Вниз страницы

Ночная Столица: между Адом и Раем

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ночная Столица: между Адом и Раем » Улицы большого города » Офис Константина Серова


Офис Константина Серова

Сообщений 1 страница 30 из 39

1

Офис Абаддона находился в бизнес центре, расположенном буквально в километре от Кремля, в районе Замоскворечья и носившем довольно символичное название  «Легион I». Сам комплекс представлял собой три здания, одно из которых всецело и было арендовано под нужды военного советника Ада. Объект, помимо своего местоположения, также славился уникальным архитектурным исполнением, высокой комфортабельностью и прочими качествами, определяющими ценность строений подобного назначения, в том числе и отличной охранной системой. Правда, о вопросах безопасности у Ангела Бездны имелись свои представления. Таким образом, помимо вполне классического для криминального мира расклада с натренированными головорезами и разнообразными игрушками по последнему слову вооружения и техники, само собой, не обошлось и без серьезной магической защиты.
http://se.uploads.ru/t/BzgUf.jpg

http://sd.uploads.ru/t/76TkX.jpg

http://sf.uploads.ru/t/OBjig.jpg

http://sf.uploads.ru/t/HBmfE.jpg

0

2

(Спустя полгода после событий в особняке Кадаверциан)

Пилочка неспешно касалась длинных ноготков, придавая им безупречную форму, впрочем,  особой нужды в том не было, лишь скука вынудила Еву  заняться этим типично женским делом, направленным на достижение и поддержание красоты тела. В офисной тишине раздался громкий и совсем не мелодичный звонок. Ева досадливо поморщилась, откладывая пилочку в сторону и беря трубку.
- Офис господина Серова...- Ева осеклась, когда её перебили, затем кивнула и продолжила на английском: - Да, мистер Диккинс, встреча назначена на три часа дня, однако не с господином Серовым. Вас встретит его помощник... Да, тот же самый, мистер Диккинс, и там же. Всего доброго.
Вернув телефонную трубку на место Ева поглядела сначала в сторону двери, ведущей в кабинет самого Серова, затем на входную дверь. Начальника на месте не было. Впрочем, он вообще нечасто баловал подчинённых своим личным присутствием. По сути, Ева всё  больше находилась здесь одна, отвечая на звонки, координируя назначенные встречи, передавая поручения его бесчисленным помощникам. Скучновато, если говорить откровенно. Не сама работа, здесь как раз претензий не было. Люди, что бывали здесь, одним своим видом убивали любой намёк на скуку и уныние. При виде их хотелось потянуться к трубке телефона, вызывая отряд ОМОНа, или хотя бы к пистолету, впрочем, огнестрельным оружием Ева так и не обзавелась, не смотря на все советы парней из охраны офиса. Тот же Антон не раз предлагал достать нечто компактное, по её силе и возможностям. Ева мотала головой, не уверенная, что потянет. К тому же, были и иные причины не думать о пистолетах и иже с ними.
Снова зазвонил телефон. Ева привычным движением сняла трубку, поднося к уху и заученно начиная проговаривать дежурную фразу приветствия, когда её оборвали. Ева осеклась, сообразив, кому принадлежит голос.
- Да, Константин Александрович, вас поняла.
Шеф едет, притом не один. Кофе на двоих? Ева пожала плечами, соскальзывая со своего очень удобного кресла и направляясь в комнату отдыха, где находилась кофеварка. В шкафчике было несколько баночек с кофе: от простого растворимого, до ароматизированных; клубничный Ева отвергла сразу же, презрительно наморщив нос, и для кого он покупался? Засыпала в кофемолку немного зёрен, задумчиво глядя вращающиеся лопасти.
Скучно было от того, что не с кем здесь поговорить. Некому выплеснуть накопившееся на душе. Ева не привыкла жаловаться на одиночество, на отсутствие друзей. Но больно странной стала внезапно её жизнь всего полгода назад, и сейчас бывшей колдунье просто хотелось понять, насколько реальными были те события. Рассказать о них и услышать: "Да, дорогая, ты спятила. Никаких вампиров и колдунов нет, у тебя просто крыша поехала от твоей работы". А может, совсем напротив? Она абсолютно здорова, но сумела приоткрыть случайно дверцу в мир чудес. Посмотреть, узнать, услышать тайны... А потом всё разом потерять.
Ева ссыпала раздробленные зёрна уже в кофеварку. Надо выждать, Серов в любом случае появится не сей момент, а кофе лучше пить свежим.
В тот день она ждала. Ждала долго, пока желудок не начало сводить от голода, пока не заболела шея от неудобной позы, в которой пребывала девушка, ожидая возвращения Атума. А он не вернулся. Сколько прошло часов, прежде чем Ева решилась покинуть гостиную и отправиться на его поиски, сказать было трудно. Она вышла в холл, постояла немного, затем попыталась дозваться, но и крики услышаны не были. Прошлась по коридору, заглядывая в двери, что подавались открытию. За одной было очень темно, а сам проём перегораживала странная, мерцающая зелёным светом пелена. Ева лишь коснулась её ладонью и была незамедлительно отброшена к противоположной стене. Приложилась не слабо, чуть сознание не потеряла. И после этого решила: хватит, всё иду домой, пусть сам приезжает. Он не приехал.
Очередной телефонный звонок. Ева вернулась к стойке ресепшена, подняла трубку.
- Да... Заказ? Не уверена, что... О, хорошо, я передам. Господин Серов сам встретится с вами, я сообщу, когда он появится в офисе.
И вот так каждый день. Радикальное отличие от прежней тихой и спокойной жизни. Там риска было поменьше. Кофе сварился, Ева прикинула, сколько примерно пройдёт времени, прежде чем он остынет. Пожалуй, боссу стоило бы поторопиться, подумала она, готовя чашки.
После знакомства с Атумом что-то изменилось в Еве, она перестала осторожничать и в результате её разоблачили. Нехорошая вышла история, крайне скандальная. Шарлатанку пообещали засудить, деньги пришлось вернуть, притом требовали многие из клиентов. Если бы не Антон, чудом оказавшийся в нужный момент рядом, кто знает, где бы сейчас находилась Ева Миронова, потомственная гадалка и ясновидящая. Ева рассмеялась, что выглядело бы крайне странно для случайного наблюдателя. Или не случайного: камеры-то в офисе работали все исправно. Дерьмовой ясновидящей она оказалась, что явилось самой лучшей оценкой всей её карьере ведьмы. Вот и вари теперь кофе для какого-то подозрительного типа и его не менее подозрительных посетителей. Бандит, всё предельно ясно. Мафия или что там. А может и не человек. Теперь Ева ко всему готова была. Может, он тоже вампир. Веяло от него той же странностью, что и от Атума с его дружками. Опасностью, смертью. Злом, что было самым верным определением. Спросить об этом прямо и перестать ломать голову?
Наружная дверь открылась, кто-то входил. Ева стояла у ресепшена, сияя приветливой улыбкой профессионального секретаря. Зло он или нет, а работу нужно делать хорошо.

0

3

Ярина~

← Общежитие на Ленинских горах

Какому коту любопытно мнение мышей? Безымянный пропустил намек, и лишь в его случае банальная  невежливость не колола глаза - девушка  и так знала, на каком уровне для демона она находится. Посетить Ад при жизни было бы... Неправильно и попросту смертоубийственно.
Нахохлившаяся издыхающей курой Ярина искоса глянула на демона, протянувшего руку за телефоном. И тут же пожалела о своем решении, резко утрамбовываясь в угол и нащупывая ручку двери. Всепоглощающий ужас, казалось, просто таился где-то на далеком дне души, чтобы в один миг заковать тело в холодеющий панцирь и с распростертыми объятиями пеной морской выплеснуться из широко раскрытых глаз.
Взгляд остался прикован к черным безднам зрачков демона. Зажмуриться Яра не успела.
Девушка едва чувствовала прикосновения падшего. Уходили крохи радости, растворялись костыли инстинктов, пропадали чувства и ощущения. Будто из морозилки с морге вдруг высунулись ледяные лапы и жадно, вырывая когтями кусок за куском, закидывали в беззубый покойницкий рот самое сокровенное.
Душу.
"Не хочу!"
Сквозь стену ужаса, отчуждения от мира и выпивающего самое её канала пробилась мысль. Пока безэмоциональная, но мысль. Своя, собственная, показывающая постепенно приходящему в себя телу и мозгу, что Яра еще не овощ.
"Не хочу."
Внутри заворочалось что-то куда более обдуманное, взвешенное  и ясное.
Не хочется отдавать себя по капле тоскующему по свету и свихнувшемуся от безысходности демону.
Резкий поворот автомобиля только сбил клятый предмет одежды с плеч девушки. Яра, как сомнамбула, вяло кинула на заднее сидение пиджак.
Осязание, слух, зрение - все возвращалось медленно, но из машины девушка не вывалилась, а степенно вышла, вдыхая запах утреннего города и остывающего асфальта.
Даже ее не самая лучшая жизнь не стоит обмена души на лучшее или попросту ее потери.
Ровное зеркало души всколыхнулось, а девушка взъярилась. Как это часто бывает - холодно и взвешено. Чтобы ярость не ломала жизнь и рубила ошибки, а таилась до поры до времени вместо подколодной змеи для князя Олега.
Мало ли что взбрело в голову безымянному демону, пока пальцы гуляли по лицу. Ярина хорьком зыркнула на фотомодель на ресепшене, профессионально улыбавшейся своему шефу. Офис она постепенно опознала как один из дорогостоящих центров, а фирму... В таких заоблачных далях желаний она даже не забиралась.
"Полный блеск. Крутой бизнесмен, близок к Кремлю, так еще и демон. О-хре-неть."

0

4

← Общежитие

Стук. Довольно звучно, единственным выстрелом в буквально загробную тишину утреннего офиса. Дверь кабинета из тёмного лакированного дерева, выполненная в элегантной строгости по высшему уровню современных стандартов, сегодня оказалась захлопнутой примечательно громче обычного.
(Еве определенно пока не стоило спешить с кофе для своего босса и его спутницы.)
Абаддон остановился у входа, вполоборота, вдумчиво и отрешенно воззрившись исподлобья на смертную. Его ладонь некоторое время оставалась замершей на ручке двери и, казалось, в тот момент он был исполнен каких-то неопределенных сомнений. Душа девушки теперь сияла тускло, но свет ее оставался не тронутым, он не изменился и не был испорчен.
- Через два-три дня ты восстановишься, - заговорил, наконец, Падший, совсем не громко, но оттого не менее убедительно, и медленно, будто утомленный,  проследовал к своему столу. – Присаживайся. Если хочешь, конечно. Я по-прежнему не держу тебя, можешь уйти, когда пожелаешь.
И Ангел Бездны действительно совсем не собирался удерживать девчонку против ее воли, даже прибегать к хитростям не намеревался, дабы она решилась-таки остаться с ним. Еще в автомобиле он вернул ей контроль над своим телом, полностью развеяв магические путы, хоть поначалу и не планировал этого делать.
Что-то странное произошло, когда он попробовал ее душу на вкус.
(И этому «странному» не было бы места внутри его естества, выпей он ее всю.)
Переступив порог офиса, он скинул с себя вуаль скрывающей магии, - здесь, на его территории, она представлялась просто излишней. Двойной купол защиты сочетал в себе нешуточно мощное силовое поле, способное пресечь любую попытку вторжения нечеловеческой природы (по крайней мере, существ, не обладающих превосходящим могуществом), и «зеркало», позволяющее держаться вне зоны видимости для всяческих сверхъестественных радаров. Собственно, последнее как раз и дозволяло не скрывать свою сущность в пределах здания офиса; обычные смертные, бывающие здесь, могли чувствовать не человека исключительно на интуитивном уровне, неосознанно, и то, далеко не все, а прочие и без того знали, кем является господин Серов на самом деле.
Ко времени прибытия Абаддона с его смертной «подружкой», телохранитель и водитель «Кадиллака» уже сидели в комнате отдыха за завтраком, задумчиво хмурые и все еще несколько недоумевающие. Как наскоро рассудил сам архидемон, приехали они относительно недавно, скорее всего, вызвонив кого-то из «своих». Он без единого слова бросил ключи от авто, не думая и секунды задерживаться рядом с ними.
(Главное, что им хватило соображения не тревожить звонками телефон.)
Дожидавшейся на своем рабочем месте появления босса Еве внимания уделено было тоже, не в пример иным дням, крайне мало; выразилось оно лишь в легком кивке приветствия и несколько задержавшемся на ее наружности оценивающем взгляде.
(И вряд ли секретарша поняла, что похотливое оглядывание ее персоны сработало сейчас на чистейшем автоматизме.)
И вот, дверь кабинета закрылась, оставляя за собой всех наедине с догадками.
- Ярина… - помолчав, продолжил архидемон, в некой видимой вялости движений разместившись за своим столом; да, с частичкой души он получил и некоторые знания о девушке. – Я понимаю, за содеянный мной поступок, вероятнее всего, тебе хотелось бы меня уничтожить. Или, как минимум, отправить обратно в Ад. Но, в любом случае, оправданий и, того более, извинений с моей стороны все же не последует. Согласись, это абсурдно и попросту глупо, как если бы лев вдруг вознамерился извиниться за свой голод перед пойманной им антилопой. Такова моя природа. Контроль мне по силам, но, сродни прочим вещам и явлениям во Вселенной, он также не может находиться в абсолюте постоянства. Я слишком древнее создание, изначально отличное от тебя и подобных тебе - людей. Очень сложно все объяснить, но я готов попробовать, данное обещание сдержу. Только придется помочь мне – своими вопросами.
Архидемон выдержал новую секундную паузу и нажал кнопку на телефонном аппарате, стоявшем у него на столе:
- Ева, дорогая, если ты не забыла про кофе, то сейчас для него самое время.
(Самое время, в сущности, было для того, чтобы Яра окончательно определилась, остается ли она или же уходит; приглашенной секретарше отводилась латентная роль явственнее обозначить эту вполне реальную возможность покинуть офис господина Серова живой и совершенно беспрепятственно.)
- А пока, - Падший убрал палец с кнопки телефона, вернув прямой взгляд и безраздельное внимание девушке, - открою тебе тайну своей личности. В вашем мире, мире Малкут, меня зовут Константин Серов, и, как вариант, тебе даже доводилось, хоть единожды, обо мне слышать. Но мое истинное имя – Абаддон. Я – Ангел Бездны и являюсь военным советником Ада.

0

5

Окинув изучающим, однако  при этом достаточно ненавязчивым взглядом спутницу своего начальника, Ева задумалась, но не пропустила и внимание к себе со стороны шефа, в очередной раз прочувствовав, как взглядом тот словно бы пронизывает насквозь, лишая любой защиты.
Давать оценочные суждения его поступкам вслух Ева не осмелилась бы никогда, и дело, конечно, вовсе не в рекомендованной всем сотрудникам офиса неболтливости. Довольно и того, что в его присутствии ей было не по себе, а чувство опасности начинало вопить о повышенной осмотрительности. Впрочем, всё означенное не мешало ей мысленно уделить часть внимания этой довольно занятной ситуации.
Кем приходилась господину Серову та молоденькая и довольно привлекательная девушка? Ева знала точно, в офисе та не бывала ранее и фотографий её в делах сотрудников не хранилось. Родственница? Ну точно не дочь, равно как и не сестра. Фамильного сходства между ними не находилось. Вот зажатость и неприязнь в  незнакомке наблюдались скорее и очевиднее. Отбросив ещё один логичный допуск - снятую где-нибудь на Тверской "ночную бабочку", - Ева остановилась на идее и попроще и понеприятней - девушка была замешана в каких-то тёмных делишках Константина Александровича. Отсюда и мрачный вид юной особы, и сквозившее во всех жестах и взглядах желание оказаться подальше.
И снова Ева подавила тяжкий вздох, вспомнив Атума и его способность видеть людей насквозь с помощью магии. А ведь он мог бы научить всему и её.
Он же помог почувствовать свою силу! Дал шанс стать настоящей ведьмой... Или нет? Почему же теперь она не может пошевелить силой мысли и пёрышко?
Ева прожгла ненавидящим взором лежавшую на столе авторучку, но та, как и ожидалось, даже не шелохнулась. Не возникло в ладонях того ощущения покалывания, не пронизало насквозь ощущение тепла, струившейся через него энергии. Так было или нет?!
Теперь взор бывшей гадалки прожигал закрытую дверь кабинета босса. Чем они там занимаются, думала она. Нужно ли нести кофе сейчас или дождаться вызова? Идеальный секретарь интуитивно улавливает все пожелания начальника, но до идеала Еве Мироновой ещё расти долго. К тому же, ненавидела она подстраиваться и подлаживаться под кого-то. Она сама могла бы обладать настоящей властью, и не исчезни Атум, то так бы и стало! Не пришлось бы терпеть эти сальные взгляды, словно физически касавшиеся её тела. Ева скрипнула зубами, представив, как выливает крепкий и чертовски горячий кофе прямо на определённую часть тела многоуважаемого кем-то господина Константина Серова.
Перехватив любопытствующие взгляды телохранителя и водителя Ева сменила злобное выражение лица на более подходящее.
- Кто это с боссом?- кивнула она в сторону двери.
Телохранитель пожал плечами, также, было видно, не слишком довольный.
- Первый раз вижу. Но раз шеф решил привезти сюда, значит, не просто так.
Пиликнул телефон на ресепшене, Ева тут же поспешила ответить на вызов, добавив в голос немного медоточивости и желания угодить.
- Конечно, Константин Александрович, сейчас всё будет.
"Кофе..."- Ева задумчиво глянула на поднос с чашками, а после перевела взгляд на небольшой холодильник, где хранились продукты. Порой помимо напитков полагалось подать и закуски. Стоило ли покормить бедную девочку, которой (тут и гадалкой быть не надо, чтобы понять) явно приходилось не сладко? Думала Ева недолго, тут же извлекая на стол коробку с пирожными. Вряд ли в нынешней омрачённости и заботах девушка вспомнит о диете, даже если и блюдёт с повышенным вниманием фигуру.
Постучав, чтобы сообщить о своём присутствии находившимся за закрытой дверью людям (разумная мера предосторожности, ибо дела, что занимают людей за закрытыми дверями, порой имеют весьма щекотливый, либо пикантный характер), Ева вошла, осторожно удерживая поднос в одной руке.
- Ваш кофе, Константин Александрович.
Звук собственного голоса показался Еве неестественно громким. А напряжение, царившее в офисе, было столь густым, хоть ложкой ешь.
"Да что же здесь творится?" думала секретарша господина Серова, пока ставила чашки на стол.
- Что-нибудь ещё?
Сказала и тут же мысленно поморщилась: голос прозвучал излишне любезно и словно бы намекающе. Впрочем, Ева тут же вздёрнула гордо подбородок, и спокойно взглянула в глаза шефа.

0

6

Ярина~

В этой роскошной обстановке а-ля "Газпром" Яра чувствовала себя изначально чужеродной. Так еще и демон рядом стал как-то странно, еще больше подавлять, словно на плечи уложили мешок и его методично наполняли землей. Сопротивляться такой давлению не было сил.
И до чего же хотелось стать сильной сейчас...
На мгновение девушка оглянулась назад. Уйти или нет? Сейчас ярость вопила: уходить необходимо, надо вывернуться из-под внимания демона и искать способы не только спрятаться, но и дать по зубам в ответку. А разум холодно возражал - тогда она ничего так и не узнает.
"Не много ли я отдаю ради такого знания?"
Но в любом случае - если это в дальнейшем поможет ей спасти душу и жизнь, то оно стоит немного потерпеть себя в роли деликатеса для безумца. Никто ныне не даст гарантии, что это не повториться, но... Но вряд ли этой модели или мордоворотам с ключами авто понравится выносить ее хладный трупик, а также рассказывать потенциальной покойнице ху из ху.
"Интересно, знает ли эта девушка, кто ее шеф?" Кианитовая синь также встретила любопытный взор секретарши. "Нет, скорее всего. Иначе не было бы смысла соблюдать нюансы человеческого поведения. Хотя приезд в офис с неизвестной дамочкой, не вписывающейся в ночные бабочки, не лезет ни в какие ворота. Почти."
Оставалось только легонько пожалеть незнакомку, названную Евой. Ярина оценила иронию жизни и наконец связала собственные неясные ассоциации.
"Вот уж точно старый змей..." Глаза кинули в спину Абаддону ненавидящий взор, и сероволосая подобралась.
Показывать свои страхи? Девушка наверняка уже вдосталь насытила им нелюдя. Яра молча села в кресло у стола переговоров. Занятное своеобразное извинение демона заставило улыбнуться. Мысленно. Поскольку тот вряд ли с кем еще вел себя столь мягко.
Изломанная логика нечеловека не позволяла его просчитывать. А жаль...
Указательный палец ожесточенно потер висок.
Оставаться?...
- В вашем мире, мире Малкут, меня зовут Константин Серов, и, как вариант, тебе даже доводилось, хоть единожды, обо мне слышать. Но мое истинное имя – Абаддон. Я – Ангел Бездны и являюсь военным советником Ада.
Жизненного опыта Яре определенно не доставало. Поскольку отвисла челюсть, и девушка банально вытаращила глаза на него, словно этот крупнейший негоциант пообещал ее удочерить и оставить миллиардное наследство в ближайшие два года.
"Вот уж точной влипла..."
Столкнуться с демоном-воином, да еще из высокий иерархов? Да не просто столкнуться, а заставить того спасать ее шкурку просто-напросто из-за "света души"? Ярина окончательно убедилась, что обязана узнать хоть немного информации. И не в научном любопытстве дело.
Чувствовался запах чего-то непонятного, от чего стоит или бежать или прятаться. Но и то, и другое делать уже поздно.
"Буду пешкой? Пусть."
К приходу Евы студентка все же захлопнула себе рот и сумела вернуть себе самообладание с даром речи. Медовый голосок темноволосой заставил чуть отклонить голову в сторону и вертеть кулон на шее, собираясь с мыслями и вопросами.
"Она так запросто смотрит ему в глаза?" Непроста оказалась девочка с ресепшена...
Приход секретарши чуть разбавил наэлектризованный воздух, дал решение и все  же оттеснил далеко в глубь ненужные сейчас эмоции.
Как жаль, что сказки сказками не остаются...

0

7

Яра молчала. Но ее безмолвие, кажущиеся обессиленным, выжатым, не единожды успело сменить свой оттенок, пока звучали речи Ангела Бездны. Испив души девушки, Падший в некоторой мере смог познать ее, только все равно полученное являло собой лишь малую каплю в огромном океане, и от возможных мыслей смертной он оставался далек, как и прежде. Конечно, можно было вторгнуться в ее сознание, сейчас подобная интервенция и подавно не составила бы великого труда, но архидемону до сих пор не хотелось к этому прибегать; впрочем, теперь отчего-то особенно не хотелось.
Предельную степень изумления в реакции на открывшуюся правду об истинном имени и ранге не заприметил бы только слепой. Абаддон устало вздохнул, в точности, как самый обычный человек. Он вовсе не преследовал цели загонять девушку дальше в тёмный угол смятения озвученными регалиями своего могущества. Но, похоже, вышло все именно таким образом. И нынче тишина грозила обосноваться в кабинете надолго, тишина довольно странная и неравноправная, напитанная утомленным спокойствием со стороны архидемона и шероховатой напряженностью в исполнении смертной.
Ангел Бездны не отводил от девушки глаз, продолжая изучать заинтересованным взором, причем его доселе тяжелое всепроникающее внимание достаточно ощутимо смягчилось, как-то приноровившись, подстроившись под ее воспаленное восприятие, и это невзирая на несдерживаемую более природу. Или все-таки причины тому были иные, а чудесная адаптация к отличительной организации смертной тут совсем не при делах? Некая едва уловимая перемена внутри его естества, внезапно возникшая следом за посягательством на душу, предательски неприметно затаилась где-то очень глубоко, но выдавала свое присутствие, отсвечивая проявлениями, в подобие коварному недугу, заявляющему о себе через различные симптомы.
(Похоже, кое-кому тоже придется восстанавливаться – разумеется, по-своему, до привычной черноты, неизбывной всепоглощающей ненависти ко всему человечеству, спасающей от ощущения усталости, пока это самое человечество копошится в Малкут.)
Абаддону вдруг невыносимо надоело это одно молчание на двоих. Стремительно, в своеобразности движения, напоминающего о могучем ветре, он покинул свое кресло, решив сменить его на место у окна, занимавшего собой всю площадь западной стены. Где-то там, за толщей бронированных зеркальных стекол, бурлила утренняя суета, спровоцированная завсегда ненавистным ему людским родом.
(А так ли было и сей момент?)
- Я жду твоих вопросов, Ярина, - напомнил Ангел Бездны тихим, будто бы даже чем-то удрученным голосом. – Ваш мир настырно пытается навязывать свои условия. И проблема в том, что иногда у него это все-таки получается. Потому у меня не столь много времени, как хотелось бы.
Внешне Советник выглядел каким-то заскучавшим и утомленным, в этой своей спонтанной прихоти созерцать городской пейзаж.
Раздался кроткий стук в дверь и Абаддон флегматично, безучастно обернулся. В кабинет вошла Ева, своей волшебной походкой, искусно удерживая поднос с кофе и прилагающимся к нему десертом в одной руке. Архидемон отчужденно наблюдал за тем, как она аккуратно расставляла все на столе, подсознательно уже начав сражаться со своей «болезнью». 
(Быстро ли осознает, что проходит через подобное далеко не впервые, или память, к примеру, о городке Мизери действительно под надежным замком от себя самого?)
Прозвучавшее обращение заставило неожиданно отвлечься от погружения в себя.
- Нет, благодарю. Только записи дел на сегодня и звонки, но немного позже, - он смутно улыбнулся Еве, все доселе примеряемые им маски опасно норовили слиться в одну, никому здесь не знакомую.
(Ответ неверный, господин Серов, требовалась шуточка пошловатого пошиба и такой же взгляд, но случай упущен безвозвратно.)
Абаддон резко отвернулся, обратно, к урбанистической картине за окном, всерьез озадачившись происходящим.
- И да, пока меня нет ни для кого, - добавил он сухо, отчасти будто бы в прежнем, свойственном ему тоне; конечно, дела свои вершить в таком состоянии явно не стоило.

0

8

Уловив краем глаза движение, Ева обернулась в сторону светловолосой девушки. Та несколько нервозно перебирала рукой украшение на цепочке, также посматривая в её сторону. Вполне закономерное любопытство, притом для любой девушки в незнакомой обстановке, в окружении незнакомых людей, но Еве этот взгляд не понравился. Было в нём нечто знакомое. Нечто...
И тут она вспомнила. Мрачный готичный особняк, гостиная, где случайный знакомый признался, что является древним вампиром, да ещё и магом. И блондинка, нагрянувшая посреди этого разговора, заявившая об убийствах. Да, она смотрела точно также. Смотрела, словно пыталась понять, кто такая Ева Миронова и что она делает в этом доме, рядом с господином Атумом. Что же в ней такого, что дало ей право находиться там.
Ева нахмурилась, снова обращая взгляд к Серову. Если эта чужачка думает также, то... то что это может значить? Что сероволосая знает о нём больше, чем собственный секретарь? Да что же за тайны связывают этих двоих?
Сухость ответа начальника озадачила ещё больше. Совершенно сбитая с толку, растерянная, Ева смотрела на Серова и гадала, что творится с ним. Пусть особой добротой он никогда не отличался, но всё же внимание уделял обычно больше, да притом это внимание она всегда могла почувствовать как именно к себе, к своей персоне лично. А сейчас он словно и не видел её. Взгляд был устремлён то ли внутрь себя, то ли сквозь неё.
Озадаченная и раздосадованная, что также  оказалось не слишком радующей эмоцией, Ева кивнула, выдавливая из себя привычную улыбку. Впрочем, в этом необходимости не было, босс уже отвернулся, сочтя уличный пейзаж картиной более интересной, нежели  помощница.
Сжав плотно зубы, Ева поспешила к двери, не забыв прихватить с собой поднос. Уже подле двери её настиг последний приказ. И снова она кивнула, на сей раз не забыв подтвердить на словах, что услышала.
- Вас поняла, Константин Александрович.
Последний косой взгляд к девице, оставшейся в кабинете, и Ева оказалась снова в приёмной, теперь давая волю терзавшим чувствам, выпуская раздражение и в мимику.
За эти несколько месяцев Ева как-то попривыкла к тому вниманию, что оказывал Серов. Пусть чуток пошло, пусть где-то фамильярно, на самой границе приличий, но он давал понять, что видит её, замечает, и даже запоминает некие детали внешности, подобранного гардероба и макияжа. Ева мысленно фыркала, но где-то внутри была довольна своими женскими чарами.
Зайдя в комнату отдыха, чтобы оставить там поднос, она не удержалась от пристального оценивающего взгляда в зеркало.
Что со мной не так? Или не со мной, а с ним?
Парни всё так же сидели на кожаном диванчике, попивая кофе и беседуя о чём-то своём. К ним уже присоединился один из охранников офиса.
Ева уловила отрывок про разборки, где кто-то пострадал, но выжил. Пожала плечами, подобное она слыша уже не раз и вникать никогда желания не изъявляла. Оправила блузу с достаточно открытым вырезом. Затем одёрнула юбку. Уловила заинтересованный взгляд охранника, улыбнулась ему, постаравшись вложить в эту улыбку максимум адресности и чар. Ставший откровенно раздевающим взгляд охранника успокоил женское тщеславие. Дело точно было не в ней.
- Толик, а ты не задержался здесь?- улыбка Евы стала более холодной и пренебрежительной. - Кажется, у тебя есть своё рабочее место?
Чем полезно внимание шефа - оно держало на расстоянии всех прочих. Статус любовницы Серова определённо уже был закреплён за его секретаршей, но она и не пыталась опровергнуть это, сочтя такие слухи работающими на себя.
Охранник поскучнел, буркнул нечто неразборчивое под нос и поспешил обратно к пульту. Ева же обратила снова внимание к двери кабинета, буравя её пристальным взглядом и строя догадки о роли той молодой особы в жизни Константина Серова.

0

9

Ярина~

"Высоченный, жадный, наглый, беспринципный аскетичный демон сломался?"
"Высоченный, жадный, наглый, беспринципный аскетичный демон " стоял у окна с городской панорамой всем своим видом намекая: времени у него мало.
"Он словно уставший. И... больной?!" Догадка о том, что произошло с Абаддоном после поглощения части души, громом оглушила.
Нечто отравляющее оказалось в ее собственной душе, как ни странно, светлой. Оказывается, она сама себя до конца не знает. Люди напридумывали множество наук: психология, психиатрия и многие другие, с успехом лечили душевнобольных, но сами себя до конца так и до докопались. Редкие удачи гипноза тоже не в счет - толку в крошке общей картины...
"Может, дело в том, что света слишком мало или наоборот, много..."
Ярина поняла, что отвлеклась. Поежилась, машинально водя пальцем по краю чашки с горячим кофе, но умолчала.
Секретаршу такое холодное обращение шефа, похоже, всерьез обидело. Наверно, не дождись та обычного университета, а получи письмо из Хогвартса, она бы уже научилась прожигать косым взглядом дыру в ненавистном человеке.
- Кто еще есть на земле из ваших... падших ангелов? - когда защелкнулась дверь с глухим стуком, сердце тоже трепыхнулось. - Чем вы отличаетесь от демонов, если вроде и они, и вы - из падших ангелов?
Девушка вспомнила, как мужчина отреагировал в машине, да и в парке, на слово "демон" в свой адрес.
Пить кофе не хотелось, брать пирожные - тем более, яда с клыков у секретарши оказалось более чем достаточно. Архидемон продолжал нависать над городом. Так что то ли хотелось то ли догнать его по росту и не казаться козявкой в креслице, то ли наоборот увести от окна, чтобы не пугать воображение картинами разрушения.
- Кто равен из них вам по силе и в чем она состоит? - сложил руки на груди, Яра осторожно приблизилась к собеседнику. Под ногами расстилался на все готовой тушкой город со всеми его строениями и людьми, настроениями и делами. Наверно, стоило чувствовать нечто вроде упоения - "все моё", - но упоения не было.
Был интерес... И было беспокойство. Даже за этот прогнивший насквозь город.

0

10

Дверь закрылась. Какая-то секунда или две разделили кротким вздохом тишины звук этот и последовавшее за ним звучание голоса Яры. Ничего незначащий миг для мира внешнего, но сознанию сей крохотный отрезок времени представился величиной ощутимой, достаточно емкой. 
Стоило Еве покинуть кабинет, и связь Ангела Бездны с реалиями происходящего истончилась еще сильней. Пока она находилась здесь, он чувствовал все ее эмоции, эти энергетические импульсы, как искорки бенгальского огня, но чувствовал их словно бы сквозь вязкую заводь сновидения или некий плотный туман, тяжело осевший на его восприятие. Прежде его бы позабавила реакция секретарши на гостью. Но сейчас это не развлекало ничуть. Архидемону вдруг почему-то захотелось, чтобы Ева вернулась, зашла обратно и каким-то непостижимым образом восстановила внутренний контакт с реальностью. И он мог бы такое устроить, принудить ее ментально или же поступить вполне по-человечески, придумав предлог вызвать ее в кабинет. Мог бы, только делать не стал ни того, ни другого.
Связь.
Да, вот чем может обернуться глоток искры Творца из чаши смертной плоти.
«Мне стоило поглотить всю ее душу или пройти мимо, там, в сквере», - городская панорама перед взором стремительно таяла, будто выточенной изо льда попала под нещадно палящее солнце пустыни.

- Тебе стоило поглотить всю ее душу. 
Текучий, космически холодный порыв ядовитого ветра, проникшего с оборотной стороны Творения, растворил недавние следы египетского тушканчика, оставленные тонким, аккуратным штрихом на лике каменистой пустыни, поток извне мягко ударил в спину и въелся смолянистой чернотой в песок под ногами. В иссиня-черном бархате неба встревоженными откликами содрогнулась и задребезжала хрустальная россыпь звезд, возмущенных подобным вторжением в задремавший этой своей частью мир.
- Что же теперь? – глухой, как со дна ямы, но глубокий, пробирающий насквозь, буквально всепроникающий голос объял слух, покрыв сознание. - Будешь скитаться по Синайской пустыне, подобно Моисею, сорок лет влача за собой все болезнетворные последствия связи со смертной, как пророк водил за собой еврейский народ? И будешь так же ожидать для себя откровения? От своего Создателя. Или, быть может, ты снова жаждешь вымолить у Него прощение?
Но Абаддон ничего не ответил, пребывая застывшим, точно скала. Глазами он все так же устремлялся куда-то в неведомую даль, только сам взор его был запечатан где-то внутри собственного духа. Отравленное ледяное дыхание Бездны обступило плотней, угрожая теперь обернуться тисками, сковывающими, сдавливающими не хуже Коцита. Вероятно, кое-кому совсем не по нраву пришлось отсутствие реакции на слова, вроде как должные больно ударить по гордыне и самолюбию.
- Ты – падший ангел, Мюриэль. Более нет для тебя полумеры ни в чем. Без своей благодати ты – клифа, пустая скорлупа. С падением в твоей природе сталось пожирать души смертных, не ведая ни сострадания, ни пощады и жалости вырывать их из плоти, заполнять ими свою извечно голодную пустоту. Так в чем исключительность Лиоры? Она такая же смертная, так же из рода любимых творений твоего Отца.
Обжигающая холодом мгла неотступно кутала в себя все туже, норовя скрутить и вывернуть наизнанку – как раз нещадно и безжалостно, и словно бы в насмешливом намеке на ничтожность своего будущего повелителя. Это было просто непередаваемо невыносимо, почти невозможно стерпеть. И очень напоминало Ад, первое знакомство с Шеолом, его ни с чем несравнимые в кошмарности, повергающие в неописуемый ужас ледяные объятия, терзающие и раздирающие в нескончаемом приступе своего извращенного гостеприимства. Между тем, названный брат продолжал:
- Твое второе падение привело тебя в Масак Мавдил. Тут ты превзошел всех своих падших собратьев (стороннее от Света и Творения некуда), даже Люцифера, с коим все так стремишься разделить содеянный выбор и означенный путь. Пройди через Бездну снова, и не по мосту в Таумиэль, нет, пока не обратно в Шеол, а погрузись в нее саму, в ее недра и теперь уже по собственной воле. Впусти Бездну в себя, не противься, прими ее, позволь ей очистить тебя всецело. И сам увидишь, Лиора превратится всего лишь в воспоминание, выгорит свет ее, а ты получишь свою Свободу, во имя коей пал с Небес.
В ту земную ночь под небом Синая, в пустыне Эт-Тих Абаддон устоял, отвергнув предложенный ему Хоронзоном шаг, предпочтя остаться в Малкут. Полвека он бродил по землям Египта, мучимый мыслями о Лиоре, единый с ней глотком ее души и тем отягощенный. Избавиться от этой связи удалось лишь со смертью девушки, но умерла она все равно не по его воле и умыслу. А Бездна и ее привратник - демон Хоронзон, отступив тогда, воротились вновь, они ведь и не собиралась отпускать дважды падшего ангела, признав в нем хранителя и владыку юдоли, отрицающей и попирающей собой все Творения. Но это было уже другой историей.

- Я не слежу за своими братьями. Сейчас - нет, - его собственный голос прозвучал для него совершенно чужим, и все-таки знакомым, он был похож на голос Хоронзона, когда-то казавшийся жутким даже самому Абаддону. – Но нас множество. Изначально пала треть от сотворенных ангелов, ныне же числом своим мы сравнялись. И любой из нас вполне свободно может находиться в Малкут.
Картина далекого прошлого истаяла перед внутренним взором Ангела Бездны, но он и головы не повернул в сторону смертной, изрекая обещанные ответы, все стоял у окна, как доселе, недвижимый и отчужденный, обращенный к пейзажам столицы за стеклом, хоть и не замечал их вовсе.
- Демоны никогда ранее не являлись ангелами, - продолжал Падший, - природа их иная. Большей частью это души некогда простых смертных, таких как ты. Но есть и другие, уже населявшие то, что вам привычней называть Адом еще задолго до нашего падения. Создания миров, существовавших до мира этого. Сюда им нет свободного хода, они не появляются здесь подобно нам или демонам из смертных, но проявлять себя могут. Если же найдется смертный, что способен окажется впустить такого демона в Малкут, рухнет все Творение и вашего мира, известной вам Вселенной не станет.
Яра покинула кресло и подошла к Советнику, что вынудило его потеснить в себе отрешенность, ровно настолько, сколько потребовалось для взгляда в плохой пародии внимания. В глазах Абаддона, обращенных на девушку, ровным спокойным пламенем полыхала чернота Бездны, и выражали они пустоту.
- Мы сохранили иерархический строй, что был у нас на Небесах, однако далеко не все осталось в былом постоянстве. Я - падший архангел, но власть над Бездной делает меня многократно сильней. Разумеется, и у этой мощи имеются свои пределы, потому что некоторые вещи не поддаются правке. Наша сила определялась самим созданием, нашим Отцом, коего вы лаконично зовете богом. Так и есть до сих пор – каждому из нас отмерено своего могущество по замыслу Его, каждому своя чаша даров сотворения.
Абаддон замолчал, тем не менее, сохранив свой взгляд за смертной, такой же неотрывный и при этом лишенный самого созерцания, какой несколькими минутами назад принадлежал городу за окном кабинета. Если бы он взялся судить, то сказал бы, что Ярина задает ему не те вопросы или задает их не так. Но Падший был целиком и полностью безразличен к наметившемуся факту. В конце концов, смертной он обещал исключительно ответы, о помощи же в правильном построении вопросов речи не шло. Довольно многие из так называемых практикующих магов за все времена облажались именно на вопросах к призванному демону и сполна поплатились за то, а Яра была обычным человеком. Правда, во-первых, она не вызывала Абаддона, и, во-вторых, не смотря ни на что, он все еще не желал ей погибели.
- А теперь, - спустя недолгую паузу Падший заговорил вновь, но это звучала уже итоговая черта, - если тебе не чуждо благоразумие, лучше уходи. Я лишь предлагаю и вовсе не гоняю прочь. Выбор, как и прежде, за тобой, но знай, цена решению остаться тебе может не понравиться. Это еще не все.
Архидемон помедлил, сначала на долю мгновения вернувшись к воспоминанию о Лиоре, а затем внезапно полностью воспрянул в моменте настоящего.
- Уйдешь ты сейчас или нет, в твоей возможности будет позвать меня. Я даю тебе такое право, но надо ли говорить, что злоупотреблять им не стоит?..

0

11

Ярина~

От обновленного голоса ангела Бездны волосы стремительно вставали дыбом. Как бы то ни было, падший явно не собирался показывать свою надломленность.
"Треть - бывшие люди, треть - бывшие ангелы и треть исконных демонов... И ведь у каждого немало силы... "
Сработал инстинкт самосохранения - поглощенная мыслями и новой, пусть и размытой, информацией сероволосая смотрела вниз, в город. И только не в обращенные к ней антрацитовые глаза.
"Неправильно спросила, слишком мало нового. Ясно, что самые опасные - исконные нечисти, а ты где-то посередине от них, хоть и являешься ну очень сильным." Азарт и любопытство, сгубившее не одну усато-полосатую жизнь, неудовлетворенно заворчало.
- А теперь, если тебе не чуждо благоразумие, лучше уходи. Я лишь предлагаю и вовсе не гоняю прочь. Выбор, как и прежде, за тобой, но знай, цена решению остаться тебе может не понравиться. Это еще не все.
"Здрасте я ваша тётя, сперва разжег любопытство, а теперь пугает смертью или чем похуже и предлагает слинять? Хуже может быть только поглощение души... Хм, а это мне не нравится. Ладно, будем искать информацию из надцатых рук..."
Приятно от того, что ее незаметно признали благоразумной особой, не было. Было ощущение того, что скоро по ее душу придет звездец полный, полярный.
- Цена у Ваших вопросов и так слишком велика. Я пойду. - тихий смешок. Яра поняла, что теперь будет шарахаться от каждой тени. А еще - что она слишком устала. - Благодарю за эти крохи.
Поставить голосом кавычки при падшем ангеле - для этого нужно иметь суицидальные наклонности.
Уже у двери Ярина оглянулась, слыша последние слова бывшего ангела.
- Не надо.
"Даже если меня будут пилить на части, я ни за что тебя не позову. И с чего это демон такой добрый?!"
Проще и короче было мысленно называть Абаддона именно так. Да и такой странное, несуразное и ненужное простому человеку право звать демона утвердило в мыслях, что или ее вписали в планы, или причиной такому широкому жесту является "болезнь".
О том, что после вызова ее сожрут, думать не хотелось.
Дверь захлопнулась за Ярой.

"Что ж за сутки такие?"
Легкое шуршание резиновых подошв по блестящему паркету заменило желание сползти по двери вниз, вцепившись в волосы и уткнув лицо в колени. В этом змеином логове нельзя было оставаться. А то или с демон станется прийти и добить, или секретарша решит выплеснуть на нее новые пиалы яда.
"Гребаное гнездо шершней..."
Оставалось гордо нести себя обратно к выходу, чувствуя себя склеенной по кусочкам.

→ off

0

12

Порой жизнь приобретает причудливые очертания. Стоит решить, что ты нашёл своё призвание, сумел устроиться в свободной нише, и теперь спокойно можешь жить, работать, добиваться поставленных целей, как словно чья-то незримая гигантская рука одним щелчком ломает хрупкий картонный домик, принятый за надёжное убежище от всяческих бурь.
Я не искала, не желала слишком многого. Уж всяко не больше прочих. Я была готова довольствоваться жизнью обычной гадалки. Пусть я при этом кого-то обманывала, но разве любой сотрудник банка, любой менеджер, да что там, разве любой политик не делает то же самое и во много больших масштабах? Последнее не отнимала, детишек сиротами не оставляла, жизнь и здоровье не калечила. По мне, они должны быть благодарны за надежду, которую я им давала. А ведь давала же, я знаю! Кажется, порой и тот обман оказывался чем-то стоящим. Так что же случилось, почему именно мне выпало встретить этого вампира, сломавшего мою уютную, устроенную жизнь?
Нет, кажется, я думаю о чём-то не о том. Может, именно потому что хотела мало? Вот так и намекнули мне, что надо бы двигаться дальше. Однако что плохого в покое?
Так, очнись, Ева, телефон звонит, пора возвращаться из мира грёз в мир обыденный...

- Здравствуйте, чем могу помочь?..
И ведь знаю же, что делишки Серова дурно пахнут, почему до сих пор не свалила отсюда... от него? Опасно, Ева, опасно. Это, конечно, не Атум, но какая разница, убьют магией или пристрелят из какой-то пушки!
- Сегодня Константин Александрович занят. Да, до вечера он вряд ли освободится. Весьма сожалею. Вы можете оставить сообщение, я передам... Да, записываю.
Конечно, он ничего не говорил о том, что будет занят до вечера, но какая разница. Не то, чтобы мне жаль его было, однако с боссом явно не порядок, и нет ничего в этом мире такого, что нельзя будет перенести на попозже. Однако... Однако, что они там делают?
Стоп, кто-то пришёл. Что же, отшивать по телефону намного проще. Но пора вспомнить и о другой стороне своей работы. Секретарь, это не только "принеси-подай, пошла вон, не мешай". Секретарь, это ещё и верный цербер при хозяине. А мне платят достаточно хорошо, чтобы найти в себе решимость грудью на защиту встать неприкосновенной заветной двери, за которой сейчас явно творится нечто интригующее...

- Здравствуй, красавица! А ты всё хорошеешь с каждым днём. Ну как, не надумала сменить работу? Платить буду вдвое больше, чем этот мальчишка.
- Здравствуйте, Борис Михалыч! И я рада вас видеть. Впрочем, только видеть. Вы же знаете, люблю я свою работу, поэтому, увы.
Нравится мне этот старичок. Чем-то смахивает на какого-нибудь мафиози из старых фильмов. Так и жду, что сейчас он скажет: "Я сделаю тебе предложение, от которого ты не сможешь отказаться". Интересно, а Серов знает, что его мальчишкой называют? Конечно, Ковальскому он в сыновья годится, но всё-таки... Порой мне кажется, что босс сам вдвое старше его.
- Да, просил не беспокоить. Вы бы позвонили, как обычно, я предупредила бы вас. Неужели случилось что-то срочное? Кого-то убили?
Странно, вот сколько шучу, а всё кажется мне, что смеётся он не слишком натурально. Словно что-то сказать при этом хочет. И смотрит так... Старый змей, не верю я тебе.
- Смотри, однажды я решу вот, и убью твоего начальника. Он совершил ужасный грех, тебя себе забрал.
- Думаете, сможете?
- Не веришь? Девочка, я прожил долгую жизнь, и привык держать слово.
- Ай-ай, Борис Михалыч, ну к чему такие угрозы? Вот именно, вы уже не молоды, зачем вам в тюрьму? И к тому же... К тому же, думаю, Константин Александрович вполне может оказаться посильнее вас.
- Значит, ставишь на него?
- Именно так. Уж простите.
- Ну за что же прощать. Верность в наше время дорогого стоит. Я попозже позвоню. И передай, что Ковальский заходил.
- Всего вам доброго, Борис Михалыч.
Да, странный он. Все они. Я пытаюсь разговаривать с ними на их языке, но как они сами не поймут, что я понятия не имею, о чём идёт речь?.. О, замечательно, открывается дверь. Кажется, пора проводить нежданную гостью, пожелав ей больше не искать сюда дороги... Э-эй, девочка, да ты никак в обморок падать собралась? Хотя нет, показалось. Однако взгляд... да и походочка. Душу он из неё, что ли, выпил? Краше в гроб кладут. Милая, иди быстрей, не хочу возиться с вызовом врачей, если ты всё же решишь грохнуться.
- До свиданья.
Порой мне кажется, что моя жизнь вполне обычна. Нет никаких вампиров, нет убийц, прячущих пистолет с глушителем за пазухой. Это обычный офис, в котором бывают обычные люди. И разговаривают они о самых обычных делах, выпивая при этом кружечку-другую кофе... Кофе! Нужно забрать посуду из кабинета, да и отдать бумаги, которые он просил.
- Константин Александрович, вы позволите? Вот записи с назначенными встречами. Также несколько раз звонил ваш помощник... сказал, что срочно, но объяснить причину отказался. И да, Ковальский был. Тоже просил передать, что позже перезвонит... Константин Александрович, с вами всё в порядке?
Не хотела я спрашивать, само сорвалось с языка. Какой-то не такой он, смотрит странно, и вид болезненный. Неужели я жалею его?

0

13

… И она ушла. Покинула кабинет с твердой (на тот момент) мыслью, что никогда и ни при каких обстоятельствах не воспользуется предложенным ей правом. Решение это Ангел Бездны не только услышал, но и прочел в острых импульсах потускневшей от истощения, противящейся, отвергающей его души. Правда, Советник и без призыва свободно мог в мановение ока ментально отыскать девушку где угодно, а с возникшей связью проделать подобное представлялось вообще проще обыкновенного. Разумеется, если не найдется вдруг какой-нибудь «добрый самаритянин» и ни прикроет девчонку мощной магией, оборвав при этом все каналы.
Пустым, безучастно впившимся взглядом Абаддон проводил Ярину до двери, и когда та тихонько, почти беззвучно сомкнулась у нее за спиной, вернувшись в проем, и отсекла взор, будто разрубив в один удар туго натянутую, прочно закрепленную нить, архидемон, наконец, пришел сознанием к всецелому принятию своего «недуга».
И перед его внутренним взором, подобно упрямо не желавшему истаять миражу, вновь воспрянуло прошлое, тем своим фрагментом, где Синайская пустыня оставалась за усталыми плечами, в отмеренных муками и бездумными скитаниями земных годах, и была уже солнечная долина великого Нила – дивное, чудеснейшее из мест времен давно ушедших. Из этого воспоминания он взял лишь неожиданную яркую вспышку чувства свободы, возникшей в тот миг, когда связывающие цепи, кованные из частички души смертной дщери, вдруг разлетелись вдребезги, обернулись в прах, - как она сама. Тогда, подсказала память, самой первой мыслью, в коей очнулся Абаддон, была мысль о Люцифере; второй же – укоризна самому себе, что не прислушался к зову Бездны. 
(И в перевернувшемся при падении вверх дном бытие случился шаг к началу пути от слабости к силе; да, лучше поздно, чем никогда, верно?)
Насмешливые ремарки Хоронзона довлели над разумом Абаддона, точно густая, тяжелая тень, в угрожающей близости нависавшая со спины, изготовившись вот-вот накинуться и растерзать неосторожно послабевший дух. Но это вовсе не представляло собой звучание его голоса, по крайней мере, в привычном понимании того, и также не являлось ментальным посылом. Это был пульс Бездны, запредельным гулким шепотом доносившийся из-за тонкой грани, разделяющей миры. Как и много веков назад, она порывалась дотянуться, добраться до ненавистного ей Света, обглодать его полностью, избавить пустоту Абаддона от этого противостоящего ей, чуждого наполнения.
Когда Ева вошла в кабинет, погруженный в некий сумрак благодаря опущенным жалюзи (впрочем, и не только им), Серов уже сидел за своим столом, как в дрёме или глубокой задумчивости. Чуть склоняясь над ним и, упираясь локтями в полированную столешницу, он закрывал опущенные вниз глаза ладонями, сцепленными пальцами у лба. А в тени углов комнаты, находившихся в ней предметов, притихнув и прячась, щупальцами плотного черного тумана, извиваясь, клубилась тьма Бездны. 
Обратила ли свое внимание госпожа Миронова, собираясь наведаться с бумагами в кабинет босса, как синхронно, в один миг и всего лишь на секунду, были обращены к двери резкие взгляды некоторых «сотрудников»? Вряд ли. В тот момент она прощалась с загадочной гостьей Константина Александровича. Тем не менее, те, кто был одержим демонами из легиона Абаддона, весьма остро почувствовали прорвавшуюся в Малкут Бездну; каждый из них, в свое время, прошел через нее и теперь отлично мог ощущать, различать ее эманации. А что же сама Ева? Ангел Бездны уже давно выяснил факт ее минимальной восприимчивости к проявлениям всего, имеющего сверхъестественную для этого мира природу. И все же, он не знал наверняка, уловит ли хоть в некоторой степени ее восприятие этот запредельный сквозняк из юдоли пустот, затаившийся в укромных закоулках пространства кабинета. Нет, сама Бездна тут не присутствовала, она не была открыта, но грань, отделяющая одно измерение от другого, пребывала в состоянии критичного истончения, тем самым обернувшись своеобразной мембраной, пропускающей частично, фрагментами потоки из того антимира.
В любом случае, Ева зашла практически не вовремя. Обрывок Бездны еще сидел внутри Абаддона и вытягивал, доедал оставшийся Свет души Ярины.
На голос секретарши не последовало совершенно никакой реакции. И лучше бы ей после этого оставить документы на столе, да быстренько покинуть прошитую мглой рабочую обитель босса. Но она отчего-то решила задержаться со своим вопросом о его самочувствии. Задержалась и ее рука, кладущая перед ним бумаги.
Ангел Бездны, как-то неуловимо быстро, в размытом для восприятия движении, схватил Еву за запястье - не сильно, совсем легонько, - а затем ладонь девушки вдруг оказалась уже зажатой между поверхностью стола и его пальцами.
- Все хорошо, Ева, - голос прозвучал спокойно, даже ласково, только вот холодно до жути, и не вполне ясно было, к чему именно относились эти произнесенные слова: к ответу о состоянии или к совершенному действию. – Теперь хорошо.
Не убирая руки, Абаддон неспешно поднял взгляд на свою секретаршу и заверил сказанное им мягкой улыбкой, кстати, тоже какой-то странноватой, подозрительной. Или все дело единственно в не свойственной ему раньше мимике, интонациях?.. Но (тут, конечно, скорее всего, показалось) его глаза, можно было поклясться, что первой долей секунды они были совершенно черные. И все эти маленькие сюрреалистичные детали вкупе складывались в мозаику повода для зарождения в подсознании пока неуверенной паники, - за этими ощущениями явного присутствия чего-то пугающего, но непроглядного, нечитаемого в дозволительной видимости.
Абаддон медленно поднялся из-за стола, тем вынужденно выпуская руку Евы, но взамен оказался с ней лицом к лицу, предельно близко. Оживились, встрепенулись и эманации Бездны, ведомые порывами своего господина. Они разливались и струились по полу, стенам, сползали с потолка, подбираясь к двум стоявшим фигурам, правда, девушка теперь просто не могла этого заметить, падший ангел намертво приковал ее взгляд к своему.
- Мне приятно, что тебя обеспокоило мое самочувствие, - придерживаясь своих внезапно новых интонаций, продолжил архидемон, неожиданно, но и плавно в жесте чуть дотронувшись кончиками пальцев до лица Евы, ее скулы. А внизу смолянистый черный туман Бездны, уже подкравшись к ее ногам, омывая их, трепетно подрагивая в приступе своей извращенной нежности, с осторожностью поднимался вверх, повествуя своими шелковистыми прохладными прикосновениями, насколько приятной находил Абаддон заботу Евы.

0

14

Ева ощутимо вздрогнула, едва ладонь начальника легла поверх её. Непроизвольно дёрнувшись от этого касания, она попыталась отстраниться, не беспокоясь уже, как то будет воспринято. Нет, подумала она, всё, хватит. Серов пугал её, теперь она могла признать это вполне осознанно. Непостижимый, странный, просто жуткий. В нём мало что напоминало Атума, однако взгляд того, кто может всё, кто не привык к отказам, вполне ясно обещал беду. И Ева больше не хотела впутываться в новые истории. И даже если для этого придётся врезать Константину Александровичу пониже пояса, или же расцарапать ему лицо острыми коготками с кроваво-алым покрытием, Ева более сомневаться не собиралась.
Голос шефа заставил замереть, ища взглядом его глаза.
Всё хорошо?
Губы Евы дрогнули, однако ни звука не сорвалось с них. Она пыталась осмыслить суть сказанного, но по какой-то причине смысл ускользал. Что было хорошо, о чём он говорил? Кажется, это был ответ на заданный вопрос, но Ева уже не была уверена, что именно спросила у него.
- К-Константин Александрович...- голос вернулся, однако имя босса прозвучало с запинкой, чуть слышно.
Кажется, Серов улыбался. Неуверенность же в этом заключении таилась в невозможности отвести взгляд от его тёмных глаз. Тёмных? Дыхание перехватило, Ева облизала пересохшие губы, однако в следующий миг его глаза снова выглядели как обычно. Пригрезилась ли ей эта чернота, внезапно затянувшая белки сплошной пеленой, где даже невозможно было разглядеть зрачки?
Нереальность происходящего выбивала почву из-под ног, заставляя теряться в ощущениях. Ведь только что всё было как обычно, в любой из будних дней, проведённых в этом офисе.
Я сплю? мелькнула спасительная мысль. Весьма своевременная и утешающая в своей простоте мысль. Ева чуть слышно вздохнула, чувствуя, как облегчение буквально размыкает жёсткий давящий ошейник паники на её шее, пропуская воздух к лёгким. То был всего лишь сон, теперь нужно проснуться, ведь это так просто. Сейчас прозвенит будильник, возвещая о начале нового рабочего дня. Затем последует бодрящий душ, от которого разлетится в клочья, исчезнет, испарится липкий туман ночных кошмаров.
Однако будильник не звенел. Не пропадал кошмар, сменивший уже ставшую привычной повседневность офисной работы.
Хватка на запястье исчезла, но ничто сейчас не могло бы заставить Еву пошевелиться. Так и стояла она, опираясь одной рукой о гладкую прохладную поверхность рабочего стола Константина Серова. Другая же рука зависла в воздухе, не находя себе опоры, либо того, что Ева собиралась использовать как некое оружие против пугавшего её начальника.
С момента, как секретарша зашла в кабинет своего шефа, прошло едва ли пять минут, но казалось, минула вечность. Ева уже забыла, зачем пришла сюда, что говорила, да и своё собственное имя вряд ли вспомнила бы сию же секунду, задай ей кто-нибудь сейчас такой вопрос.
С замиранием сердца наблюдала она приближение Серова. И чем ближе он оказывался, тем сильнее разрасталась паника в её душе, однако было в ней и нечто иное, уже не подавляемое здравым смыслом и циничным разумом.
Как он красив, мелькнула внезапно непрошенная мысль. Пугающе красив, поправил её внутренний голос, тут же выталкивающий на поверхность омута памяти лицо Атума, древнего вампира, совсем не так давно сводившего её с ума. Ева качнула головой, прогоняя его из своих воспоминаний. Странным образом это движение совпало с прикосновением к лицу пальцев Серова. Словно ластящаяся кошка, она на миг прильнула к его руке, и снова замерла, охваченная  новым чувством.
Это прикосновение не жгло огнём, либо леденящим холодом. В нём было нечто от нежности, и Еве это нравилось. Опираясь о стол обеими руками, она боролась с собой, уже со своими желаниями. Внезапная слабость мешала отстраниться, даже возникни такая потребность.
Нечто коснулось её ног: почти невесомо, легко, словно ветер. Или же змея, медленно обвивающая её, поднимаясь всё выше, уже достигнув колен.
- Нет!
Ева замотала головой, решительно отказываясь от этой нежности и прилагавшегося ужаса, что обещали руки Константина Серова. Отказываясь от вспыхнувшей внутри неё самой страсти, желания оказаться в его объятиях, забыв обо всём. В невозможности даже закрыть глаза, чтобы больше не видеть его, а тем более сбежать отсюда. Ева боролась с собой и с близостью демона и самой Бездны, даже не представляя, насколько бесполезны все её усилия.

0

15

Рука Ангела Бездны с медлительностью нескрываемого нежелания одернулась от лица девушки в некой текучей плавности, и жест этот, в подобии волны, в гармонии сопряженности, передался всему его существу, он точно бы чуть отстранился от нее, тем не менее, не отступив и на шаг, оставаясь стоять на прежнем месте.  Мягкая, но нисколько тем не ущемленная в своей несокрушимой прочности ментальная хватка, пленившая сознание смертной, тоже немного ослабла, будто отступила вместе с ладонью и станом падшего ангела.
- Нет? – тихий, такой гипнотический голос, словно убаюкивающий, усыпляющий разум своими интонациями, пролился легким удивлением.
В это же мгновение, вторя Абаддону, едва уловимо вздрогнула, а следом замерла, застыла, и раскинувшаяся повсюду живая паутина антрацитово-черной мглы Бездны, настолько густой, тягучей, что она походила на смолу, каким-то немыслимым образом, вопреки всем существующим законам природы, обернувшуюся неким внеземным подобием непроглядно плотного тумана.
- Ева, - продолжал архидемон свое увещевание, все глубже затягивающее сознание девушки в трясину его собственной воли, - в твоих глазах отказа я не видел. А глаза, ты знаешь, они ведь зеркало души. Ни к чему пытаться лгать себе и мне. Не надо, не сопротивляйся своим желаниям...
Ангел Бездны взором потоплял рассудок смертной, опутывал словами, удерживая умело в своих ментальных сетях, и с нещадной легкостью опрокидывал в бездонную пропасть тьмы, наполненную манящими образами; ему более не требовался прямой взгляд самой Евы, чтобы властвовать над безумным хороводом мыслей в ее голове. Но душа оставалась недосягаемой для него (надолго ли?). Правда, глупцом обличен будет мнящий, будто едино лишь соблазн есть путь к душам смертных.
- … Не мучай себя запретами, ведь они здесь никому не нужны, - прозвучало за спиной, предельно близко, и, казалось даже, точно бы запредельным дуновением, раскаленное дыхание коснулось кожи шеи, щеки.
Очевидно, восприятие девушки затеяло какую-то уж откровенно издевательскую игру, потому как падший ангел находился по-прежнему напротив нее, совершенно недвижимый.
Абаддон пока не позволял разглядеть Еве, насколько сильно изменился кабинет. Став некой пограничной зоной между двух миров, он не сохранил абсолютно ничего из привычной для нее реальности. И сейчас, по прихоти архидемона перед ее глазами существовал единственно его образ. Только вот сам облик необъяснимо преображался, меняясь, но при этом оставаясь неизменным, являя в чертах неясно проступающую суть падшего ангела, - то чарующую неземной красотой, то поистине повергающую в неописуемый ужас. И такая противоестественная метаморфоза лишь больше склоняла к обманчивым ощущениям пребывания в каком-то кошмарном сновидении. Разум Евы наверняка отчаянно пытался донести до нее доводы о явственности, правдивости происходящего, но царившая во всем этом ирреальная жуть неизбежно ослабляла их, оставляя доступным ей лишь чувство страха и непонимания, почему она не может пробудиться.
Сомнение – иллюзия сна или действительность, - вот чего добивался архидемон. Неуверенность делала Еву куда беззащитней перед инфернальными чарами.
(Не противься… Уступи себе… Твоя жажда, твой голод... Всё в тебе… Не сдерживай себя… Утоли…)
Эманации Бездны снова пришли в движение, крадучись подступаясь отовсюду. С трепетной осторожностью, эфемерной легкостью они касались Евы, скользили по телу своими проворными щупальцами извивающегося смолянистого мрака, пока не спеша сомкнуться нечестивыми объятиями, но порываясь, они как будто давали возможность привыкнуть к себе, принять эти прикосновения и, наконец, желать их.
(Испей сполна… Освободи себя, … Ева…)
Не более доли секунды, размытой в просочившемся сюда пространстве пустот, отрицающем время, попирающем всякий закон мироздания, и Ангел Бездны, точно из тьмы вдруг воспрянувший позади девушки, тесно обхватил ее, прижав к себе спиной. Его зловещая пародия на любовный плен рук столкнула Еву с обрыва ее собственных страстей в омут извращенных ласк далеко за гранями всего человеческого.

На какой-то миг все застыло, словно повергнутое в космический холод, и на самом пике этого коллапса, с нехарактерным, противоестественным звуком, запредельным гулом распахнулась дверь в кабинет. А потом мир снова очнулся, вздрогнув, пришел в себя, как после мучившей его лихорадки, бреда, где путаются сны и реальность.
Абаддон вышел, держа Еву на руках. А за его спиной, в ощерившемся дверном проеме, можно было различить вполне обычные тени, подкрашенные также всем  привычными бордово-золотыми приглушенными тонами красок, пролитых закатным солнцем сквозь оконные стекла. Под пытливыми взглядами безотрывного внимания своих демонов, в размеренном, по-военному тяжелом шаге, падший ангел прошел в комнату отдыха и аккуратно положил девушку на один из кожаных диванчиков. Ева была без сознания.
- Она скоро проснется, - негромко произнес Абаддон в безликом тоне, обращаясь к одному из последовавших за ним. – Я позволил ей помнить все, но и оставил выбор самой решить для себя, является ли случившееся с ней произошедшим на самом деле. Оставайся с ней рядом, ни на шаг не отходи и вызови нашего медика. А когда откроет глаза, расскажешь, что она упала в обморок, возвращаясь из моего кабинета к себе на ресепшн, и потому ты позвал для нее врача.
Падший собрался было уже покинуть комнату, но демон внезапно остановил его своими вопросами, скорее всего, вылетевшими раньше, чем он успел задуматься над их вероятной ценой. 
- Но зачем ей этот выбор? Разве ее душа не твоя теперь?..
Абаддон остановился, медленно обернувшись с затаенной на лике вдумчивой недоброй улыбкой, и демону показалось, что она была как раз о его расплате за порыв влезть, куда не просили. Но, как не странно, никакой кары не последовало, черный пламень не сорвался с длани хозяина, дабы напомнить легионеру о субординации.
- Нет, еще не моя, - с настораживающим спокойствием отозвался Ангел Бездны. – Но, так или иначе, станет моей. Бездна ее не отпустит. Я не отпущу. Ныне же мне интересно посмотреть, насколько она сильна духом. А тьмы в ней, знаешь ли, и без меня было в достатке.
Загадочно усмехнувшись во окончании ответа, архидемон все-таки исчез.

→ out

0

16

Тени надвигались,  создавая абсолютный мрак вокруг, грозя поглотить, лишая возможности видеть хоть что-либо. Тьма казалась живой. Она была вокруг, подрагивая, пульсируя, словно дышала. Она придвигалась, касалась кожи, заключая в плен своих объятий. Тепло их создавало иллюзию надёжности, доверия тому, что могут дать, что воспоследует за этими пока что почти робкими прикосновениями. И уже не было готовности сопротивляться. Ева уступала, соглашаясь с этим тихим голосом, проникающим в самые глубины подсознания. Да, он был прав, она желала этого, желала так, как никогда и ничего доселе. Он позволял ей заглянуть в себя и там увидеть ту же тьму, что плотным коконом окутала сейчас снаружи.
Закрыв глаза я всё ещё вижу его. Я падаю и понимаю, как бесконечно долго может длиться это падение. Я гибну, но не боюсь. Пусть только он не отпускает. Не сейчас.
Падение прервалось, однако не ударом. Словно бездонный омут затягивал в свои жадные путы, лишая шанса на спасение.
Уступи, шептала Тьма. Освободи себя...
Последним отчаянным рывком попыталась Ева вырваться из этого порочного, ужасающего, но столь сладостного плена.  Сознанием и всей душой тянулась обратно к свету. К тому, чего пока не сознавала, но уже практически лишилась. Не уступать, сопротивляться, вырваться отсюда.
Её слепо глядящие перед собой глаза вновь увидели лицо того, в ком прежде знала лишь Константина Серова. Однако вот лёгкая рябь и лицо его стало иным. Нечеловеческим, иначе не сказать. Отталкивающим, ужасным и... прекрасным.
Ева протянула руки в невольном порыве, стремясь коснуться этого лица.
Кто ты?
Сердце стучало в бешеном ритме, словно стремясь прорваться наружу. Плотный комок в горле мешал дышать, а может, это сковывал страх. Ева попыталась закричать, но не сумела исторгнуть из себя ни звука. Теперь руки отталкивали жуткое создание, сжимавшее её в объятиях. И снова зря, всё было безнадёжно, он явно оказывался сильнее. Последний рывок, она замерла, а затем опустила голову, прижавшись к груди демона.
Я сплю? Или схожу с ума? Я грежу наяву... Мой голод, жажда... Этого хотела ли?.. Его я хотела, да.
И точно в ответ на это признание новый плен объятий. И Ева запрокинула голову, позволяя архидемону творить с ней всё, что только пожелает. Она сдалась и больше не хотела бороться. Страсть вспыхнула с новой силой, заставляя её саму прижиматься всем телом к его телу. Отдаваясь полностью и без остатка, теперь не прячась за своими страхами и комплексами. Тьма уже была внутри, и в сердце, и в мыслях. Ева отдавалась ей, она желала её. Желала того, что та могла сотворить. Все образы померкли в разуме Евы Мироновой, оставив только чувства: обжигающие, поглощающие, испепеляющие. Всё исчезло, кроме одного. И этот облик Ева истово желала удержать подле себя. Его лицо, его глаза и его губы. Он стал для неё всем, последней ниточкой, связывающей её с самой собой. Лишь ему она подчинялась сейчас, к нему тянулась, что-то обещая, в чём-то признаваясь, о чём-то прося. Боль, ужас, страсть и наслаждение смешались в ней в немыслимом коктейле, который Ева впитывала, словно воздух, уже не мысля своей жизни дальше без него.

Я хочу быть с тобой. Я хочу стать твоей. Кто ты? Почему я больше не вижу тебя? Вернись! Останься... не бросай меня. Я так устала быть одна. Вернись...
Ева слабо вскрикнула, открывая глаза. Её трясло в лихорадке, всё тело горело, словно поднялась температура. Со стоном девушка повернула голову, встречаясь взглядом с каким-то человеком. Разум, слабо посопротивлявшись, подбросил ей его имя. Затем напомнил самой Еве, кто она и где находится. Закусив нижнюю губу, Ева попыталась приподняться, а после сесть, спустив ноги на пол. К огромному облегчению это удалось сразу.
- Почему я здесь?
Голос также звучал довольно твёрдо. Глядя в глаза охранников Ева почему-то знала, что не должна показывать своей слабости.
- Ты упала в обморок возле ресепшна.
Добрый эскулап, к которому до сей поры у Евы не было причин обращаться, протянул ей стакан с некой жидкостью. Ева подозрительно принюхалась, уловив знакомый запах.
Успокоительное?
- Возможно, переутомилась. Внешне вполне здорова, однако для спокойствия я бы всё же предложил обследоваться. Вряд ли это беременность...
Поперхнувшись лекарством, Ева возмущённо сунула стакан обратно врачу. Наградила грозным взглядом ухмыльнувшегося охранника, однако внутренне облегчённо вздохнула, порадовавшись вынужденному целибату, который пришлось блюсти после исчезновения Атума. Возможно, он и не вернётся, однако быть уличённой могущественным вампиром в измене... не хотелось.
Решительно встав, оправила короткую юбку, тут же подумав, что это одеяние никак не годится для обмороков, но возмущаться решила повременить.
А затем обернулась к двери. Показалось или в помещении похолодало на пару градусов? И точно стало темнее. Выходить из комнаты отдыха не хотелось. Ева с отчаянием смотрела через стекло в коридор, не замечая при этом взглядов демонов, что находились рядом.
Кто ты?
Шёпот звучал так близко, почти осязаемый, заставив Еву вздрогнуть. Кожа покрылась мурашками, словно ледяной ветер пронёсся по комнате.
Что ты?
- Босс... у себя?
Я не хочу возвращаться. Не хочу идти туда. Не сейчас. Только не...
- Константин Александрович недавно уехал, сегодня уже не вернётся.
Огромное облегчение затопило её, колени предательски подогнулись, однако в следующий миг Ева уже стояла прямо. Кивнула, принимая информацию. Затем глянула на часы.
- Полагаю, особой беды не случится, если я уеду сегодня пораньше.
Встретившись взглядом с Анатолием, Ева улыбнулась, как ни в чём не бывало.
- И впрямь что-то нехорошо мне. Может, отравилась чем-то в буфете. Давно пора навести порядок среди продуктов. Ну, вот завтра и займусь. Всего хорошего, парни. Завтра я буду как обычно.
- Уверена?
Вопрос застал врасплох. Ева озадаченно моргнула, подозревая некий подвох в нём. Странные интонации... Или ей показалось?
- Уверена,- отрезала она.- Ерунда, от которой нет причин ложиться в больницу.
Поворачивая дверную ручку и открывая дверь, Ева с замиранием сердца шагнула в коридор. Медленно повернула голову, обращая взгляд на кабинет Серова. Всё как обычно, никаких странностей. Возможно, ей только чудилась клубящаяся внутри Тьма, жадно тянувшая к ней свои щупальца, готовая снова увлечь в водоворот безумия и страсти, даря ей ужас и наслаждение...
Ева зажмурилась, потрясла головой, разлохматив при этом причёску ещё больше. Откуда взялись эти мысли?
Быстрым шагом пересекла она пространство, разделявшее комнату отдыха и её непосредственное рабочее место. Перегнулась через деревянную стойку, извлекая свою сумочку. И почти бегом выскочила из офиса, уже не думая, как это выглядит со стороны.
На улице остановилась, жадно глотнув прохладный воздух. Сощурилась от ярких солнечных лучей. Затем обернулась.
Завтра... Я вернусь. Как обычно. Я хочу увидеть его снова.

→ out

0

17

===> Кофейня "Sweet Dreams"

Золото церковных куполов радостно сверкало в лучах солнца. Люди немалым числом входили внутрь величественного здания. На их лицах отчётливо было видно воодушевление, в их глазах отражались надежда и вера. Отсюда, сверху, они казались муравьями, что стремятся укрыться в своём муравейнике, и было понятно, почему.  Небеса, ещё какие-то мгновения назад являвшие взорам чистую безбрежную синь, стремительно чернели, затягиваемые густым пологом туч. Откуда-то уже пришло знание - люди внутри той церкви обречены, и тот, кто находился сейчас здесь, высоко над землёй,  игнорируя буйство стихии, был тому виной. Его бесстрастное лицо было обращено в сторону храма, он выжидал, лишь чёрные перья его крыльев трепетали в яростных порывах ветра. А кто-то другой уже спешил к нему, и словно в пику виновнику  этих трагичных событий одеяния второго были очень светлы, а крылья белоснежны. Он хотел остановить разрушение, но поздно... События всё ускорялись. Произносились слова, упрёки, обвинения, неясные объяснения. Жадная, ненасытная чернота, чем-то очень знакомая, что казалась почти родной, забирала себе всё, до чего способна была дотянуться. Всех, до кого могла дотянуться. Вспыхнули три клинка разом, и жуткое ощущение обречённости и неотвратимого конца заставляло тянуться туда, чтобы помочь, но только одному. Искажённое от боли лицо, кровь, проступившая на чёрном одеянии, а затем тьма обступила его и белокрылого, мгновенно втягивая в себя...

... И Ева проснулась. Сердце бешено стучало, рот был открыт в беззвучном вскрике. Она судорожно вдохнула воздух, слепо глядя перед собой, но всё ещё видя лицо своего начальника. Сновидение истаивало, ускользая от памяти, но Ева готова была поклясться, что в последнем мгновении она видела его рядом с какой-то женщиной. Азиатские черты лица, тёмные волосы и ярость, кипевшая в ней. А что дальше? Ева нахмурилась, соображая, что бы всё это могло значить. Локтём она попыталась опереться о постель, чтобы приподняться и сесть, и только теперь вдруг она поняла, что находится вовсе не в своей кровати.
- Да что за...
Кожаная мягкая обивка была ей очень знакома. Прямо можно сказать, что до боли. Ногти скребнули по ней, подтверждая реальность пребывания в офисе. Быстрый взгляд вокруг подтвердил, что это не просто офис, а ещё и личный кабинет Серова. Его рабочий стол находился тут же, чуть дальше, с примечательно пустым креслом, в котором... и тут память подбросила образ её самой, склонившейся над этим столом с документами в руках. И ладонь Константина Александровича, крепко сжавшая её собственную. Его взгляд...
С досадливым рыком Ева села на диванчике, запуская одну руку в свои разлохмаченные волосы. И тут же убедилась, что находится в кабинете Серова всё же не одна, на одном из стульев сидел добрый эскулап, внимательно глядящий на неё. И вот этот самый участливый взгляд вызвал очередную волну паники, перехватывающую горло удавкой, не дающей сделать и вдоха. Ева молча глядела на дока и понимала, что это уже было. Эта сцена - уже была.
- Почему я здесь?
- Ты упала в обморок возле ресепшна.
- Почему... я здесь?
Хриплым невнятным голосом спросила она дока, изо всех сил сдерживаясь, чтобы не завопить истерически. Трудно сказать, что нервировало её сейчас больше всего. Ощущение, что всё это уже было, притом совсем недавно, и она даже знает, что должно последовать дальше. А может... и тут взгляд перепуганной птицей вновь метнулся к столу Серова, подбрасывая видения её в объятиях босса, и чего-то ещё, некой тьмы... Бездны.
Ева дёрнулась при звуках женского голоса в своей голове. Рука соскользнула с края диванчика и госпожа Миронова чуть не полетела на пол, едва успев другой рукой ухватиться за что-то с другой стороны от себя.
Выругавшись, притом едва сдерживаясь, чтобы не влепить словечки поядрёней, из родной русской нецензурной речи, Ева выпрямилась, спуская ноги на пол. Угрюмо зыркнула на доктора. Вот теперь она видела, очень хорошо видела, что с доком всё было не так просто. Его искажённые черты лица казались  маской, но Ева уже поняла, что маской было то, человеческое лицо. А это - истинный облик. Не страшный, чуждый, да, но не пугающий её.  Слишком много всего случилось, чтобы теперь такая малость могла её впечатлить. Док... да чёрт с ним, Ева хотела видеть шефа.
Демон, повелевающий Бездной.
Эти слова прозвучали подсказкой. Но кто сказал их ей? Ева не знала, хотя какие-то имена пытались пробиться сквозь слои памяти. Махнув мысленно рукой на попытки разобраться в этих обрывках-видениях, она взглянула на демоническую тварь, мило улыбнулась, но в глазах девушки отчётливо горела злость.
- А теперь я требую объяснений.- Жёстко чеканя каждое слово, произнесла Ева, едва сдерживаясь, чтобы не схватить это существо за грудки.- Да кто вы такие все? Демоны, так?
Кажется, за дверью кто-то ещё был. Ева встала, с вызовом глядя на дока, подошла к двери и распахнула её. Да хоть все демоны Ада, но эти игры начали утомлять бывшую ведьму-шарлатанку.

0

18

Мужчина, расположившийся на удобном стуле в кабинете Серова, застыв в абсолютной неподвижности, терпеливо ожидал пробуждения Евы. Это был Док – врач Константина Александровича и его особо приближенных, словом, доктор мафии, как то принято называть; имя у него, разумеется, тоже было, но никем и никогда не употреблялось, все его именовали просто Доком. На вид мужчине было лет сорок, не больше, находился он, что говорится, в отличной физической форме, вот только обилие седых волос в коротко стриженой шевелюре все-таки иной раз вызывало желание надбавить еще с десяток к тому возрасту. Врач в его внешности, надо заметить, тоже не сильно угадывался, скорее уж человек военный, кем, кстати, он и являлся когда-то. В общем, ранее Док был полевым хирургом. А ранее – это во времена Второй Мировой Войны, во времена, когда действительно был человеком.
За окнами во всю западную стену кабинета, плотно закрытыми жалюзи, уже кипела и бурлила утренняя суета столичного града, когда Ева, наконец, открыла глаза. Сидевший тут же неподалеку Док быстро перевел на нее бдящее внимание,  но тем только и ограничился, продолжив пока свое выжидательное наблюдение. На первые слова девушки мужчина также не среагировал, исходя из того, что они были обращены не к нему, да и какой-либо смысловой нагрузки в себе не несли. А вот первый вопрос, озвученный Евой, уже заметившей, что в кабинете она не одна, был принят довольно участливо.
- Тебя Олег привез, - коротко отозвался Док негромким, успокаивающим голосом, без спешки поднимаясь со стула.
Он ненавязчиво вглядывался в секретаршу Серова и, казалось, явно не был настроен говорить больше, чем у него спрашивали. По существу, демон-эскулап имел достаточное представление о том, что сейчас могло твориться в голове у госпожи Мироновой. И, прежде всего, это наверняка был хаотический пляс из обрывков воспоминаний, временно растерявших всякую закономерность своей последовательности и взаимосвязи. Потому-то Док и не торопился выстраивать диалог, ведь ни к чему лупить информацией по воспаленному рассудку, тем более если тебя об этом не просят. Но очень скоро как раз именно об этом и попросили, а точнее – даже потребовали.
- Спрашивай. Что смогу – то объясню, - сразу же заверил доктор, и Ева, не отставая, подбросила тему, с которой начать. – Не все. Но я - демон, да.
Док быстро смекнул, что после «свидания» с Бездной у девушки запросто могла открыться способность распознавать истинные личины существ не из мира Малкут и потому, среди прочих причин, отпираться от своей природы смысла не было. Но продолжать вроде как худо-бедно завязавшийся разговор в темпе обыденности все равно не выходило. А тут еще Ева подскочила к двери, за которой не менее терпеливо, нежели сам Док, дожидался ее пробуждения падший ангел, известный в мире смертных как Олег Молотов. Собственно, в дверях она на него и наткнулась.
Молот без всяких разбирательств ухватил Еву за плечи и втащил обратно в кабинет, - оперативно, но аккуратно, точно боялся ей навредить.
- Успокойся, Ева. Слышишь меня? Успокойся, - не выпуская девушку из рук и пытаясь впериться своим взглядом в ее глаза, наскоро выпалил Олег, то ли убеждая, то ли все-таки, по привычки, заставляя. – Мы с Доком ответим тебе на все вопросы. Ты только присядь. Хорошо?
Он осторожно отпустил ее и переглянулся со вторым мужчиной.
- Для начала ты должна вспомнить все события, произошедшие за эти два дня, - с рассудительной интонацией продолжил Молот, вернув настороженное внимание секретарше. – Но если не получится, мы можем помочь тебе и с этим. Верно, Док?
Но врач ничего не ответил, лишь немного нахмурился, занятый мыслью, что с ними обоими сделает Абаддон за такую самодеятельность.
- В общем, ты, главное, постарайся утихомирить свою злость, - не унимался падший ангел, - поверь, чаще всего она обычно мешает.

0

19

Охнув, Ева ударила Молота в грудь ладонями, когда тот схватил её за плечи и потащил обратно в кабинет. Не сопротивляясь всерьёз, скорее отказываясь принимать подобное отношение к себе, не важно, с какими целями и от кого. Недовольство своё Ева всё же придержала, ограничившись добавочным яростным взглядом, намекающий поскорее прекратить эту хватку.
- Слышу,- негромко процедила она, многозначительно переводя взгляд от глаз демона на его руки и обратно.- Можешь отпустить. Истерик не будет, драться тоже не собираюсь.
Почувствовав хотя бы относительную свободу, Ева глубоко вздохнула. Передёрнула плечами, точно встряхнувшаяся кошка. Собственно, картина наглядно показала, что лучше быть потерпеливей и сдержанней. Демоны или нет, но это явно не тот случай, когда эмоции могут помочь. И Ева старалась успокоить себя. К счастью, истеричкой она не была. Возможно, в прошлом у  неё имелось несколько случаев нервных срывов, но Миронова Ева отлично понимала, когда лучше обуздать свои чувства и эмоции, в каких случаях выпускать кипящие стрясти на волю чревато настоящей опасностью. Стараясь дышать ровно и размеренно, Ева слушала Молотова, для себя решив, что лучше будет для неё же самой договориться с ним по-хорошему. С ними, точнее, с демонами. Оправившийся от очередного потрясения ум уже начал быстро просчитывать ситуацию. В качестве секретарши пресловутого Ангела Бездны Ева отработала не один месяц и за всё это время ничего особо неприятного с ней не случилось. Более того, в сравнении с многими известными ей существами предположительно человеческого рода эти демоны казались намного человечней. Никакой излишней жестокости, садизма они не проявляли. Возможно, это маска, просто игра, но она добавила очков в пользу обитателей инфернального мира в глазах Евы. По отношению к ней самой они всегда были вежливы, вполне обходительны и достаточно корректны. Конечно, более вероятно, что это из-за приказа Серова... Ева нахмурилась, думая о начальнике.
- Кто он? Константин Александрович? Как его настоящее имя, вы можете мне сказать?
Вспомнить, чтобы было в эти два дня... Кажется, всё как всегда. Борис Михалыч приходил, но это не то. Была та девушка, блондинка. Да, я помню эту странную девицу с Серовым. Зачем она нужна демонам? Дела с мафией, ладно, вполне объяснимо, а эту он зачем приводил? Помню, я сама подумала, что он душу из неё выпил, настолько убито бедняжка выглядела. Да, забавно, хотя на самом деле совсем не смешно.  Как бы узнать, моя душа ещё при мне? Или уже поздно беспокоиться?.. Да, она всё-таки ушла, та блондинка. А я пошла к нему, к Серову или как его зовут на самом деле. Документы... он попросил документы, это я помню. Он...
Ева поёжилась, невольно оглядываясь к рабочему столу начальника. Её ладонь коснулась груди, замирая на миг, а затем поднимаясь к лицу. Кончиками пальцев Ева провела по губам, едва уловимая усмешка мелькнула на них и тут же пропала. Теперь помощница господина Серова была уверена, что эта часть ни в коей мере сном не являлась. Что демон сделал с ней? Основное из запомнившегося Еве вполне понравилось, но об этом говорить Молоту и Доку она не собиралась. Постаравшись не допустить вновь наружу так и рвущуюся довольную улыбку, Ева кивнула.
- Кое-что я припоминаю. Я была здесь. Относила документы. А потом очнулась в комнате отдыха. Ведь это было, верно? И я собиралась уйти пораньше...
Собственный голос, произносящий сходную фразу, отчётливо звучал в голове Евы. Она видела себя выходящей на улицу, видела солнечный день, встречавший девушку за дверью, ведущей из здания. Короткий взгляд на настенные часы подсказал, что сейчас время более раннее, а это значит, что Ева ушла и вернулась.
Ангел Бездны, вот кто он. Это мне сказал... сказала...
– Сила ведьм может быть из разных источников: как от демонов, так и от природы. В твоём случае, Ева, эти два момента сложились, и сейчас ты можешь выбирать, что тебе ближе. При одном развитии событий ты попадёшь в Ад, при другом сможешь отстоять свою душу.
... Диана!

Последний кусочек картины недавних событий лёг на своё место и теперь Ева вспомнила. И кафе, где хозяйничала ведьма. И алхимика, с которым горе-предсказательница пыталась сразиться, возомнив себя великой чародейкой. Но ведь отпор дала, притом с помощью той самой пресловутой Бездны. Вот что ещё стоило прояснить, притом поскорее.
- Ну хорошо, парни. Кажется, я уже в норме, поэтому продолжим. Меня привёз Олег. Почему? Почему я не сама дошла? Что я всё ещё не сумела вспомнить?
Спросить, что демоны сделали с Дианой и Мигелем? Ответ Ева боялась услышать. Если он окажется тем, который она ожидает... Что тогда?

0

20

Разумеется, этот вопрос должен был прозвучать, причем одним из первых – вопрос об истинном имени господина Серова. И оба легионера, находившихся сейчас в кабинете вместе с Евой, отлично понимали, что он будет неизбежно им задан, вот только отвечать на него все равно готовы не были. Глянув на Дока в очередной раз с выражением хилой надежды на его подмогу, Олег уже раскрыл, было, рот, собираясь заговорить снова, но инфернальный врачеватель довольно категорично мотнул головой в жесте отрицания. Молот послушно сомкнул губы и промолчал, в мыслях пожелав, чтобы вопрос не повторился. На их обоюдное счастье так и случилось, девушка сразу отвлеклась на мешанину в собственной голове, старательно принявшись разгребать тот самый бардак из обрывочных воспоминаний, что накопился за пару дней. Молот, тем временем, задумался, а есть ли действительно такая уж необходимость скрывать, кем является их босс на самом деле от той, кто его Бездной отмечена? В общем-то, да, об истинных именах падших ангелов испокон веков особо не распространялись – по вполне очевидным причинам, но разве конкретно в этом случае имело смысл сохранять все в тайне и дальше? Но, как бы там ни было, сильно отвлекаться на подобные рассуждения легионер не стал. Тут, как говорится, лучше перестраховаться.
Док все с тем же ненавязчиво пристальным вниманием поглядывал на Еву, отмечая каждое мельчайшее изменение в мимике на ее лице, каждое малейшее движение. Олег, все еще стоявший рядом с ней, проявлял не меньший интерес к происходившему в его присутствии процессу восстановления всех минувших событий и их хронологии, но сосредоточенность его была куда более открытой, откровенной, совсем не такой аккуратной и тактичной, как у врача. Казалось, еще чуть-чуть и его серо-голубые глаза пригвоздят секретаршу к ближайшей стене тяжестью чересчур испытующего взгляда.
- Да, все так и было, - кивнув как бы в знак поддержки, подхватил Олег, едва госпожа Миронова заговорила снова.
Но Ева буквально тут же затихла, подавшись обратно в тернистые дебри своей памяти, выжидательное безмолвие последовало и от Молота. И пока он ждал, любопытство щекотало его сознание на тему, чего же такого припомнила девушка, но решила не говорить, когда выражение довольства вперемешку с легким намеком на сладострастие отразилось в ее образе. Впрочем, некоторая догадка на этот счет у него появилась быстро.
Вскоре голос Евы вновь оборвал тишину и звучал он уже более решительно.
- Как ты и сказала, - осторожна начал с ответом на новые вопросы Олег, - из офиса ты ушла вчера пораньше.
Последовала неуверенная на вид пауза.
- Слушай, я решил, так скажем, тебя «проводить», - выпалил Молот, обозвав слежку словом попригляднее. – Ты чувствовала себя плохо. Мы беспокоились. Я и поехал за тобой на машине, убедиться, что до дома ты добралась без проблем. Так я и оказался у того кафе, куда ты заглянула. Ты же вспомнила про кафе?
Молотов замолчал, дожидаясь слов секретарши, и краем глаза уловил, как насторожился Док. Видимо, «доктор мафии» предпочел бы сам отвечать Еве, опасаясь, что Олег может сболтнуть больше нужного.

0

21

Поехали, значит. Следом. Ева припомнила, как вышла из здания. Маршрут уже вполне ясно прорисовывался в мыслях. Да, сначала она решила прояснить голову прогулкой по магазинам. Торговый центр, в который Ева хотела пойти сначала, не работал из-за каких-то терактов. Тут Ева бросила быстрый взгляд на Олега гадая, знает ли он что-то о причинах. Конечно, глупо считать, что даже демоны всеведущи и тем более замешаны абсолютно во всех бедах человечества, но мало ли какие ещё совпадения тут имеют право быть.
- Да, помню про кафе. Кафе, в котором хозяйка ведьма.- брошено как бы наобум, но пронзительный взгляд Евы ни на миг не покидает лица Молота, не теряя  с ним зрительного контакта.- Приятная, милая женщина. Мы с ней успели познакомиться. Там ещё парень был. Вернее, не один, но другой ушёл раньше. А этот... Хм, мне он не понравился. Наглый был, из-за него я...
Ева поджала губы, вспоминая, как Мигель облил её водой. Вполне себе повод для женской злопамятности. Но он же обещал помочь разобраться с её новообретёнными силами. И даже если Бездна ему не по зубам, может, он даст подсказку, как освоить алхимию? Ева не считала это жадностью, но раз уж сила ей всё же доступна, то почему не получить как можно больше? Благо, сами помощь предлагают. И Мигель, и Диана... Если только живы оба.
- Так что, это ты видел, приглядывая за мной?- Слово "приглядывая" Ева произносила с особым выражением, слегка растягивая, вкладывая немалую долю сарказма.- Всё, что было там, внутри. И когда я призвала, хм, Бездну - тоже видел? Я так и не поняла, как сумела сделать это. Интересно же, а вдруг я себе наврежу по незнанию?
Что-то внутри головы секретарши Серова настойчиво советовало эту тему не бросать, не позволять сбить себя с толку, уходя на иное, что могли бы предложить Док и Молот. Но выяснять разом всё было сложно, поэтому конкретно тему личности она отложила, решив поднять её следующим пунктом. Пока же любопытство толкало уточнить, как именно Бездна оказалась в её власти, да и была ли вообще та власть?
- Скажи, Олег... или как там тебя в Аду звали? Ты знаешь, что именно я сделала? Я же обычный человек, не ведьма даже, а тут сама Бездна мне подчинилась. Или не мне, а всё сделал кто-то другой? Может, я одержима какими-то демонами сама того не зная?
Показалось, или Молотов переглядывается с Доком? Ева прикусила нижнюю губу, замолкая и ожидая разъяснений. Что за тайны тут?  И можно ли ждать и надеяться на честный ответ? От кого - от демонов?
Наивные чукотские юноши и девушки всё равно оказываются в дураках. На что я рассчитываю? Кто я тут, тем более для них? Люди демонам просто еда, игрушки. Они нас ни во что не ставят. Ну посмотрим, что вы скажете. Может, я всё равно не узнаю всей правды, но сейчас я хоть пойму, до какой степени могу дожать. А потом, если Диана всё-таки жива, я поговорю с ней. По крупице, но я соберу всю информацию. Быть глупой куклой я не собираюсь, а тем более просто едой. Чёрта с два, ребята.

0

22

Тут уж, когда Ева заговорила снова, присесть захотелось самому Олегу, что он, собственно, и сделал, на автоматизме подавшись к ближайшему стулу, едва дослушав все сказанное девушкой.
- Бездна, Ад … кафе с хозяйкой ведьмой, - протянул падший ангел, сложив руки на столе и чуть опустив голову. – Вижу, ты и без нашей помощи во многом успела разобраться. Наверное, нам действительно не стоило вмешиваться. Мне не стоило.
В голосе Олега послышалась готовность признать свою фатальную ошибку. Теперь пришел его черед поразмыслить о расплате за самовольство, осмелиться представить себе степень негодования Абаддона.
- Да, - порывисто продолжил он, - я видел практически все, происходившее там, видел и слышал. Так что, мне пришлось остановить ведьму, применившую усыпляющие чары.
Молот обернулся в сторону секретарши, выражая некоторое недовольство собой.
- Но она осталась жива, если тебя это беспокоит. Как и ее друг. С ними все в порядке. По крайней мере, было в порядке, когда я уносил тебя из этого кафе, - проявившаяся в интонации озлобленность неумолимо росла с каждым новым произносимым словом, делая речь примечательно более резкой. – И мне очень жаль, что тогда я не имел возможности получить приказ …
- Ева, послушай, - внезапно вмешался Док, и его спокойный, размеренный голос на раз обрубил фразу падшего, не дав ему договорить, - волей случая, мы с Олегом сейчас находимся в весьма непростом положении. Понимаешь ли, все происходившее с тобой в эти два дня имеет отношение исключительно к тебе и Константину Александровичу. Наша задача состояла лишь в обеспечении твоей безопасности, о чем тебе знать не полагалось. Но события развернулись таким образом, что Олег был вынужден вмешаться, под свою ответственность.
Демон осознавал, не зайди речь в кафе о взрыве церквей, все могло бы еще обойтись. Молот, как и любой другой легионер Ангела Бездны всегда стоит на страже интересов своего генерала, потому исход ситуации вполне закономерен. Но госпоже Мироновой, разумеется, не стоит знать о том, что за дела вершит в Малкут ее шеф, по крайней мере, не им ей об этом рассказывать.
- И теперь, - не прерываясь на острые паузы вещал Док, поддерживая свой почти гипнотический тембр голоса, - мы в некотором замешательстве, не знаем, как нам следует поступить, ведь разговор этот должен был состояться у тебя не с нами, а с Серовым.
Продолжая с мягкостью смотреть на Еву, врач неспешно поднялся со стула и протянул руку за хрустальным графином, стоявшим на середине стола.
- Но, как и обещали, - продолжал он, разливая темно-янтарную жидкость по стаканам, стоявшим там же, - на некоторые вопросы мы ответим. Просто не жди и не требуй от нас многого.
Подтолкнув стакан к Олегу, Док подхватил со стола оставшиеся и подал один из них Еве.
- Это коньяк. Думаю, не лишнее сейчас, - пояснил он и сам сделал глоток. – В общем, я бы начал с этой женщины – ведьмы. Понимаю, скорее всего, тебе захочется встретиться с ней снова. При данном положении вещей, это, можно сказать, в некотором роде логическое решение для тебя. Но я бы не советовал этого делать. Хотя бы до тех пор, пока не увидишь и не поговоришь с Серовым. Даже если она и впрямь милая женщина, как ты ее определила, есть немалая вероятность, что вреда тебе от нее будет больше, чем пользы.
Во взгляде Дока, адресованном девушке, на пару секунд проступила суть убедительной просьбы.
- Хорошо подумай над этими моими словами. Обстоятельно объяснить у меня не получится, потому как не считаю себя в праве рассказывать тебе все, что я знаю. Но поверь, ведьмы нам далеко не всегда союзники, а ты теперь связана с … нашим боссом, - казалось, врач едва удержался не назвать имя. – А что касается Бездны … да, ты назвала верно, это именно она, и тебе удалось призвать ее как раз благодаря Серову. Вот почему я сказал, что происходящее имеет отношение только к вам двоим. Также спешу заверить, что ты вовсе не одержима.
Док успокаивающе улыбнулся Еве, как это делают порой обычные врачи в разговоре с пациентом. Правда, он успел подумать, насколько можно считать одержимостью те чувства, что ныне наверняка одолевают девушку, чувства к самой Бездне и ее Хозяину.
- И да, ты все еще человек. Но, разве что, связанный с Бездной, - демон помедлил, но решил добавить. – Кстати, исключи сразу одно свое заблуждение. Бездна никому не подчиняется, кроме ее Повелителя и ее Привратника. Пожалуй, это я могу открыть – у нее только два властителя. Так что, тебе она помогала, так сказать, по своей собственной инициативе.

0

23

Едва Олег признался, что "остановил" Диану, Ева почувствовала, как нечто обрывается в груди. Остановил - это убил?  Диана была ей чужой, по сути никем. Они были знакомы от силы час или два. Но думать, что эта любезная, интересная девушка могла быть... Допаниковать не дал демон, в глазах которого читалось выражение крайней степени недовольства. Ева потупила взор, надеясь, что взглядом Молот и ограничится. И вздохнула: глубоко, свободно и как-то даже облегчённо. Раз Диана жива, то можно расслабиться и дальше слушать уже спокойно, что  ещё скажут эти демоны. И слушать надо крайне внимательно. Показалось или нет, что Молот собирался сказать нечто интересное, но не разрешённое?
Ева чуть сместилась на диванчике, передвигаясь на самый краешек. Вскакивать и убегать она не собиралась, но просто сидеть на одном месте было весьма трудно. Затем поочередно посмотрела на Дока и Олега, пытаясь понять, что скрывается за их лицами-масками. Доступны ли демонам человеческие эмоции и настроения? Молот вот, к примеру, очень убедительно нервничает, злится даже, если верить тому, что он проявляет в мимике и движениях. С доктором сложнее. "Добрый" эскулап казался сфинксом, непрошибаемым, уверенным, даже немного пугающим. Подспудно возникла мысль, порождённая некоторым количеством прочитанной достаточно давно литературы. А какую иерархию занимали эти два демона в Аду и по отношению друг к другу? Что подчинялись оба Серову, это ясно. Небольшой ассоциативный ряд, выстроенный в уме от имени Серова, снова обратил внимание к истинному имени начальника. Ева чувствовала, что и сама знает его, но, как назло, именно это имя ускользало. Сатана, Люцифер - первое, что шло на ум при мысли о демонах.  Ева сатанисткой себя не считала, демонологию особо не штудировала. Не было практической пользы, да и оставался тот страх, порождённый воспитанием религиозной бабушки. Демоны - это Зло. Ад - опасен, туда никто в здравом уме не захочет. Разве что истинные грешники. После встречи с Атумом Ева уверилась, что Ад существует и ей-то туда точно не надо. А теперь она работает на одного из падших и это значит, что душа её в любом случае потеряна. Знать бы хоть, кто её заберёт.
Зло скривив губы, Ева протянула руку, беря стакан с коньяком. Не глядя она поднесла его к губам и сделала хороший глоток, после чего, поморщившись, опустила руку, решив пока больше не пить. Коньяк она не любила, но не из-за пресловутого "клопинного" запаха, который, к слову, сама не воспринимала.
- Ну ладно,- осторожно сказала она, встречаясь взглядом с Доком.- Допустим, с Дианой и впрямь можно повременить... Со встречей.
С... вашим боссом? Да кто он, чёрт бы вас побрал?! Имя, мне нужно знать его имя. Я уверена, что это очень важно. Может, так я сумею подготовиться к...
К чему, Ева так и не сумела сформулировать. Она знала, что объяснить это может Диана, но обещание девушка уже дала, а значит, нужно его держать и ждать возвращения босса. Лишь бы встреча с ним прошла нормально. Кто знает, что он решит. Сотрёт память, к примеру. Заменит саму Еву на какого-нибудь демона, как в случае с охраной. Тут Ева вспомнила об Антоне и разом погрустнела. Бедный Антон, подумала она, его больше нет, это очевидно. А ведь именно он привёл её к Серову.
Стакан с недопитым коньяком выскользнул из разом ослабевших пальцев. Ойкнув, Ева наклонилась, быстро поднимая его. Янтарная жидкость быстро впитывалась в густой ворс ковра, Ева машинально вытирала испачкавшиеся пальцы о свою юбку и пыталась осмыслить осенившую её идею. Зачем Антон привёл её на работу к архидемону? Что нужно такому могущественному существу даже не от ведьмы, от обычного человека? Но спрашивать Дока Ева уже не стала, решив точно дождаться Константина Александровича и, если её пощадят, вызнать у него всё, что только возможно.
- Когда он вернётся?- слабо улыбнувшись, Ева подала пустой стакан Олегу, а сама повернулась к Доку.- Босс появится сегодня? Насколько я помню, он часто любит исчезать, порой даже без предупреждения.
Бездна не подчиняется ей. Хорошо, думала Ева, пусть так. Это всё же слишком сложно для неё. Но, может быть, получится найти иной источник силы? Вряд ли Бездна и дальше решит "опекать" случайную подружку своего властителя. Одного из двух. Ева снова наморщила лоб. Припомнились некие тексты о Конце света. Каким-то образом это было связано.  Демоны, казни Египетские, саранча. Кто должен был начать всё это?

0

24

Продолжая ненавязчиво всматриваться, визуально считывать реакции Евы на свои слова, Док, хоть и не обладал пресловутым каналом ментальной связи с Олегом, вполне отчетливо улавливал в параллели и растущее в нем напряжение. Это ощущалось буквально неким электростатическим напряжением в воздухе. Но внешне он казался разве что чем-то расстроенным, склонившись теперь над стаканом с коньяком в своей неподвижности и молчаливости, будто бы крепко призадумавшимся над причиной, одолевшей его мысли. Впрочем, секретарша тоже не сказать бы, что была спокойна. И врача тревожили оба, потому как он не любил ошибки, но еще большей нетерпимостью к ошибкам обладал Абаддон. Если Ева сейчас, с его ответов, сделает неверные умозаключения, проблемы могут оказаться у всех, всем хватит. К тому же, еще и Молот запросто способен подлить, что говорится, масла в огонь, - со своей-то импульсивностью.
Док на миг глянул в сторону Олега, подумав в очередной раз о некоторой, по его мнению, абсурдности: падший ангел, настолько древнее создание, а вот владеть собственными эмоциями не вполне умеет. Хотя, с другой стороны, этот мир для него сродни чему-то в новинку. Насколько знал демон, падший в Малкут не так давно, чтобы успеть привыкнуть ко всему здесь. К тому же, одно дело научиться вести дела мафии, что для падших духов, как оказалось, задача не такая уж и сложная, и совсем иное – заниматься какой-то простой девчонкой, имеющей определенное значение для Военного Советника, но при этом очень далекой от понимания измерений Ада и Небес, и населяющих их обитателей.  В общем, инфернальному военному ремеслу, с которым отлично дружил Олег, ближе было заниматься черным рынком оружия и устранением неугодных, нежели опекой избранниц Бездны из смертных дщерей.
И кстати о дщерях. От Дока не укрылся факт, что в уме Евы проскользнула очередная не радужная мысль, бедняжка даже стакан свой обронила. И это был недобрый для них всех сигнал, один из множества возможных.
- Мы не знаем, - отозвался Док, поспешив перехватить злосчастный стакан, дабы лишний раз не привлекать внимание Олега к ним и их разговору. – Это так, он не отчитывается перед нами, как понимаешь, тем более, когда решает какие-то свои личные вопросы, а не …собственно, думается мне, тебе вполне известно, чем мы все тут занимаемся. Поэтому в дальнейшем, наверное, ничего страшного не произойдет, если я стану называть вещи своими именами, как то говорится.
Док снова мягко улыбнулся, вслед за своим намеком на то, что имел в виду мафиозную деятельность, и тихонько опустил стакан на стол, отправив за ним и собственный.
- Ева… - продолжил он все с той же интонацией деликатности в голосе, - если тебя что-то тревожит, ты свободно можешь поделиться с нами. Понимаю, из уст демона это звучит не сильно вдохновляющим призывом, но вроде бы факт достаточно очевиден – мы тебе не враги и действительно желаем помочь всем, что только в наших возможностях.
- Верно, - внезапно очнулся Молот, довольно резко поднявшись со стула, он решительно подошел к Еве ближе. – И тебе помочь, и себе.
- Олег, - попытался вмешаться Док, но падший бескомпромиссно вскинул руку, чтобы тот не встревал; демону оставалось подчиниться и замолчать.
- Начнем с имени, - возобновил свою прыткую речь Молот, и Док, бессильно вздохнув, прикрыл ладонью глаза; падший на этот жест не обратил никакого внимания. – Его имя – Абаддон, Ангел Бездны. Он один из генералов Шеола и Военный Советник Ада.
Молот выдержал секундную паузу, слабо ухмыльнувшись с оттенком горечи и злобы.
- Еще немного ясности, - голос его был тверд, но при этом выражал плохо скрываемое недовольство необходимостью вести подобный разговор. – Мы – его легионеры. Как и сказал тебе Док, он – демон. Я же – падший ангел, и мое имя, истинное имя – Пагнарэль. А теперь можешь задавать остальные свои вопросы, я сам на них буду отвечать.

Что-то вроде старых фото.

Док
http://sd.uploads.ru/t/2v5VW.jpg
Молот
http://sd.uploads.ru/t/e8Ofl.jpg

0

25

Лёгким пожатием плеч Ева обозначила ответ и отношение к тому, чем занимаются демоны в мире простых смертных. Мафия, торговля оружием... Да было бы из-за чего волноваться. Даже проще, ведь у демонов больше возможностей прикрыть от властей свою нелегальную деятельность, а значит, можно не опасаться, что в один не очень прекрасный день в дверь без стука вбегут вежливые люди с автоматами. Конкуренты или родная полиция - тут тоже особо роли не играло. В общем, Ева кивнула, давая понять, что всё в порядке, Док спокойно может говорить без обиняков.
Что её беспокоило? Да многое. Как тут сразу разобраться и высказать, о чём полнились думы в её голове. Ева не спешила начинать расспрашивать даже не потому, что была неболтлива от природы, а работа в таком опасном месте настроила на абсолютную сосредоточенность на том, что и кому говорить. Сами вопросы не успели толком оформиться во что-то конкретное. Поспешишь, не только насмешишь демонов, но и легко упустишь шанс узнать нечто действительно важное. Ева готова была прозакладывать... нет, не душу, но что-нибудь вполне ценное из своих материальных благ, что демоны тоже не против замять какие-нибудь детали.
И потому внезапный порыв Олега, подкреплённый реакцией Дока, вызвал в Еве чувство искреннего изумления, открыто демонстрируемого ею и расширившимися зрачками, и чуть приоткрытым ртом. А уж когда прозвучало истинное имя того, кто раньше был известен просто как Константин Серов, вкупе с кучей званий, вот тогда Ева, успев вновь обрести способность мыслить и дышать, просто расхохоталась. Её смех звучал громко, звонко, со всем искренним весельем, которое только было ей доступно. Она трясла головой, словно  что-то отрицая, попыталась зажать рот ладонью, но это мало помогало и Ева мысленно махнула рукой на попытку унять свою почти истерику. Лишь мельком понадеялась, что демоны не пользуются методами гастролирующих алхимиков и разгневанных ведьм, а потому нового холодного душа можно сейчас не ждать.
Абаддон, Ангел Бездны, да ещё Советник Ада! Кто бы мог подумать, на какую важную птицу умудрилась нарваться недоведьма, обычная шарлатанка, каких пруд пруди. Смех уже затихал, только плечи содрогались от лёгких конвульсий. Ева думала о Серове и чувствовала себя на редкость глупо. Она считала его обычным ловеласом, бабником, которому лишь бы поволочиться за очередной женской юбкой. Похотливый кобель, вновь мелькнула данная ему однажды ею оценка, и Ева снова фыркнула, награждая нелестными оценками уже себя.
Дура, ты просто дура, Ева Миронова. Нужна ты ему, как же. У него таких сотни и тысячи, притом в Аду наверняка среди своих же хватает намного интереснее. Это была просто игра, развлечение. На сколько? На месяц, на год? Лучше остынь и успокойся. И включи мозги, они теперь нужнее твоих романтических бредней. Этот... Абаддон всё равно не станет твоим прекрасным принцем на белом лимузине... или адском коне. Хватит наивных фантазий.
Веселье исчезло и Ева подавила грустный вздох. Ведь на какой-то миг она действительно подумала, что, возможно, он выбрал её. Заинтересовался. Влюбился? Наивно, конечно. Сам Ангел Бездны, да при всём желании - разве такой способен испытывать чувства? Конечно же, нет.
- Пагнарэль,- слабо улыбнулась Ева, повторяя имя падшего. Надо запомнить, вдруг пригодится.- Хорошо. Говоришь, честно ответите? Без утайки, без попыток исказить факты? Я всё равно не смогу проверить, но всё же... Хорошо. Вопрос первый, про Антона. Он теперь тоже один из вас? Сам Антон мёртв?
Задать вопрос в лоб? Ева взглянула на Молота в упор, оценивая его. А сумеет ли ответить и на этот вопрос честно?
- Насколько случайной была его помощь мне, когда я оказалась в беде? Почему он привёл меня именно сюда? Ведь можно было просто помочь любыми другими способами. Не знаю, насколько вы всемогущи, но подозреваю, что можете многое. Зачем я... Абаддону?

0

26

Док по-прежнему молчал, сидел мрачнее грозовой тучи, но при этом как-то умудрялся источать и некое ничем нерушимое спокойствие, будто эта история была для него далеко не первой и ему хорошо известно, как все повернется в ней и чем окончится. Даже случившийся у Евы припадок неудержимого смеха никоим образом не выбил его из этого принятого состояния, он лишь коротко глянул на падшего ангела и снова вернул безмолвное внимание девушке, как бы в терпеливом ожидании финала всей этой сцены в кабинете.
Пагнарэль, дождавшись, когда Миронова, наконец, успокоит буйство своих эмоций, утвердительно кивнул на первый прозвучавший вопрос. Ответы будут действительно честными, хотя бы потому, что в этом заинтересована не только сама Ева, но вот касательно утаивания – тут уж зависело от того, о чем именно станет спрашивать секретарша адского генерала.
Антон… Молот, не пряча выражения, состроил мимику человека, не шибко довольного необходимостью удовлетворять такой интерес. Но как-то рассказать об участи приятеля девушки нужно, ведь он сам вызвался держать ответ.
- Да, - без особой паузы отозвался падший, - он демон. Точнее, не он сам, а в его теле сейчас один из нас – легионеров Абаддона. Душа же Антона теперь в Аду.
Пагнарэль вещал об этом с такой интонацией, словно рассказывал о чем-то обыденном и само собой разумеющемся. Для него-то так оно и было, но вот о чувствах Евы подумать как-то в голову ему не пришло. Молот разговаривал с девушкой в такой манере, будто у нее уже давно имелись вполне сложившиеся представления об обсуждаемой теме, и речь вовсе не шла о том, кто мог быть ей до сих пор дорог, к примеру.
- Мертв он или нет, тут сложно судить, потому как оболочка его жива и за все время особых повреждений не получала. В теории, Абаддон мог бы вернуть его душу обратно в тело, но суть в том, сочтет ли он это нужным. Думаю, вряд ли, - выражая свои сомнения, он повел плечом, всерьез увлекшийся этими рассуждениями вслух, но через пару секунд очнулся. – В общем, с этим делом к нашему боссу.
Дальнейшие вопросы вызвали у падшего ангела иные чувства, но столь же плохо скрываемые, и походили они больше на опасения; такая реакция вполне могла говорить о том, что темы коснулись запретной. Казалось, даже Дока эти вопросы насторожили, он бросил на Молота очередной опасливый взгляд, но тот снова остался без ответа. Впрочем, это все равно не заставило врача мафии нарушить свое молчание.
- Это был приказ Абаддона, - точно стоя перед офицером, отчеканил Пагнарэль, едва отхлынуло на миг заставшее врасплох замешательство, затем последовало несколько секунд общий тишины, и он продолжил куда спокойней. – Я сказал, что удовлетворю твое желание знать, но Ева, о некоторых вещах я в действительности не имею права говорить.
- Эту историю тебе сможет рассказать только сам Абаддон, - прозвучал тихий голос все-таки решившего вмешаться Дока; он помолчал, но Олег не спешил возвращать себе инициативу. – В любом случае, очевидно одно – для Ангела Бездны некоторое значение ты имеешь. Потому как в противном случае, сама должна понимать, мы бы с тобой так не нянчились, да и Бездна не стала бы тебя защищать от воспринятого ею за угрозу.

+1

27

С Антоном уже давно всё было кончено в глазах Евы. Ещё когда она только узнала, что он забрал все её деньги, чтобы купить наркотики, что-то оборвалось внутри неё. Это было... предательство. Он предал её доверие, а страшнее этого для Евы не было греха. Не то, что он забрал деньги, это она бы могла простить. Ева редко занимала в долг, но всегда готова была к тому, что ничего не вернут.
Была ли любовь, или она всего лишь увлеклась им, сейчас сказать было трудно. Тогда чувства были намного ярче и многое казалось более важным и значимым. Но не случилось, разошлись их пути, Ева смогла забыть и Антона, и его поступок. Вернее, не забыть, а превратить мысли о нём в нечто малозначительное, словно когда-то просмотренный фильм. Как говорится - это было давно и неправда. В общем, когда Антон объявился снова, прося прощения, она просто пожала плечами, да и он словно сам всё понял, настаивать на каких-то попытках вернуть всё не стал, даже намёков не было. Поговорили и снова расстались, как она тогда думала - навсегда. Потом её связь с Атумом и разоблачение шарлатанки. Антон оказался снова рядом. Просто предложил помощь, взамен ничего не попросил. Как он сказал, это было в порядке погашения всех счетов между ними. Ева легко "купилась" на это. Потому что убедительно, потому что была в отчаянии, потому что снова хотела кому-то поверить. А в итоге это снова оказалось обманом, игрой. Не было больше Антона.
... в его теле сейчас один из нас – легионеров Абаддона. Душа же Антона теперь в Аду.
Слова падшего резанули слух Евы словно скрип гвоздя по стеклу. Она не любила Антона, не видела в нём даже друга, максимум приятеля, к которому не испытывала неприязни, даже благодарна была. А теперь ей говорят, что его нет. Умер? А если нет, то захочет ли Абаддон возвращать душу Антона в его тело? Стоит ли просить его об этом? Ева не спросила Молота, решила повременить. Может на падших ангелов не действуют чары земных женщин, хотя шанс оставался. Но их лучше проверить на одном конкретном падшем. Она кивнула, когда Пагнарэль предложил поговорить об этом с боссом. Это самое разумное, что она могла сделать.
Ева внимательно вглядывалась в лицо Пагнарэля, ожидая ответ на другой вопрос. Его замешательство от неё не укрылось. Мелькнуло в мыслях предположение, что сейчас ей будут врать. И сразу возник вопрос, да что же такого они хотели от неё, если теперь так нервничают.
О... Внезапно, удивление в мыслях Евы смешивалось с весельем, когда она слушала ответ Пагнарэля. Демоны отвечали на вопросы, при этом вполне откровенно. И это... да, приободрило девушку. Вот теперь она действительно готова была поверить, что всё обойдётся. Ну подумаешь, демоны, падшие. Ничего страшного, можно и с ними дело иметь. И более того, слова Пагнарэля звучали даже лестно для неё. Пусть всего лишь некоторое значение, но оно было, чего же больше. Прагматичный ум Евы Мироновой мигом просчитал  возможные выгоды с этого. Ангел Бездны плюс сама Бездна - и вот этот подарок Судьбы для неё? Полной дурой надо быть, чтобы всё испортить, а могла это сделать только она сама. Ева улыбнулась Пагнарэлю и Доку.
- Как скажете, парни. И с этим я подожду Константина... Абаддона. Надеюсь, всё же не вечность. В этом тряпье я уже больше суток нахожусь, и честно сказать, просто мечтаю о душе. Вы отпустите меня домой, если он сегодня не объявится? Я могла бы дать слово, что не собираюсь от вас сбегать, но ведь вы в любом случае сможете найти меня, где бы я не была, верно?
Подобные идеи она обдумывала ещё когда размышляла о побеге от Атума. Кажется, тогда возникла мысль поискать помощи в церкви. А помогла бы церковь против своих исконных врагов в лице демонов? Что-то слабо в это верилось.
- Ну а пока мы ждём я бы послушала про Бездну, да и вообще про Ад. Должна сказать, что мои познания в этой области очень слабые. Как гадалка я с чертовщиной не связывалась, не было необходимости. Так что, об этом ты рассказать вправе?- Ева слабо улыбнулась.- Мне сказали, что в Аду правит Сатана. Он демон или тоже падший?

0

28

Падший ангел в голос усмехнулся, снова-таки не сочтя нужным оставить при себе свои подлинные эмоции вместе с их выражением; вопросы Евы его позабавили, но возможность ответить на них он все равно оставил за Доком.
- Не вижу ничего ужасного в том, если ты отправишься домой, хоть сейчас, - все тем же негромким, на восприятие расслабленным голосом произнес врач, одарив девушку скромной понимающей улыбкой, переведя затем внимание на Молота. – Олег отвезет тебя, когда скажешь.
Пагнарэль согласно кивнул в простецком жесте, толком еще не уняв свою улыбку, вызванную мыслью о том, что секретарше, судя по тому подбору слов, вполне могла прийти в голову какая-нибудь глупость о намерении насильно ее удерживать в офисе до возвращения их генерала. А Док тем временем вернул взгляд Мироновой, подумав, насколько очевиден тот факт, что они общаются с ней практически на равных. И дело было даже не в том, что они ее оберегают, как и было приказано, ведь оберегать можно по-разному и для демонов совсем не обязательно осуществлять это настолько гуманным способом; тут уж, как ни крути, действительно присутствовала буквальность в определениях «беречь, присматривать, охранять». Инфернальный врачеватель никак не мог знать мыслей Пагнарэля на этот счет, но отчего-то был убежден, что они наверняка тождественны его собственным измышлениям. К тому же, падший ангел сам был свидетелем такого «явления», о котором Док ведал лишь понаслышке, но все больше утверждался во мнении, что это именно оно, и особенно к тому склоняли слова самого Абаддона, сказанные Антону в его присутствии: «…так или иначе, станет моей. Бездна ее не отпустит. Я не отпущу. Ныне же мне интересно посмотреть, насколько она сильна духом». Собственно, в случае правильности умозаключения демона, все вставало на свои места, становилось обоснованным – все это, происходящее с Евой, в том числе и их опека.
- Конечно, сможем, - продолжил падший за Доком, решив дополнить его ответ своим, в шутливой манере, но по существу. – И найти, и не только. Но хотелось бы рассчитывать, ни до чего такого дело не дойдет.
Пагнарэль снова усмехнулся и нацелил шаг в сторону выхода, махнув Еве рукой в предложении последовать за ним, так что ее последующие вопросы были встречены уже его спиной. Правда на имени Сатаны он затормозил, чуть обернувшись через плечо, хмуро глянув поочередно на врача и девушку. Дока же новая порция интересов секретарши не смутила ничуть. К не так давно случившемуся перевороту в Аду он, можно сказать, отношения не имел вообще никакого. И теперь единственно, его одинокое сожаление упиралось лишь в то, что при власти Воланда расе демонов жилось несколько вольготней. Пагнарэлю, напротив, при упоминании о Дьяволе повод хмуриться был. Впрочем, повод - сильно сказано. Нынче ни для кого в Преисподней не секрет, что все падшие ангелы те еще расисты. Но, помимо этого, он, как легионер Абаддона из числа не демонов, к смене власти причастен был и сильно рисковал на том этапе.
- Поезжай, - кивнул Док Еве в сторону падшего ангела. - По дороге он тебе расскажет.
Молот отвел взгляд и, дойдя таки до двери, нетерпеливо бросил, обозначив значимость в голосе:
- Император Ада – Люцифер. И Сатана – не падший ангел.
Он довольно грубо толкнул дверь вперед, не повторяя своего приглашения Еве, и застыл, как вкопанный.
- … Стараниями нашего старшего брата о Воланде можно не вспоминать, - раздался знакомый всем присутствующим холодный властный голос. – Думаю, эту историю я теперь продолжу сам.

0

29

Хотя домой она попросилась сама, Ева всё же чуть замешкалась, прежде чем встать с уже ставшего почти родным диванчика. Казалось бы, вся ночь была в её распоряжении, чтобы выспаться и почувствовать себя отдохнувшей, но подобного не было и в помине. Ева ощущала себя на редкость усталой и разбитой. Скорее всего, предположила она, дело было в не самой удобной для сна позе, в которой она провела эту ночь. К тому же странные сны, образы которых не полностью истаяли в сознании секретарши Ангела Бездны.
Потирая левое плечо, пытаясь размять напряжённые мышцы, Ева шагнула за Пагнарелем, мысленно повторяя сказанное им относительно "не только найти". Разыгравшаяся паранойя тут же напомнила ей все уже не раз обдуманные подозрения касаемо собственной участи.
Думай, Ева, думай. Кажется, сейчас мы ладим, но это в любой момент может измениться. Я не хочу умирать и не хочу попасть в Ад... как Антон. Если бы успеть поговорить с Дианой! Мне нужно время, совсем немного времени, чтобы вернуться в то кафе и найти ведьму. Может, я ошибаюсь, но мне кажется, что Диана могла бы дать нечто, способное сойти за оружие. Любой шанс, любая возможность. Зависеть от прихотей и настроения демонов! Нет, я на этом не остановлюсь. Я не сбегу, парни, но даже не думайте, что я смирюсь со своей слабостью против вас. Я не дура и понимаю, что сейчас вы терпите меня по каким-то своим соображениям. Может, потому что ваша Бездна меня защищает? Хорошо, принимается. Но она не моя, она принадлежит ему. А мне нужно моё оружие, моя собственная сила.
- Ладно,- Ева кивнула Доку, пытаясь подавить зевок, прикрывая рот ладонью. Затем моргнула, усваивая внезапную информацию. Люцифер, не Сатана. Что там было в книгах по магии, эзотерике и прочему? Вообще, Ева знала, что  Сатану нередко называли и Люцифером,  и многими другими именами, и после разговора с Атумом она была практически уверена, что речь идёт именно об одном и том же существе. Тот, кого низвергли с Небес за какие-то страшные грехи. Он, Враг человечества, желающий зла всем смертным.  Озадаченно наморщив лоб Ева также припомнила, что  кое-кто приписывал искушение её тёзки в Садах Эдема также Люциферу, мол, именно он подсунул некое яблоко наивной женщине, за что и выгнали их из Рая. Вопросы так и рвались с языка, жажда знать вскипела с новой силой. Язык пришлось прикусить, причём в буквальном смысле, чтобы не давать явно не слишком довольным нынешним положением вещей демонам повода для нового раздражения.
- Что?
Голос принадлежал не Пагнарэлю с Доком, но всё же он был знаком и очень хорошо. Возглас удивления сорвался с губ, Ева застыла на месте, менее всего готовая к этой встрече. Сердце совершило скачок, едва не выпрыгнув из груди. Изумление, недоверие, паника - всё это смешалось в ней причудливым коктейлем. Смысл сказанного Ева уловила не сразу, просто замерла на месте, как заворожённая глядя на возникшего на пороге человека. Демона, падшего ангела, поправил её внутренний голос, но как-то неуверенно. Сомнения вновь охватили разум Евы. Слишком холоден, слишком чужд был тот, кто стоял перед ней сейчас. Как вести себя с ним, что говорить? Вот теперь она задумалась, насколько наивно было полагать, что это создание вообще возможно очаровать. Ева вгляделась в глаза Абаддона, пытаясь увидеть в них хотя бы какие-то чувства. Страх не отступал, но отворачиваться Ева не стала, не позволяя себе первой опустить взгляд. Выдержать сколько получится, но это испытание она назначила себе сама и должна была с ним справиться.
- Полагаю, мы больше никуда не идём,- Ева изобразила почти искреннюю улыбку, тут сказалась практика работы секретарём.- Так что же было дальше в этой истории? Что сейчас творится в Аду... и на Земле?

0

30

Замешательство Пагнарэля было более чем очевидным. Судя по всему, он вообще никак не думал увидеть Советника сразу за дверью. На автоматизме сделав пару неуверенных шагов назад, тем предоставляя возможность своему генералу свободно войти в кабинет, легионер немо замер в ожидании, и по выражению, запечатлевшемуся на его лице, довольно отчетливо читалось, что ничего хорошего он сейчас не ждал. Док тоже застыл на своем месте, правда, паникой от него не веяло ничуть. Он казался более собранным, в супротив той былой расслабленности, но по-прежнему совершенно спокойным, как бывалый офицер, тотчас готовый приступить к исполнению приказа старшего по званию.
Абаддон без спешки переступил порог, пристально и неотрывно взирая на Пагнарэля, затем внимания удостоился Док, и Еве представилась возможность самой увидеть, с какой нещадной давящей остротой Советник всматривается в глаза врача-демона. В том всеобщем остолбенелом молчании, воцарившемся на какие-то секунды, выглядеть это могло достаточно зловеще, хотя по существу являлось всего лишь ментальным контактом – быстрым сбором информации о событиях минувших. И только по завершению оного архидемон обратил свой взгляд на секретаршу.
Сдержанная улыбка, едва проступив на его губах, не затронула холодность в чертах лица, точно бы искусно выточенного из камня, и даже подчеркнула ледяной блеск черных глаз. Но Абаддон отметил стойкость Евы, самообладание, не позволившее ей отвести свой взгляд. Он это оценил.
Обращенная к нему реплика будто бы немного оживила его мимику, но все равно не вернула тот человеческий образ, к которому, должно быть, привыкла девушка.
- Почему же? – в размеренном тоне отозвался Советник, опять-таки уже не возвращаясь к манере изречения, обыкновенно свойственной Серову; голос его был приглушенным, почти тихим, но сила и властность все равно безошибочно угадывались в нем. – Немного позже. Сначала мне надо закончить с ними.
Возможно, прозвучало это так, будто Пагнарэля с Доком и впрямь ждала неминуемая расправа, по крайней мере, у падшего ангела до сих пор вид был соответствующий. Но буквально сразу после лаконичного ответа в дверь стали входить остальные из «команды» Константина Александровича, и внезапно все стало откровенно напоминать начало некоего совещания.
- Едва ли это отнимет у меня много времени, - добавил падший архангел, усаживаясь в свое кресло. – Можешь подождать снаружи или остаться. В любом случае, право присутствовать у тебя теперь есть, и они это знают.
Вошедшие в молчании рассаживались по своим местам, мельком бросая на Еву взгляды разного содержания, но протеста, пренебрежения и подобных тому откликов в них не прослеживалось. Всех их связывала Бездна, и они ощущали в девушке оставленный ею след, пусть при этом и не имели представления о самих деталях. Правда, многие из падших ангелов, находившихся сейчас здесь, вполне догадывались о сути причинно-следственной связи.
Демон, заселившийся в тело Антона, тоже был в кабинете. Он стоял рядом с Советником и смотрел на Еву, более свободно, чем позволяли себе прочие. Потом что-то быстро сказав генералу на непонятном языке, легионер опустился в кресло рядом, еще раз коротко глянув на девушку. Когда без того немногим пострадавшая тишина стала издевательски гробовой, Абаддон вновь обратил свое безраздельное внимание на Еву в ожидании ее решения.

0


Вы здесь » Ночная Столица: между Адом и Раем » Улицы большого города » Офис Константина Серова