Вниз страницы

Ночная Столица: между Адом и Раем

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ночная Столица: между Адом и Раем » Великобритания » Дом Картеров. Лондон: Кестон (Бромли).


Дом Картеров. Лондон: Кестон (Бромли).

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://sd.uploads.ru/t/eOgs2.jpg

Интерьер

http://sd.uploads.ru/t/vRg25.jpg
http://s4.uploads.ru/t/K4Pvy.jpg
http://s4.uploads.ru/t/LvFbc.jpg
http://sd.uploads.ru/t/GlDSv.jpg

Отредактировано Эленор МакТавиш (2016-08-03 01:05:48)

0

2

   - Да, со мной точно все будет в порядке. … Да. … Люблю тебя, мам.
   Эленор опустилась в кресло, обессиленно облокотившись на мягкую спинку, с болезненной мимикой прикрыв глаза, кажется, даже раньше, чем успела нажать на сброс звонка. Все это было чересчур для нее, тяжело и больно по разметке ощущений в каком-то полушаге до «невыносимо» и «нестерпимо». Она надсадно выдохнула, с дрожью в горле, намекающей на скопившуюся новую порцию слез горести утраты. Конечно, в трубку вылилась ложь. С чего бы ей быть в порядке? Впрочем, все равно все эти слова – пустая условность, так что, не важно. Ни для кого больше не имело значения, что с Норой МакТавиш далеко не все в порядке и вряд ли в ближайшее время, или вообще когда-либо теперь, в порядке будет.
   За окном, у которого тихонько устроилась девушка, беззвучно выплакивающая свою скорбь, в ярких тонах догорал солнечный весенний день, и там, за этим самым окном, жизнь продолжалась, как и раньше, как и всегда. А здесь, в одной из уютных комнат старого дома, в окружении медленно подступающих сумеречно-сизых теней, обращалась полотном прошлого череда прожитых счастливых лет.

   С траурного мартовского дня, когда умерла бабушка Эленоры, время принялось тянуться точно смола, по мизеру проливавшаяся из какого-то там дырявого котла в неотлаженной повозке, что тянула изнуренная кляча. Порядок, обещанный матери по телефону, все никак не наступал; хотя, зависит от того, в чем конкретно и какой именно порядок подразумевался. С одной стороны, Нора, решившая остаться жить в старом доме своих горячо любимых и ныне покойных бабули с дедулей, устроилась работать в лондонскую клинику «Веллингтон» на должность врача гематолога, а это все же лучше места в больнице Дамфриса, в плане престижа и оплаты, разумеется. Но с другой стороны, покоя в душе не наступало. Правда, Аннабель Картер – мать Норы, вопрос ее душевного благополучия вроде как совершенно не волновал, потому ей вполне хватало успеха дочери на профессиональном поприще, хватало настолько, чтобы не тревожить свое чадо частыми звонками и уж тем более визитами. А что же касается отца девушки – Дугласа МакТавиша, так тот в принципе всегда был занят службой королевскому величеству во славу и честь Великобритании, своей дорогой жене домохозяйке на умиление упорно продвигаясь по карьерной лестнице в рамках летных войск. Эленор иной раз думалось, армия лишала его не только хоть какого-то свободного времени, но и души; суровый на промахи и провинности, он оставался равнодушным и безучастным ко всему остальному. На похоронах бабушки, а прежде того - деда, он тоже не проявлял никаких эмоций, казалось, он уже не был способен испытывать какие-либо чувства вообще. А ведь дочь и жена тогда очень нуждалась в его поддержке. После церемонии в обоих случаях он сразу же уезжал. И когда дело юридически коснулось участи дома, Нора была рада дальновидности своих любимых стариков, отметивших ее в завещании единственной и полноправной наследницей; понимали, Дуглас убедит их дочь продать имение Картеров. Но покинув Шотландию, Эленор, можно сказать, сделалась затворницей, потому как вся прежняя привычная ее жизнь целиком осталась в Дамфрисе, а новая, если не принимать в расчет работу, не торопилась налаживаться. Да и сама она прежняя навсегда осталась там, в своем собственном прошлом, и назад к былому возврата просто не существовало. Как-то поистине престранный случай, приключившийся меньше чем за месяц до трагедии, вычеркнул из ее жизни дорогого ей мужчину (и Нора была практически уверена, что в том не обошлось без полковника МакТавиша). Ну а дружба с университетскими ребятами оказалась не такой крепкой, как виделось. Вот, правда, подруга с Глазко не прекращала поддерживать общение по сети, да эдинбургский друг все продолжал позванивать, обещая как-нибудь нагрянуть в гости. Словом, жизнь стала похожа на пейзажи Раннох-Мур, - благодаря атмосфере дома Картеров живописная, но как все болота неизбежно застойная.

Отредактировано Эленор МакТавиш (2016-08-15 17:13:34)

0


Вы здесь » Ночная Столица: между Адом и Раем » Великобритания » Дом Картеров. Лондон: Кестон (Бромли).