Вниз страницы

Ночная Столица: между Адом и Раем

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ночная Столица: между Адом и Раем » Великобритания » Особняк Кадаверциан в Лондоне


Особняк Кадаверциан в Лондоне

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Построен в середине 19 века в пригороде Лондона, графстве Ричмонд, викторианском стиле, по заказу мэтра Вольфгера Владислава. Имеет несколько спален и ванных комнат, гостиную, библиотеку, столовую, кухню, а также непременную лабораторию некромантов глубоко в подвале. Рядом с особняком разбит сад, ныне имеющий весьма заброшенный заросший вид. Есть гараж. Изнутри дом выглядит не менее заброшенно, в пыли и паутине, поскольку в последние несколько десятилетий практически не посещался кадаверциан. Тем не менее магическая защита вокруг дома и внутри (усилена у лаборатории) работает исправно, защищая от не кадаверциан. http://kemerovo.zagranizzu.ru/assets/galleries/189/york-4.jpg

Отредактировано Дона Кадаверциан (2016-06-30 00:01:32)

0

2

Спокойствие старого особняка нарушил звон разбитого стекла. Дона  в последний раз посмотрела на старинную картину в позолоченной рамке, на которой был запечатлён темноволосый мужчина лет тридцати с небольшим на вид. Неулыбчивый, даже хмурый, он, казалось, сурово смотрел на вилиссу как бы спрашивая, что позабыла она здесь. Одна рука мужчины покоилась на эфесе шпаги. Его старинный камзол явно не был маскарадной одеждой, он смотрелся уместно и даже привычно. Это был Кристоф Альбьер.
Дона вздохнула, отводя взгляд в сторону. Затем прислушалась к тому, что происходило в особняке. Тихие голоса звучали невнятно, она не могла понять, о чём говорят, но ясно было, что кто-то спорит.
- Я же просила немного подождать, - голос девушки звучал устало, но твёрдо. Она по очереди оглядела спорщиков, но те явно не выглядели устыдившимися. Впрочем, Вивиан всё же отвернулся, не решаясь, видимо, упорствовать.
- Он хотел уйти, мистрис,- довольно осклабился второй - высокий лысый мужчина лет сорока на вид. В его глазах мерцало зеленоватое свечение - остаточное явление магии.
Теперь Дона хмурилась. Получается, авторитетом для своего младшего брата она не обладала. Как же ей не хватало поддержки сейчас, и всё же Дона решила  не отступать.
- Вив?
Рядом коротко хохотнул бетайлас, видимо,  унылый взъерошенный видок бывшего ученика великого Мэтра его немало позабавил. Молодой кадаверциан гневно засопел, затем снова поглядел на вилиссу. В его светлых глазах ясно читалось раздражение, едва ли не откровенная враждебность.
- С каких пор я должен подчиняться... духам?
Он явно хотел назвать другое слово, поняла Донатэла, но заострять внимание не стала. Впрочем, Босхет бы всё равно не обиделся, для него Вивиан был просто зелёным юнцом, не имеющим достаточно разума, что воспринимать его всерьёз. Вот разве что некромантом он оставался очень сильным. Способный ученик.
- Я просила дождаться меня. И ещё, Вивиан, ведь я же ясно дала понять, что не собираюсь отпускать тебя одного на эту встречу.- Её красиво очерченные тонкие брови изломились, когда Дона нахмурилась вновь.- Нет, я совсем не собираюсь отпускать тебя на встречу с демоном! Хватит с нас уже... Как ты не поймёшь, что тебе рано влезать в такие игры?
Парень возмущённо дёрнулся, порываясь ответить, но вилисса взмахом руки пресекла попытку заговорить. Босхет ухмылялся всё шире, настолько увлекла его перепалка двух некромантов. Сам он считал, что беды не будет, если паренёк сам поговорит со своим приятелем из Ада. Когда-то же всем надо взрослеть, а мистрис как-то больно увлеклась ролью заботливой мамочки. Всё потому, что пытается компенсировать отсутствие Мэтра, понимающе кивал бетайлас своим мыслям.
- Вив, я прошу тебя,- стараясь говорить спокойно и убедительно продолжила уговоры Дона.- Очень прошу. Пойми...- она вздохнула, внезапно ей стало зябко, словно ледяной ветерок проник под лёгкий светлый плащ, в который она была укутана.- Нас мало. Ты, я, Ада, Грэг... Где-то есть Анри. Есть...- запнувшись на этом имени Дона в очередной раз с недоумением подумала, почему ей так сложно признать Лиама братом. Он, Белла - они тоже семья. Этого надо держаться.- Нас едва ли наберётся десять.  Я не хочу потерять и тебя, поэтому прошу доверить мне разговор с этим демоном.
- А если тебя он убьёт, то это нормально?
Дона не ахнула, но в её синих глазах явно промелькнул гнев и светловолосый некромант прикусил язык, вмиг теряя запал. Он чуть отступил в сторону и что-то хрустнуло под его ногой. Опустив на миг взгляд Дона слабо улыбнулась. Ну конечно, разбил вазу, простоявшую на этом постаменте не одно десятилетие. Пожалуй, что века полтора точно. Понадобился всего лишь один раздражённый киндрэт, чтобы разбить старинный предмет немалой ценности.
- Босхет, ты присмотришь за особняком, пока меня не будет.
И за Вивианом, могла бы добавить она, но это было ясно и без слов. Младший некромант раздосадованно махнул рукой и пулей промчался по лестнице на второй этаж. Верно, собираясь запереться в одной из комнат до её возвращения. Босхет кивнул и прошёл к пыльному креслу, усаживаясь в него и тут же замирая в абсолютной неподвижности, не мигая глядя куда в стену.

Лондон

0

3

В своей комнате Вив проторчал часа два, валяясь на не расправленной кровати, угрюмо таращась в потолок и мысленно костеря на все лады Босхета. В адрес Доны нелестных эпитетов почти не поступало. Пусть мистрис поблизости не наблюдалось, но парень так и не решился обозначить своё отношение к тому, что его считают желторотым птенцом, словно только вчера обратили. По мнению ученика мэтра Дона явно переигрывает в своём стремлении защитить оставшихся собратьев, прекрасно способных самостоятельно справиться со своими проблемами. Что с того, что он решил связаться с демонами, когда сам Крис не гнушался периодически общаться с некими инфернальными представителями, да и его приятель Дарэл также явно имел приятельские отношения с каким-то демоном. Имён Вивиану не называли, да и категорично он бы не рискнул утверждать, что все его измышления истина в последней инстанции, но слишком сильно хотелось ему выдать желаемое за действительное, чтобы упустить возможность подогнать неточные воспоминания под непреложные факты.
Внизу послышался глухой стук, затем шум, словно что-то тащили. Потом хлопнула входная дверь. Вивиан сел на кровати, а затем бесшумно спустил ноги на пол и осторожно подошёл к двери. прислушался, стараясь понять, что затеял бетайлас. Дона дала точные инструкции, так с чего бы духу своевольничать? Но шум больше не повторялся, да и тишина как бы намекала, что Босхет вышел из дома. Слишком удачная возможность, решил молодой некромант выскальзывая за дверь спальни. Крадучись он прошёл до лестницы, глянул вниз, перегнувшись через перила, сколько получилось. Кресло было пустым, бетайлас определённо куда-то ушёл.
Вив молниеносно пронёсся по лестнице, но не к парадному входу, куда по его разумению вышел дух из мира Смерти, вселившийся в чьё-то мёртвое тело, а к чёрному ходу, с кухни. Там было не заперто, он знал точно, сам перед приходом Доны проверял. Что скажет вилисса когда вернётся он не стал задумываться. Пусть она старше и опытнее, но сам Вивиан обладал поистине разрушительной силой и потому питал непоколебимую уверенность, что способен справиться и демонами.
Дверь с кухни вела в сад, который за последние десятилетия сильно зарос сорняками и различными кустарниками, и потому имел весьма дикий запущенный вид. Узкая тропинка вела к калитке, через которую можно было попасть на соседнюю улицу. Парень прикрыл дверь за собой и, чуть пригнувшись, пошёл по этой тропинке.
- Вот так всегда, ни во что не ставят.
Ироничный голос Босхета, а особенно его рука, тяжело опустившаяся на плечо Вива, заставили парня в панике дёрнуться, а затем в руке возник из зеленоватого свечения клинок, которым некромант попытался ударить бетайласа.
- Дерьмо,- выругался кадаверциан, когда до него дошло, что он по сути напал на, во-первых, союзника и почти друга, а во-вторых - на злобного духа, разумного, в отличие от большинства его собратьев, и отличавшегося крайней мстительностью. Если не сумел убить сразу, готовься к большим проблемам.
Дона меня убьёт.
Паническая мысль промелькнула и пропала. Вив отступил на шаг назад, лихорадочно вспоминая подходящие заклинания, а Босхет задумчиво изучил неглубокий разрез на груди и изрёк:
- Надо же, почти достал. Старею, видно, медленно двигаюсь.- Затем он осклабился в крайне ехидной усмешке и поинтересовался:- А если бы сумел, что тогда? Рванул бы к мистрис, дурья твоя башка? Подставил один раз и решил не останавливаться на этом?
- Иди к чёрту,- поняв, что дух не злится, Вив снова вернулся к прежнему настроению, в котором он был одинок, не понят и унижен, и верить никому нельзя.
- Не могу, сынок, и тебе не рекомендую.
Быстрым, почти неуловимым глазу движением Босхет шагнул вперёд и ухватил Вива за ухо. Тот взвыл от боли, и попытался пальцы разжать.
- Заруби себе на носу, малец.- Жёлтые глаза бетайласа казались особенно зловещими в этом полумраке, царившем в саду. Вивиан замер, снова начиная понимать, что гонор ему следует умерить. Сейчас тут только они двое, и кто знает, что придёт в голову полоумной твари из Мира Смерти.- Мистрис поручила мне удерживать тебя тут, чтобы ты не натворил глупостей, и я её просьбу выполню. Даже если придётся тебя основательно покалечить.Потом регенерируешь, но несколько спокойных часов я получу. Мы друг друга понимаем?
Вив пробурчал нечто невразумитильное, но дух удовлетворённо кивнул, сочтя ответ положительным, а затем усмехнулся, кивая в сторону главных ворот.- Никак приехала. Быстро. Так что, малыш, сам видишь, твоя соплячья помощь мистрис не понадобилась... А это что за хрень?
Дух осёкся, нахмурился. Вив с изумлением наблюдал, как тот принюхивается, напоминая этим вриколакос. Затем Босхет выпустил многострадальное ухо молодого кадаверциана и стремительно зашагал к воротам. Парню ничего не оставалось, как последовать за ним. Присутствие Доны он уже ощутил, ауру некромантки он знал слишком хорошо. Тот, кто находился с ней, вампиром не был. Вивиан не мог разобрать, что представляет собой этот незнакомец, но нехорошие догадки уже начали возникать. Поведение Босхета, то, куда Дона отправилась несколькими часами ранее... Кого она привела с собой?
- Дона?
Ворота были открыты и Вивиан увидел машину, на которой вилисса приехала. Не её Инфинити, это точно. Сама кадаверциан уже вышла и посматривала то на Вива, то на Босхета, который замер неподвижно и не сводил взгляда своих жёлтых глаз со спутника некромантки. Словно оценивал его и готовился броситься в атаку.
- Кто это?- Вив кивнул на мужчину, что приехал с его сестрой. Он не знал его, но не сомневался, что тот демон.- Что происходит вообще?

0

4

Паб «Red Lion»

Уже когда машина подъезжала к дому, минуя распахнутые ворота, Дона повернулась к своему молчаливому спутнику. С вопросами пока она не спешила, по крайней мере не с теми, что касались непосредственно её судьбы. Она намеревалась прояснить, что сам Абаддон собирался предпринять в отношении других кадаверциан.
- Сейчас в Лондоне только Вивиан,- сказала негромко Дона, сразу переходя к самой сути.- Он ждёт меня в доме, я просила его никуда не уходить. Сейчас он должен быть там.
Должен, но не обязан. Безответственный ученик великого колдуна-некроманта вполне был способен удрать, это вилисса также учитывала, но предпочла верить в лучшее.
- Я знаю, что он натворил достаточно глупостей, пока собирал информацию о вас, но уверена, что сумею сдерживать его в будущем. Прошу лишь предоставить мне самой поговорить с ним и объяснить то, что ты рассказал мне в пабе.
Присутствие брата, а также Босхета внезапно воспринялось некроманткой особенно сильно. Дона невольно оглянулась к дому, а затем перевела взгляд на заросли в саду, что начинались за невысокой кованной оградой. Они там, оба, что заметно обеспокоило девушку. Неужели Вив решился на побег, а бетайлас решил остановить его, подчиняясь приказу призвавшей его кадаверциан? Нехорошее предчувствие заставило Донателлу умолкнуть, нервно сцепляя пальцы рук и прикусывая нижнюю губу. Лишь бы они не подрались. Не успевший толком прочувствовать собственное могущество и сопутствующую ответственность Вивиан, чего доброго, мог  призвать Тёмного Охотника, и что было бы хуже - потеря контроля над ним или способность заставить эту тварь уничтожить Босхета - Дона не представляла.
Первым из-за деревьев показался Босхет и вилисса не сдержала громкого облегчённого вздоха. За ним вышел Вив с крайне недовольным выражением лица. Теперь Дона рассмотрела разорванную куртку на груди бетайласа, почуяла запах крови и гневно воззрилась на брата, посмевшего ещё требовать от неё ответа настолько высокомерным тоном.
- Возьми себя в руки!- Она вышла из автомобиля, сдержав желание хлопнуть дверцей. Не её машина, всё же, к тому же не позволяло воспитание. Но как же ей порой хотелось забыть о нём и поступить согласно истинным желаниям.- У нас гости, так что будь любезен, веди себя прилично.
Кто с ней? Этот вопрос наконец дошёл до затуманенного беспокойством и гневом  разума Доны. А в самом деле, как представить того, кому она по сути отдала свою душу? Её... хозяин? Донателла беспомощно взглянула на Абаддона, надеясь на его подсказку.

0

5

Что ж, еще один визит в «Red Lion» Лондона отзвучал британской мелодией стародавней баллады минувших дней инструментами громыхающего без устали и продыху безумного оркестра Малкут. Есть нечто особенное в этом заведении, подумалось генералу, с чего-то же не проходит ни одного посещения оного так, чтобы без памятных свершений, так, чтобы выйти за дверь и потом никогда не вспоминать вовсе их звеном в разнообразных пестрящих красками событиях – серединным или, например как сейчас, начальным звеном. Да ведь, вне всяких сомнений, место, облюбованное инфернальной братией и сподвижниками той, просто не может не отвечать неким, назвать, любовным волшебством, малым аль великим, но не дающим скиснуть от скуки земного пребывания. В общем, славный паб и возвращаться сюда время от времени стоит, констатировал где-то в мыслях Военный Советник, навскидку между закрытием пассажирской дверцы Феррари за Доной и размещением собственной персоны за рулем.
Собственно, весь недолгий путь до особняка Кадаверциан прошел при полном обоюдном молчании (благо, маршрут туда Абаддон знал с подачи Блэра) и только на подъезде к этому, повидавшему жизнь не менее как пары столетий, каменному строению, Донателла решилась развеять уже застоявшуюся в салоне усыпляющей незримой дымкой мертвенную тишину.
- Тебе не о чем беспокоиться, Кадаверцин, - в спокойном размеренном тоне отчеркнул генерал, едва почувствовав паузу в речах вилиссы; он лишь мельком глянул на нее, сворачивая на подъездную дорогу, словно бы поставив акцент на сказанном, заверив в том. – Меня совершенно не волнует Вивиан или кто-либо иной из твоих кровных братьев. Я здесь с тобой только по одной причине: ты захотела сюда приехать.
Автомобиль остановился, и внимание Абаддона вдруг практически тут же оказалось захвачено появлением в поле зрения того, о ком буквально считанные доли минуты назад велся разговор. Правда, брат Доны возник перед глазами не совсем один, еще какое-то существо, по всей видимости, из мира Кадаверциан, составляло ему компанию. Военного Советника все это вкупе не тревожило, но хотелось ожидать того же и в реакции на себя самого. А вообще, странно было в коем-то веке явиться на территорию вампиров без намерения уничтожить по приказу Императора всея Ада. Повелителю Бездны отчего-то вспомнилось про лавровую ветвь в руках, вспомнилось с иронией, но, в конце концов, кто из них мог бы знать и, главное, откуда, насколько густ слой вампирской крови на его руках, на его клинках.
Мальчишка и его спутник, тем не менее, весьма явственно излучали собой откровенное недоверие и видимую готовность дать бой в любую секунду, даже не раздумывая. Дона покинула пассажирское сидение, спеша урезонить брата, но да, она по-прежнему сохраняла свою аристократическую невозмутимость и грацию при этом, она оставалась средоточием неповторимого великолепия, и падший архангел снова припомнил аллегорическую картинную галерею образов этой девушки, мысленно пополнив ту еще одним шедевром. Спустя пару каких-то мгновений, в зачине диалога мистрис и ее взволнованного собрата, генерал все же счел целесообразным находиться подле леди Кадаверциан. Только он не пожелал на сей раз обременять себя медлительностью всяческих передвижений, свойственной живым существам этого мира, уступил истинной своей природе, стремглав материализовавшись чуть позади, по правую руку от вилиссы. Его огромные крылья в отточенном взмахе вспороли пространство двумя черными плотными всполохами-тенями, застлав собой часть пасмурного английского неба над самой головой Доны, как раз в тот момент, когда она обернулась к нему.
Абаддон знал, Блэр, среди прочего, рассказывал Вивиану о регалиях чинов (разумеется, генерал считал с сознания своего легионера абсолютно все), потому пара крыльев вполне безошибочно позволяла распознать падшего архангела в представшем перед вампиром незнакомце, невзирая на сокрытую им мощную энергию Инферно. Но этого, по разумению Военного Советника, было не вполне достаточно. Он открыл смотрящим Бездну в своих глазах, высвободив мрачное сияние собственного подлинного могущества. И вот теперь-то брат Доны мог доподлинно определить визитера.
- Ответ на свой вопрос касательно того, кто я, ты только что получил, - голос Абаддона был исполнен холодного спокойствия и глубины, напоминая то о заснеженных плато, безжизненных и запредельных, то о недостижимо далеких космических пространствах, неизведанных. – Что же насчет происходящего, уверяю, тревожиться тебе не о чем. Я здесь без враждебных намерений.
Генерал перевел внимание на Донателлу, изымая меж тем смолянистую пылающую тьму из своих глаз.
- Не говори ему о нашем с тобой уговоре. Ты все равно воспринимаешь его не таким, каков он есть в действительности. Пока что. – Такие слова отзвучали в голове вилиссы, и Абаддон вновь взглянул на Вивиана.
- Я хочу кое в чем помочь твоей сестре, - несколько помедлив, генерал все же докончил, - а возможно и не ей одной.

0

6

Агрессивно настроенный некромант не думал пока сдавать позиции. Раздражение всколыхнулось с новой силой. Проследив взгляд Доны до бетайласа, скрестившего руки на груди и сохраняющего непроницаемое выражение лица, Вивиан зло дёрнул уголком рта. Всё против него, все планы рухнули в пропасть, его оставили дома, как провинившегося ребёнка, приставили надсмотрщика, а теперь отчитали перед демоном. Испытанное им унижение от того, что дух так просто обставил его, ещё сильнее заводило парня. Но что он мог противопоставить сейчас старшей кадаверциан? Как бы зол Вивиан ни был, он не хотел выяснять отношения перед чужаком, к тому же явно опасным. Причины, по которым Дона могла привести демона в их убежище, пока ускользали от его понимания.
- Я спокоен,- буркнул ученик Кристофа, одёргивая расстёгнутую куртку. Пятна крови на тёмно-синей футболке вроде видно не было. Ему оставалось надеяться, что мистрис не устроит разнос за драку с Босхетом прямо сейчас.
Краем глаза Вив заметил, что Босхет пристально следит за пришельцем. Недоверие злобного духа можно было понять, но что-то подсказывало молодому некроманту, что здесь не всё чисто.  Он вспомнил, как парой лет ранее Босхет внезапно бросился на телохранителя Миклоша, Йохана, а после наотрез отказался давать объяснения Крису по этому поводу. Эти некросущности себе на уме, подумал Вивиан, поневоле проникаясь беспокойным настроением вилиссы. Он снова уставился на незнакомца, уже успевшего покинуть кресло водителя. Довольно быстро, надо признать, и весьма впечатляюще, однако фыркать, даже мысленно, по поводу показухи не стал, попросту не успел, захваченный зрелищем. Эти крылья казались огромными, Вивиан отшатнулся, отступая назад на полшага.
- Держи себя в руках, парень,- шипящий голос бетайласа достиг слуха ученика мэтра, заставив устыдиться собственной впечатлительности. Крылья Тёмного охотника ненамного меньше, а эту тварь из Мира Смерти боялись все киндрэт без исключения.
Вот только надо было этому демону не удовольствоваться явлением своих перьев, присовокупив вдобавок ещё доказательств того, кем он являлся. Вив тяжело сглотнул комок, вставший в горле. Ангел Бездны, Абаддон, один из генералов Люцифера, его верный соратник, его Советник. Вивиан знал об этом падшем предостаточно, пусть доселе только посредством сбора информации из чужих уст.
Я идиот.
Обречённая мысль толкнулась в голове, повисела немного как бы в назидание и доказательство очередного жизненного урока, подводящего к закономерному итогу. Дона была права, Босхет был прав. Крис пропал, может быть мёртв, но будь он здесь, то и его правота вполне могла бы подтвердить всё, что говорила ему старшая "родственница".
- Я тебя знаю.
Холодный резкий голос Босхета прервал сеанс самобичевания Вива, возвращая к реальности. Он удивлённо оглянулся на бетайласа, который по-прежнему изображал скульптуру перед домом, наподобие настоящих, произвольно расставленных на давно не стриженном газоне, присыпанном старой листвой, и по саду.
- Без враждебных намерений?- дух издевательски хохотнул, качнув лысой макушкой.- Свежо предание.

0

7

Дона не обернулась, когда падший архангел явил себя в непосредственной к ней близости. Она ощутила его присутствие подле себя, но сочла вполне обоснованным и к тому же она не воспринимала его как нечто угрожающее ей. В отношении его намерений касаемо Вивиана и Босхета Дона даже не усомнилась, сразу поверив словам архидемона. Он обещал, этого было довольно для принципиально честной девушки.
- Вив,- усталость в голосе вилиссы чувствовалась особенно сильно, уже не оставалось сомнений, что та предпочла бы покончить со всем поскорее.- Да что с тобой творится?
Она видела панику на его лице, недоумевая наблюдала, как отшатнулся от неё и Абаддона младший собрат. Шёпот Босхета она тоже расслышала и порадовалась, что дух-убийца по-прежнему способен влиять на разумность Вивиана. Кажется, парень что-то осознал. По крайней мере он перестал суетиться и требовать отчёта, а этого она сейчас и желала.
Дона ободряюще улыбнулась ему и обернулась к падшему архангелу. Его облик по-прежнему казался ей ужасающим, но уже более привычным. Впрочем, с запоздалым раскаянием осознала мистрис, Вив не мог разделять её отношение к Ангелу Бездны и напрасно она отнеслась к брату с излишней суровостью.
Голос, возникший в её голове, Донатела также восприняла как нечто знакомое. Кажется, подумалось девушке, она действительно сможет привыкнуть ко всему этому. Может быть это даже хорошо, не столь болезненно для гордой свободолюбивой англичанки. Лёгким кивком она подтвердила, что услышала и поняла генерала. Впрочем, лёгкая морщинка, свидетельствовавшая, что леди кадаверциан несколько озадачена, всё же пролегла меж тонких изящно очерченных бровей.
Не таким? В чём я ошиблась тогда?
Эти мысли не были адресованы именно Абаддону, скорее являлись просто размышлением. Вилисса снова вернула внимание Вивиану, глядя на него почти умоляюще. Так хотелось поговорить с ним с глазу на глаз, объяснить всё самостоятельно, убедить, что всё в порядке, что ничего страшного не случится. Она почти поверила в это сама.
Заговорить ей не дал Босхет. Некромантка подавила страдальческий вздох, но молчать не стала, резко выступая вперёд и направляясь к бетайласу, намереваясь отправить его если не обратно в Мир под Крестом, то, по крайней мере,  туда, где он не станет провоцировать Ангела Бездны.
- Хватит, Босхет.- Голос вилиссы звучал резко. Она остановилась в шаге от духа-убийцы, глядя в упор в его мерцающие золотом глаза.- Я просила тебя помочь с Вивом, но дальше не нуждаюсь в твоей защите. Будь добр, объяснись, но постарайся обойтись без своих обычных шуточек. Сейчас я не в том настроении, чтобы выслушивать глупости.
Бейлас оскалил зубы, его вызывающий взгляд по-прежнему был устремлён на Абаддона, словно намекая на некую тайну, известную им двоим, и которую падший вряд ли пожелал бы обнародовать сейчас. На миг Дона испугалась, что дух действительно затеет драку. Она не знала истинной природы его могущества, но знала, что даже Кристоф не был уверен в том, что Босхет обычный бетайлас. Как-то об этом зашла речь и тогда мэтр сказал, что Босхет невероятно древнее существо, пережившее ещё первый потоп. Имел ли ввиду Крис тот самый, библейский потоп, он не уточнил, а сама вилисса не стала развивать тему. Она воспринимала обитателей Мира Смерти как нечто привычное и само собой разумеющееся. Но что, если они действительно не были просто духами и призраками? Неподходящее время и место для размышлений об этом, удручённо подумала Дона.
- А пусть скажет сам, как часто он в прошлом пересекался с кадаверциан, да и не только с ними. И чем это обычно заканчивалось.
- Что? Не может быть.
- О боже,- невольно вырвалось у вилиссы. Она обхватила голову ладонями, сжимая виски, а затем повернулась к Абаддону.- Чего ещё я не знаю? Почему он так говорит?

0

8

Так, что говорится, отрекомендовав свою персону этаким своеобразным способом, генерал сумел получить немного сдержанности, кротости в ответ на то от молодого некроманта, а на оное, собственно, и был расчет. Да вот только эффект такой, к сожалению, отчего-то не распространился и на присутствующую в собравшейся компании сущность. И надо ли пояснять, проявленные манеры выходца из Мира под Крестом Повелителя Бездны вовсе не порадовали. Взгляд его, набирающий тяжесть подобно грозовым тучам в преддверии шторма – до поры безмолвно, но вниманием не обойти, - соскользнул с Вивиана на того, кто именовался вилиссой Босхетом. Абаддона нисколько не занимал тот вероятный факт, что дух действительно его знает, то есть может знать именно в том самом смысле, как если бы им уже доводилось сталкиваться прежде; впрочем, за эту вероятность как раз свидетельствовала брошенная им следом желчная фраза. А интерес у падшего архангела вызывала единственно та возможная загадочная причина, с коей Босхету вздумалось поставить себя настолько высоко. В конце концов, чтобы язвить Военному Советнику Ада и дозволять себе вызывающе неуважительное высокомерие в обращении к нему, причина необходима просто катастрофически и причина баснословно весомая.
Абаддон совсем не торопился обрывать собственное молчание, наблюдая теперь за развернувшимся перед ним действом в целом. Со слов Доны, предназначенных духу, генерал сделал вывод, что повелевает им как раз мистрис, только власть у нее над этим существом, судя по всему, неопределенная, весьма сомнительного толку. Между тем, очередная исполненная вызова реплика полетела от Босхета в сторону Советника, быть может, опасно приближая явление грома и молнии. Повелитель Бездны, на секунду опустив глаза, усмехнулся, - так коротко, глухо, заставляя напрячься, насторожиться через натянутую следом паузу, недолгую, но раздирающую восприятие некой формой тревожной неизвестности в тесных рамках контекста происходящего здесь и сейчас. Затем вдруг взгляд его резко метнулся к духу, со стремительностью полета клинка, нанизывая на пламенеющее острие испытующего, будто все разъедающего внимания. Еще одна секунда земного времени, и на лике падшего архангела проступила едва уловимая улыбка, но тут же отмеченная тенью некой злой тайны. За тот отмеренный миг сенсоры множества энергетических вихрей-щупов, обступивших существо из Мира под Крестом через все те мерности сложных пространств, едва ли хотя бы частью своей подвластных осознанию созданий Малкут, позволили Абаддону прочитать природу и суть своего случившегося оппонента. И теперь не составляло ровным счетом никакого труда отыскать уже в собственной памяти нужные фрагменты – фрагменты тех событий, в пространстве-времени этого мира или миров иных, о том, как ему случалось пересекаться с Босхетом. Как оказалась, встречаться им доводилось не единожды.
- Я стремился отыскать оправдание твоей неучтивости, бетайлас, - заговорил с духом Ангел Бездны, но слова при этом не пользуя вовсе, а лишь передавая все смыслы посредством вибраций в мембранах тех мерностей пространств, через которые, затрагивая, распознавал существо. – Но нашел лишь возраст и силу, кои исчислимы*. Я узнал тебя. И нет ничего, что дает тебе право ставить себя надо мной.
Не сочтя достаточным донесение до Босхета смыслов, падший архангел воздействовал на многомерную структуру измерений, через которые, раскрывая их для себя подобно вееру логарифмических спиралей, сообщался с бетайласом. Он потянул максимально допустимое количество плоскостей по векторам с направлением к своей сущности, запуская тем нечто тождественное набирающей в геометрической прогрессии силу гравитации, понуждающей дух, более ограниченный в уровнях измерений, падать в многомерном пространственном колодце вне параметра времени, но в бесконечном множестве вариантов направлений к нему. Словом, ощущение малоприятное, помимо того, что само по себе неволит. Должно быть, в измерении Малкут это существо, призванное вилиссой, выглядело во временной проекции всех тех манипуляций несколько угасшим, выпавшим, так сказать, из реальности, но по меркам мира смертных продолжалось это считанные секунды.
- Я отпущу тебя, - заверяли вибрации в мембранах. – Но ожидаю должного уважения к своему существу. Ты познал мою суть насколько смог.
Гравитационный водоворот начал выправляться, так и не дойдя до точки невозврата, выравнивая обратно те затронутые пространства веера измерений одно за другим.
- И теперь обладаешь доподлинным знанием – я пришел не уничтожать.

На горизонте с востока пролегла тонкая темно-сизая полоса, будто бы свет медленно пробуждающейся звезды, нареченной здесь Солнцем, флегматично пытается пробиться на землю сквозь немытые, закопченные и пыльные стекла космических окон; и пока у него это, честно признать, получается откровенно паршиво. Чуть опережая Солнце, вялый спросонья, поднялся и предрассветный ветерок, недовольно проносясь своим сырым, несколько зябким дыханием по еще пока дремлющей траве, нехотя теребя мимоходом листву сонных кустов и причесывая верхушки апатичных деревьев. Запах пролитых дождей оставался с ночи, но дышалось все же легче и даже приятней.
Смотрящий вдумчиво в сторону затевающегося рассвета, уже убравший крылья и сомкнувший руки за спиной, после вырванного кадра из восприятия Доны и Вива, где сюжетом была запредельная беседа с Босхетом, Ангел Бездны, по своему извечному обыкновению, в прохладных и невозмутимо ровных тонах произнес:
- Он говорит так потому, что ему доводилось встречать меня в воплощении Палача Ада. Он просто никогда не забывал о том, что я уничтожал вампиров, - Абаддон взглянул на мистрис, чуть улыбнувшись ей, но по-прежнему оставаясь фигурой, высеченной из холодного равнодушного мрамора. – Но скажи мне, кто из ныне присутствующих здесь не убийца, Sassenach? Ведь зачастую бывает, грань между убийцей и воином условна и зыбка.

_________
* - имеется в виду, что древний возраст и наличие силы признаются, но их недостаточно, потому как они подвластны исчислению (супротив предвечным Древним, например).

0

9

Как Босхет и сказал, он прекрасно понимал, кто находится перед ним, вернее, что. Дух-убийца не воспринимал тех, кто пал с Райских кущ в Ад, как живые создания, подобно этим смертным. Не определившись до конца в своём отношении к ним, бетайлас решил считать их такими же духами. Да, более сильными, более древними, могущественными. Более правильными, что вызывало в нём особенное удовольствие. Эти сущности, в противовес своим белокрылым собратьям, могли и умели убивать. На протяжении многих столетий Босхет наблюдал за ними, испытывая при этом настоящий восторг. Он не планировал присоединиться к ним, не испытывал ни малейшего желания оказаться в рядах тех, кого смертные называли демонами. Бетайлас всегда был сам по себе, даже от своих сородичей он отстранялся, хотя это как раз было в их среде нормой: духи-убийцы предпочитали оставаться одиночками, лишь волей опытного некроманта объединяясь в улей-рапаит, а после его саморазрушения вновь возвращаясь к привычному образу существования.
Когда реальность начала меняться вокруг бетайласа, он не стал сопротивляться этому, не впал в паническое состояние, как могло бы случиться с кем-то помоложе и послабее. Не его стихия, совершенно чуждое ему пространство, где был серьёзный риск навредить себе, вплоть до полного уничтожения. Да, болезненно, чертовски неприятно, но терпимо, и потому Босхет только злобно оскалился, но кивнул, соглашаясь со сказанным.
Да, чёрт тебя дери, я понял. А теперь кончай с этим!
А всё же где-то глубоко внутри дух-убийца нашёл в себе способность порадоваться тому, что не случилось им вступить в сражение. Босхет предпочитал убивать, но не лез в  драку, где гарантированно мог свернуть себе шею. Ему нравился этот мир, нравились некоторые люди, а особенно эти киндрэт, кадаверциан. Без них здесь стало бы заметно скучнее. Лишь поэтому он встрял с насмешкой против Ангела Бездны. Как бы то ни было, радовало, что ему не придётся умирать за вилиссу и этого юнца. Когда-нибудь парнишка вырастет и повзрослеет, и уж тогда они повеселятся на пару.
Реальность выровнялась, вновь обретая привычные очертания и краски. Болезненные ощущения утихли, позволяя Босхету вернуть всё внимание тому, что творилось на лужайке перед старинным особняком некромантов. Критическим взглядом он отметил смущение ученика мэтра, неодобрительно качнул головой на нервозность Доны. Мистрис совсем сдала, подумал бетайлас с нетипичным для него сочувствием. Раньше она была более сдержанной и хладнокровной. А теперь она начнёт оправдываться перед падшим и это его разозлило даже сильнее, чем недавняя выходка её младшего сородича.
- И не только вампиров, - усмешка получилась кривоватой, но голос звучал ровно.- А в остальном прямо в яблочко, демон. Я убийца, чем горжусь. Просто эти двое не такие, как мы. У них ещё осталась мораль.
[AVA]http://siza.ru/load/Screenshot/content/832/832385.original.jpg[/AVA]
[NIC]Босхет[/NIC]
[STA]Дух-убийца[/STA]

Отредактировано Master (2016-07-07 22:41:27)

0

10

Что-то происходило, но Дона никак не могла понять, что именно. Связь между Абаддоном и Босхетом явно присутствовала, но характер её казался слишком странным, неопределённым. Некое знакомство в прошлом, видимо, во времена давно прошедших войн. Тогда ли падший убивал её сородичей?
Давно уже Донателла не чувствовала себя настолько молодой и неопытной. Казалось бы, не один век минул, столько пережито ею, столько выстрадано, и всё же, она так легко оказалась застигнута врасплох. Дона внезапно ощутила себя обычной юной девушкой, той, которую за волосы тащили из кареты, чтобы ограбить, а после перерезать горло и оставить умирать в канаве у дороги. Слабая, глупая, беспомощная. Отвратительное чувство, как ни посмотри. Усугубляло это состояние осознание того, что близится рассвет, когда поневоле ей придётся искать убежище от смертоносных лучей дневного светила. Мистрис ненавидела это ограничение, накладываемое после обращения на всех киндрэт. Мнившие себя почти богами, кровные братья оставались слишком уязвимыми.
Посветлевшая полоска неба у самого горизонта поневоле притягивала взгляд.  Тёмные для человеческого глаза небеса взорам вампиров представали в совсем иных красках, ярких, сияющих, почти ядовитых. Солнце же, до появления коего оставалось ещё немало времени, уже сейчас начинало жечь кожу кадаверциан, пока слабо, но достаточно неприятно.
Дона обхватила себя за плечи, словно ей стало зябко, а затем вновь посмотрела на Ангела Бездны. Только что сказанное ей Босхетом оказало воздействие, сравнимое примерно с ушатом холодной воды. Она чувствовала себя неловко из-за проявленных эмоций.  Мораль, как это нелепо. Человеческая мораль не для киндрэт, так говорил Вольфгер. А она словно позабыла все его наставления. Теперь же тот, кого назвали Палачом Ада, увидел в ней просто испуганную девицу. Способен ли он разочаровываться? Что если Абаддон решит, что леди кадаверциан недостойна его интереса и предпочтёт избавиться от неё? Донателла не желала бороться за его внимание, но и показывать себя чем-то ничтожным также не собиралась. Она гордо вздёрнула подбородок, глядя прямо в глаза архидемона.
- Ты прав,- просто сказала вилисса, без вызова, но и без прежнего надрыва в голосе.- Я убивала. В своё оправдание могу сказать лишь, что делала это без удовольствия, только по необходимости. И я не воин, это ты должен узнать также.
Леди не пачкают рук, так учила её леди Страффорд, её когда-то любимая, но теперь почти позабытая матушка. Леди не присуще насилие, она должна быть мягкой, женственной, грациозной, изящной. А также много других эпитетов, которые никак не сочетаются с пытками, причинением боли, кровью, страхом, грязью. Вольфгер ограничился тем, что научил её фехтовать и стрелять. Боевиков в клане тогда хватало, Доне же лучше всего давалось создание новых заклинаний. Она теоретик. Впрочем, объяснять всё это Абаддону она не стала. Вивиан, чей настороженный взгляд перехватила вилисса, тоже многого не знал и не понимал.
- Сейчас я бы хотела спросить о многом, но время и место не вполне подходят. Рассвет достаточно близко, и я  прошу всех зайти в дом.
Босхету солнце было безразлично, а вот Вивиан с заметным облегчением поспешил к парадной двери. Дона немного замешкалась, взирая на падшего. Его реакции она так и не поняла, обратиться же мысленно не решилась.
- Мне сейчас непросто,- тихо сказала девушка, едва Вив, а следом за ним и бетайлас, скрылись за дверью.- Я не знаю, чего ты ждёшь от меня, да и ждёшь ли вообще. Пойми, я никогда не имела дел с демонами, но изменить себя я также не могу. Мне претит излишние насилие.
Признание далось с трудом, немедленно возникло желание сбежать, скрыться от взгляда Абаддона. Старясь двигаться без поспешности, вилисса шагнула к дверям.

0

11

Восприятие Военного Советника вскользь коснулось бетайласа, когда тот заговорил, - он даже едва примечательно, почти неуловимо кивнул на его слова, но затем, не теряя ни одного крошечного мига, внимание его вновь вернулось к Доне, себе в усладу принимая очередную случившуюся с ней перемену. Абаддон увидел в леди Кадаверциан это стремление держаться определенных высот, как то говорится, не терять лица, стремление, выросшее из постигших ее событий уже минувшей ночи. Вот она, суть аристократическая кровь смертных мужей и дщерей, определяющая собой некую комбинацию, набор определенных качеств, присущих характеру своего носителя; черты эти в чем-то напоминали падшему архангелу себя самого и своих собратьев, - по всей видимости, то была гордость особой пробы, что в случае низвергнутых ангелов отчего-то звалась «гордыней».
И все же генерал успел уловить некоторую меру укоризны во взоре Босхета, адресованную вилиссе; разумеется, дух знал Дону куда дольше и куда больше, и это могло оправдывать само его сложившееся мнение, но никак не выражение оного. Для Повелителя Бездны до сих пор оставалась не вполне ясной причина подобной фривольности бетайласа по отношению к своей «хозяйке». Но, как бы там ни было, падший архангел целесообразно сохранил за собой канал связи с духом, очень тонкий, созданный в процессе протаскивания его по измерениям, и уже сейчас был доволен, что решил пока не обрывать эту нить.
- С учетом степени могущества вилиссы, держится она превосходно. За что ты осуждаешь ее, дух? И почему? – уже знакомым образом возникло в сознании бетайласа, при этом Абаддон предпочел никоем образом не подавать вида Доне и ее брату, что подобный диалог имеет место быть.
- Я знаю, что ты не воин, Донателла, - взгляд генерала по-прежнему в своей неотрывности был обращен на мистрис, - я это почувствовал сразу. И мораль тут вовсе ни при чем, хотя она действительно тебе присуща. Просто среди вас не все рождаются воинами. – Вдруг образовалась пауза, сделавшая ощутимый надлом в ровной и уверенной речи Советника, но он поспешил ее развеять. – Мне стало это очевидным еще в давние времена, правда, недостаточно давние.
Бескрайний океан памяти тронула рябь, будто врасплох застав, оборачивая Ангела Бездны к событиям эпохи расцвета Древнего Рима, к тому проклятому дню, когда ему своими руками пришлось уничтожить ту, что должна была стать его новой Bellatrix. Первая ошибка и опыт: смертные – не ангелы, не все из них рождены для битвы. Тогда столь неприятную утрату его разделил с ним Харель. Абаддон торопливо стряхнул с себя этот липкий туман воспоминаний, пока они не захватили его слишком сильно, пока не принудили снова себя пересмотреть, перечитать, пока не заставили поверить в то, что место ему сейчас подле Евы, а не здесь.
Босхет с Вивианом успели скрыться за дверями особняка, и Абаддон лишь отметил в мыслях, что продолжит ментальную беседу с духом позже, расстояние и физические преграды этому не помеха. Но Дона повременила, а потом вновь зазвучал ее голос, заиграв на струнах его существа интонациями и смыслом.
- И не меняйся!.. – прозвучало так, точно этой резкой короткой фразе было предназначено остановить мистрис, ни в коем случае не дать ей переступить порог; нагнав Дону парой скорых шагов, он сразу же распахнул свои словно бы черно-металлические крылья, прикрыв ее со всех сторон от зарождающегося рассвета. – Единственное, чего я жду от тебя, Донателла Кадаверциан, так это лишь того, чтобы ты оставалась собой. Я повторяю: не меняйся, - голос сделался мягок и тих, будто вещал откровения, в то время как взглядом своим Абаддон пытался впитать как можно больше этого момента рядом с ней. – Ты похожа на особенный цветок, невероятной красоты, чудесный по своей природе, цветок, способный противостоять многим бедам, невзгодам и не сломаться. Многим, но не всем. Мне очень не хочется нечаянно сломать тебя. Да, я очарован тобой, не стану этого скрывать. Но если желаешь, оставлю тебя в покое и по собственной прихоти больше не потревожу. Только скажи. Скажи мне сейчас.

0

12

Некое предчувствие заставило замешкаться Донателлу у самого порога. Она едва коснулась дверной ручки, но не успела повернуть её. Тонкие пальцы соскользнули с медной поверхности, не задержавшись ни на мгновение. Вот как, подумала невольно вилисса, у неё случилось предугадать действие Абаддона. Значило ли это, что  она училась понимать его или то вышло случайно?
С едва слышимым шорохом взметнулись крылья падшего архангела, укрывая их обоих. Дона замерла, не вырываясь, но и не делая движения к обладателю этих угольно-чёрных крыл. Промелькнула немного ироничная мысль, насколько красиво это могло бы выглядеть со стороны, словно картина Врубеля, на которой была запечатлена история любви демона к смертной деве. Зазвучали в голове рефреном строки из оригинального произведения русского поэта. Слишком красивая и романтичная история, чтобы позволить обойтись здесь без усмешки, так считала успевшая обзавестись вполне циничным взглядом на жизнь вампирша. Она промолчала, не сравнивая вслух Абаддона с тем демоном. Возможно, он посчитал бы, что она смеётся именно над ним. Вряд ли он поймёт,  если даже Крис, знавший Дону едва ли не лучше всех братьев из клана, не понимал, почему она так упорно отвергала всё, что было связано с серьёзными чувствами.
Сам архидемон не молчал, он словно услышал или же догадался, что волновало леди кадаверциан, и добавлял ей больше поводов для смущения и беспокойства. Попробуй сохранить здесь было обретённое душевное равновесие. Ни один мужчина, будь то человек или же киндрэт, не мог пробиться настолько близко к сердцу Доны, заставив её чувствовать себя и в самом деле особенной, исключительной. От этого так просто не отмахнуться пренебрежительным жестом, как от надоедливой мухи. И стоять вот также ровно она умудрялась лишь силой воли, единственно упрямством и нежеланием отказываться от своих прежних принципов, приобретённых за пару столетий. Вот он, страшный грозный демон, Палач Ада, генерал Люцифера, и неизвестно, скольких он уничтожил за всё время своего существования. От осознания масштаба его деяний мысли Доны перекинулись к попытке объять разумом его истинный возраст и могущество. Это не просто впечатляло. Дух вилиссы захватывало от самой только догадки. Она зажмурилась, стараясь выбить из себя возникшее против воли сострадание к этому древнему созданию. Вот уж в чём менее всего оно нуждалось, прекрасно сознавала Дона. К счастью, Босхета, способного читать её настроение как открытую книгу, здесь не было, обойдётся без его насмешливого фырканья и разочарованных взглядов.
- Ты...- Голос всё же подвёл её, дрогнул, Дона кашлянула и начала снова.- То, что ты говоришь, это правда? Думаю, я знаю себе цену, но слышать это именно от тебя слишком странно мне.
Говорить, пытаться звуком собственного голоса разрушить то очарование, созданное падшим. Заставить себя думать трезво, сознавая все последствия каждого из решений. Не поддаваться сиюминутным порывам. А также помнить, что побудило её заключить ту сделку изначально. Дона отчаянно старалась не упускать из виду всё то, что уже успела понять касаемо Абаддона, но вот прямо сейчас ей не давали времени и возможности подумать. Ответить сразу, этого он хотел?
- А я не хочу, чтобы ты сломал меня. Ты... мне кажется, ты мог бы.- Признание далось, пусть и с трудом, в её словах сквозила сильная горечь.- Не самый лучший момент выбрал ты, чтобы появиться в моей жизни. Всё действительно очень непросто. Неужели ты не видишь, что я на грани? Если мой ответ тебе важен и ты хочешь правды, дай мне времени, чтобы подумать. Я не хочу решать под воздействием чувств.
Если бы не Вив, кто знает, решилась бы она прервать своё существование этой ночью узнав о гибели Вольфгера. Плечи Доны опустились, она приникла к груди архидемона, как никогда отчаянно нуждаясь в ком-то сильном, способном защитить её, хотя бы просто обнять. Ненадолго, только дать ей возможность вновь собраться с силами.

0

13

- Чёрт знает что.
Вивиан сверлил мрачным взглядом тяжёлую дубовую дверь, за которой находились Дона и демон. Он ожидал, что следом за Босхетом сразу же появится мистрис, но дверь закрылась и никто больше не прошёл в неё. Парень чувствовал себя идиотом и чем дальше, тем больше. Сначала наехал на падшего, не разобравшись сначала, насколько тот крут. Теперь вот никак не мог избавиться от ощущения, что его просто убрали подальше, чтобы не мешал серьёзным разговорам. Что от бетайласа отделались точно также утешало слабо. Больше напоминало как Дона в самом начале оставила его на попечение духа-убийцы в роли няньки.
- Почему они не заходят. Какого... что вообще происходит?
- Слушай, сядь и не мельтеши.
Босхет как раз успел умостить своё недавно обретённое тело в ставшее уже любимым кресло и теперь снисходительно взирал на некроманта, который метался перед ним словно зверь в клетке. Тоже вполне привычная картина. Можно было бы поумиляться, но бетайласу несколько надоело. Он сам был не вполне спокоен, но скрывал это не в пример лучше обоих кадаверциан. Его мысли то и дело обращались к недавнему разговору с Абаддоном, который они не успели закончить. Глупые вопросы. За что он осуждает вилиссу?

- Она сильнее, чем показывает. И она способна на большее.- бетайлас вновь оскалился, но на сей раз мысленно. Его жёлтые глаза были зло сощурены, когда посмотрел на падшего.- В ней есть немалый потенциал. Она прошла Путь Смерти, а на это способны очень немногие, даже среди них. Ты знаешь, что не более половины кадаверциан стали Мастерами Смерти? Её любимыми детьми, удостоенными чести видеть Её, призывать Её? А она смогла. Эта маленькая девочка. И вот теперь она стоит тут и  строит из себя светскую леди. Я хочу, чтобы она вспомнила, как умирала и как убивала.
Объяснять Ангелу Бездны свою философию бетайлас не считал необходимым.  То, что леди не убийца, он знал и сам, но она всё же некромант, а это уже значило очень многое. В чём-то Босхет был даже солидарен с безвременно почившим Основателем. Он знал, чего Атум желал, знал, почему кадаверциан были самыми любимыми из его детей.

- Я пошёл туда!
Раздражённый голос Вивиана вывел Босхета из его задумчивого состояния, обратив к реальности. Он закатил глаза, обращая их к потолку, как бы спрашивая подвешенную к нему люстру, за что ему всё это.
- Да стой, дурень... А, чтоб тебя.
Запрет подзапоздал, Вив попросту проигнорировал своего "няньку", дёргая дверь от себя, чтобы открыть её.

0

14

Разумеется, все сказанное им являлось правдой. Абаддон не отозвался на вопрос мистрис, сочтя это лишним, да и в целом-то не подумав, не припомнив простейшего факта: ничего не переменилось, и от падших ангелов по-прежнему ожидается ложь, – желанные для слуха и полные соблазна слова, но сотканные из эфемерной дымки затягивающего в инфернальную паутину обмана. И все-таки вряд ли Дона подразумевала именно это. К тому же, как сама выразилась, она знала себе цену, в чем, к слову сказать, генерал не сомневался тоже, имел возможность убедиться не единожды за одну только эту прошедшую ночь. Но сбивчивый голос виллисы будоражил, дурманил восприятие, заставляя отречься от всего, кроме момента здесь и сейчас. И вот, прочее растворилось и потонуло в волнительном пульсе энергии одного только создания, единственно значимого ныне во всех известных Абаддону мирах.
«Flùr»* - подумал он, повторил уже для себя, будто бы только что убедился, но остался не вполне уверенным, сохранилось ли это слово лишь в чертогах его разума или вырвалось наружу, огненным дыханием касаясь ментального слуха девушки.
Кадаверциан продолжала свои, дающиеся ей с некоторым трудом, речи, - этот шелест надломленных фраз, и Ангелу Бездны все сложней становилось держаться исключительно своего слуха, тогда как все его существо желало иных граней восприятия, жаждало немедля потянуться к тому сладостному трепету пульса и биться с ним в унисон. Еще мгновение, и точно бы его порывы обрели толику отклика, когда Дона прильнула к груди.
- Часть ответа я только что получил, - Советник объял вилиссу, столь мягко, осторожно, как будто бы действительно опасался ее ненароком сломать. – И мы оба знаем, что «просто» ни у тебя, ни у меня никогда не наступит.
Склонившись, касаясь щекой светлых волос, Абаддон было сомкнул крылья еще теснее, медленно погружая мистрис в томный покой, передавая без слов ей свои утешения, как будто выуживая из себя все доступное ангельское - для нее. Но внезапное движение по ту сторону двери, как раз за спиной некромантки, все равно моментально нашло отклик. Только что бывшие исполнены наощупь неземной нежности, перья мгновенно преобразились в инфернальную черную сталь, и маховые, на конце одного крыла, со стремительной быстротой уперлись в дерево у дрогнувшей ручки, оставляя две борозды глубокого росчерка. Но уже в последующую за тем долю секунды Донателла стояла внутри особняка, тут же имея возможность созерцать, как Ангел Бездны держит перехваченную руку ее брата, не позволяя тому открыть дверь.
- Не надо. Слышал, солнце не для всех приветливо по утрам, - генерал поспешно выпустил запястье юноши и отступил на шаг, давая понять, что не представляет угрозы, взглянув при этом на бетайласа в первую очередь.
_________
* цветок на гэльском.

0

15

В руках Абаддона было спокойно и надёжно. Если задуматься, то это слишком странно, ведь не помнить, кем он был, невозможно. Дона не забывалась ни на миг, она прекрасно сознавала, рядом с кем находится, кто сжимает её в своих объятиях. Мистрис прикрыла глаза, позволяя себе эту минуту слабости. К чему лукавить, падший архангел уже всё видел и понял, возможно, даже лучше неё самой. Да, именно так он и сказал только что. Если бы леди кадаверциан решила отказаться от договора, отвергнуть эту сделку, она бы не стояла, прижимаясь к груди Ангела Бездны, не искала в нём поддержки и утешения. А ведь он их дал, хотя вилисса никогда не допускала всерьёз подобной возможности. Она могла желать, но до сих пор ещё ни разу никто в полной мере не выполнил её желания. Это подкупало ещё сильнее, создавая иллюзию того, что именно архидемону Дона могла довериться, не кому-то из "родственников". Значит, понимала девушка, она действительно рассматривает вероятность того, что хочет остаться с ним.
Голос Вивиана вырвал Донателлу из расслабленного состояния, резко возвращая к реальности. Она слегка удивлённо открыла глаза, первым делом замечая Абаддона перед собой, а после обернулась,  отстраняясь от него.
- Вивиан, что ты делаешь?- Голос вилиссы звучал устало, но твёрдо.
Замечательно, немного раздражённо подумала Дона, ловя взгляд младшего некроманта. Тот стоял очень близко и выглядел довольно злым. Послышалось хмыканье чуть дальше. Оборачиваться мистрис не стала, но смущенье всё же почувствовала. Хорошо ещё, что никто не видел, как архидемон обнимал её, словно любовник. Впрочем, сейчас мысли кадаверциана больше должно было занимать то, что архидемон вмешался в его намерение. Дона знала, насколько вспыльчив и раздражителен ученик Кристофа, а также как скор он на необдуманные поступки. Если бы к его могуществу добавить чуточку больше здравого смысла, не впервой выразила сожаление вилисса. К счастью, Абаддон уже отпустил руку Вива и тот, нервно потряхивая кистью, отступил от двери, затем отходя ещё дальше, вглубь тёмного мрачного холла. Освещение никто не удосужился включить, а свет, пробивающийся в окна, носил магический характер, попросту говоря не имел ровным счётом никакого отношения к истинным светилам снаружи. Кто-то начаровал полнолуние снаружи, это бледное свечение и озаряло пространство у парадного входа.
Бетайлас сидел в кресле и в дела кадаверциан и падшего не встревал. На редкость разумный подход, не могла не признать мистрис. Причём Босхет обычно вёл себя не намного рассудительней Вивиана, так что от ожидания подвоха полностью избавиться не получилось.
- Я зашла ненадолго,- нарушила установившееся было молчание Дона. Она подошла к одному из кресел, остановилась, касаясь рукой его высокой спинки. По дороге до особняка вилисса пыталась ещё подобрать слова для объяснений, но оказавшись здесь поняла, что не хочет ничего придумывать.- Вивиан, я уйду, поэтому мне нужно, чтобы ты послушал меня внимательно.- Она бросила беглый взгляд на Абаддона и продолжила.- Ты хотел, чтобы я не вмешивалась в твои дела. Хорошо, так и будет. Теперь ты должен сам о себе заботиться. Прошу об одном, пообещай мне, что не станешь больше затевать авантюр. Наш клан...- Дона всё же запнулась на этом, но продолжила:- Во главе клана теперь находится Лиам. Знаю, вы не встречались ещё, но это можно исправить. Поезжай в Ночную Столицу, найди его и поговори.  Убеди собрать весь наш клан. Теперь это необходимо особенно сильно. Не знаю, как так получилось, что кланы стали заключать договор с Люцифером, однако даже Лиам не остался в стороне.
Дона видела по лицу Вивиана шок и недоверие, сходные с теми, что испытала она сама совсем недавно. Не получилось сказать мягче, ученик мэтра определённо пришёл к некоторым заключениям и уже сам готов ехать в Москву для того, чтобы сказать пару слов новому главе. Для вилиссы это было уже не так важно, главное она сделала - дала направление, а там пусть сами разбираются. Может быть вернётся Ада, а за ней Адриан и прочие, и вместе они найдут способ разобраться с этим внезапным кураторством Асмодея.

0

16

Рывок закончился ничем, дверь даже не шелохнулась. Удивлённый некромант подёргал ручку сильнее, едва не оторвав её, и только тогда понял, что дверь попросту блокирована, а его руку перехватывает чужая, с таившейся в ней немалой мощью. От неожиданности Вивиан разжал ладонь, пытаясь высвободиться, но это не потребовалось, отпустили его мгновенно.
- Так рано ещё,- недовольно буркнул парень, бросив один короткий взгляд на демона и сразу отведя его.
Абаддон кадаверциану не нравился, вызывая опаску, настороженность, предчувствие большой беды. То, что вилисса явно благоволила падшему архангелу, раздражало особенно сильно. С чего бы девушке так доверяться не абы кому, а одному из генералов Ада, да ещё повелевающему Бездной, разрушителю всего... Вивиан хмурился, но Ангел Бездны вёл себя спокойно, словно действительно просто заглянул в гости к хорошим знакомым. Даже Босхет больше не скалился, провоцируя падшего на драку. Последнее подействовало, окончательно склонив к решению отнестись к присутствию генерала в особняке лояльно. Возможно, подумал Вив, всё же удастся позже довести свою затею до конца.
Он отошёл подальше от двери, а затем плюхнулся на кушетку, упёрся ладонями о мягкую обивку и выжидательно воззрился на Дону. Кажется, она нервничала. Это Вив мог предположить хорошо зная характер мистрис. Обычно Донателла спокойна, выглядит холодной и отстранённой, почти равнодушной.
Вилисса заговорила и парень даже рот открыл от неожиданности. Бросил вопросительный взгляд на бетайласа, но тот на него не смотрел, внимательно ловя каждое слово некромантки.
- Значит, в моих услугах больше нет нужды, мистрис?
Голос Босхета звучал ровно, но Вив этому спокойствию не верил.
- Собрать весь клан.- Он скептически хмыкнул.- Да это само по себе та ещё авантюра.
Он вскочил, не в силах справиться с волнением, и начал расхаживать взад-вперёд. Он действительно не был знаком с Лиамом, зато достаточно наслышан о самом безумном киндрэт из их клана. Однажды Ада рассказывала ученику о том, как Кристоф Альбьер охарактеризовал каждого из кадаверциан относительно самой Смерти. Ведь её обличья многочисленны и своих любимых детей она одаряет одной из граней себя, какой-либо чертой. К примеру некротическое обаяние как у Кристофа, утешающая и умиротворяющая Ада, снежная красота Доны, магнетизм Анри, опасная привлекательность Кэтрин... Лиаму, судя по всему, досталась самая безумная часть Смерти. Когда Вивиан спросил про себя, стигнесса только засмеялась и сменила тему. Вопрос продолжал занимать ученика мэтра, он внимательно вглядывался в каждого из некромантов ища ответ. Теперь ему предоставляют шанс увидеть клан в полном составе. То, что от него осталось.
- А ты?- вот главный вопрос и он сейчас был важнее всего.- Почему ты не идёшь с нами? Это из-за него, да?
Пока Вивиан пытался выяснить причины, побудившие вилиссу расстаться с "братом", дух-убийца мысленно обратился к Абаддону, уже понимая, о чём умолчала девушка. Без угрозы, но предупреждение во взгляде читалось отчётливо.
Что ты собрался делать с ней, падший?

0

17

Первое, что сделал падший архангел, оказавшись по ту сторону двери, так это вновь раскинул сенсорную сеть ментального и эфирного уровней на поиск наличия угрозы в виде магии или же каких-либо существ. Невзирая на мирную обстановку, перепроверить было вовсе не лишне, - так полагал Абаддон, судя с колокольни своего опыта и, назовем, специфики деятельности. Времени заняло оно немного, и уже когда пальцы на запястье молодого некроманта разжались, сканирование особняка было завершено. Взгляд генерала как раз остановился на бетайласе в тот момент и отчасти по инерционной причине; впрочем, вскоре зазвучавший голос Доны перетянул внимание Военного Советника на себя.
И сейчас, выслушав скоропалительную речь виллисы, Ангел Бездны многим полней смог осознать, как именно оказались восприняты озвученные им слова. Что же получалось, мистрис полагала, будто он затащит ее в Ад и будет держать там до скончания веков или устроит заточение где-то на границе двух миров?..  (Наверное, еще и всякие богомерзкие непотребства будет с ней там вытворять.) Словом, выглядела она и говорила так, будто прощалась если не навсегда, то на очень долгий срок точно. Генералу сделалось даже как-то неуютно от такого; он тут, можно сказать, расстарался предстать в образе не слишком отрицательного героя, а его парой фраз смели в ряды инфернальных феодалов, что не против и вампира-некроманта в личное имущество заиметь. Он опустил взгляд, а затем и вовсе чуть склонил голову, мол, да, как-то нехорошо все складывается. Ко всему прочему, юный кадаверциан снова начал проявлять симптомы нервозности, что скоротечно выплеснулась из постигшего его крайнего удивления. Беспокойный. Абаддону не понравилась импульсивность, с которой он покинул свое кресло и принялся мельтешить туда-сюда, подобно зверю в тесной клетке. Потом этот его вопрос… Но последним опасным ударом по струнам восприятия сделалось ментальное обращение Босхета, хотя нельзя не признать, дух при этом виделся генералу самой разумной формой жизни в особняке (Абаддон на том мельком отметил для себя, что бетайлас даже начинает ему понемногу импонировать). В общем, происходящее заставляло прервать свое молчание, попутно пробуждая желание испепелить собственного спокойствия ради, но последнего делать все же не стоило.
- Да погодите же!.. – вклинился голос Советника, негромкий и пока все еще спокойный, но слишком весомый в своем звучании, чтобы его игнорировать. – Помолчите и послушайте.
Мерно пылающий обсидиановой тьмой взгляд падшего архангела взирал сейчас на Босхета, словно бы сам вид духа как-то способствовал сохранению того извечного космически холодного покоя, вдруг временно оказавшегося под угрозой.
- Что я собрался делать с ней? – тем моментом звучало в ответ. – Собрался постараться не причинить ей вреда.
- Донателла, - генерал взглянул на виллису, - это плохая идея, отправлять в Столицу его одного. И здесь он прав – та еще авантюра.
Взгляд Военного Советника на долю секунды коснулся парня, и мысль не удержалась в тени: «До сих пор поверить не могу, что они с Блэром где-то и как-то пересеклись, совершенно ничего общего». Тут-то и зародились в разуме падшего архангела некоторые подозрения, правда, разработку оных он решил оставить до более подходящего времени.
- Но еще хуже – отправиться туда совсем неподготовленными, в том числе и в информативном плане. Поставь кто подобную задачу передо мной, сначала я собрал бы все доступные сведения дистанционно, затем привлек бы тех, кому могу довериться при исполнении задания, скоординировал действия на основе имеющихся данных и доступных ресурсов и только лишь после этого сделал бы свой ход.
Он окинул взглядом всех присутствующих, остановившись следом вновь на виллисе.
- Я могу узнать в Аду касательно инфернальной стороны данного вопроса. Слово за тобой, Sassenach. Ведь тебе лучше отбыть в Столицу вместе с братом, если хочешь собрать весь клан.

0

18

Когда Босхет задал свой вопрос, Дона ответила не сразу, пытаясь ещё раз всё тщательно взвесить и тогда уже решить. Как она знала, дух-убийца предпочитал находиться в этом мире, среди людей. Ради этого он готов был усмирить свою злобную сущность и убивал лишь по необходимости. Конечно, любимой пищей бетайласа по-прежнему оставалась человеческая плоть, в отличие от того же Шеда, которому нормальной едой вполне хватало.
Возможно, стоило бы позвать Шеда. Вдвоём они лучше помогут клану.
- Нет, ты остаёшься.
Судя по довольному виду Босхета, вилисса хорошо поняла, что угнетало того, теперь же он был спокоен. А вот сама мистрис продолжала ощущать беспокойство. Вивиан повёл себя не так, как она надеялась, он снова противился. Дона покачала головой, сама не зная, что же ответить "брату". Сказать правду: она сама не знала, какой судьбы себе ожидала, зачем она Абаддону? Просто сейчас мистрис решила перестраховаться и давала инструкции исходя из наихудших вариантов развития. Могло случиться что угодно, Вивиану следовало быть готовым к этому. Что стало с вежливым, почтительным учеником Мэтра? Может быть, гибель наставника так подействовала, с запоздалым сочувствием поняла вилисса. Для неё самой невыносимо думать, что Вольфгера больше нет. Некромантка помнила, как издевался Миклош над тем, как сильно привязаны друг к другу кадаверциан, словно действительно семья.
Голос Абаддона заставил девушку вздрогнуть, она непонимающе уставилась на падшего.
- Но ведь,- нерешительно начала Донателла, глядя то на Ангела Бездны, то на Вивиана,- мы не можем терять время.
Впрочем, архидемон был совершенно прав в своих предложениях. Дона примолкла. Она спешила и оттого ошибалась. Неприятно было сознавать, что избегание чужих интриг привело к полной оторванности от жизни. Кадаверциан всегда предпочитали быть в тени, вернее, таковыми они стали со времён войны с Лудэром. Раньше всё было совершенно иначе, они даже Даханавар могли сдерживать.
- Да,- вилисса кивнула.- Думаю, мне лучше согласиться с тобой. Что касается тех, кому мы можем доверять, это только наш клан. К сожалению, даже внутри него есть проблемы.- Дона вздохнула, снова думая о Лиаме, который пошёл на непонятную ей сделку с Асмодеем. Как им быть с ним?- Если можешь нам помочь узнать больше, прошу, сделай это. Но как много времени это займёт?
А ещё, после речей падшего архангела ей стало спокойнее. Словно он пообещал нечто большее, чем сбор информации. Одно дело, когда Абаддон говорил о ней, но теперь он мог помочь клану и вызвался сам. Дона была признательна за это.

0

19

- Ладно,- Вивиан поднял руки,  показывая, что уступает им обоим.  Придётся вернуться в Столицу, но не сразу, уже хорошо.
Кадаверциан поглядел на падшего архангела, стараясь не пялиться на него слишком пристально. Что знал Абаддон об авантюре, затеваемой двумя вампирами и одним из его легионеров? Также стоял вопрос, что Дрейк успел выложить своему приятелю-демону. Ничего пока не обсуждалось, они только начали разрабатывать план. Абаддон вёл себя спокойно, пожалуй, даже слишком, а это равно могло означать, что он знает всё или же полностью пребывает в неведении. Для надёжности Вив даже думать старался об этом поменьше, благо опыт общения с Дарэлом имелся, он знал, как нужно избегать лишних мыслей. Парень надеялся, что падший не  станет сканировать его, по крайней мере обойдётся поверхностным взглядом.
- В крайнем случае можем воспользоваться переходом через Мир Смерти.- Поймав взгляд вилиссы, Вив поспешил разъяснить свою идею.- Ты сама говорила, что нужно спешить. Он же выведет нас не слишком далеко от Ночной Столицы, и мне там совершенно безопасно находиться.
Это было правдой, сам Кристоф однажды отметил, что клановый мир принимает его ученика легче, чем остальных кадаверциан. Обдумав эту странность он решил, что Вивиан обладает некими качествами, позволяющими лишь ему чувствовать себя в Мире Смерти как дома. Возможно, он был предполагаемым Привратником. Ученик на эту идею ощетинился и заявил, что полностью умирать пока не торопится, а иных путей обзавестись новой должностью не было. Впрочем, мир под Крестом всё равно манил его своими зелёными полями, тишиной и безмятежностью.
Вивиан потряс головой, прочищая мысли и возвращаясь к реальности. Демон должен исчезнуть и чем быстрее, тем лучше. Его присутствие нервировало некроманта и мешало плану. Дух-убийца тоже мог спутать карты, но с ним договориться было проще. Спровадить Дону он сумеет, пара идей у Вива имелись.
- Прошу разрешения ненадолго отлучиться.
- Что? Зачем?
Удивление Вива было искренним, бетайлас отпрашивался очень редко, но удерживать его не собирался, это было слишком на руку ему.
Босхет пожал плечами. Он по-прежнему смотрел на Абаддона, но больше не обращался к нему, сочтя ответ относительно мистрис достаточно честным.
- Я был здесь до того, как вы позвали меня. Сами знаете, я могу сохранять своё тело сколько угодно. У меня тут сложилось подобие...- он ухмыльнулся, а жёлтые глаза замерцали.- жизни. Хочу закончить свои дела, если уж есть возможность. Потом отправлюсь с вами куда пожелаете.
Его рука скользнула за спину, а когда вновь оказалась на виду, в ней был пистолет. Босхет кивнул на Абаддона.
- Сейчас вам больше нужна его помощь, а не моя.

0

20

В молчании коротко кивнув на согласие мистрис, Абаддон хотел было тут же продолжить на словах, но прозвучавшее вдруг обращение Босхета генерала остановило, голос духа притянул прямое внимание падшего архангела к себе. С чего-то Советнику очень не захотелось, чтобы бетайлас оставлял сейчас вилиссу и особенно ее брата без присмотра. Пока он не мог бы назвать причин тому, но на уровне некоего доступного его природе чутья вполне явственно осознавал их бесспорное наличие. А на деле, справедливости ради, в уме примирился с тем, что не обладает никаким правом Босхета останавливать, - дух не принадлежал ему, и проявления каких-либо форм насилия в этой части истории были совсем неуместны. К тому же, некоего рода симпатия, расположение уже, несомненно, имели место, и только их хватило бы сполна не понуждать духа на время забыть о своей личной жизни в пользу служения во благо клана Кадаверциан в лице Доны (и Вивиана, как временно прилагающегося к ней). Финальным аккордом в этом всем, как по заказу, сталась последняя реплика бетайласа, пролившаяся для слуха Военного Советника практически мелодией признания его персоны во всех попытках показать себя с не очень злобной стороны.
Словом, вот такая гротескная лирика выходила, однако оная совершенно не мешало Абаддону размышлять по нескольким направлениям разом. Если же продолжать о бетайласе, то разум Ангела Бездны с неотвратимым упрямством силился увязать дух с теми давным-давно минувшими временами, когда Терра была еще молода, а человек хорошо помнил Властителей Древности и справлял славящие их мерзостные, нечестивые ритуалы, когда стражи Тёмного Воинства именовались богами Седой Старины или Старшими Богами. Уж больно много тысячелетий прошло с тех пор, и сколь странно повстречать все их повидавший дух, - именно тогда как люди на земле вновь начали вспоминать Древних через память своих предков и навязчивый шепот воротившихся звезд. Такую связь Советник ощутил, протаскивая бетайласа по вееру подвластных ему измерений, там время пылью опадает на ступени – ничего не значащее, но способное нечто показать. И кое-что призрачно знакомое мерцало в глазах вместилища Босхета, чего не сокрыть за телесным и что вмещает в себя определение убийцы, данное самим же духом. Но в те лета оно называлось иначе. Хозяину Бездны подобное сияние знакомо, в нем всегда жили тайны Властителей Древности. Что ж, надо признать, самое существо Абаддона немало переплеталось с эманациями Хаоса, чтобы не реагировать на всяческие упоминания о нем, и как бы там ни было, тени одного из таких упоминаний он узрел в следах времени, оставленных на ступенях спиралей измерений Босхетом.
Время. Донателла считает, будто его остается катастрофически мало. Но с чего вывод? О том и хотел заговорить Абаддон. Ведь времени не убавилось, его столько же, сколько было, и торопиться ей с Вивианом совершенно некуда. Он по-прежнему молчал, пусть и шла на то лишь считанная секунда-другая. Мысли возвращали к брату вилиссы, к тому, о чем подумать планировалось позже. Так в чем же кроется загадочная оказия, сведшая некроманта и легионера Ангела Бездны? Генерал знал, каков по натуре своей Блэр, но также знал, что против командира, против легиона он действовать не станет; да, за всех легионеров на службе у себя он мог ручаться и капитан Норидж исключением не был. Блэр не просто рассказал всю суть сложившейся ситуации на словах, Абаддон проникал в его сознании, он сам все просматривал. Тогда что же он упускает, раз стойкое недоверие к мальчишке некроманту вторглось в его сознание без обоснований и приглашения? Дрейк, тхорнисхи … Люцифер … и один способный, но пока еще не умудренный опытом кадаверциан? Похоже, к визиту в Пандемониум багаж с вопросами только тяжелеет и ментальной формы появления в дворце-столице уже будет недостаточно.
- Времени достаточно, - с внезапной резкостью в приглушенном голосе отозвался Абаддон, все не отводя взгляда от Босхета. – И мое отсутствие не продлится долго.
Прежде чем исчезнуть в густом черном тумане Бездны, Советнику хотелось сделать две вещи: все-таки попросить бетайласа присмотреть за Вивианом и еще раз прикоснуться к Донателле. Но ни того, ни другого своего желания он не осуществил, просто опрометью растворился в обсидиановой черноте и все.

0


Вы здесь » Ночная Столица: между Адом и Раем » Великобритания » Особняк Кадаверциан в Лондоне