринимала она и ауры людей. Никого и ничего, а ведь судя по всему она почти рядом с тем местом, откуда стреляли. Вот очередная ветка туннеля, куда вывели ноги леди кадаверциан, и она увидела решётку впереди себя. Пусто, а ведь Дона почти готова была ручаться, что ей сюда. Она остановилась, озираясь по сторонам, не упуская даже пространство над собой. Пусто, ни души, даже какого-нибудь духа.
- Босхет!
Крик отразился от стен, многократно усиленный эхом. Громко, отчаянно и бесполезно.

Отредактировано Дона Кадаверциан (2017-02-19 04:57:29)

0