Вниз страницы

Ночная Столица: между Адом и Раем

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Аркхем

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://sf.uploads.ru/t/UgJSA.jpg

0

2

Если бы Марку ещё с месяц назад сказали, что последнее, что он увидит в своей жизни, это будет лицо Дейва, он бы громко посмеялся и повертел пальцем у виска. А вот сейчас он лежит на полу в луже собственной крови и всё, что может перед собой видеть, так это склоненного над ним человека, с интересом его рассматривающее. Хотел бы он спросить «Почему?», но из горла вырывался лишь хлюпающий звук, а связки были разрезаны острым ножом, полоснувшим его, а теперь за ненадобностью валявшимся неподалёку.

Дейв внимательно разглядывал лежащего перед ним человека,  старательно заглядывал в затухающий взор, силясь увидеть в нём то, что недоступно обычному смертному. Он впервые убил человека. Может быть, скажи ему кто еще тот же месяц назад, что он вот так, одним махом, не задумываясь и не сожалея, убьёт человека, он бы тоже посмеялся, но факт оставался фактом – он перерезал человеку горло, и совершенно об этом не сожалеет.

Присев перед Марком на колени, мужчина вслушивался в бульканье, прекрасно понимая, что тот уже ничего не сможет сказать, но, может быть, он смог бы услышать не слова, а, например, то, как вылетает душа из тела. На секунду он даже позавидовал тому, что сейчас мог бы видеть или чувствовать Марк. Нет, не смертное начало, но то, что находится по ту сторону, единство с энергией, единство с великой силой, познать которую Дейв желал всем сердцем.

Ещё будучи студентом ему в руки попали необычные книги его соседа по комнате. Но сосед, а вместе с ним и книги, исчез быстрее, чем Дейв понял, что именно скрывают эти странные рукописи. Но дверь с мир неизведанного и отчего-то столь притягательного была уже приоткрыта. Затем мужчина не раз сталкивался с подобными изданиями, но всегда что-то мешало ему проникнуть в то, что скрывали эти книги. И даже в этом он видел свой знак – если кто-то или что-то не хочет, чтобы он постиг истину, значит, ему наоборот нужно быть настойчивей, чтобы открыть эту тайну. Ведь даже те маленькие крупицы знаний, что он почерпнул из увиденного, давали понять, какая огромная сила, какой источник энергии, какая колоссальная мощь существует рядом с ними, и все люди по сравнению с ЭТИМ просто песчинка в бесконечном космосе.

Мужчина всматривался в лицо Марка, пока не затихли последние хрипы. Стеклянный взгляд умершего смотрел в пустоту, и оставалось только догадываться, пронеслась ли перед тем его короткая никчёмная жизнь, остановились ли секунды на осознании собственной смерти, иль предстали ли перед тем тайны вселенной. Хотя, Дэйв очень сомневался насчёт последнего. Такой жалкий человек как Марк Руни не был достоин этого. Обыденное окончание обыденной жизни.

Весь тот короткий период времени, что Дэйв знал Марка, он презирал его. За трусость, за лень, за обрюзглость, за бесхребетность, за отсутствие цели. Только такого горе работника могли сослать в глушь, а тот бы только и мог, что послушно кивать головой, да заливать в себя дешевое пиво, жалуясь первому попавшемуся человеку в баре. Но знаки, они есть везде. Ведь не мог же этот никчёмный человек встретиться в ним в баре просто так. Дейв, ищущий пути, чтобы попасть в Данвич, и полицейский, которого посылают туда по работе. Нет, это был знак.

Разговорить Марка стоило ему трёх бутылок хорошего пива. Как и расположить его к себе. Слабые люди ищут опору, и порой цепляются за неё, даже если и знают человека всего ничего. Уже через неделю Дэйв с Марком стали закадычными приятелями, и Дэйв знал о том практически все, хотя сам Руни не смог бы даже сказать, откуда родом его новоявленный друг. Умение слушать всегда подкупает, а когда человек начинает говорить, ему потом трудно остановиться.

Дэйв прекрасно понимал, что Марк это его шанс попасть в Данвич. Приехать туда простым обывателем и пытаться узнать то, что он хотел, не представлялось возможности и вызвало бы лишь подозрения, но полицейский, это совершенно другое. Напротив, это дало бы ему даже больше, на что он мог бы рассчитывать. Поэтому нужно было стать полицейским.

Мужчина достаточно узнал от Марка о его делах и заботах, благо тот с радостью был готов взвалить свои проблемы и причитания на плечи другого. Достать поддельный жетон, как и чуть поменять документы, тоже не составило проблем, это решали деньги. Дэйв не думал, что кому-то придёт в голову проверять его, да и зачем,  конечно, всё когда-нибудь раскроется, но к тому времени, мужчина планировал закончить свои дела, достигнуть своей цели, а там уже не будет важно, кем он является на самом деле.

Очнувшись от своих мыслей, мужчина окинул подвал, в котором находился. Впервые, чисто интуитивно прислушался к звукам, доносящимся с улицы. Стукнувшись о лампочку на потолке, вздрогнул, внезапно понимая, что его по-прежнему окружает всё тот же привычный мир, пока привычный. Тело на полу уже не вызывало ни интереса, ни размышлений. Машинально обмотав голову Марка простыней, он, схватив того за ноги отволок в угол и начал засыпать пол подвала землёй, заранее приготовленной и стоявшей в мешках вдоль стены. Соседи были в курсе его скорого отъезда, так что никто не будет проверять ни его дом, ни, тем более, подвал. Всё шло по плану.

Ранним утром у терминала появился высокий мужчина, лет сорока, темные волосы были слегка растрёпаны ветром.  Свежевыбритое лицо, ясный прямой взгляд, твёрдая походка, всё говорило об уверенности и решительности. Чёрные брюки, серый плащ, небольшой чемодан в руке, мужчина ничем не выделялся из толпы.
- … Марк Руни. Ваше место 11А, багаж можете оставить здесь, - приветливый, несмотря на раннее утро, парнишка бегло глянул на документ, выдавая посадочный талон.
- Спасибо, - кивнул мужчина и, развернувшись на каблуках, направился к нужному автобусу, парнишка тем временем обилечивал уже следующего пассажира.

Проплывающая за окном местность не изобиловала ни буйством красок, ни живописными ландшафтами – бескрайние поля, деревья, стражами стоящие то тут, то там, серые холмы, с башнями электростанций, мелкие придорожные скопления отелей и заправок. Остановки. Кто-то выходил, кто-то присоединялся к этому незамысловатому путешествию. Кто-то заснул, нелепо развалившись в неудобном для этого кресле, у кого-то в руках была книга, у кого-то телефон.

Дэйв же не сводил глаз с дороги. Если внешне ему и получалось сохранить спокойный вид, то внутри, с каждым километром, разрастался пожар нетерпения. Когда остаётся так мало, когда практически у цели, время, кажется, застывает, словно проверяя, выдержишь ли. Прошла, наверное, целая вечность, прежде чем шофер объявил, что они подъехали в Эйлсбери.  Только каким-то чудовищным усилием Дэйв заставил себя не вскочить, а нормально подняться и спокойно выйти из автобуса. Набрав полную грудь воздуха, он медленно выдохнул, успокаиваясь и приходя в себя. Ещё совсем чуть-чуть.

Поправив плащ и взяв чемодан в руку, мужчина направился к выходу, где его должен был ожидать Теодор.

0

3

   - Вот, взгляни-ка, - поднявшись из-за своего рабочего стола навстречу едва успевшей переступить порог кабинета девушке, я без малейшего промедления и всяческих предисловий протянул ей сложенный втрое лист бумаги.
   - Что это?
   - Взгляни, взгляни, - по-прежнему без каких-либо пояснений настоял я.
   Она настороженно взяла у меня бумагу, продолжая посматривать с немым вопросом, но затем неизбежно перевела внимание на листок, разворачивая его в сосредоточенном напряжении.
   - «Это началось снова», - прочитала она вслух и тут же поспешила вернуть мне острый знающий взгляд своих серых проницательных глаз, а следом и само лаконичное содержанием послание.
   Для меня этих трех слов было достаточно, чтобы понять заложенный в них пугающий смысл, и судя по выражению лица Люси – ей тоже.

   Только вчера я вернулся из вынужденно прерванной экспедиции в Руб-эль-Хали, но даже не успел, что говорится, толком дух перевести; обнаруженное среди почты письмо из Данвича еще до вскрытия конверта намекнуло на неотвратимую отсрочку желанного отдыха. Дурные вести имеют такое печальное свойство, как не приходить поодиночке.
   Двенадцать лет назад мне довелось стать невольным свидетелем событий, лежащих далеко за гранью понимания простого человека, разум которого никак не обременен тяготами сакральных знаний о нашей Вселенной. Тогда я уже был лектором в Мискатоникском Университете Аркхема и старался увлечь юные умы древней культурой Ближнего Востока, как известно, изобилующей неподражаемо очаровывающей экзотикой, неизбежно пленяющей восприятие. Но мне и в самых страшных кошмарах не могло привидеться, сколько невообразимого ужаса таится в древности на самом деле.
   Тем годом, а это был конец две тысячи четвертого, волей случая для меня оказалось возможным отправиться в родной Данвич, чтобы принять участие в раскопках под местной старинной церковью. Как было отмечено в документах при составлении запроса, там приключился обвал, открывший некие подземные лазы – старые катакомбы. Само случившееся происшествие увязали с чрезмерным выпадением осадков, выдавшихся на ту осень. Хотя я теперь сильно сомневаюсь, что во всем был повинен один только затянувшийся дождь.
   На мне лежала работа с церковным архивом, требовалось отыскать хоть какие-то отсылки к обнаружившим себя тоннелям. И, справедливости ради, стоит отметить, что работа эта оказалась отнюдь не из легких - в бумажных делах храма божьего царила полнейшая неразбериха. Впрочем, будь в их записях образцовый порядок, я бы вряд ли наткнулся на странные полуистлевшие рукописи, поначалу скептически проигнорированные мной, но впоследствии все же внесшие подобие некой ясности.
   Сами катакомбы мне тоже удалось увидеть. И уже тогда я с уверенностью мог утверждать, что открывшееся нам под церковью не что иное, как подземный храмовый комплекс. Языческий, как подумалось мне на тот момент, сооруженный коренным населением, вероятнее всего, задолго до появления здесь переселенцев из старого света. В некоторой мере я оказался прав, но лишь в самой малой.

   - Я могу отправиться в Данвич сегодня же, – решительно прозвучавший голос мисс Дайер быстро вернул меня от накативших воспоминаний обратно к реальности настоящего. – Приеду туда поздно вечером, конечно, зато с утра уже буду наготове.
   Я молча кивнул ей, секунду поколебавшись, и мои сомнения, разумеется, не укрылись от ее внимания.
   - Мистер Дэнфорт, я буду предельно осторожна. Кроме того, мы ведь оба понимаем, кому стоит поехать, а кому остаться в Аркхеме.
   Люси была права, пока от меня куда больше пользы именно здесь.
   - Да, поезжай. И не забывай поддерживать связь.
   - Само собой разумеется.
   Вот чего я точно никак не мог предположить двенадцать лет назад, так это приобщения к ужасам Данвича одной из своих бывших студенток; впрочем, у нее была своя собственная, подходящая к этому хтоническому кошмару, история.

+1

4

===► Переход с улиц Ночной Столицы через портал

Анна, простое и вместе с тем красивое имя, подумалось очарованному незнакомкой Алеку.  Он уже всё в ней был готов считать совершенным, особенным, единственно заслуживающим внимания среди всех остальных. Ярко засиявшая улыбка действовала почти ослепляюще, приковывая безраздельное внимание к её обладательнице. Юный асиман кивнул, не сильно вникая в суть сказанного следом же. Для какого именно языка, девушка не уточняла, но, видимо, речь всё же шла об обитателях Ночной Столицы, о тех, среди кого они все нынче жили, чаще всего используя местный язык. Речь родных краёв Алек не забывал, равно как выучил ещё несколько, частью древних наречий. Цели разные, в том числе для заклинаний и расшифровки старинных свитков и манускриптов. Клан Знающих умел сохранять информацию, передавая новым ученикам.
Алек легко позволил Анне взять себя за руку и утянуть к приметному раскидистому вязу, где они встретились несколькими минутами ранее. Спокойно прошёл разделяющие пространство шаги, частью сознания отметив, что вокруг становится спокойней и тише; люди разбредались кто по домам, кого увозили на скорой помощи, некоторые вызывали такси либо родственников - забрать хотя бы на ночлег несчастных погорельцев. Он чувствовал затихающий жар, как наливается прохладой ночной воздух, слышал как в скверик возвращаются разлетевшиеся птицы и щебетом переговариваются между собой. Жизнь постепенно возвращалась в привычное русло, но это было безразлично пироману, которого интересовала сейчас во всём мире в самую первую и и единственно важную очередь эта волшебно прекрасная светловолосая девушка. Он хотел знать о ней больше, но пока не настаивал на немедленном раскрытии карт.
Они остановились и во взгляде асимана действительно отразилось недоумение по поводу происходящего. О возможной романтической причине для подобного укрытия он даже не подумал, но вопрос задать не успел. Разрыв в пространстве весьма напоминал порталы в клановые миры, о чём был в большей степени наслышан и дважды явился наблюдателем. Это врасплох не застигло, но всё ещё не прояснило ситуацию.
Он внимательно смотрел на заговорившую Анну, слушая её загадочные речи и нечто внутри него впервые заставило насторожиться, пробуждая подозрительность, вполне присущую всем без исключения кровным братьям, а уж асиманам тем паче. Куда уйти, в какие места ведёт этот портал, размышлял Алек Асиман,  переступив с ноги на ногу. Он не отшатнулся, но и так просто вперёд не рвался. Риск ради риска не имел ценности в клане, но иное дело стремление к знаниям. А парень хотел узнать как можно больше о своей новой знакомой и о магии, с которой она была связана. Это могло дать в руки ключ к новому источнику силы или, по меньшей мере, к новым заклинаниям. И потом, если он уйдёт, думал Алек, то больше не увидит Анну. Он не взялся бы сказать, что именно стало решающим на чаше весов его размышлений, но всё же кивнул, выражая согласие явно.
- Хорошо, - сказал молодой огнепоклонник. - Ты тоже идёшь?
Он только один раз оглянулся на Анну перед тем как переступить черту открытого портала, отделяющую дворик столицы он пока невидимого и неведомого ему города. Густые клубы тумана плотно обволокли его, ослепляя и лишая способности видеть вообще что бы то ни было, но практически сразу же плотная пелена была разорвана и взору Алека предстала вполне обыденная картина, удивившая  его, пожалуй, даже больше, нежели узри он самый настоящий Ад.
- Что это...- пробормотал парень, делая первый неуверенный шаг в сторону от портала. На минуту он даже заподозрил, что это Грань, мир Лигаментиа, в котором всё является лишь иллюзией. Но таинственная незнакомка уже давно перестала быть ребёнком, а взрослых те не обращали, поэтому проникнуться новым подозрением Алек не успел. Он просто прошёл ещё вперёд, ища подтверждения реальности окружающего пейзажа и домов, архитектура которых разительно отличалась от типичной для России. Коснулся ствола дерева, оказавшегося ближе всего к нему. И тут же убрал руку, успокоенный наличием внутри него знакомой тёплой ауры, из которой так легко создать свой особый огонь, которым обладало практически всё в этом мире. Алек кивнул, обретая прежнюю уверенность.
- Где мы сейчас? - спросил он, оборачиваясь наконец, чтобы взглянуть на Анну, которая должна была пройти вслед за ним.

+1