Вниз страницы

Ночная Столица: между Адом и Раем

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Париж

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s1.favim.com/orig/21/france-lights-night-paris-photography-Favim.com-208627.jpg
http://www.stylemotivation.com/wp-content/uploads/2013/09/20-Breathtaking-Photos-of-Paris-at-Night-5.jpg

Машина ждала у входа, роскошный Мазерати ГранКабрио белоснежного цвета с поднятым верхом. Шофёр незамедлительно открыл дверь перед дочерью босса, а затем быстро обошёл вокруг и сел за руль. Рамон мельком взглянул на часы: они прибыли вовремя, а потому до назначенной встречи времени было достаточно.
- Я хочу, чтобы ты поехала со мной,- он ободряюще улыбнулся Дине.- Есть некто, с кем мне нужно обсудить один вопрос. Понимаю, звучит излишне таинственно, но пока я предпочёл бы не поднимать эту тему там, где могут услышать посторонние.
Кабриолет неторопливо тронулся с места, выезжая с парковки и вливаясь в поток машин. Ночной Париж предстал глазам Рамона и Дины во всём своём великолепии, блистая разноцветными огнями гирлянд, фонарей и вывесок. Окна были открыты и до их слуха временами доносилась красивая музыка, песни, разумеется, на французском языке. В салоне автомобиля также играло радио и приятный женский голос с волнующей хрипотцей пел о любви к некоему незнакомцу, любви, которая началась на Елисейских полях и не закончится никогда.
Смертные любят рассуждать о вечности, снисходительно подумал Рамон. Но что ещё им остаётся в их короткой жизни, зачастую длящейся чуть более половины одного века. Так мало, практически мгновение. А затем огонь в их глазах гаснет, сердце замедляет темп, кровь становится холодна. Для древнего вампира осознание бренности всего сущего давно перестало быть трагедией, но для Дины всё могло быть совершенно иначе. Она пока не успела осознать, что все, кого она знала и любила, будут умирать один за другим, в то время как для неё всё только начинается. И всё же, не ему быть для неё единственной точкой опоры. Ра-Ил Лугат желал найти дочери более молодого спутника, с которым у неё будут не только общие интересы, их свяжет общий источник силы.
Мазерати остановился у большого здания округлой формы. Высокое, в несколько этажей, с большими окнами, через которые были видны залитые электрическим светом залы. Рамон вышел и подал Дине руку, помогая выйти, а затем они направились внутрь здания. На лифте они поднялись на самый верх, а когда вышли, то взгляду девушки предстал обширный зал с множеством столиков, за которыми сидели люди, а между ними сновали официанты.
- Ты не голодна?
Посетители ресторана были одеты весьма роскошно, женщины в вечерних туалетах сверкали брильянтами, мужчины в смокингах, некоторые в костюмах. Рамон понадеялся, что дочь не станет упрекать его за то, что не предупредил и не дал возможности выбрать иное одеяние. Взяв её руку в свою, он провёл Дину через весь зал, а затем они вышли на открытую террасу, где также стояли сервированные столики.
- Рамон!
Из-за одного такого столика поднялась молодая женщина, не старше тридцати лет. Она сияла улыбкой, когда махнула рукой господину де Кобреро.
- Ты вовремя. А вот я, наоборот, приехала раньше времени. О, Рамон, как же давно мы с тобой не виделись! Ты совсем не изменился, дорогой, но это так естественно. А кто твоя очаровательная спутница? Как вас зовут, мадемуазель?
Женщина быстро тараторила-по французски, слегка картавя, но это только добавляло живости и очарования её речи. Она вышла из-за стола, быстро обняла Рамона, целуя его в щёку и тут же стирая отпечаток алой помады с его щеки. Рамон с удовольствием обнял её в ответ, но она тут же обернулась к Дине, протягивая ей руку.
- Я Дениз.
- Дениз мой деловой партнёр,- поспешил внести ясность Ра-Ил, чтобы у девочки не возникло лишних идей.- Именно она представляет интересы Вьесчи во Франции.
Француженка явно была человеком, это Дина могла ощутить сразу: по громкому сердцебиению Дениз, по дыханию, по ауре.

Дениз

http://www.kinomania.ru/images/photos_people/p_46258.jpg

0

2

-Merci,- громким тёплым шепотом поблагодарила Дина шофёра, когда он распахнул перед ней дверь, и подкрепила свою благодарность обворожительной улыбкой.
Дина забыла, когда последний раз держалась за ручку хоть какой-нибудь двери: перед дочерью Рамона де Кобреро все двери распахивались настежь как-то сами, так что она давно к этому привыкла и перестала обращать внимание на такие мелочи. Однако сегодня случай был исключительный, сегодня она в Париже. Одно слово – Париж, и всё кажется каким-то другим, волшебным, даже привычное. 
Уже разместившись в кабриолете, Дина подумала о том, как было бы замечательно перемахнуть над дверцей белоснежной машины, и решила чуть позже обязательно осуществить этот маленький озорной план. Ну а пока… Нужно ловить момент. Этим Дина и занялась со всем своим неиссякаемым энтузиазмом.
Вполне логично, что в Париж они прибыли ночью – солнечные лучи губительны для киндрэт, и отныне прелести дня недоступны и ей, новообращённой. Однако у Дины ещё не было времени задуматься над этим, не стала она останавливаться на этой немного грустной мысли и сейчас, тем более что у неё были и другие, более привлекательные, которым и отдалась юная киндрэт вся без остатка.
Огни ночного города, нежная музыка, мурлычущий голос солистки, и, самое главное, Рамон рядом: такой обнадёживающе спокойный, уверенный в себе и своих силах, он сидел в белоснежном кабриолете, словно был у себя в кабинете и на минуту отвлёкся от деловых бумаг, а не рассекал по дорогам волшебного города вместе с дочерью.
- Papa, улыбнись!- воодушевлённо потребовала Дина и взяла отца за руку.
Maserati GranCabrio всё мчался, музыка всё лилась, и киндрэт казалось, что упоительному путешествию не будет конца, но только она так подумала, как белоснежная машина остановилась у большого здания округлой формы. Рамон вышел, подал ей руку, и Дина с удовольствием последовала за отцом.
Вверх на лифте, до самого конца, и перед ней огромный зал, похожий на бальный, только уставленный множеством столиков, из которых лишь три или четыре пустовали.
В таком скоплении народа Дина растерялась: всюду, куда ни поверни голову, размеренно колотятся человеческие сердца, гоня по венам кровь. Это открытие поразило новообращённую почему-то только сейчас, именно в данный миг, и Дина не ответила на вопрос Рамона, просто напросто прослушала его, отдав всё внимание другим вещам.
Мысли её витали где-то далеко, Дине казалось, что она между седьмым небом и Адом, пока её взгляд не зацепился за бриллиантовое колье, что сверкало на прелестной шейке одной из посетительниц.
Взгляд налево, взгляд направо. Дамы в роскошных вечерних туалетах, мужчины в смокингах. Все гости разодеты по последнему слову моды, а она, Дина Вьесчи, в простом коктейльном платье, не переодетом с дороги. От этакой досады у Дины свело скулы, но новообращённая не сконфузилась, а только философски рассудила, что она останется Диной Вьесчи даже в валенках и рубище. А кем являются эти разодетые люди без своих дорогих украшений и модных одежд? Дина повела плечом, так ответив на немой вопрос, после чего оставила эту мысль и занялась следующей.
Рамон провёл её через весь зал и вывел на роскошную террасу. Людей здесь было поменьше, и Дина немного пришла в себя. Настолько, чтобы разобраться в собственных чувствах и понять, что гораздо сильнее лёгкой досады на свой внешний вид её терзает голод. Киндрэт как раз собиралась сказать об этом отцу, уже повернула голову в его сторону, но тут её опередила какая-то женщина. Как выяснилось, её имя Дениз.
Дина наблюдала за тем, как француженка обнимает и целует её отца и чувствовала, как просыпается её собственническое начало. И хотя Рамон и поспешил прояснить ситуацию, карие глаза Дины всё равно слегка сощурились, выдавая ревнивый настрой их обладательницы.
- Очень приятно, Дениз. Я Дина Вьесчи,- с этими словами Дина пожала протянутую руку француженки и, чувствуя, что недостаточно прояснила своё положение, повернула голову в сторону Рамона,- Я ужасно голодна, papa, можем мы быстрее покончить с делами?
Закончив фразу, Дина исподлобья бросила на Дениз голодный, заинтересованный взгляд: француженка показалась ей весьма привлекательной. Правда, ещё ей показалось, что Дениз уже занята.

Отредактировано Безумный шляпник (2016-07-31 21:12:28)

0

3

- Mа Cheri!- Дениз звонко рассмеялась, обхватывая ладошку Дины своими и глядя сияющими глазами в её глаза.- Если дело в этом, то нам совсем не обязательно задерживаться в ресторане. Рамон, ты потерял хватку! Как можно было растерять все манеры и обходительность? Я не узнаю неподражаемого caballero, предугадывающего желания дамы прежде, чем они появятся в её прекрасной головке.
Рабон дэ Кобреро склонил голову, принимая заслуженный упрёк. Когда Дениз выпустила руку Дины, он ободряющего улыбнулся дочери, указывая на столик, за которым сидела прежде его компаньон. Поочерёдно он выдвинул стулья, помогая дамам сесть. Его взгляд был понимающим, он прекрасно знал, какие именно чувства владели его наследницей. Голод здесь играл не самую большую роль.
- Это недолго, Дина,- сказал он, также усаживаясь и кивая официанту.- Но если есть потребность, ты можешь выбрать любого здесь.
Речь шла об охоте, в обычных условиях не вполне допустимой. Рамон не поощрял развитие в дочери инстинктов хищника, предпочитая  более цивилизованные методы. К примеру, постоянные либо временные доноры. Иногда он соглашался с необходимостью и предлагал Дине заодно потренироваться во внушении. Обычная практика вампира в затуманивании разума и стирании памяти.
Официант у столика появился сразу же, словно бы по волшебству, предлагая меню и карту вин. Рамон не стал рассматривать их, уверенно делая заказ. Дениз улыбалась, подпирая подбородок рукой. Вкусу своего делового партнёра она доверяла полностью, во всём.
- Помню, это было лет двадцать назад, ты впервые появился в доме моего отца,- мечтательно произнесла она.-  И я сразу же решила, что ты самый великолепный мужчина из всех, кого я видела. Конечно, девятилетней девочке известно немногое о жизни, но это мнение я не оспорю и сейчас. Мадемуазель,- обратилась Дениз к юной вьесчи,- вам несказанно повезло с отцом. Впрочем,- женщина тут же посерьёзнела, на её лице промелькнула тень,- не стану утомлять вас моими воспоминаниями. Дела прежде всего.
На краю стола лежала небольшая папка для бумаг. Дениз открыла серебристый клатч, достала флешку и вместе с папкой протянула Рамону. Возникла небольшая пауза, пока господин дэ Кобреро просматривал вложенные документы. Флешку он убрал во внутренний карман пиджака.
- Моя переписка с Марлен закончилась ничем,- сказала француженка, когда Рамон закрыл папку и взглянул на неё.- Она мертва, дорогой. Несчастный случай, так сказала полиция. Что же, счастливым случаем это действительно не назвать, но я не верю, что всё так просто. На рю д’Осейль что-то есть, по крайней мере было совсем недавно. Марион пошла туда, она предупредила меня перед уходом, сказала, что отправится ночью, так было нужно. А наутро её нашли возле дома, сбитую машиной. Водитель, конечно, успел скрыться. Было рано, свидетелей не оказалось.
Рамон молчал, думая о своём. Француженка вздохнула, её лицо было печально, а голос тих.
- Рамон, мой дорогой друг, я не думаю, что это наследие Леарджини. На улице д’Осейль нет и не было кровных братьев. Зато есть следы странного культа. Я не знаю, какого, мои люди пришли поздно и всё уже было зачищено, уничтожено. Свидетель, старик, проживший там всю жизнь, пропал бесследно, а на него я рассчитывала больше всего. И всё же, ясно одно - это не твои сородичи.
- А информация?
В документах были в основном фотографии, некоторые чёрно-белые, сделанные достаточно давно, уже потускневшие, с плохо различимыми изображениями. Имелся список адресов и фамилий напротив. Рамон бегло просмотрел их, уделяя главное внимание пометкам рядом с каждой. Чаще всего стояло "Ничего не известно".
- Только то, что видишь,- француженка слабо улыбнулась.- На флешке оригиналы, я распечатала часть снимков, чтобы ты мог увидеть сразу.
На Дину Рамон и Дениз почти не смотрели, девушка оказалась предоставлена сама себе. Так бывало и прежде, её отец сразу постановил, что бизнес прежде всего. Его дела, его работа - самое важное в его жизни. Даже будь Дина его дочерью по крови, всё оказалось бы точно таким же.
- Что касается тех символов...
- Это не важно,- решительно оборвал собеседницу вьесчи.- Думаю, с этим можно закончить. Дина голодна, а я, как ты сама сказала, должен заботиться о своих дамах.
Улыбка смягчила тон негоцианта, Дениз понимающе кивнула, поднимая бокал с белым вином, что принёс официант.
- Однако ты просил ещё кое о чём,- напомнила она и её взгляд в сторону Дины стал заговорщицким.- Я нашла его. Вполне милый мальчик. Желаете посмотреть?
Вопрос она адресовала Дине Вьесчи.

0

4

В компании отца даже самый роскошный ресторан в Париже может показаться московским офисом. Тоже роскошным, но невыносимо скучным.
Да, конечно, внимания Рамона требует множество вещей, Дина давно научилась это понимать и любила отца таким, каков он есть – т.е законченным трудоголиком. Но если Рамон ждал от своей дочери, что в первый же свой вечер в Париже она проявит тоже понимание и терпение, что и всегда, то он ждал этого напрасно: максимум, на что мог рассчитывать глава клана Вьесчи, так это на понимание. Но обычное любопытство, которое Дина проявляла к делам отца, и которое обеспечивало ангельское терпение девушки, сегодня дало сбой – от таинственных переговоров меж Рамоном и Дениз веяло скукой.
А с улицы на веранду дул прохладный, ароматный ветерок, и с их места открывался прекрасный вид.
Дина не удержалась и покинула своё место у стола, за которым кипела непонятная её уму работа, но отходить далеко не стала, чтобы не упустить момент окончания деловой беседы и вернуться.
Облокотившись на ограждение веранды, Дина смотрела на город за тонкими резными перилами и думала о том, что хорошо бы было как-нибудь незаметно выскользнуть из этого заведения, которое теперь казалось ей воплощением чопорности и напыщенности. Да… Выскользнуть, поймать такси, а ещё лучше – прогуляться пешком. Точно. Гулять до самого рассвета, впитывать очарование нового места… И тут Дина остановилась посередине мысли, и, так и не окончив её, перенеслась к следующей – гулять до самого рассвета не получится.
Размышления новообращённой уже собрались войти в более печальное русло, как к ней обратилась Дениз. Благо, Дина стояла совсем близко к очаровательной француженке, чтобы её слышать.
- Посмотреть милого мальчика? Зачем?- спросила Дина, впрочем, уже догадываясь, о чём речь.
И от этой догадки Дину кольнуло искреннее возмущение.
- Благодарю, Дениз. Я уверена, что у вас хороший вкус, но я предпочла бы сама выбирать себе партнёров,- новообращённая постаралась выразить своё возмущение как можно вежливее, и у неё это получилось.
Однако, в глубине души, что-то ёкнуло. Она хотела сказать отцу, что никакое взаимное влечение не рождается вот так – по наводке, что ей не хочется питаться людьми чисто механически.
Тут Дине вспомнился последний её последний миленький мальчик, которым она не только питалась, вспомнилось ей и то, какого рода чувство сблизило их и швырнуло в одну постель. Разве можно разбудить это чувство на своего рода аукционе?
Дина повернулась лицом к залу. Отец сказал, что она может выбрать любого из присутствующих здесь. Но даже после того, как она в третий раз прошлась взглядом по зале, никто не смог хоть сколько-нибудь привлечь её внимания. А голод, только усилившийся от сладостных воспоминаний, давал знать о себе всё настойчивее. И Дине не осталось ничего, кроме как сдаться и довериться выбору француженки.
- Впрочем,если работа уже сделана, давайте посмотрим.
Дина с досады, но в большей степени от голода прикусила нижнюю губу и обняла свои плечи руками.

Отредактировано Безумный шляпник (2016-09-17 11:25:52)

0

5

В поддержание Рамон наполнил свой собственный бокал, а также бокал Дины. Он видел, что девочка неспокойна, заметно нервничает, а мысли её скачут в беспорядочном движении, заполняемые разнообразными желаниями зачастую противоречивыми. Ра-Ил задался вопросом, насколько Дина отдавала себе отчёт в том, чего она хочет. Он не имел намерения навязывать дочери собственные устремления и цели, и всё же с трудом удерживался от того, чтобы ненавязчиво подтолкнуть её к чему-то более определённому.
- Сядь, пожалуйста.
Ра-Ил указал рукой на пустующий стул за их круглым столиком, накрытым белоснежной скатертью. Дениз пока помалкивала, лишь пригубила глоток вина, оставляя небольшой отпечаток помады на краешке хрустального бокала. Она также смотрела на юную вьесчи, понимая искренность возмущения девушки. Дениз прекрасно помнила себя в том самом возрасте, едва-едва закончившегося отрочества, когда буйства чувств всё ещё бурлят внутри, смущая разум почти взрослой женщины, желающей доказать всему миру, что она достойна его признания и уважения. Для Дины тем сложнее было выполнить своё намерение, что мешала известность отца, его имя, деньги и власть. Подобный груз скорее отягощает положение, нежели спасает от мелких житейских проблем.
- Его зовут Эрик.
Это замечание француженка дала в ответ на немой вопрос во взгляде Рамона, также не имевшего информации, как  и его наследница, но отнёсшегося более спокойно к известию. Вернее, когда-то он просил Дениз помощь ему найти кого-то из её знакомых, молодого парня, подходящего по возрасту его дочери, вполне одарённого как умом, так и многими иными способностями. В свой последний визит в Париж, примерно год назад. Тогда он объяснил молодой женщине, что желает восстановить клан Лугат, но для этого потребуется кто-то, кто подойдёт для завершения триады. Разумеется, двое уже были: он и Дина. В уже существующем клане Вьесчи не годился никто, ибо созданные им киндрэт уже не имели в себе даже зачатков магической силы, они были пусты, по сути обычные вампиры. Вьесчи, не Лугат, его бесплодные попытки и сильная боль уже многие столетия.
В одном Рамон де Кобреро был немало благодарен Люциферу: теперь он мог исправить это бедственное положение, он снова обрёл шанс. Едва ли это можно назвать побуждением к преданности Повелителю Шеола, и всё же благодарность в случае бывшего жреца Лугата означала желание отплатить равноценно, исполнить им самим назначенный долг.
- Продолжай, - Рамон мягко улыбнулся Дине, а затем кивнул Дениз, поощряя рассказать больше.
- Прости, милая, я не хотела тебя запутать, - Дениз опустила бокал на столик, а затем протянула девушке руку, предлагая взять её. - Это не сводничество, о нет!  Эрик прекрасный молодой человек, он недавно вернулся из Кембриджа, где обучался в Гарвардской школе права, и он уже считается подающим весьма большие надежды юристом. Можешь себе представить, столь молод, но сам создал себе имя и блестящую репутацию. Я горжусь тем, что сумела его увидеть первой и сманить к себе в штат. Конечно, я не скуплюсь на оплату его талантов.
Француженка обворожительно улыбнулась Рамону, который внимательно слушал её, что-то прикидывая в уме. Перспектива виделась ясно, и даже если Дина предпочтёт не знать этого парня, тот всё равно окажется однажды в его клане. Вьесчи либо Лугат.
- В таком случае поедем.
С кошачьей грацией Ра-Ил поднялся со своего стула, первой протягивая руку Дине, показывая приоритет той для него в любом случае. Дочь значит больше любой компаньонки по бизнесу. Дениз  это понимала и не обижалась.

0

6

Рамон попросил её сесть, но Дина покачала головой, отказываясь. В данной ситуации она не могла усидеть на одном месте, но и расхаживать туда-сюда перестала, замерла на одном месте. Взгляд её в последний раз облетел толпу, после чего устремился к отцу.
Совсем не просто оказалось находиться рядом с ним, особенно сейчас, точнее, теперь. Почему? Ведь она так ждала этой поездки, возможности побыть с Рамоном… Так скучала по нему, возлагала все свои надежды и чаяния на отца. Что же изменилось?
Дина моргнула. Ответ лежал на поверхности, перед самым её носом, но она не замечала его, не хотела видеть.
А всё предельно просто: быть всегда-всегда вместе с отцом хотела маленькая Дина. Девочка, которой постоянно не хватало кого-то надёжного и сильного рядом. Да, с ней всегда были деньги и власть Рамона, а вот сам он появлялся редко, так что, будучи крошечным человечком, Дина и не заметила, как банальное желание безраздельно владеть отцом превратилось в своего рода инстинкт, а теперь… Дина ещё раз моргнула. И осознала, что у неё, уже взрослой, новообращённой, потребность в отце уменьшилась. Рамон больше не мог оставаться центром её мира, хотя и значил по-прежнему очень много. Он – тот, к кому можно прийти с любой проблемой, ну или просто за советом, если он ей потребуется. Он – тот, кому она может доверять без всяких «но», «если», короче, безоговорочно. Но Рамон больше не был для Дины тем, ради кого она жила, мотив нравиться отцу, быть постоянно подле него померк, угас. И когда новообращённая поняла, что это не неправильно, а совершенно естественно, с неё словно упали оковы. В которые она сама же на себя и заковала. Вот глупая. Дина почувствовала себя легкой, как пёрышко. Голод ушёл куда-то на второй план, и теперь новообращённой было гораздо проще слушать то, что пыталась донести до неё Дениз. Надо заметить, что и к самой француженке Дина заметно потеплела.
- Ничего, но вы и меня поймите, - мило, на самом деле мило улыбнулась Дина и всё-таки села,- Эрик, значит… Расскажите о нём побольше.
Дениз протянула ей свою руку, и Дина из вежливости взяла её, поздно сообразив, что сделала это зря. В руке француженки чувствовалась жизнь: кровь легко неслась по венам, и новый приступ голода накрыл новообращённую.
В таком состоянии она лишь мимоходом отметила про себя достоинства этого Эрика: умён, образован, талантлив… Что ж, для заочного знакомства замечательно. Для её отца. А для неё… Она сможет выяснить всё, что её интересует, при личной встрече. Да, так даже лучше.
Дина боролась с желанием куснуть изящную ручку француженки, честно боролась, но почувствовала, что проиграла, когда Рамон поднялся с места. Дина зацепилась взглядом за отца, словно тонула и из последних сил хваталась за спасательный круг.
Отец, как всегда, был безупречен. Не только внешне, но и внутренне – от него исходила уверенность в том, что он владеет ситуацией, а так же понимание того, в каком положении она, Дина, находится. И девушка просто доверилась отцу, выпустила руку Дениз и потянулась всем своим существом к могучей фигуре Рамона.
Дина вошла в личное пространство Рамона, придвинулась к нему максимально близко. Ею завладело паническое ощущение бессилия перед новой собой, перед своей силой и перед тем, что она может натворить, если отодвинется от отца, выйдет из под его влияния.
- Поедем? Куда? Знакомиться с Эриком?
Дина энергично замотала головой, коснулась плеча Рамона и посмотрела в его глаза с очень близкого расстояния:
- Папа, пожалуйста, я не могу так,- новообращённая повернулась к француженке, словно спешила заручиться её поддержкой,- Дениз. Разве мы куда-то спешим? Мне нужно… Нужно поесть. А ещё переодеться. Распаковать вещи. Ну, правда. Неужели нельзя отложить эту встречу хотя бы до завтра?

Отредактировано Безумный шляпник (2016-11-27 17:39:23)

0

7

- Уверена, это может подождать.
Сдержанная понимающая улыбка на лице Дениз была сама по себе ответом. Рамон не настаивал,  предупреждая возможный эмоциональный срыв дочери.
- Знакомство мы можем отложить на другой день, а сейчас, раз уж всё сложилось таким образом, я займусь делами.
Речь шла об информации, предоставленной его очаровательным компаньоном. Рю д'Осейль давно не давала ему покоя. Пропавший старик, о котором упомянула Дениз, ещё больше запутывал представление Рамона о возможных вариантах. Следы культа могли означать Леарджини, а могли быть обычной выдумкой людей, но проверить стоило.
Дина стояла совсем рядом со своим отцом, он чувствовал её волнение, видел, насколько сильно она беспокоится и не может совладать с эмоциями. Имел ли он право втягивать эту девочку во что-то несомненно опасное и непредсказуемое? Но ведь именно она вместе с ним стала началом нового клана - клана Лугат, повелевающих стихиями. Пусть сейчас она не вошла в силу и наполовину возможного, но при этом могла намного больше иных из новообращённых киндрэт. Не желая подогревать тщеславия юной девочки, Рамон предпочёл умолчать, что по силе она уже превосходит иных старых представителей других кланов. О, это была бы неплохая оплеуха зазнавшимся самодовольным вампирам, привыкшим видеть вгесчи всего лишь дельцами, безопасными, слабыми. Он вспомнил недавний разговор с Тика Бальной и на лице Рамона промелькнула холодная усмешка. Бывшая нахттотерин, к сожалению, никогда не узнает, насколько она ошибалась.
- Дина, сейчас я собираюсь отправиться в тот дом, о котором говорила Дениз. Если желаешь, ты можешь составить мне компанию. Если ты не уверена, я буду чувствовать себя спокойнее зная, что ты находишься в безопасном месте под присмотром Дениз. Одну, конечно, оставить тебя я не смогу, надеюсь, ты это понимаешь.
Ужин был закончен, они направлялись к лифтам. Рамон держал Дину под руку, предоставляя девушке самой решать, чего она желает сейчас. Быть может, она решит пойти на охоту, так он с лёгкой насмешкой называл про себя увлечение в сети его дочерью молодых парней. Двери лифта открылись, пропуская гостей внутрь.
- Ты можешь, как и сказала, распаковать вещи, устроить себе шоппинг. Купи новое платье, посети любое из ночных заведений Парижа, по своему выбору.
Он замолчал. Рамон не любил давить, когда в этом не было необходимости. Именно сейчас он готов был полностью доверить Дине принять решение самостоятельно. Лифт остановился и они вышли.
- Итак, что скажешь?

0