Вниз страницы

Ночная Столица: между Адом и Раем

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ночная Столица: между Адом и Раем » Флэшбэк » Mors solum initium est


Mors solum initium est

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Участники: Василиса Гримм, Мекаре Гаал.
Место действия: ресторан, г. Москва, затем квартира в доме на окраине города.
Описание: События, происходившие за 3 года до настоящего времени. Необычное знакомство, которому суждено иметь неожиданное продолжение.

Место действия

http://s0.uploads.ru/t/k6pab.jpg

Отредактировано Мекаре Гаал (2017-07-25 13:28:04)

0

2

Сколько лет она не была в Москве? Обычно Мекаре не занималась подобными глупостями, как подсчет времени. Время - вещь относительная, особенно для тех, над кем оно не властно. Миллиарды песчинок просочились сквозь ее пальцы и исчезли безвозвратно, и кто знает, сколько еще ей отмерено?
Так когда же последний раз она была в столице? Точно не менее полувека назад. Она не любила этот город: слишком шумный, слишком хмурый. Чем-то похожий на Лондон, но совершенно лишенный его сдержанности, строгости и аристократизма. Даханавар была крайне признательна Гранд Леди за то, что та не настаивала на ее приезде в нынешнюю Резиденцию и удовлетворялась отчетами о состоянии дел на расстоянии. Конечно, если бы произошло нечто важное, что потребовало бы обязательного присутствия Мекаре, Фелиция без лишних размышлений призвала ее, и Гаал не заставила бы себя ждать. Но этот визит никак не связан с Гранд Леди. О встрече на нейтральной территории настаивал весьма полезный высокопоставленный осведомитель и донор, обладающий обширными связями как в России, так и на территории одного из государств Восточной Европы. Многолетнее сотрудничество и определенная степень доверия к этому человеку перевесили чашу весов, и Мекаре отправилась на встречу.
За окном черного Мерседеса лил холодный осенний дождь. Даханавар невольно поежилась: конечно, она не чувствовала холода, но от одного знания того, что нужно будет покинуть уютное тепло салона, становилось неприятно. Наконец, автомобиль остановился у одного презентабельного ресторана. Водитель открыл дверь и протянул руку, которую Мекаре приняла со свойственной ей непринужденность и изяществом. Администратор заведения уже ожидал ее у входа как особенного гостя.
- Добро пожаловать, госпожа Гаал,- заговорил он по-итальянски, но столь скверно, что Мекаре едва сдержала презрение.
- Добрый вечер!- Отвечала она по-русски с небольшим акцентом.-Не утруждайте себя, я неплохо знаю русский язык.
Молодой человек в первое мгновение замер и обескураженно посмотрел на важную гостью, о которой его предупреждало начальство, но скоро взял себя в руки и продолжил уже на родном языке:
- Как пожелаете. Вас уже ожидают. Я провожу.
Мекаре легким кивком головы дала понять, что готова следовать за ним. Они прошли через небольшой уютный зал и поднялись по винтовой лестнице, которая вела, по всей видимости, в более уединенные кабинеты. Взгляду даханавар предстали ложи наподобие театральных, откуда открывался прекрасный вид на основной зал ресторана внизу и сцену, где выступали музыканты, но рассмотреть гостей балконов снизу было непросто. Администратор подвел ее к одному из столов, где ее встретил тот самый осведомитель:
- Добрый вечер, госпожа Гаал. Я рад, что вы смогли принять мое предложение и посетить Москву.
Мекаре отвечала с дежурной улыбкой, по сути не выражавшей ничего особенного:
- Взаимно, господин Фицо. Вы были весьма настойчивы и красноречивы.
Мужчина услужливо пододвинул кресло, когда она садилась за стол, и затем сел напротив нее. Киндрэт ненавязчиво наблюдала за мужчиной, стараясь разгадать его мысли и настроение. Он много времени провел в столице России, представляя свою страну на дипломатическом поприще, но скоро, очевидно, отправиться на родину, где грядут определенные политические изменения.
- Итак ...- Мекаре вопросительно посмотрела на своего собеседника, не завуалированно давая понять, что намерена перейти прямо к делу.
- Позвольте сначала заказать для вас фирменное блюдо ...  - Фицо жестом подозвал официанта и сделал заказ. Расторопный официант сделал пометку в своем блокноте и затем наполнил бокалы белым вином, после чего удалился.- Если вы не против, то я хотел бы выпить за эту судьбоносную встречу, которая могла бы и не состояться.
Мекаре не сводила серых глаз с мужчины. На мгновение ему показалось, что в них сверкнули синие искры, но, конечно же, это ему показалось. Он не раз поражался твердости, расчетливости и уверенности этой хрупкой на вид женщины. Только Господу Богу были известны границы ее власти. Он не знал, на кого она работает, но прекрасно понимал, что сотрудничать с ней будет полезно. Уже несколько лет они поддерживают взаимовыгодное сотрудничество, и за все это время ничто не вызывало у него опасений.
Цель оправдывает средства.
- Но она состоялась. И я надеюсь, что и в этот раз вы меня не разочаруете.
Приглушенный свет причудливо играл в ее длинных рыжих волосах, спускающихся по спине и плечам, придавая ее образу загадочности и опасности.

Отредактировано Мекаре Гаал (2017-06-17 11:12:14)

0

3

Еще один день. Еще один совершенно скучный и ничем не примечательный день,  - проносилось в голове девушки сидевшей в небольшой комнатке с зеркалом и какими – то костюмами за небольшой сценой, на которой сейчас музыканты играли приглушенно наиболее спокойные джазовые композиции.
Черноволосая смотрела в зеркало на свое отражение совершенно затуманенным от алкоголя взором и долго покуривала тонкую сигарету, словно бы смакуя каждую затяжку. Она днем решила развлечь себя бутылочкой вина в компании одной своей знакомой и совершенно не ожидала, что сегодня ей позвонят из ресторана насчет работы. Делать нечего, надо было выходить и петь перед людьми за свой гонорар, который та всенепременно спустит на очередную дозу наркотиков. Вот сейчас она сидит совершенно опустошенная, лишенная всякого огня в глазах и смысла жизни, словно какая – то плохо сделанная кукла, брошенная в подвале мастером до «лучших времен». Девушка медленно и болезненно потянулась, хрустнув своими костями, когда услышала, что совсем скоро будет ее выход. Надо бы хоть немного распеться.
Тем временем ко столику, где сидели высокоуважаемый господин Фицо со своей прелестной спутницей, подошел хозяин заведения, сияя самой умопомрачительной улыбкой, и сказал, что специально для них сегодня будет выступать одна из лучших певиц данного заведения. Разумеется, эти слова должны были обрадовать столь именитых господ, ведь девушка под псевдонимом «Василиск» выступала редко и только по специальным приглашениям. Это значило только одно, что хозяин данного заведения хочет всеми силами угодить столь именитым господам.
И вот настал час икс. Музыканты, отыгравшие последнюю на вечер композицию, уступили место другим, которые стали настраивать свои музыкальные инструменты. Завсегдатаи данного заведения уже приготовились и ожидали увидеть выхода самой певицы, гадая, какую же композицию она решит исполнить сегодня первой. Кстати, а вот и она медленно выходит, осматриваясь по сторонам. Высокая, даже слишкомю,женская фигура, затянутая в черный шелк длинного в пол платья, который не мог скрыть всю болезненную худобу ее, хотя оно было полностью закрытым. Все равно можно было  под тонкой материей увидеть легкие силуэты выступающих костей. Осунувшееся, некогда, очевидно, красивое лицо девушки было слишком бледным, несмотря на весь слой макияжа, наложенного сверху. Певица болезненно закинула голову и посмотрела на публику своими опустошенными черными глазами. По залу потянулся приятный легкий цветочный аромат жасмина с нотками  свежего зеленого чая и пряной теплой корицы.
Господин Фицо удивленно взглянул на эту болезненную фигуру певицы и немногозначно хмыкнул. Он знал эту девушку и был удивлен тем, что видит ее здесь. Однако же. Интересно послушать, как она поет.
Василиса сдавленно и отстраненно улыбнулась и махнула рукой, дав знак музыкантам начинать. Пронзительно взвизгнула скрипка, подчеркнутая низкими чуть грубоватыми нотками виолончели и рояля. По залу поплыла мрачноватая и одновременно прекрасная мелодия. Девушка глубоко вздохнула, чтобы набрать побольше в легкие воздуха, и взяв в руки микрофон, запела. Василиса выбрала песню под стать своему образу, такую же мрачную, печальную и очень красивую. Слова на таком грубом и не совсем приятном слуху немецком языке, словно под каким – то неведомым волшебством становились мягче и мелодичнее. Певица очень умело пользовалась своим низким и приятным бархатистым голосом, передавая всю гамму чувств и стараясь проникнуть, казалось, в самое сердце каждого присутствующего. Словно умелый кондитер, работающий с теплой мягкой и податливой карамелью и делающий из нее поразительной красоты фигуры, так же и Василиса из звуков и своего самого главного музыкального инструмента – голоса, строила красивую и одновременно печальную песню.
За соседним столиком начался оживленный разговор по поводу той самой песни между двумя господами, которые, видимо, понимали, о чем поет певица.
- Хм – м, довольно интересная песня. Она поет про одаренных детей, которых, как известно, раньше не очень жаловали. Дети – индиго, обладающие выдающимися способностями, ползают в грязи и вынуждены служить обычным людям. Как там в песне поется «вы нас бьете, а мы улыбаемся», - заключил немолодой мужчина, все время косящийся на певицу.
Но вот, песня завершилась аплодисментами со стороны слушателей и заказами из зала на ту или иную песню. Господин Фицо тоже не обделил вниманием Василису и не преминул обратиться тут же к своей очаровательной спутнице.
- Талантливая девушка, безусловно. Не знал, что она еще и поет, - мужчина усмехнулся, - кстати, она занимается парфюмерией и делает духи. Тот парфюм, что сегодня Вы можете почувствовать, делала она. Честно, я узнал о ней не так давно от одного знакомого и очень долго сомневался по поводу обращения, но, как оказалось, не зря. Правда ее методы немного странные, но композиции подбирает удачно. Я могу оставить Вам ее телефон, вдруг, Вы тоже захотите, чтобы она Вам подобрала аромат, или просто поговорить.

+1

4

Когда до слуха киндрэт донеслись первые музыкальные аккорды, она с интересом опустила взгляд вниз, туда, где располагалась сцена. Образ певицы, ее необычайный, наполненный множеством оттенков голос произвели впечатление на Мекаре. Не мудрено, что за свой длинный век она повидала немало талантливых людей, но действительно одаренных, про которых говорят, что сам Господь коснулся их, наделив божественным умением в той или иной сфере, можно было посчитать по пальцам. И пусть такими смертными прежде всего интересовался Клан Искусств, Гаал также не обделяла их вниманием, понимая, что их способности при правильном и мудром обращении могут стать полезными Клану Даханавар. И эта девушка, что сейчас столь вдохновенно пела, несомненно относилась к их числу. Мекаре решила позже отыскать ее.
Фицо, кажется, был также очарован ее исполнением, что на какие-то мгновения позабыл о причине этой встречи, а также о том, что госпожа Гаал крайне не любит растрачивать свое время впустую. Однако, информация о контактах певица несколько смягчила подступающее недовольство:
- Благодарю, господин Фицо. Я буду вам признательна. Возможно, я смогу с ней встретиться. Но, насколько я помню, мы здесь по иным причинам.
Мужчина согласно кивнул и, достав из кармана пиджака бумажник, отыскал в нем простенькую визитную карточку, которую и протянул даханавар:
- Надеюсь, она вас не разочарует. Что касается интересующего вас вопроса ...
Далее последовал краткий и весьма емкий рассказ об обстановке на его родине, куда он планировал вернуться в ближайшее время и возглавить одну из политических партий, с целью победы на скорых выборах в парламент. Он долго шел к этому и неизвестно, суждено ли ему вообще было достигнуть тех возможностей, которыми он стал обладать с тех пор, как в его жизни появилась эта рыжеволосая женщина. Порой Фицо казалось, что он заключил сделку с дьяволом, но Мекаре не требовала того, что он не мог дать, потому он просто отмахивался от мыслей, которые только могли испортить настоящее и, конечно же, блестящее будущее.
На следующий день прежде, чем отправиться в аэропорт, Мекаре решила отправиться к девушке-певице, которую увидела накануне в ресторане. Она легко узнала, где та живет. Это оказался обычный дом на окраине столицы, ничем не примечательный, как и сотни других. Киндрэт поднялась на пятый этаж и нажала на кнопку звонка, звук которого ей показался слишком резким. Пока она ждала, что ей откроют, то подумала, что неплохо бы было забрать девушку с собой в Рим, где есть куда больше возможностей для развития ее вокального таланта. То, что смогли узнать ее информаторы о Василисе (именно так зовут девушку), создало весьма неприглядную картину ее существования, жизнью ее положение назвать язык не поворачивался. Гаал протянет ей руку, а уж принять ее или отвергнуть - решать самой девушке.

0

5

В этот вечер Василиса решила отдохнуть от бесконечной работы то в ресторанах и кафе, то за подбором парфюмов для людей, готовых за небольшой флакончик маслянистой и хорошо пахнувшей жидкости выложить довольно приличную сумму денег. Василисе нравилась ее работа, она не доставляла неудобств, не стесняла во времени и приносила хороший доход, который спускался на спиртное, наркотики, сырье для духов, платья и прочее, без чего девушка просто не могла обойтись.
Василиса, сидя в большом черном кресле, уже за вечер успела выпить полбутылки дорого сливочного ликера и закинуть под язык несколько таблеток радости, чтобы стало совсем хорошо. Девушка была расслаблена, а в ее глазах с очень узкими зрачками был легкий полутуман, губы растянулись в одну улыбку наслаждения. Гримм смотрела на ярко – красные маки, изображенные на картине на стене. Алые цветы полыхали, словно языки пламени, готовые наброситься на  Василису в любой момент, если та что – то не то сделает. Это забавляло распалённое воображение певицы. Но одними таблетками дело не ограничится. В холодильнике лежат рядком небольшие шприцы с дозами более сильного наркотика. Но это потом, а сейчас и выпитого вполне хватит, тем более, что спиртное еще осталось. Василиса взяла в руки бутылку и наполнила плотной кремового цвета ароматной жидкостью прозрачный бокал для коньяка. И только хотела его поднести к губам, как услышала звонок в дверь. С минуты две Василиса сидела в кресле и думала, что это глюк от наркотиков, ведь обычно к ней внезапно не приходили, да и гостей сегодня девушка совершенно точно не ждала. Позвонили еще раз. Гримм приложила палец к губам и тихо рассмеялась. Глюки дважды не повторяются, значит кто – то и вправду решил обрадовать ее своим визитом. Девушка перевела взгляд на часы. Цифры, взвизгнув, внезапно соскочили с циферблата и убежали в неизвестном направлении. А вот это точно глюк. Василиса отвела взгляд и снова посмотрела на часы. Время было довольно позднее. Клиенты имели обыкновение приходить днем, а друзья предварительно звонили.
Раздался третий звонок. Интересно, кто бы это мог быть? Он слишком настойчив, раз до сих пор не ушел. Василиса, решив таки открыть дверь, нехотя поднялась с кресла и подошла к двери, прислушалась, тихо рассмеявшись. Девушка, щелкнув замками, открыла дверь и даже удивилась. На пороге стояла та самая очаровательная рыжеволосая спутница мистера Фицо, ради которого Василису и вызвали в ресторан. Зачем пришла эта девушка? Кто его знает, но лицо у нее не было похоже на лицо маньяка, значит, можно впустить.
- А вот и солнышко пришло, - с улыбкой и легким хохотом отозвалась Василиса.
Действительно от очень мощной лампочки в подъезде и от употребленных наркотиков, Гримм  показалось, что ее ночная гостья буквально светится как изнутри, так и снаружи, а рыжий цвет волос и довольно милое лицо сделали ее похожей на солнце.
Так что же в самой квартире? Несмотря на то, что Гримм вела довольно загульный образ жизни, внутри было довольно чисто, несмотря на мрачноватый интерьер. Как никак, а девушка принимала в этой квартире клиентов. Повсюду стоял смешанный запах из спиртного, табака, сливок и каких – то ароматических масел, аромат которых было сложно отделить друг от друга. Василиса провела незнакомку в большую комнату, которая была и залом и спальней и приемной одновременно, дверь же в другую была закрыта на замок. Комната была вся обклеена черными плотными обоями и только на одной из стен висела большая картина с ярко – красными большими маками на размазанном бело – черном фоне, деревянный пол был устлан белым мягким ковром, на стенной горке с фотографиями семьи и книгами по оккультизму стоял телевизор, около дивана стоял читальный столик с несколькими большими черными свечками, которыми явно пользовались, с вазочкой конфет и несколькими потрёпанными журналами о мистике. На одной из стен висел большой перевернутый крест из черного камня. Так же там был шкаф и несколько кресел, возле одного из которых и стояла та самая черная бутылка с ликером и бокал, рядом лежала бумага, в которую было завернута еще пара веселых таблеточек.
Девушка плюхнулась в кресло, жестом указав гостье на второе, поднесла бокал к губам и сделала глоток спиртного. Ликер приятно обжег язык, а потом, раскрыв свой сливочный вкус во всей красе, заставил Василису прикрыть от удовольствия глаза. Девушка взяла из бумажки еще одну таблетку и забросила ее под язык. Василиса без макияжа в одном домашнем шелковом халатике выглядела буквально как ходячий скелет и разительно отличалась от того образа, в котором явилась на сцене. Настолько сильно на ее осунувшемся усталом лице выпирали скулы и настолько большими были синяки под ее глазами. Острые плечи, выпирающие ключицы, тонкие руки и ноги. Казалось, только тронь эту девушку, она сразу же развалится на части. Она была похожа на ожившего мертвеца, которого бросил некромант – недоучка.
Василиса медленно повернулась к гостье, смотря на нее совершенно затуманенными глазами и тихо рассмеялась.
- Я Вас видела вчера с мистером Фицо в том ресторане, - певуче протянула Гримм, - интересно, что Вас привело ко мне в столь позднее время? Или, может быть, Вы являетесь очередным мои глюком?
Девушка, чтобы убедиться в том, что гостья – не призрачное видение, даже прикоснулась к ее руке своей холодной ладонью.

+1

6

Несколько минут киндрэт ждала. Казалось, что хозяйка квартиры либо не торопится открывать, либо вовсе не желает кого-либо видеть. То, что она была дома, не вызывало у Мекаре сомнений, потому она не ушла сразу. Наконец, послышались легкие шаги, а через мгновение дверь распахнулась. Особа, весьма необычным образом поприветствовавшая даханавар, разительно отличалась от девушки, что столь впечатлила Гаал накануне. Совершенно нездоровые бледность и худоба, неестественно расширенные зрачки и безумное выражение на лице - все это вызвало в Леди сочувствие. Она молча перешагнула порог квартиры и прошла вслед за Василисой. Помещение, в котором они оказались, по всей видимости, выполняло несколько функций, но несмотря на это атмосфера в нем царила несколько гнетущая. Стены, оклеенные черными обоями, словно давили своей массой, и казалось, что вокруг слишком мало воздуха. Мекаре постаралась абстрагироваться от не самой уютной обстановки и сосредоточить внимание на девушке. Киндрэт опустилась в свободное кресло и некоторое время наблюдала за певицей. Она не единожды встречала людей, ставших зависимыми от алкоголя, наркотиков, больных игроманией. У каждого из них была в клочья разорвана аура, свет, которым наделены все смертные и который привлекает бессмертных. У этой же девушки, несмотря на множество проблем, аура была невероятно целостной, сильной.
"Наверное, именно благодаря ей она все еще жива ..."
Таких людей немного в мире, потому они вызывают определенный интерес киндрэт. Когда Василиса заговорила, Мекаре улыбнулась ей уголками губ:
- Я не думала, что вы меня запомнили. Вы были так поглощены выступлением. Уверена, вам уже говорили не раз, но позвольте и мне выразить восхищение вашим талантом. Именно господин Фицо и дал мне ваш адрес. Он отрекомендовал вас как не менее талантливого парфюмера.
Прикосновение холодной руки было все же более теплым чем кожа у киндрэт, что Василиса должна была заметить. Мекаре не отдернула руки, а только внимательно посмотрела в глаза девушки:
- Через несколько часов я уезжаю. У меня есть к вам необычное предложение. Но прежде, чем я его озвучу, ответьте на вопрос: что-то держит вас здесь?

+1

7

- Спасибо, польщена тем, что Вам понравилось мое выступление, - с мечтательной улыбкой ответила девушка, чувствуя, как все больше и больше ее сознание захватывают наркотики. Василиса с долей сочувствия посмотрела на свою столь нежданную собеседницу. Девушка могла только предполагать, что дальнейшее ее поведение не понравится гостье. Зря эта милая леди явилась в столь неподходящее время. Она слишком сильно разочаруется в Василисе Гримм. А, впрочем, не привыкать.
Василиса прикрыла глаза и откинула голову назад, наслаждаясь тем туманом, что окутывал ее сознание и сделала еще один глоток ликера, который своей ненадолго возвратил распыленное существо девушки в эту реальность. И именно это помогло Василисе прочувствовать, насколько холодна была рука ее собеседницы. Она была словно из камня или же как неживая. Гримм медленно, как бы нехотя, открыла свои совершенно затуманенные черные глаза и  посмотрела на эту руку. На ней совершенно четко начали проступать черные прожилки венок и трупные пятна. Даже в воздухе, казалось, стали прослеживаться сладковатые нотки разложения. Глаза Василисы расширились донельзя от удивления и некоторого страха. Та самая светящаяся, как солнышко, рыжеволосая прелестная леди – ни что иное, как оживший труп! Что за оказия? Задним чутьем Василиса еще вполне понимала, что это просто глюк от наркотиков. Но насколько он сейчас был реален!
Василиса одернула руку, будто бы прикоснулась к чему – то обжигающему, и немного отстранилась, смотря абсолютно диким взглядом на свою собеседницу, которая уже вся начала покрываться признаками разложения.
- Терять? – Диким зверем взглянула она на свою собеседницу, - да, у меня есть семья. Мама, папа, брат, но они собираются уехать на родину отца, в Берлин, а меня оставят здесь, - горький смешок, - ведь я же не оправдала их ожиданий, не стала такой хорошей девочкой, которую они хотели. Что с меня взять? Все равно одной ногой я уже в могиле.
Девушка вцепилась своими тонкими костлявыми руками в кожаные подлокотники кресла, словно бы хотела их расцарапать, а потом  резко встала и вплотную подошла к своей очаровательной собеседнице. Василиса наклонилась и прикрыла глаза, пытаясь уловить запах своей новой знакомой. Она сейчас напоминала хищное животное, которое привязали цепью к клетке, и оно крутится вокруг дрессировщика, ежеминутно пытаясь напасть. Казалось, в этой девушке не осталось ничего человеческого.
- Вам совершенно не идут эти духи. Они существуют отдельно от Вас, выкиньте их и найдите нормального парфюмера, - сказала Василиса, взявши новую знакомую за руки и принюхавшись снова, - я чувствую запах солнца, такой яркий, теплый и ласкающий все рецепторы, так и хочется завернуться в него, как в бабушкину шаль холодным зимним вечером. Наверное, там, где Вы родились, было много солнца, а еще там был ветер, такой легкий и свежий, похожий чем – то на морской бриз. Вы ведь были на море, не правда ли?
Она усмехнулась и крепко сжала руки, широко открыв свои глаза, зрачки в которых почти полностью закрыли радужку. Наркотики вошли в полную силу. Мысли Василисы затуманены, а все отражено будто бы под действием кривого зеркала. Иллюзия того, что в кресле сидит оживший труп, иллюзия запаха морского бриза и солнца. Она не понимает сама, что сейчас говорит. Сейчас девушка больше похожа на марионетку, руководимую невидимым кукловодом, который сам решает, что скажет его творение и как себя поведет. Ее слова – не более, чем бред.
- Вы не пахнете, как человек. То солнце и бриз меркнет в водовороте, нет, в бешеной воронке урагана из ветра. Или, если сказать точнее, спирали, которая готова засосать в себя каждого, уничтожить его сущность и личность. Скажите, какого это раскрывать души других? - Василиса оскалилась и посмотрела прямо в глаза своей собеседницы, - никогда раньше не разговаривала с живым мертвецом.
Руки Василисы затряслись, она закатилась хохотом и начала пятиться, пока не уткнулась в диван и не осела на пол и взялась руками за голову, совершенно взъерошив волосы. Так она просидела тихо, чуть дыша, минут десять, пока медленно не начала поднимать голову. Ее собеседница выглядела вполне нормально и ничуть не была похожа на труп. Иллюзия ненамного растворилась. Сознание Василисы все еще было замутнено, но просветления чувствовались.
- Вы ведь пришли, чтобы задать не только один вопрос, верно? - Протянула хриплым голосом Василиса.
Девушка начала, опираясь на свои тонкие узловатые руки чуть приподниматься, чтобы сесть на пол и хорошо видеть свою гостью.

Отредактировано Василиса Гримм (2017-07-25 19:20:03)

+2


Вы здесь » Ночная Столица: между Адом и Раем » Флэшбэк » Mors solum initium est