Вниз страницы

Ночная Столица: между Адом и Раем

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ночная Столица: между Адом и Раем » Улицы большого города » Офис Константина Серова


Офис Константина Серова

Сообщений 31 страница 38 из 38

1

Офис Абаддона находился в бизнес центре, расположенном буквально в километре от Кремля, в районе Замоскворечья и носившем довольно символичное название  «Легион I». Сам комплекс представлял собой три здания, одно из которых всецело и было арендовано под нужды военного советника Ада. Объект, помимо своего местоположения, также славился уникальным архитектурным исполнением, высокой комфортабельностью и прочими качествами, определяющими ценность строений подобного назначения, в том числе и отличной охранной системой. Правда, о вопросах безопасности у Ангела Бездны имелись свои представления. Таким образом, помимо вполне классического для криминального мира расклада с натренированными головорезами и разнообразными игрушками по последнему слову вооружения и техники, само собой, не обошлось и без серьезной магической защиты.
http://se.uploads.ru/t/BzgUf.jpg

http://sd.uploads.ru/t/76TkX.jpg

http://sf.uploads.ru/t/OBjig.jpg

http://sf.uploads.ru/t/HBmfE.jpg

0

31

От улыбки Абаддона Ева едва не попятилась. Не было в ней ничего живого, тёплого, да просто человеческого. Словно робот возник перед ней, Терминатор. "Мне нужна твоя одежда, ботинки и мотоцикл." Ева поёжилась, потому что архидемон заговорил и интонации в его голосе один в один соответствовали той бездушности человекоподобных киборгов из всем известных фильмов о машинах из будущего. Терминаторы пугают? Вы побудьте на минутку перед кучей демонов из Преисподней. Ева не стала кивать, промолчала, как бы принимая решение начальника провести разбор полётов между подчинёнными. Сейчас она была рада, что разбираться он желает только с ними, ничего не сказав о том, что её очередь тоже подойдёт. Может и подойдёт. Куда они отправятся потом? Что он держит в уме относительно планов на её счёт?
В дверь начали проходить все прочие сотрудники офиса и Еве предоставилась отличная возможность убедиться, что человеком она была здесь одна. Она посторонилась, пропуская демонов и падших, при том сама всё же не видела между ними разницы внешне. Может, её и не было вовсе. Мысленно она всё также называла их всех просто демонами. Единственное, что вызывало некоторое любопытство в этот момент, истинная внешность инфернальных обитателей. Ева была уверена, что все истории и мифы не на пустом месте строились, и помимо эфирной, то есть, не материальной сущности демонов, были те обличья, что они принимали чаще всего.
Вот прошёл последний демон, выдвинул стул с самого края стола, сел. Ева случайно поймала его пристальный взгляд, отвернулась. Не из страха или отвращения, играть в гляделки желания не было. Краем глаза она замечала, что многие смотрят на неё. Это внимание точно не льстило, больше раздражало. Подобная "особенность" бывшей гадалке не была нужна.
Ева снова прямо взглянула на всех демонов, что сидели за столом для совещаний. Перехватила взгляд "Антона", нахмурилась, думая, как разговаривать теперь с ним. Демон знал то, что знал Антон. Видел его воспоминания? Или просто выяснил какие-то подробности с его слов? Думать, что Антон просто слил демонам бывшую подружку было неприятно. И желание защищать его поумерилось. В конце конов он взрослый мальчик, сам знал, на что идёт поступая так или иначе.
- Я хочу остаться,- улыбаться больше желания не было, Ева в полном спокойствии прошла к тому диванчику, на котором провела ночь в офисе, села на него. Выпрямила спину, ногу на ногу закладывать не стала, просто сложила руки на коленях перед собой и снова повернула голову к начальнику.- Недолго, верно? Я мешать не буду, просто посижу здесь.
Смотреть в его глаза было всё труднее. Тьма зрачков затягивала, Ева с большим трудом смогла отвести от них взгляд, предпочтя проверять свою решимость с перерывами. Теперь она глядела на руки Абаддона, что было легче и позволяло не выпускать самого архидемона из поля зрения. И теперь она могла снова думать. Что сейчас произойдёт? Просто разговор или он решит примерно наказать кого-нибудь? Ева искренне надеялась, что во втором случае наказание не окажется излишне красочным и жестоким.

+1

32

Задержавшись на Еве своим тяжелым вдумчивым взглядом чуть дольше нужного, Абаддон сдержано кивнул в знак принятия ее решения и, наконец, даровал полное безотрывное внимание своей персоны собравшимся за столом; на девушку он больше не смотрел, но в том и не было нужды, - он ее отлично чувствовал.
Все эти события, пережитые за столь ничтожно малый срок - и тут уж даже по меркам простых смертных с их коротенькими жизнями - нетерпеливо и грубо давили сейчас на разум буйной толчеей из совершенных поступков и узнанных правд. Слишком стремительный и чрезмерно насыщенный поток, содержание коего еще предстояло упорядочить в уме и основательно разобраться в нем. Но ко всему тому, последним, в подобие издевательства над и так переутомленным рассудком, это известие о готовящемся перемирии с Небесами.
Поговорить с Люцифером так и не представилось возможным, после своего последнего появления в Пандемониуме прямиком из ледяных объятий Арктики, – практически мертвым, в компании Михаила и Керо. Военный Советник, будь он всего лишь простым человеком, с тех странных и в чем-то даже постыдных воспоминаний неизбежно страдальчески поморщился бы, как бывает от резкого приступа мигрени или от непрошеной боли в старых ранах. Только, сей момент, неприметно внешне, мучилась единственно память, желавшая, во что бы то ни стало, поскорей проставить все точки над «i», дабы, наконец, успокоиться. Да, после инфернальной цитадели – величественного дворца Шеола, с мощнейшими токами энергии воздвигнутой по центру зала в обсидиане Оси, таки вернувшей жизнь, буквально вновь собравшей воедино уже распадавшийся на осколки эфир (После этих манипуляторских козней Иблиса!), была обитель сестры и ее забота. (Видение …) Абаддон вспомнил и его, навеянное то ли самой Керо, то ли ее юдолью (Это все неправда!), но как бы там ни было, Ангел Бездны все равно отказывался верить этому видению, даже тогда, когда гнев на старшего брата раздирал его изнутри. Потом была обернувшаяся сущей катастрофой попытка перейти из Имаджинариума в Бездну. На этом воспоминании сердце генерала похолодело. Один из самых страшных магических просчетов, последствия от коего могли оказаться поистине колоссально ужасными. И тут вдруг, нежданно-негаданно, спас ритуал «принудительного» призыва, вытащивший в Малкут и предоставивший шанс все исправить. (Лина …) И снова еще один яростный импульс раскаленного гнева. Казалось, сколько можно ненавидеть треклятую Даханавар, но кровь падшего ангела в ее жилах – ни перебор ли это?.. И даже родство вампира с Яриной – не столь сильный удар по сознанию, в сравнении с фактом заключенного между ней и Люцифером договора.
В общем, как ни крути, а везде и всюду, за каждой из причин, ведущих к свершившимся следствиям, стоял Император Ада, и Абаддону было чертовски жаль, что так и не случилось повидаться с Денницей. Да, вместо Иблиса далось свидеться с Астаротом, - тот сам его нашел. Именно Хранитель Знаний как раз поспособствовал благому завершению ритуала призыва (… весьма своевременно остановив нас всех). Но, главное, прежде Абаддон успел дать задний ход своей магической ошибке, ведь в противном случае все остальное было бы уже совсем не важно.
Собственно, безликую комнатушку в таком же безликом – если по меркам инфернальных созданий – общежитии, среди великого множества идентичных во всем Малкут, Абаддон покинул вместе с Астаротом, по весьма убедительному настоянию последнего. Хранитель Знаний несколько успокоил бунт в сознании генерала, изрядно воспаленном от всего ранее приключившегося с ним. Где-то среди бескрайних лесов дикой природы – Абаддон даже не стал браться судить, где именно – Герцог прояснил для Советника все имевшие место подноготные причин-следствий. Все верно, вот так запросто, почти по-человечески, разведя костерок на уютном бережку какого-то умиротворяющего тишью затона где-то на очередном отшибе мира смертных, Астарот усадил Абаддона напротив себя и все ему рассказал. Впрочем, едва ли таки прям все (… тот еще комбинатор, «серый кардинал» по правую руку Императора), но произошедшие события во многом прояснились, ощутимо облегчив предстоящую задачу по расстановке тех самых точек над теми самыми «i». А завершением всей этой беседы стало известие о готовящемся перемирии с Небесами. Тут уж Астарот говорил мало и очевидные по своей сути вещи, зато, к вящему диву генерала, передал ему ментальный образ встречи Люцифера с Михаилом, - как он сказал, по велению самого Иблиса. Уже после Ангел Бездны сообразил, что информативность у этой неожиданности отнюдь не однослойная: среди прочего, тут и заверение в том, что Архистратиг остался цел и невредим после дискуссий со старшим братом. Словом, белые пятна еще оставались в данной истории, замаскированные столь искусно, что судить об их количестве пока было сложно, но, как говорится, и за прояснившиеся детали Хранителю Знаний тоже вполне можно выразить свою благодарность. Теперь же требовалось донести до собственных легионов весть о грядущем мирном договоре (… сложно будет объяснить тем, кто привык быть солдатами, что отныне ангельскими клинками им придется пользоваться гораздо реже).
Само это подобие совещания началось со слов:
- Что же, для начала обсудим наши дела в мире смертных и со смертными. И, в частности, жду подробный доклад о ликвидации связей между взрывами и нашей причастности к оным.
Собравшиеся падшие и демоны прекрасно понимали, все это им придется говорить вслух, на русском языке и не для их генерала, а для присутствующей Евы. Но, в любом случае, отчеты по открывшей этот совет теме действительно отзвучали быстро, как и обещал Абаддон: краткие сводки по позициям на черном рынке оружия, заключенные и намеченные договора, поставки и реализованные сделки. Затем был обстоятельный, но не менее лаконичный доклад по вопросу взорванных святынь, благодаря коему девушка смогла получить примерное представление о том, каким образом безукоризненно подчищаются следы даже в таких масштабных операциях, и это помимо самого узнанного факта прямого отношения ее босса к недавнему теракту; проще говоря, падшие и демоны довольно ловко и умело сочетали свою магию с военными технологиями в решении поставленных перед ними задач.
Далее же, начавшееся было вполне по-человечески «мафиозное заседание» оборвалось в своей обыкновенности фразой, произнесенной Абаддоном на неизвестном Еве языке, на слух как бы сурово и категорично, фразой, после которой воцарилось всеобщее молчание на несколько настораживающих и пугающих секунд. Первым оборвал тишину тот, кого секретарша помнила как Антона. Прежде глянув на девушку, он что-то с тоном ехидства бросил своему генералу на том же странном языке, в котором, как могло показаться, слишком много согласных. А следом, спустя неуловимо короткий миг, за его спиной уже стоял Пагнарэль, ухватив дерзящего демона за волосы и приставив к его горлу короткий клинок, такой же странный, как используемый ими язык общения. Абаддон резко вскинул ладонь, жестом призывая остановиться, и взглянул на Еву.
- Енохианский, - отметилась четко разделяющая пауза, и затем генерал продолжил все с той же своей убийственно спокойной, почти неестественно ровной интонацией: - язык, на котором мы начали говорить. Это язык ангелов. Видишь ли, некоторые вещи мои легионеры должны узнать прежде тебя. Тому, в некоторой мере, равноценно все услышанное тобой ранее. Поясню. Им всем пришлось сейчас говорить вслух и понятным для тебя образом, но обыкновенно это все происходит посредством ментальной связи и намного быстрей в своем исполнении; помимо этого, мы были вынуждены повторяться в тех деталях, что я уже успел считать с их сознания, когда появился здесь. Что же, наверное, вот так сразу понять трудно.
Абаддон снова посмотрел в сторону Молота и Антона, но практически сразу вернул внимание девушке.
- Я сказал им нечто сложное для принятия. И да, к тебе прямого отношения то не имеет, если успела так подумать, - новая вымеренная пауза. – Антон кое-что произнес, полагаю, не подумав. Как выражаетесь вы – люди, – он неудачно пошутил. А для нас это сродни осквернению языка. Пока это сложно объяснить тебе, но начну с того, что дозволение демону пользоваться енохианским языком – уже великий дар для него и, соответственно, свидетельство его достойности. В общем, постарайся не заостряться на этом инциденте.
На сей раз, получив уже ментальный приказ, Пагнарэль вернулся на свое место за столом, правда, это нисколько не помешало ему еще какое-то время угрожающе злобно поглядывать в сторону очень быстро притихшего Антона.

+1

33

Ева слушала доклады  подручных Абаддона и искренне жалела о невозможности записать всё это на диктофон или хотя бы в личный блокнот. Вот сейчас сразу несколько противоречивых желаний боролось в девушке, всколыхнув страх о причастности к таким опасным событиям, ведь свидетелей редко берегут, любопытство и намерение разобраться, насколько обширна та сеть, которой обитатели Ада опутали мир смертных. Память в принципе у Евы была достаточно хорошей, и ничто не мешало ей на досуге заняться этим делом. Был бы сам досуг, вот в чём она всерьёз засомневалась. Впрочем, это её работа, а про увольнение ни слова не сказано. Напротив, есть вероятность, что расширить сферу обязанностей придётся очень скоро. Справится ли обычный человек с делами сверхъестественных созданий? Есть ли разница в сравнении с делами мафии? Припомнив Ковальского, девушка хмыкнула. Знал ли он? А все остальные? Может и знал. Вот теперь все эти намёки становились намного яснее.
Перехватив взгляд "Антона" Ева насторожилась. Его слова прозвучали невнятной белибердой, но по глазам она поняла, что ничего особо приятного для неё лично не прозвучало. Стоило ли интересоваться? Она быстро поглядела на Абаддона, по его реакции надеясь понять, как быть ей, можно ли "права качать", выражаясь современным языком?
Но  вмешался отнюдь не Ангел Бездны, а Пагнарэль, притом Ева не заметила, чтобы его о том просили. Она нахмурилась, понимая, что опять мыслит человеческими нормами, а здесь всё иное, и все вопросы демоны вполне могут решать между собой без помощи человеческой речи. Машинальным жестом одёрнув блузку, Ева чуть сместилась на диванчике, пытаясь не нервничать. Всё-таки обидно ничего не понимать. Но вот заговорил начальник и она снова нахмурилась.
Заметил мою нервозность и пожалел?  Знать бы, о чём он думает. И знает ли, о чём думаю я.
Так и не решив, должна ли комментировать слова падшего, Ева молча кивнула, мол, поняла, енохианский так енохианский. Язык ангелов, само собой, каким ещё демонам говорить? Не будут же они изобретать себе отдельный, потому что с Небес пали.
- Не беспокойся... босс, - тонкая улыбка и прямой взгляд были адресованы исключительно Абаддону, но излишней дерзости Ева себе не позволяла. - Я не прошу всё разъяснить прямо здесь и сейчас. Смею надеяться, я всё же не так глупа, чтобы не понять всё нужное в ближайшее время.
Но всё же, что именно сказал демон, захвативший тело Антона? Примерно зная натуру мелких сошек, не желающих мириться с низким положением, Ева догадывалась, что тот пытался высмеять нечто, к примеру необходимость подстраиваться демонам под нужды человека. Иногда вышестоящие одобряют чувство юмора у подчинённого. Иногда, в хорошем настроении. Сейчас явно не тот случай был. К тому же, Абаддон же сам сказал, что к ней эта глупая шутка отношения не имела.
Заметив, что Пагнарэль убрал клинок от горла Антона, Ева чуть слышно выдохнула. Плевать она хотела на жизнь какого-то демона, да пусть все друг друга сейчас перережут. Но он всё ещё занимал тело Антона, в отношении которого девушка так и не сумела определиться.
- В общем, - Ева подняла руки, ладонями обращая к падшему, показывая таким жестом, что на её счёт он может быть спокоен.- Всё хорошо.
"Продолжайте" она сказать не рискнула. Не тот случай, чтобы разрешение давать таким  опасным существам. Ловя взгляд Абаддона, Ева надеялась, что тот не разочарован в ней. Жаль, нет возможности поговорить наедине. В её серых глазах, нынче потемневших до свинцовой тяжести, ясно читалась просьба.
Только не исчезай сразу, когда закончишь с ними. Я хочу понять всё. Что теперь между нами?

0

34

После случившегося отвлечения на пояснение для Евы, совет возобновился без особых заминок и продолжался тем странным образом, который имел место за минуты до этого инцидента с демоном и падшим. Собравшиеся участники по большей части отмалчивались, но теперь для госпожи Мироновой причина подобного затишья находилась в статусе разъясненной и какие-либо вопросы на сей счет возникать, по идее, не должны, потому как Ангел Бездны об обмене информацией посредством телепатии успел упомянуть. Впрочем, периодически тишину нарушали короткие, как обрывки мыслей, реплики на том непонятном языке, на котором демон как раз имел неосторожность «пошутить», а иногда проскальзывали фразы и на иных, уже человеческих языках, но старых, давно не используемых в обиходной речи людей. О чем именно шли дебаты, секретарше едва ли удалось бы понять, тут даже мимика уроженцев Преисподней была не в помощь; на лицах, лишенных каких бы то ни было эмоциональных отметин, живыми виделись единственно взгляды, кочевавшие от оппонента к оппоненту, но и они особой содержательностью не отличались. Словом, со стороны все это выглядело совершенно необычно и просто престранно. Так совещание продолжалось еще порядком около пятнадцати-двадцати минут и окончилось в некоторой степени внезапно.
- Fine*, - негромко, бесцветным тоном произнес Абаддон, и собравшиеся в кабинете, точно по команде, стали покидать свои места; правда, Молот с Доком и не шелохнулись, покорно воззрившись на своего генерала, как и еще один за столом, ранее не попадавшийся Еве на глаза. Участники инфернального совета исчезали сразу, лишь поднявшись со своих стульев, и единственным, кто решил немного задержаться, буквально на какие-то секунды, был Антон, повременивший с отбытием ради того, чтобы одарить девушку откровенно недобрым взглядом. И когда в помещении осталось, наконец, всего лишь пятеро, включая саму госпожу Миронову, Властитель Бездны обратился к тому, неизвестному секретарше на обыкновенном, привычном ее слуху русском языке: - Ты все сделал?
Ответчик, на вид молодой темноволосый мужчина, сдержано кивнул, кладя на стол ключи.
- Хорошо, трибун. Можешь сам ей отдать, - генерал взглядом указал на Еву, все еще оставаясь в своем кресле во главе стола. – Ведь теперь вы будете часто видеться.
Названный трибуном беспрекословно подчинился. Оказавшись в полушаге от девушки, он протянул ей ключи, постаравшись сдобрить этот жест вполне искренней, хоть и скуповатой улыбкой, больше видящейся в его темно-серых глазах.
- Это от твоего нового дома, Ева, - пояснил трибун, и голос его на звучание оказался не менее приятен, нежели его черты. – Мы с Военным Советником сочли, что теперь тебе потребуется хорошо защищенное, куда более надежное место, чем то, которым представляется твоя старая квартира.
Тем временем, Абаддон начал диалог с Доком, монотонно вещая ему что-то о необходимости любыми средствами избежать бунта среди демонов, которые куда хуже воспримут известие о готовящемся перемирии, нежели его падшие собратья. Инфернальный врачеватель в ответ выражал солидарность во мнении касательно подобного риска и обещал сделать все возможное, чтобы сохранить порядок. Разговор этот длился всего несколько минут, и после Док с Пагнарэлем сразу же исчезли. Сам же Советник неуловимо для восприятия переместился на диванчик, где сидела Ева, и не преминул вклиниться в беседу.
- Я распорядился купить для тебя дом и поставить там магическую защиту. Туда мы и направимся. Молот или Виктор, - он указал на стоявшего трибуна, - будут присматривать за тобой в мое отсутствие. А последний, вероятно, станет твоим учителем в дальнейшем.
Падший ангел, державший себя уверенно, но дисциплинированно строго, с последних слов Советника улыбнулся, будучи польщенным, и позволил себе чуть расслабиться, точно по команде «вольно». 
- Почту за честь, Абаддон. Но все же, как мне видится, пока об этом рано говорить.
- Верно. Так что, - генерал перевел обращение к Еве, - забирай ключи и в путь?

_________
* слово, обозначающее объявленное окончание, финал (латинское)

0

35

Всё то время, что длилось совещание между выходцами из Ада, Ева посвятила себе и своим размышлениям. Так всегда получалось, когда выдавался достаточно длинный период безделья и невозможности занять себя чем-нибудь существенным. Разговор между демонами, пусть и происходил он неслышно для её слуха, был причиной достаточно уважительной, чтобы сидеть смирно и даже не шевелиться без особой нужды. К счастью, шилом в известном месте Ева никогда не отличалась, напротив, любила находиться в состоянии покоя, экономя силы и думая.
Повстречав Атума, Ева испытала достаточно сильный шок. Он с ходу вывалил на гадалку-шарлатанку кучу информации о мире сверхъестественном, не сквалыжничая, не пытаясь щадить разум госпожи Мироновой, напротив, достаточно  откровенно обозначая существование вампиров и демонов среди обычных людей. За какие-то пару дней Ева пережила столько всего, что вся прошлая жизнь показалась миражом. Но Атум пропал, притом достаточно внезапно, оставив после себя две бреши в её душе. В первую очередь, сами чувства девушки. Он сумел увлечь её собой, заинтересовать всерьёз, лишь какой-то малости не хватило ей для настоящей влюблённости. Пережить это Ева смогла, но отголоски щемящей тоски временами накатывали, заставляя сердце сжиматься, а её саму вздыхать и думать, что было бы если...
Вторая брешь была намного серьёзней в глазах Евы. С исчезновением Атума она лишилась магии. Вот это был весомый удар по самолюбию. Ощутить настоящую силу и власть, а затем вновь скатиться обратно, в ту серость, где она прозябала только изображая всемогущество и выдуривая копейки из кошельков наивных дураков.
Холодный, лишённый даже намёка на чувства голос начальника заставил Еву встрепенуться, обращая встревоженный взгляд к нему. Абаддон не смотрел на секретаршу, что позволило ей облегчённо расслабить и опустить плечи, и выдохнуть, но вместе с тем испытать некоторое разочарование.
Учите латынь, в Аду с вами по-русски никто разговаривать не будет. А на Земле? Ну да, здесь они притворяются людьми, здесь демонам приходится пока считаться с нами.
Перехватив неприязненный взгляд "Антона", Ева надменно вздёрнула подбородок и ответила ему аналогичным, постаравшись добавить максимум предупреждения. Похоже, для своего демонического босса она пока представляла какую-то ценность. Если сама по себе она не могла что-то противопоставить враждебно настроенному демону, то уж с самим Хранителем Бездны считаться стоит многим демонам, в этом Ева не сомневалась.
- Что отдать?
Едва исчез последний демон, Ева вновь обратила всё своё внимание на падшего архангела, ловя каждое его движение и слово, как бывало всегда раньше, но тогда тому была причина её работы секретаршей, преданной исполнительной помощницей руководителя серьёзной организации. Нынче причин прибавилось. Любопытно, подумала Ева глядя на ключи, которые извлёк незнакомец, что сказал бы Абаддон узнав, что ей просто нравится смотреть на него. Смотреть, знать, кто и что он, чем занимается, и при этом сознавать, что он был с ней.
- Ключи моего дома?
Голос Евы прозвучал недоверчиво, она даже не пыталась скрыть изумление и настороженность. Странно, конечно, но радости пока не было. Только опаска и вопрос, зачем?
Она протянула руку навстречу движению мужчины, беря предложенный предмет, означавший, что отныне её жизнь меняется даже в мелочах. Всё оставалось в прошлом. Не так уж страшно, подумалось Еве, когда её ладонь сомкнулась на успевшем согреться в ладони трибуна ключе. Получать подарки от демона, конечно, немногим лучше, чем от мафиози, но этот, по крайней мере, за такие мелочи платить душой и телом не потребует. Нет, саркастически хмыкнула про себя госпожа Миронова, отражая настроение на своём лице иронической усмешкой, он потребует намного больше, но не за это.
Мысли о новом доме не настолько захватили Еву, чтобы упустить из виду интригующую информацию о политических дрязгах внутри инфернального мира.
Ничто не ново, всё было, есть и будет. Вот интересно, а у ангелов тоже грызня за власть и кто воссядет на трон? Ах да, там проще, там биг босса интригами подсидеть не выйдет. Один пытался и где он теперь? Правильно. Вот там, где он теперь, всё то же самое. Сам показал, что и как нужно делать верноподданным, не зря говорят, дурной пример заразителен.
- Я понимаю, что теперь мне нельзя жить как прежде, - Ева всеми силами постаралась скрыть то, что думала, надеясь, что мысли демоны всё же читают не настолько легко, да и не постоянно. Дёрнув уголком губ, она взглянула на трибуна, гадая, стоит ли спрашивать его имя, если уж теперь они будут видеться часто. А зачем - часто? - Как мне к вам обращаться? - Ироническая улыбка уступила место более дружеской и очаровательной: нечто среднее между профессиональной рабочей и её искренней, предназначенной обычно друзьям и хорошим знакомым. Если действительно часто, то стоит постараться как-то расположить его к себе, так считала Ева.
- Знаете, я, конечно, стараюсь быстро перестраиваться, успевая за событиями,- достаточно доверительно сказала она демону,- но всё же хотелось бы хоть что-то узнать сразу. Было бы проще. Мой дом... Мой прежний дом для меня теперь закрыт? Или я могу потом съездить за своими вещами? Ах да, и вот что ещё, мои друзья и семья, - что насчёт них? Могу ли я сообщить им, где буду жить теперь? Может, мы и нечасто видимся, но связь я всегда поддерживала.
В первую очередь Ева подумала о сёстрах. Да, они давно не встречались, но что если они именно сейчас решат помириться с Марго? А вдруг Вероника надумает нагрянуть в гости?
Некое чувство, вернее, предчувствие заставило Еву умолкнуть, а в следующий миг рядом с ней уже сидел Абаддон. Она не вздрогнула, хотя подобный трюк был всё же в новинку. Глубоко вздохнула, испытывая некоторое беспокойство и неуверенность. Хотелось протянуть руку и коснуться его. Ева сжала пальцы в кулак,  не позволяя себе такой слабости. Улыбка исчезла с лица девушки. Она молча выслушала Абаддона, затем кивнула.
- Ключи уже у меня,- раскрыв ладонь и продемонстрировав искомое падшему, Ева снова сжала ключ в кулаке.- Я-то уже давно готова ехать.

0

36

- Вот видите, госпожа Миронова, - задним числом «трибун» Харэль вернулся к предшествующей реплике своего генерала, нынче решив вдруг позволить себе изъясняться куда человечнее, да и в целом держаться уже иначе, не говорящей статуэткой; впрочем, оно все было играючи, и в том представленном амплуа это на вид открытое, светящееся улыбкой его лицо послужило неким своеобразным атрибутом выбранного образа, - его превосходительство Военный Советник сам Вам меня и представил.
Наверное, не знай Ева, кто перед ней, названного Виктором она бы даже и к мафии не причислила, - боевой соратник Абаддона отлично умел создавать о своей персоне впечатление крайне положительное, весьма убедительно казаться человеком, располагающим к себе, словом, мог грамотно отрекомендовать себя, ежели дело того требовало. Харэль знал, в кого его прочат девушке, а при этом еще и отменно чувствовал ее личные настроения (хотя, в том и чувствовать нет нужды, все очевидно логически). И отсюда совсем не сложно сделать вывод, что ей будет неуютно коротать часы с очередным холодным, лишенным всяческих эмоций и запертым в самом себе «серым» легионером Ангела Бездны; в конце концов, учитель должен видеться своему ученику личностью, притягательной не только лишь знаниями и мудростью.
Абаддон кивнул на сказанное Харэлем с видом, что обыкновенно присущ человеку, догадавшемуся о подтексте; улыбка едва приметно тронула его губы.
- Что, все еще грезишь отмотать века полтора назад? – видимо, властитель Бездны не преминул поддаться разыгранной Виктором игре, а тем, собственно, ее и одобрил. – Тогда мне стоит снова обращаться к тебе «полковник».
- Право, Абаддон, ведь славные времена были!.. – капитан коротко взглянул на Еву, одарив ее очередной своей улыбкой, но быстро смекнул, что с пустыми беседами нужно заканчивать. – Но, вижу, пора бы мне и честь знать. Порука ждет.
Харэль парой секунд воззрился на генерала (вот ведь, никак иначе, снова ментальные переговоры), а затем вернул внимание девушке.
- Ева. С нетерпением буду ждать нашей новой встречи.
На том капитан раскланялся – в лучших традициях того самого времени, о коем упомянул Абаддон, и поспешил исчезнуть.
- Славный малый, - задумчиво (или даже несколько мечтательно, что могло и просто показаться) заговорил Советник, глядя не на свою секретаршу, а на то место, где мгновением назад стоял Виктор. – Мы с ним соратники несказанно давно, несколько тысяч лет. Ранее же он числился в легионах Азазеля. Но после того как …
Абаддон запнулся и перевел взгляд на Еву.
- То, как поступили с Азазелем, в достаточной мере точно описано в ваших сакральных – религиозных – текстах.
Советник замолчал, недосказав про Знаменосца Ада и Харэля, поднялся с дивана и протянул Еве руку.
- Поехали. Отправимся на автомобиле, чтобы ты знала дорогу.

0

37

Приятная внешность помощника Абаддона сыграла свою роль, а его обаятельная улыбка и вызывающий доверие голос окончательно расположили патологически недоверчивую по жизни девушку к нему. Да и имя его ей понравилось, а вернее сказать, это сильное, гордо звучащее мужское имя, означающее победителя, импонировало Еве всегда. Против присутствия Молота рядом с собой она сразу ничего не имела, ну а теперь, приглядевшись к новому лицу, Ева решила, что с Виктором они смогут поладить. Всё в пределах разумного, конечно же, ей ли не понимать, насколько быстротечна милость сильных мира сего, либо иного.
Обращение Виктора к Ангелу Бездны Еву позабавило. Она мысленно примерила это "благородие" к падшему, но вынуждена была признать: ему это шло неимоверно. Внезапно захотелось увидеть, как тот подкручивает щёгольские кончики пышных гусарских усов, демонстрирует безупречную военную выправку. Последнее, впрочем, было очевидно и без старинных мундиров и антуража. Даже видя в боссе некоего мафиозного лидера, Ева не сомневалась, что тот где-то служил. Торговля оружием в эту историю тоже прекрасно вписывалась.
- До новой встречи,- с лёгкой долей кокетства в улыбке Ева попрощалась с демоном, теперь представляя того в образе означенного капитана. Какие же войны шла в девятнадцатом веке, задумалась на минуту она, наморщив лоб. История Евочке в годы учёбы никогда не давалась, сохранились лишь обрывки воспоминаний. Кажется, Русско-Турецкая война. Об это ещё шёл совсем недавно некий полуисторический сериал, содержанием серий которого пыталась поделиться с госпожой Мироновой соседка из квартиры напротив. Ева уяснила, что благородные девицы того времени жизнь ведут чрезвычайно увлекательную, полную драматизма и интриг, а ещё крутят любовь с офицерами. Дальше этой познавательной информации она не углублялась, пропуская мимо ушей прочие перипетии жизней вымышленных благородных девиц,  попивая спокойно чай, пока соседка, столь же одинокая и скучающая особа, вываливала всё, что успела узнать из просмотра зомбиящика.
И называли они друг друга душеньками. Какая прелесть. А всё таки любопытно было бы хоть одним глазком заглянуть в те времена.
- Он... - Ева запнулась, пытаясь сформулировать вопрос к Абаддону относительно его соратника. Про Азазеля она знала совсем немногое. Помнила, что он вроде как обучил людей искусству нанесения краски на лицо (за что, конечно, многие современные женщины ему должны быть безмерно благодарны), а также ещё некоторым полезным и вредным вещам. И, совсем неожиданно, припомнилась связь Азазеля с пресловутым "козлом отпущения". Фраза Абаддона её несколько озадачила своей формулировкой. Стоило ли искать скрытый смысл или тут всего лишь ей сказали, что правдивая история об этом падшем ангеле достаточно подробно указана в людских преданиях? Сообразив, что пауза подзатянулась, Ева быстро и скомкано закончила фразу: - Так чем же занимался он... занимается? Вы... друзья?
Сказала и сама почувствовала, насколько глупо звучит эта фраза. Не применимы к демонам и ангелам человеческие понятия, уже пора запомнить.
Она вложила свою ладошку в ладонь Абаддона, лишь условно воспользовавшись этой помощь, легко поднимаясь с дивана. Едва встав, Ева руку отнимать не стала, предоставляя мужчине самому решать, когда отстраняться от неё.
- Далеко ехать? Ты так и не сказал, где находится этот дом.

0

38

- Друзья? – Абаддон чуть усмехнулся, продолжая ту незатейливую партию игры в человека, что давеча столь услужливо была зачинена Харэлем. – Хм. В принципе, можно и так сказать – и «друзья», и братья, и боевые товарищи.
Он высвободил ладонь и следом же легонько приобнял поднявшуюся Еву, направляя их ход к выходу из кабинета.
- Некоторое, скажем так, довольно продолжительное время, - без особых пауз ответствовал Советник далее, - Азазель пробыл в заточении. К слову, по указке нашего Отца, разумеется. Но порядком пары тысяч лет назад мы его от плена освободили. История долгая и весьма занимательная в своих деталях, я «покажу» ее когда-нибудь.
Падший архангел открыл перед девушкой дверь, пропуская ее вперед.
- Или ее «покажет» Виктор. В любом случае, некоторые фрагменты нашей истории знать тебе будет совсем не лишне.
«Показать» - означало вместить картинку события в сознание; Абаддон на тот момент не задавался, ясно ли госпоже Мироновой значение слова в данном контексте, и без этого имелось немало вещей, в коих ему предстояло помочь ей разобраться.
Скоро они миновали холл и ресепшн, свернув к лифту. Глядя на рабочее место своей секретарши, Военный Советник подумал, что нынче, скорее всего, придется подыскать девушке замену, - не до обязанностей секретаря ей будет; хотя, в итоге это решать самой Еве, не ему.
- Я прервал твои вопросы к капитану, когда подсел к вам, - тем временем продолжил Абаддон, нажимая кнопку на панели в лифте. – Конечно же, тебе не воспрещается поддерживать отношения с друзьями и семьей. Единственно, да ты и так, думаю, понимаешь, им никак нельзя знать, кем я и мои легионеры в действительности являемся.
Лифт остановился, выпуская своих пассажиров, и Ангел Бездны мысленно уже закончил реплику: «Со временем ты сама придешь к тому, что оставишь их всех, всю свою прежнюю жизнь». Военный Советник подвел госпожу Миронову к черненькому, едва ли не сияющему Корвету и открыл перед ней водительскую дверцу.
- Садись за руль. И отвечая на твой вопрос о том, далеко ли ехать, скажу, что все зависит от тебя и этих пресловутых дорожных факторов вашего мира, - он вновь усмехнулся, на сей раз не без иронии, - я-то, как понимаешь, редко для перемещения использую автомобиль.

0


Вы здесь » Ночная Столица: между Адом и Раем » Улицы большого города » Офис Константина Серова