Вниз страницы

Ночная Столица: между Адом и Раем

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ночная Столица: между Адом и Раем » Улицы большого города » "Shades of law", Офис Флеврети


"Shades of law", Офис Флеврети

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://sa.uploads.ru/t/vrqzH.png
http://s3.uploads.ru/t/AS8Mh.jpg

Один этаж офисной высотки был полностью арендован Флеврети для нужд своей компании. Пусть на него работало немного людей, тесниться Падший не привык. Безусловно, Небесные просторы иди Адские пустоши не шли ни в какое сравнение с этой коробкой из стекла и металла, поэтому мебели почти не было. Только минимум - столы, стулья, диваны для редких посетителей, лаконичный черно-белый дизайн, напоминавший Флетти об изменчивости добра и зла, а его сотрудникам - о больнице и морге.
Однако, все признавали, что и расположение офиса, и его дизайн, и тем более сотрудники - все было самой высшей пробы. Юридическая контора трудилась денно и нощно, оправдывая маньяков, убийц, мздоимцев и прочий властьимущий сброд, чтобы мир был достаточно комфортен для демонов и ангелов. Чтобы нести истину и наставлять на путь, надо сначала с него сбить.
Так что, можно сказать Флеврети работал на Небо, исправно поставляя им заблудшие души.

Сам Падший по праву занимал самый обширный кабинет с панорамным окном во всю стену. А за ним жил город, шумел и суетился, рождал людей и сплетни, извергал из себя потоки нечистот и нечестивых мыслей, одним словом балансировал на тонкой грани между добром и злом. Испарения людской жизни редко достигали этого кабинета, размером спорящего с общей площадью квартиры средней руки.
Все новости доставлялись Флетти его подручными в дистиллированном виде чистой квинтессенцией информации.
Сейчас он ожидал очередную порцию
от управляющего сетью исправительных учреждений, которые бывший ангел курировал отнюдь не по доброте душевной.

0

2

Тусклая сталь двери, а за ней помещение размером с небольшое футбольное поле. Хром, стекло и кожа, никаких деталей способных смягчить интерьер, только прямые линии, ломкие изгибы и призрачное марево окна во всю стену. Окна, за которым город щетинится клыками многочисленных высоток.
- Господин Джонс...сэр...
Запах страха, пота и высохшей спермы, опять очкарик фотографировал новую партию лично и отчет сам составлял. Судя по всему с утра, вот и задержался, дрожит теперь как лист на ветру. А ведь лист и есть, дрогнет рука падшего ангела, оборвет тонкую ножку и улетит лист, канет в небытие, сгниет у обочины жизни.
Молчит, уже хорошо. Знает как Флетти ненавидит извинения, к чему зря сотрясать воздух словами, когда факт уже свершился?
Поступки искупляются поступками, так и только так.

Дрожащая рука робко тянет папку и секунду спустя, листы бумаги пятнают стол, а мизинец компьютерного монстра входит в соразмерное отверстие ноутбука.
И название то какое "флэшка" даже звучит вкусно, ну и удобно, конечно, с людьми иначе никак память у них как у муравья и пользоваться неудобно.
Слишком много мусора - чувств, эмоций, похоти, а тут чистая информация.
Тихо щелкает мышка, и контуры обнаженных мальчишеских тел сменяют друг друга, бросая отсветы на тонкокостное лицо с хищным носом. А управляющий ловит малейшее движение, повезло, босс доволен.

- Меня устраивает. До завтра они должны быть в одном центре, так удобнее. Хорошая партия, да... продолжай в том же духе.

Длинные пальцы оставляют на столе флакон - вот она плата за верность, награда за службу, то что ценнее денег. Эликсир жизни одного лысеющего человечка в очочках неизлечимо больного раком.
Флеврети всегда предпочитал окружать себя людьми на пороге смерти, возможность продлить свои дни за его счет делала их преданнее собаки.
Дверь закрылась, унося с собой запах страха и пота с пряными нотками радостного облегчения. Глаза падшего блеснули желтым в след, и он вновь воззрился на экран.
Желтые глаза...наследство прошлого.
Когда-то тигриная ипостась была ему жизненно необходимо. Отлучение от Небес не прошло даром, всем им пришлось затянуть пояса. Тогда-то Флеврети с Тарчимачем обосновались в Африке - дикий континент, дикие люди. "Почему именно эта дыра?" - насмешничали многие, Европа и Азия, даже Америка казались ломтями повкуснее, но они оказались прозорливее многих. В Европе было сытно только в Средние века, а потом людская вера стала сходить на нет под воздействием прогресса. Но дикая Африка по прежнему верила, верила старым "звериным" богам, в том числе Тигру с горящими глазами. И Флеврети по прежнему ел вдоволь, питался не только с общего Адского стола, но и имел личный буфет с деликатесами.

+1

3

Тишина и пустота.
Но это только на первый взгляд.
Стоит только прислушаться и статика пустого офиса наполняется неуловимым для привычного уха техническим гулом. Вот стрелки часов мерно тикают, прошивая ткань времени, сметывают минуты в часы, вшивают их в общую ткань суток, они неутомимо кроят дни и недели по фасону каждого. Фоном не стихающий шепот кондиционера, щедро дарящего морозную свежесть, а под его дыханием сухим песком шелестят листы на столе, придавленные пресс папье.
Мебель же наоборот замерла, разбежалась по углам, боясь ступить лишний шаг на широкую гладь ламината. Поэтому центр комнаты был абсолютно пуст и гол, как настил эшафота. Лобное место, на котором не скрыться и не спрятаться тому, кто привлек пристальное внимание босса.
Массивное кожанное кресло...но нет, сейчас оно пустовало.

Хозяин этого кресла, замер у огромного окна, навострив на город длинный крючковатый нос. Добавь крылья и вот она - горгулья Собора Парижской Богоматери, того гляди извергнет на нечестивцев потоки небесной влаги. Но сегодня Флеврети, а это был именно он, был без крыльев.
Он вглядывался в акварель города, щедро сдобренного привычным смогом, и думал.
Духи, ему совершенно точно нужны духи.
В мире беспрестанного смрада, где каждое здание чадит и коптит, а машины выбрасывают в воздух ядовитые газы, духами пользуются все от мала до велика. А если добавить в эти духи пару капель яда, летучего, способного смешиваться с эфирными маслами без потери качества, а затем проникать в легкие, то получится поистине убийственный эффект.
Но и этого было мало, Падший хотел трансформировать тела после смерти. Добавить благородной бледности и прозрачности коже, мазнуть кармином по губам, сделать тело полностю твердым, превращая живого человека в мраморную статую.
Ну а вообще, он просто разбил сад у одного из своих домов и решил его украсить. В конце концов, Флеврети никогда не был чужд искусству.

Поэтому сейчас, вглядываясь в неизменный пейзаж, он ждал, прислушиваясь краем уха. Ждал, когда в тиканье часов вплетется новый ритм - поцокивание каблучков по гладкому полу.
Эту девочку ему рекомендовали  люди, причем достаточно неприличные, чтобы он мог им поверить. Девушка, как выяснилось, чистоплотна и умна, работу свою ценит, но лишнего не берет, о клиентах не распространяется и излишними моральными принципами не обладает - словом идеальный человек для задуманного. Сам Флев хоть и справлялся с ядами, в духах, признаться, не смыслил ни бельмеса, так что решил нанять в свою команду человека, если он ему понравится.   Демонов  на эту роль он не рассматривал в принципе - не доверял.
Наконец-то деликатный стук и вежливое уведомление о том, что мисс прибыла и ждет,  можно ли пригласить?
Можно, отчего нет.
Заняв свое место за столом, Флетти Джонс, сложил руки на столе в замок, посмотрел на дверь, и как только она открылась, вежливо сообщил.
- Проходите, я вас ждал.

Отредактировано Флеврети (2017-07-20 15:08:38)

+2

4

Она сидела за фортепьяно у себя дома, положив свои тонкие холодные пальцы на безжизненные черно – белые клавиши. Девушка хотела играть и даже уже начала думать, какую композицию исполнить, но тут же одернула руки, закрыла крышку и отодвинулась от музыкального инструмента. Сколько прошло с тех самых пор, когда она потеряла слух? Год – два – три. Совсем немного, однако же для той, что так сильно любила музыку и всю жизнь была окружена ей – это было трагедией, которая до сих пор сжимала ее сердце в своих когтистых темных лапах и не думала ослаблять хватку.
Как раз в этот момент телефон завибрировал в кармане домашнего халатика. Девушка аккуратно достала его и прочитала новое сообщение. Еще один заказ. Довольно необычно. В этот раз придется выезжать в офис заказчика. Как же девушка этого не любила! Парфюмерия – тонкое  и кропотливое искусство. Василиса просто не могла с собой взять сразу все ароматы, чтобы там продемонстрировать их смешения заказчику. Приходилось ограничиваться тем, что есть на данный момент с собой. А это связывало девушку по рукам и ногам, заставляя как – то выкручиваться из положения, да еще и данных особо клиент не дал. Обычно, к таким заказам, Василиса относилась крайне настороженно, стараясь, по возможности, отказываться. Мало ли что может случиться? Но в этот раз девушка решила рискнуть, все таки ТАКИЕ заказы к ней приходят очень редко.

И вот, она идет, мерно вышагивая каблучками по офисному зданию, внимательно рассматривая своими зоркими глазами  то одно, то другое помещение, а так же людей, которые или не обращали внимания на новую девушку, или наоборот косились, словно бы видели страшный призрак. Впрочем, не привыкать. И вот, тот самый офис. Василиса еще раз посмотрела на экран мобильного телефона, чтобы проверить, точно ли то место, и сделала несколько уверенных шагов вперед, а потом остановилась. Пожалуй, лучше подождать, пока пригласят. Интересно, а заказчик уведомлен о том, что парфюмер с небольшим изъяном? Кажется, нет, раз уж не встречает сам. Или он слишком горд и самовлюблен? Что ж, и не таких видали. Василиса мрачно улыбнулась и, дождавшись, пока секретарь выйдет, вошла сама.
В дверях показалась высокая и довольно худая девушка, одетая в классический костюм – двойку: черный приталенный пиджак с атласным пояском, прямую юбку с высокой талией до колена и в кипельно – белую рубашку с кружевным галстуком – жабо, заколотым брошью в виде птичьего черепа. Сама мрачная элегантность и строгость, без единого намека на вульгарность и легкомыслие. Она пришла заключать контракт, на сделку, значит и одежда соответствующая. На ее миловидном угловатом лице было довольно много косметики, причем господствовал черный цвет как в тенях, туши, подводке, так и в помаде. На этом фоне ее кожа казалась еще светлее, чем была на самом деле. Черные, длинные до плеч, волосы, предварительно завитые и частично заколотые невидимками сзади, аккуратными волнами лежали на плечах. В ее тонких и длинных руках находился пухлый саквояж с необходимыми материалами. Элегантная и одновременно мрачная девушка. Впрочем, парфюмеры и должны быть немного странными. Не так ли?
- Добрый вечер, - отозвалась Василиса, скривив немного свое лицо.
Стоит ли говорить, насколько девушке было тяжело изъясняться, совершенно не слыша своего голоса? Она говорила лишь по памяти, представляя, как бы это звучало, но совершенно не могла контролировать высоту, тембр и мелодику своего голоса. От того он звучал то слишком высоко, то слишком низко, да и слова произносились с очень странным акцентом. Василиса стеснялась своего голоса, не хотела говорить, но ничего поделать с этим уже не могла, не все знали язык жестов, да и голос, пусть и такой – единственное, что осталось у нее из той распутной жизни.
- Я – Василиса Гримм, парфюмер. И, прежде чем мы начнем работать, попрошу Вас  говорить четко и повернувшись ко мне лицом, чтобы я могла читать по губам, - с улыбкой, а потом с тяжелым вздохом, - Не сочтите это невежливым, просто я глухая. Полностью.
Девушка поставила саквояж на пол и по привычке начала активно показывать все, что говорит, жестами, чтобы самой не сбиться со своих мыслей.
- Итак, расскажите мне о заказе подробнее. Я Вас внимательно, кхм, слушаю, если так можно выразиться. Думаю, стоит напомнить, что все заказы я выполняю, сохраняя полную конфиденциальность клиента. То есть, вся информация останется только между нами. Частично я знаю, что мне придется делать и взяла с собой некоторые ингредиенты. Но мне бы хотелось знать, для кого предназначается данный парфюм и кое – что об этом человеке.
Василиса достала из своего саквояжа небольшой блокнот, ручку и вперила свои внимательные темно – карие, почти черные глаза на того господина, что сидел напротив.

0

5

"Говорить четко и повернувшись ко мне лицом"
Флеврети даже изогнул одну бровь, впечатленный такой наглостью, пока девушка не закончила фразу. Мимика никогда не была сильной стороной Падшего, наверное, поэтому он часто напоминал своим сотрудникам удава, но улыбку он выучил. За столько веков практики она даже начала ему удаваться - напрячь мышцы щек, собрать кожу у глаз в лучики, обнажить ровный ряд зубов и показать чуть чуть эмоций. Ровно столько, чтобы придать изображенной лицом картинке яркости.

А сейчас Флеврети был действительно рад, так что улыбка вышла вполне  естественной. Он поднялся и подошел к своей гостье, перехватывая тонкую, но сильную ладонь и склоняясь к ней с поцелуем. Девушка уже во всю демонстрировала склянки с ароматами активно жестикулируя и комментируя свои действия - еще один плюс, помимо глухоты. Она настроена на работу, а не на праздное стреляние глазками и попытки подобраться к богатому мужчине. Она даже толком не глянула на Флеврети и сейчас он собирался это исправить.

Оказавшись напротив девушки, он обратился к ней  медленно и четко артикулируя:
- Мисс Гримм, я искренне рад встрече. Не будем торопиться, я слышал много хорошего о Вашей работе и не сомневаюсь в том, что у Вас самые качественные ингредиенты. Думаю, во время беседы я смогу изложить Вам свою идею. Парфюмер так или иначе немного психолог, Вы должны чувствовать вкусы и потребность клиента и выражать это в аромате. Поэтому прошу, узнайте меня, ведь я и сам не знаю, во что хочу облачить свою идею. Чай, кофе, сок?

Нажав на кнопку интеркома, Джонс коротко изложил предпочтения и дождался пока секретарь сервирует кофейный столик на двоих. Жестом предложив девушке присаживаться, Флеврети продолжил.
- Мисс Гримм, как Вы относитесь к смерти? У Вас достаточно интересный образ, я вижу, что эстетика смерти не претит Вам и не оскорбляет Ваш вкус, я хочу понять, насколько Вас может увлечь моя идея.

Падший с интересом следил за лицом гости, пытаясь уловить на нем хотя бы тень эмоций. Девушка, как и многие в ее положении сейчас была больше направлена внутрь себя, присутствуя в помещении, она в то же время казалась несколько отстраненной. Попытки контролировать голос проваливались и она скакала по актавам, режа слух, но стоило только ей увлечься и проявлялся настоящий голос, тот которым она разговаривала до того, как оглохнуть. Приятный тембр.
Флеврети был более чем доволен, что девушка глуха и не сможет подслушать лишнего. К тому же ее образ очень напоминал тот результат, которого хотел добиться Падший. Разве что добавить прозрачности коже, чтобы рисунок вен был более явным. Обьяснить задачу ей будет проще простого, не зря ее так хвалили прошлые клиенты. Главное, чтобы Василиса легко покупалась за деньги, если она окажется моралисткой придется врать, а это всегда существенно усложняет путь к результату.

0

6

Как же много таких сложных слов. Девушке понадобилось некоторое время, чтобы понять, что именно говорит мистер Джонс. Ей было необходимо приноровиться к его мимике и артикуляции для того, чтобы настроится на его речь. Василиса начала очень внимательно изучать лицо своего собеседника, глаза, губы, казалось, улавливая, каждое движение. Со стороны могло показаться, что девушка просто решила пренебречь нормами приличия, хотя на самом деле все было в разы печальнее и прозаичнее. Ее губы сначала беззвучно двигались, как бы повторяя вослед каждое слово, а потом и вовсе перестали. Василиса сосредоточилась и, казалось, вышла на одну волну с заказчиком. Значит, общаться вполне можно почти наравне, стараясь не акцентировать внимание на свой недостаток. Однако с каждой секундой пребывания в этом месте у Василисы начало зарождаться какое – то нехорошее предчувствие, которое  начало глодать ее душу изнутри, как неизлечимая болезнь. Чувство легкой опасности, будто бы сейчас перед ней не человек, а нечто совершенно опасное, от которого так и хочется убежать домой, залезть под кровать и, обвив колени руками, расплакаться от собственной слабости. Василиса судорожно втянула воздух, стараясь унять свое сердце, начавшее отбивать бешеную чечетку. Однако то было внутри, а снаружи – легкая полузагадочная улыбка и крайняя степень приветливости. Ведь она должна себя всегда вести так с клиентами, что бы не случалось.
- Кофе, черный без сахара, - с улыбкой произнесла девушка, пытаясь казаться приветливой и милой,  - что ж, не в первый раз мне попадаются такие клиенты, которые сами не вполне знают, какие парфюмы им больше всего по душе и к каким тянет, но не сомневайтесь, я постараюсь Вам подобрать убийственно прекрасный аромат.
В ее черных глазах мелькнули легкие огоньки азарта, присущие любому человеку, увлеченному своей работой, ведь она сюда пришла именно для того, чтобы узнать необходимую информацию, раз приняла столь необычный заказ. А уж дома она сможет составить композицию аромата. Василиса осторожно и легко присела, положив свои тонкие руки на колени и лишь на несколько минут задумавшись над заданным вопросом. Если мужчина хотел застать ее врасплох, то у него это не получилось, ответ сам пришел к девушке леденящим отголоском не слишком приятного прошлого.
- Смерть – приятное слово, не так ли? – С улыбкой спросила она, - так и хочется его говорить постоянно и перекатывать во рту, словно хорошее дорогое вино. Знаете, жизнь и смерть – две стороны одной монеты. И иногда не знаешь, что хуже. Души, рожденные в этот мир чистыми и прекрасными, обречены вечно страдать и терпеть муки, чтобы потом получить наслаждение от смерти и снова переродиться и снова испытывать страдания. Вечный круг жизни и смерти, который не прервать. Кто знает, кеми мы были в прошлой жизни? Все, что делила Жизнь – Смерть вновь соединит. Не правда ли, мистер Джонс? Души, разделенные по воле Творца и разбитые жизнью соединяются после смерти, - Василиса склонила по – совиному голову и посмотрела своими внимательными глазами на своего собеседника, словно бы ощупывая его лицо, - Знаете, я когда – то давно увлекалась оккультизмом, хотя вряд ли можно назвать увлечением то, во что так сильно веришь. Знаете, темные ритуалы, заклинания, гадания, изучения трудов разных писателей, и прочее прочее, включая жертвоприношения. Я хотела найти ту неведомую грань между жизнью и смертью и даже как  - то раз играла в одну интересную игру под названием «Русская рулетка». Однако, чем больше я погрязала в эту пучину тьмы и играла со смертью, тем чернее становилась моя душа, больше истязалось тело, но красивее становился голос. Точку в этом поставил случай, который, моя мама даже назвала карой небесной. Я с друзьями попала в аварию. Они умерли, я выжила, но как. Вы когда – нибудь чувствовали дыхание смерти так близко на своей шее, словно дыхание любовницы ночью? Вас сжимали в своих крепких объятиях ее ледяные прекрасные руки? Смерть так прекрасна, маняща и обжигающе холодна, так и хочется идти вместе с ней.  Именно тогда, находясь одной ногой по ту сторону, а другой еще здесь, понимаешь, насколько прекрасна жизнь и насколько не хочется умирать,  когда перед глазами пролетает вся твоя такая короткая жизнь.
Девушка перевела свой взгляд на окно, в отражении которого, казалось, она снова видит, как в кино, ту самую аварию, трупы своих друзей и трубки у себя изо рта. Мечтательная улыбка потихоньку сползла с ее лица. Василиса дотронулась рукой до шрама на шее и снова улыбнулась. Все это не более, чем плод ее воспаленного воображения.
- Но это все так, отступления от дела, чтобы Вас хоть немного развлечь, - легкий смешок, - к слову, стоит сказать сразу, что если я взяла заказ, то будьте уверены в том, что получите именно то, чего хотели, не зависимо от того, что это будет. Оплата будет производиться после того, как я смогу видеть, что Вам результат по душе. Она будет высчитываться из стоимости сырья и оплаты собственно моего труда. И, заметьте, сейчас меня интересуют не деньги, в офисы я выезжаю крайне редко. Сейчас мне интересен сам заказ и его результат.
Василиса достала из своего саквояжа старые потертые карты Таро с белыми костяными черепами на черных рубашках. Она разложила их полукругом перед мужчиной в одно легкое движение.
- Меня бабушка учила гадать, конечно, но у меня, к сожалению, все равно получается  относительно плохо. Однако, в своей практике я всегда клиентов прошу об этой услуге, это мне помогает понять, в каком направлении следует идти, - она улыбнулась и провела своей тонкой бледной рукой по картам, -возьмите одну, только не наобум, а хорошенько подумайте, посмотрите на меня, загляните в себя. Ваша рука сама потянется к нужной карте.

+1

7

Легкий аромат волнения поплыл в воздухе, но Василиса сразу взяла себя в руки. Приятно иметь дело с профессионалом, а когда ум и воля упакованы в такую прекрасную оболочку - это приятно вдвойне.
Флеврети был эстетом, он любил красоту во всех ее проявлениях будь то горный кряж, бросок барса или юная девушка. Особенно ему импонировала красота с небольшим изьяном, это придавало пикантности, убирая излишнюю слащавость.
К тому же, глухота заставляла Василису смотреть на него в упор, скользить взглядом по лицу и не отводить глаза. После многих тех, кто был знаком с Падшим достаточно хорошо, чтобы отводить глаза, настолько открытый и пристальный взгляд был невероятно вкусным.

Флеврети подобрался, в конце концов, он был до некоторой степени животным, поэтому при виде самки не мог не испытывать легкого возбуждения. Небрежным движением расстегнув пиджак, он разлил кофе по чашкам, показал молочник со сливками, предлагая добавить по вкусу и пригубил, увлеченно слушая монолог девушки.
Какая невероятная удача!
Он и сам считал слово "смерть" приятным. Конечно, будучи бессмертным он знал что это такое только по наслышке, но опыт показывал, что смерть для людей зачастую более гуманна, чем жизнь.
Он видел людей молящих о смерти в застенках инквизиции и на бесконечных войнах, он видел счастливые лица умирающих от неизлечимых болезней, которые улыбались, приветствуя смерть.
Он видел калек и людей, запертых в своем недвижном теле, людей потерявших разум - всем им куда проще было бы сразу отправиться на перерождение. Но какой-то идиот придумал слово "гуманизм" и люди стали безвольными тряпками, ухудшающими свою генетическую породу.

Но стоп! Флеврети в очередной раз отвлекся, увлеченный собственными мыслями и вынырнул как раз на слове "оккультизм". Скрыв саркастичную улыбку за чашкой, Падший изрядно потешился. Истинная глупость приносить жертвы, лить кровь и обещать свои жалкие души, ожидая призвать демона, нет, если мимо будет пробегать какой-нибудь младший бес, он, смеха ради, может проявиться, пыхнуть огнем, навонять серой и пунгуть заигравшихся людишек.
Но демон? Да и вообще оккультизм...наивная надежда человека на то, что он может манипулировать силами высшего порядка. Три раза Ха! Человек был создан как массовка с единственной целью потешить Бога и предоставить ему дармовую силу своей верой. Не более.

- Пусть это отступление от дела, но я рад был его услышать. Не часто встречаешь человека с таким сформированным взглядом в этой области. Вы действительно меня развлекли - побарабанив пальцами по колену, Флетти подумал с какой стороны лучше зайти.
- Для начала, хочу пояснить Вам, что мне понадобятся два аромата - мужской и женский, но со схожим букетом. Предпочтительнее теплые, древесные нотки и продолжительный шлейф. Мне нужна формула, которая позволит составу долго испаряться с кожи.

А вот протянутая колода карт, добавила масла в огонь. Таро, старшие арканы, ну что ж...это может быть забавно. Пристально рассмотрев карты, Падший задумался - что бы выбрать? Башню, Любовников, Колесо Фортуны, он смотрел на девушку придумывая, что бы взять, так что он совсем не притворялся. А потом решил быть банальным и вытащил Дьявола.
Ну а что? Лучше уж представиться сразу, чтобы потом не было недомолвок. Рубашки карт само собой ничего не скрывали от взгляда бывшего ангела, но перевернув карту он удивленно поднял брови.
- О, тут нарисован Козел и голые люди. На Козла я не согласен, поясните мне, что это значит? Это какая то шутка?

Определенно, это становится интересно. А о смерти и той стороне Флеврети с удовольствием расскажет милой мисс Гримм, потом, в приватной обстановке. Если она осилит дурной нрав Падшего и его своеобразный заказ.

0

8

Девушке определенно пришло по душе то, что ее рассказ понравился заказчику. Как – никак, а профессия обязывает не только сухо вести дела, но еще и говорить с людьми, втираться к ним в доверие, создавать о себе искренне положительное впечатление, какими бы разными они не были. Естественно, все подробности она опустила за нежеланием вдаваться в прошлое, да и наскучить мистеру Джонсу не хотелось. Пусть думает, что перед ним сидит оккультистка – неудачница, которая, видимо, под веяниями новой моды, решила творить бессмысленные ритуалы. Пусть думает так. Василисе нужно было создать впечатление. Она его и создала. К тому же она пришла сюда не чтобы развлечься приятной беседой, а по работе. А это значит только одно, что все ее улыбки, движения направлены только на то, чтобы узнать заказчика со всех сторон для наилучшего выполнения заказа. И вот, мистер Джонс сейчас вытащит карту, Василиса внимательно следит за его руками, погруженная в абсолютную тишину, не по своей воле, конечно, но это придает ее ожиданию большей загадочности. Всегда интересно, что попадет в руки клиенту. Василиса только может предполагать, какую он карту вытащит, как посмотрит, а так же как задаст самый ожидаемый из всех вопросов. И вот, перед ней оказалась самая ожидаемая из всех. Девушка взяла ее в руки и изогнула свою бровь, услышав вопрос. А в некоторых вещах люди совсем не меняются.
- Это карта называется «Дьявол», – девушка улыбнулась и положила карту в колоду, - она означает лишь то, что Вы в выборе аромата дали мне вполне верный ориентир. Теплые, даже чуть пряные ароматы, древесные с капелькой мускуса и кожи, оттененные чем – то свежим, чтобы запах не был слишком тяжелым и тягучим. Вот и все.
Ни капли волнения не было в ее ломаном голосе. Василиса вполне знала, что отвечать и исходила только лишь из своих профессиональных соображений. Люди на ее памяти вытаскивали разные карты, которые она уже давно соотнесла с теми или иными ароматами. Девушка убрала карты в свой саквояж, наполненный склянками с различными эфирными маслами. Она пригубила горячий кофе, который чуть не обжег ей рот и сейчас приятной волной расползался по всему телу. Василиса прикрыла глаза от наслаждения, а на ее скулах даже появился легкий румянец.
- У Вас очень вкусный кофе, - почти мечтательно произнесла она, - и с застегнутым пиджаком Вам больше идет.
Василиса глухо рассмеялась, наблюдая за действиями и жестами своего собеседника. Девушка смотрела на него своими озорными глазами и параллельно что – то писала у себя в блокноте, отмечая все самые необходимые для себя сведения о собеседнике.
- Насчет летучести, я смогу сделать духи, которые будут долго испаряться с кожи, а вот насчет двух ароматов…Понимаете, - она закусила губу, задумавшись, - дело в том, что у каждого человека есть свой неповторимый аромат тела, который по праву является самым прекрасным из всех. Стоит ли мне говорить о том, что люди даже влюбляются по запаху? Так вот парфюм нужен для того, чтобы приукрашать и сливаться воедино с запахом человеческого тела, приукрашая его в очень приятную оправу, а не перебивать и затмевать собой. Именно поэтому я делаю духи персонально каждому заказчику. Скажем, мужской аромат я сделаю для Вас. А вот женский? Вот вопрос. Это для дамы Вашего сердца?
Девушка склонила голову к плечу, находясь в легкой задумчивости. Она ведь не знает сути всего заказа, а только часть. Странный мистер Джонс. Он чего – то недоговаривает, медлит, словно бы оттягивает время или выбирает слова. В девушке начало назревать недоверие, которое она, однако, быстро задавила. Что ж, в ее профессии клиент имеет право говорить ровно столько, сколько хочет, а ей остается лишь хитростями и  своей наблюдательностью вытягивать нужную информацию.
-  Могу ли я Вас попросить немного откинуть голову назад? Поверьте, я Вам не сделаю ничего дурного, Вам не будет больно. Некоторым клиентам эта процедура даже нравится, - легкая улыбка, - и, пожалуйста, не сочтите мои действия фривольными. Это нужно по работе.
Она, вдохнув приятный горячий аромат кофе, медленно подошла к мужчине и, склонившись над ним совсем низко, оказалась лицом у самой его шеи так, что чувствовалось ее горячее ровное дыхание. Василиса прикрыла глаза и стала медленно вдыхать воздух, чуть задерживая дыхание, а потом осторожно, словно боясь чего – то упустить, выдыхать. Итак минуты три, пока этот запах не запечатлелся совершенно точно в ее цепкой памяти.
- Ваш запах отличается от всех других, что мне пришлось чувствовать,- проговорила она и аккуратно отстранилась -  но, кто знает, может, мне просто показалось.
Она присела снова на свое место, взяла в руки блокнотик и сделала еще глоток кофе.
-А теперь небольшой допрос, если позволите. Назовите мне дату Вашего рождения, а так же, чем занимаетесь в свободное время, если оно у вас есть, конечно, а то вдруг Вы занимаетесь только работой. А так же мне интересно, зачем же Вам нужны духи. Понимаете, разные ароматы влияют на человека совершенно по – разному. Одни успокаивают, другие возбуждают, третьи наталкивают на мысли, другие отвлекают и так далее. И еще раз повторю, эта информация останется только между нами, можете не стесняться.

0

9

Девушка продолжала пристально наблюдать за каждым движением, и речь шла уже не только о губах. Говорят, когда человек теряет один из органов восприятия, остальные стараются максимально компенсировать потерю. Слепые идеально слышат, а глухие, очевидно, видят. Возможно мисс Гримм даже заметит, что брюки на какую-то десятую тона отличаются от пиджака, сам он, признаться, был в бешенстве от того, что на пошив взяли ткань из разных партий, но он слишком его хотел, чтобы хлопнуть дверью и отказаться.
- О, как интересно, значит Дьявол. Вы, я смотрю, разбираетесь в этих карточках. Чудесно, очень предусмотрительно с Вашей стороны связать определенный букет ароматов и карту, но стоит ли так слепо верить случаю? Человек тянет наобум, не видя своего выбора, а провидение штука ненадежная. Психологи, например, предлагают рассматривать картинки, это взывает к ассоциативному ряду в подкорке и задействует неосознанные паттерны. Очень эффективно, рекомендую.
Оглядев себя, Падший по совету девушки откинулся на кресло и прикрыл глаза, вероятно, она просто хочет узнать его запах и по возможности запомнить, чтобы взять за гармонизирующую основу композиции. Определенно, духи должны сочетаться с естественным запахом тела, тем более...тем более, что это упрощает задачу. Стоит только самому воспользоваться парфюмом и прийти к нужным людям и дело в шляпе. Яд не нанесет его оболочке непоправимого вреда, а то что будет свербить в носу, это просто издержки предприятия.
- Я рад, что Вы оценили мой кофе и внешний вид, в следующий раз постараюсь  не расстегивать пиджак. Правда для этого придется стоять, потому что сидеть не расстегнув пуговицы не получается, но ради Вас я готов пойти на жертвы.
Мужчина приоткрыл глаза, но надежда перехватить испытующий взгляд вблизи, провалилась. Василисе понадобилось не более минуты, чтобы познакомиться с самым уникальным и личным, что есть у любого существа - запахом.
Правда сейчас она смотрела на Флеврети с подозрением. Неужели он воняет серой? Как и любой Падший, Флев далеко не благоухал, аромат цветочной свежести упал до смеси табака и мускуса. К тому же он пах сильнее, чем обычный человек, распространяя вокруг полынную горечь и жженую серу. Но он прилично не менял форму и запах Падшего успел изрядно выветриться.
Или все же нет.
- Допрос не самое приятное слово, назовем это сбором информации,  я готов рассказать все что нужно, ведь это для пользы дела. Надеюсь вкус кофе сгладит непритязательность моей биографии. Родился первого апреля, занимаюсь помимо работы благотворительностью и путешествую, в основном по Африке. - Флетти  подался в перед вглядываясь в глаза мисс Гримм, словно ища там поддержку.
- А на счет целей...я не просто так обратился к Вам, мне нужен человек соблюдающий правило конфиденциальности, ведь цель моя может показаться наивной и смешной, это дискредитирует меня,  если об этом прознают мои конкуренты и наниматели. Все дело в том, мисс Гримм, что я влюблен. Влюблен глупо и безнадежно, я не могу завоевать ее и даже внимание привлечь не получается. Но если Вы, своими золотыми ручками смешаете мне квинтессенцию любви и нежности, я наконец, получу надежду на взаимность. Я не хочу ждать Смерти, чтобы она соединила нас, я слишком люблю жизнь.
Захлебнувшись собственным монологом, Флеврети ждал ответа парфюмера с замиранием сердца.
- Что скажете, мисс Гримм, получится у Вас сделать меня счастливым человеком? Это не должен быть афродизиак, что-то легкое, что-то располагающее и мягко привлекающее внимание, впрочем, не мое это дело советовать профессионалу. Просто скажите - возьметесь Вы или нет?

0

10

- Карты таро – не просто карточки с красивыми картинками, - протянула Василиса, чуть задумавшись, - с помощью них можно увидеть истинную сущность того или иного человека, а значит, подобрать ему  наилучший аромат. Я ведь не просто так попросила Вас вытянуть карту, сосредоточившись и доверившись себе, а не наобум. Собственное сердце подсказало Вам, куда стоит положить руку и что именно взять. А насчет психологических тестов. Их великое множество, можете мне не рассказывать, ведь я по образованию педагог. Учитель начальных классов, если точнее. Поверьте, психологии там было столько, что у меня, казалось, взрывался мозг от всей этой аморфной и не совсем понятной информации. А цветные картинки поначалу казались забавными, а потом тошнотворными, особенно, когда приходилось делать описания.
Девушка улыбнулась и попыталась шутливо изобразить, как она «любила» психологию. Василиса внимательно слушала мистера Джонса, ловя каждое слово с его губ и перенося его на бумагу. Обычно клиенты смущались и чувствовали себя в дискомфорте от пристального взгляда Василисы, но этот человек вел себя так, словно бы девушка и вовсе на него не смотрела так непозволительно внимательно. Если бы она хотела, то отвела бы взгляд вовсе, но эта манера себя вести уже вошла у нее в привычку. Василиса мысленно пыталась представить его голос, соотнести с внешним видом, чтобы хоть как – то разбавить стоящую давящую тишину, пусть и в своих фантазиях. Это ничуть не отвлекало ее от работы, а, даже, наоборот, делало процесс узнавания нужной информации несколько ярче. На ее лице сияла приветливая улыбка, все шло как ни есть замечательно. Но вот речь зашла о любви. Василиса поежилась, будто бы ее кто – то пребольно укусил за пятую точку, но взгляд не отвела. Сейчас сохранять свое ледяное спокойствие было очень тяжело. Василиса – не камень, а обычный человек, долго сдерживать эмоции не может, особенно, когда затрагивают то, про что она просто не любит говорить. Она чуть подалась вперед, чтобы, казалось, лучше рассмотреть мужчину, его выражение лица, взгляд. Девушка с помощью некоторых усилий отогнала от себя эмоциональное наваждение, которое во многом иногда мешало ее работе, и сосредоточилась. В ее глазах промелькнуло недоверие. В самом начале беседы мистер Джонс спрашивал про смерть, а теперь говорит про любовь. Интересно, это чистая ложь или только ее легкие отголоски, предназначенные, чтобы сделать истину чуть романтичнее? Василиса сжала свои губы, а потом усмехнулась. Она не станет ничего говорить и выпытывать полную правду. Что ж, профессия ее научила, что надо играть по правилам клиента, а, значит, надо держать марку и поддержать его ложь.
- Знаете, мистер Джонс, любовь подобна музыке, - ответила девушка, глубоко вдохнув, -  такая же красивая и нежная. С ней могут быть связаны так приятные, так и грустные воспоминания, однако какой  бы музыка не была, она оставляет след в нашем сердце. Для каждого она звучит совершенно по – своему, и каждый представляет себе музыку такой, какая она ему нравится. Но, я больше не слышу ее, как бы не старалась. Мне остается только прокручивать любимые мелодии в голове, но с каждым годом их звук становится все тише и тише, а через лет, скажем, пять, исчезнет совсем, – она положила руки на стол и принялась перебирать пальцами, словно бы наигрывала мелодию на клавишах фортепьяно, - я не верю в любовь, мистер Джонс. Но, если Вы хотите завоевать внимание Вашей возлюбленной, духи Вам мало помогут. Они смогут привлечь внимание, несомненно, но это будет не более, чем интерес, до чувств Вы навряд ли достучитесь. Верный способ утешить себя -  порвать со всеми чувствами, что могут быть связаны с этой девушкой. Если она не отвечает взаимностью, то есть ли смысл вообще добиваться чего – то? Это все равно что читать стихи каменной статуе девы. Да, она прекрасна, она слушает и всегда улыбается, но не ответит на Ваши чувства, потому что она из камня.
На бледном лице Василисы прошел отголосок тонкой усмешки. Девушка судорожно выдохнула, собрала свои вещи в саквояж и встав со своего места, подошла к мистеру Джонсу так, что их разделял всего лишь один шаг.
- Но не мне Вам давать советы по этой части, - она улыбнулась, - Вы – заказчик, а я – исполнительница. Я – приняла заказ, и я постараюсь его исполнить, вложив частичку своей души. Стоит Вам сказать сразу, что я буду делать масляные духи. Они испаряются полностью в течение восьми часов из – за своей структуры, а так же впитываются кожей, но нужно быть осторожнее с одеждой, на ней могут оставаться жирные пятна, которые потом будет тяжело вывести.
Василиса посмотрела на свои часы и удивленно вскинула брови. Было уже довольно поздно. Она порядком задержалась в гостях у мистера Джонса.
- Ох, к сожалению, счет времени неумолим, - взгляд, полный печали, - пожалуй, мне пора уже идти, всю нужную я информацию я собрала. Мой номер у Вас есть. Такие духи созревают довольно быстро. Всего за неделю. Но, я, наверное, встречусь с Вами еще по поводу заказа. Хотелось бы видеть с Вами Вашу избранницу, чтобы она оценила аромат, но, можете и без, раз она такая недоступная. Женский аромат буду делать как для себя. До скорой встречи, мистер Джонс.
На лице девушки проскользнула широкая улыбка. Она взяла в руки свой саквояж и двинулась уверенным шагом к выходу и офиса.

Отредактировано Василиса Гримм (2017-07-23 12:01:25)

0

11

- А мне всегда казались забавными  эти нарядные карточки,  неоднозначные трактовки и возможность бесконечно жонглировать смыслом. Люблю субьективные науки, - скорее для себя, чем для девушки добавил Падший и в очередной раз одернул себя - отвлекся.
Видимо только однообразная работа с колбами и пробирками заставляет его мозг обретать некое подобие порядка, в прочее время он легко перескакивал с темы на тему, блуждая в лабиринтах своих фантазий.
Вот сейчас он сам искренне поверил, что влюблен. Не в женщину, конечно нет, влюблен в эти еще неготовые духи, в их аромат, в их потенциальную способность нести красивую, легкую и благородно пахнущую смерть. Это будет истинным проявлением любви к человеку, уберечь его от болезней и старости, от ужаса увидеть в зеркале сморщенную и обвисшую кожу, от отчаяния, когда одним прекрасным утром он не сможет встать с кровати. Или того хуже, потеряет не физическое здоровье, а разум, утратит ту искру, что делает человека человеком.
Теперь убийство сложно будет назвать поступком с душком, это будет акт милосердия нанесенный на кожу. И этот шедевр реализуют они - мисс Гримм и скромный Падший. И кто-то после всего этого может говорить, что демоны зло?

Судя по скепсису, мелькнувшему на бесстрастном лице парфюмера, она бы смогла. Декламируя, Флетти тем не менее исподволь наблюдал за девушкой. Оттенки чувств умирали в ней в самом зародыше, а внешне проявлялись не больше, чем рябь на поверхности стоячего пруда, быстрее, чем блик случайного солнечного зайца.
Жаль, эмоции сделали бы ее куда красивее.
- В Ваших словах есть здравое зерно мисс Гримм, но я привык доводить дело до конца, пробуя все варианты. В любом случае, эксклюзивный аромат это прекрасное капиталовложение, так что я ничем не рискую.
Глянув на часы, Падший поднялся, чтобы проводить гостью до двери, правда не удержался от ремарки.
- Действительно, мисс Гримм, делайте духи на свой вкус. Вы... эм...примерно одного цветотипа, если возможно так выразиться.  К тому же, Вы и женщина, и парфюмер, так что сможете подойти к решению наиболее многогранно. Рад был познакомиться, мой секретарь свяжется с Вами по поводу следующей встречи.
Когда девушка покинула хромированное логово адепта ядов и юриспруденции, этот самый адепт снова подошел к окну.

Когда-то Флеврети выбрал этот офис только ради этого вида, и сейчас он полностью поддерживал себя в этом решении.
Странные существа люди. Они могут чувствовать и при этом так отчаянно этого не хотят. Сковывают свои сердца страхом, а тела моралью, ограничивают себя или пускаются в разврат, лишь бы скрыться от самого себя, заглушить ту музыку, что издает чистая человеческая душа...
Флеврети веками изучал людей, в античности он вливался в многочисленные культы, в средневековье прикалывал людей к столам как крупных бабочек, чтобы изучить механику эмоций. В эпоху возрождения составил несколько формул разных чувств и пытался испытать их, поглощая синтезированные напитки. Но тщетно.
У Падшего не было души и чувства оставались для него загадкой. Все, кроме одного. Флеврети был уверен, что  чувством юмора он все таки обладает. Любопытная особь эта мисс Гримм, интересно, что же сбило внутренний компас этой леди, заставляя ее любить смерть и отрекаться от любви. Вот уж воистину история, которая прекрасно пойдет под стаканчик виски.

0

12

Прошло уже больше двух недель с тех пор, как Василиса приняла заказ. Обещала неделю, а вышло больше, от нее не было ни слуху, ни духу, только одни увещевания о том, что скоро все будет готово, однако ни малейших гарантий. Но, как только работа была окончена, девушка сама связалась с секретарем мистера Джонса. Она упаковала свою работу, привела себя в порядок, подсчитала стоимость оплаты своих услуг и с полной уверенность вышла из дома. И вот снова вечер, и снова по коридорам офисного здания слышится звонкий стук каблучков.
Василиса решила сама доставить заказ и объяснить заказчику, как правильно наносить и использовать такой тип духов, который сейчас довольно непривычен, мало используется ввиду своей непрактичности, а когда – то был очень популярен. И вот, она проходит по тем же коридорам и видит того же секретаря, с которым до этого связывалась. Последовал стандартный обмен приветствиями, потом тоже самое ожидание и вот, Василиса может войти прямиком к мистеру Джонсу. Девушка решила не изменять своему деловому стилю в одежде, но вот в этот раз он был на грани между чем – то вызывающим и предельно строгим. На ней была черная юбка – карандаш до колена с широким кожаным поясом сделанным в виде переплетения множества черных змеек с зелеными камешками в глазницах. Сверху - белая блузка с коротким рукавом и довольно откровенным декольте, которое не открывало все, но вполне давало основания дофантазировать, что будет, если сделать вырез еще больше. На тонких кистях у нее было по нескольку браслетов из серебра, которые как бы кусали сами себя за хвосты. Шею украшало серебряное ожерелье в виде змеи с изумрудами по всему телу. Такие же были у нее серьги. В руках у Василисы была большая белая коробка, перевязанная черным бантом. Очевидно, сам заказ.
- Добрый вечер, я принесла Вам заказ, - с улыбкой начала девушка, - прошу прощения за то, что мне понадобилось больше времени, но Вы сами должны понимать, что процесс создания духов крайне сложен, приходится работать вручную, опираясь целиком и полностью на органы чувств.
Девушка опустила аккуратно на стол белую прямоугольную коробку из плотного картона, аккуратно перевязанную черной широкой атласной лентой. Василиса осторожно развязала пышный бант и открыла крышку. Там внутри находились ярко – красные, как кровь, цветы мака, в которых лежали два темных непрозрачных флакончика по форме напоминающие гладкие, забирающие энергию манящие волшебные кристаллы. Они были совершенно одинаковых размеров и практически ничем не отличались, кроме того, что на одном из них были аккуратно тонкой кистью нарисованы маки. Василиса осторожно взяла два флакончика в руки и поставила перед мужчиной.
- Тот, что без рисунков – мужской. Я просила Вашему секретарю передать Вам, чтобы Вы сегодня не использовали никакой парфюм. Надеюсь, что эта информация дошла до Вас, мистер Джонс. А теперь попрошу Вас довериться в мои руки, - на ее лице мелькнула игривая улыбка, - можно мне Вас попросить расстегнуть пару верхних пуговиц рубашки, а так же манжеты?
Василиса взяла нужный флакончик и приблизилась к мужчине, словно бы снова намеревалась прочувствовать полностью его запах. Девушка стала нежно и предельно аккуратно прощупывать шею мистер Джонса своими тонкими и холодными пальцами, про себя отмечая те точки, где она ощущала точное биение пульса. Ее взгляд был предельно серьезен, девушка была сосредоточена исключительно на своем деле, хотя иногда на ее лице проскальзывала легкая тень улыбки.
- Масляные духи никогда не наносятся на одежду и просто бездумно на кожу, - она аккуратно открыла флакончик и стала так же осторожно наносить парфюм мужчине на шею, именно на те точки, которые отметила. По капле, - они наносятся только туда, где хорошо прощупывается пульс, чтобы масла лучше впитались в кожу и непосредственно в кровь, а аромат был наиболее стоек. Честно, если бы я была наемной убийцей, то использовала бы отравленные масляные духи на жертве. Вроде бы парфюм, ничего страшного, а с другой стороны масло доставит яд не только в дыхательные пути, но и напрямую в кровь. Жертва умрет крайне быстро, но не могу сказать, что не мучительно, все зависит от самого яда. Идеальное оружие. Не правда ли?
Девушка мечтательно улыбнулась и, закончив наносить духи на шею и руки мужчины, сделала несколько шагов назад.
- Аромат многоступенчатый и раскрывается не сразу. Сначала Вы почувствуете чуть горьковатую и немного терпкую свежесть верхней ноты. Она состоит из лайма, бергамота и перечной мяты. Но пройдет час – два, как эта свежесть начнет растворяться и медленно разбавляться сладкими пряными нотками иланг – иланга, мускусными нотками мускатного ореха и  древесными нотками кипариса. И только потом, спустя еще три часа Вы сможете почувствовать приятное послевкусие табака, терпкость ладана, смешанную с туманным запахом дубового мха, приправленного пряной амброй и нежной ванилью. Но, хочу Вас предупредить, спустя час Вы совершенно перестанете чувствовать аромат, потому что он сольется с запахом Вашего тела воедино и будет работать только на Вас, привлекая окружающих.
Девушка отставила флакончик  в сторону и выждала некоторое время, чтобы мужчина переварил полученную информацию и насладился ароматом, который у Василисы получился.
- Но, Вы же еще просили женский, не так ли? Он в гамме схож с Вашим и отлично гармонирует. Вы сможете его легко ощутить.
Девушка нанесла несколько капель из флакона с маками себе на шею, немного постояла, подождав, пока аромат впитается и подошла к мистеру Джонсу. Девушка откинула свои черные волосы назад и наклонилась перед ним так, чтобы он мог почувствовать тот аромат, который предлагала Василиса.
- Верхняя нота тоньше и состоит из лимона, вербены, грейпфрута и нескольких ноток освежающего лемонграсса. Потом Вы сможете прочувствовать пряные ноты аниса, бея, мускатного ореха и горьковатого черного перца, которые после себя оставят приятное теплое послевкусие гвоздики, амириса и сандала. Этот аромат тоньше и более пряный, однако не лишен некоей свежести и туманности.
Девушка улыбнулась уголками губ и отошла. Она поправила свои волосы и сложила флакончики обратно в коробку, перевязав крышку лентой так же красиво, как и было.
- Вам нравится, мистер Джонс?

0

13

Флеврети сидел в темноте, можно было даже сказать больше – он балдел в темноте. Лампы дневного света, это всего лишь лампы, сколько бы они не стоили и как старательно их не расхваливали бы вам продавцы магазина, они будут тихонько жужжать во время работы и нещадно резать глаза. Падший подумывал изловить того, кто придумал назвать эти орудия пыток лампами «дневного света», и выколоть ему глаза.  Однако, как только он щелкнул выключателем эта мысль отошла на задний план.

Густые сумерки, окутавшие город, рванули в окно, затопляя кабинет, сглаживая острые углы не только мебели, но и характера. Стеклянная преграда, гордо именуемая панорамным окном, исчезла. Стекло больше не отражало  черно-белое убранство помещения, оно растворилось в тенях, расширяя пространство, стало невидимо глазу, обнажая силуэты многочисленных высоток. Казалось, сделай лишний шаг с ковра и падение неизбежно.

Флеврети неспешно растер виски и выдвинул ящик стола. Откуда это было там, он и сам не знал. Вероятно, его секретарь обладал помимо прочих талантов еще и даром предвидения или телепатии, как бы то ни было, он явно заслужил премию за то, что Флев сейчас случайно обнаружил в ящике стола.

Свечи.

Большая упаковка добротных первосортных свечей. Приласкав пальцами щербатые восковые бока (свечи явно были ручной работы), падший начал расставлять их прямо на глянцево блестящую стеклянную поверхность стола. Мисс Гримм должна была явиться с минуты на минуту, а работа руками всегда успокаивала дурной нрав Джонса, так что он неспешно утыкал весь стол и, немного подумав, дунул на свечи на манер именинника. Хорошо пропитанные воском фитили вспыхнули в одно мгновение, заставляя тени шарахнуться по углам.

Вот так-то лучше. Живой свет всегда приятнее искусственного суррогата, не говоря уже о том, что он куда больше подходит для сегодняшнего события, чем деловитое жужжание ламп.

Легкий стук и мисс Гримм появляется на пороге кабинета все такая же строгая и прямая. Будучи джентльменом, Флеврети не может не встать.

- Уважаемая мисс Гримм, добрый вечер. Рад, что Вы справились с работой куда быстрее, чем я рассчитывал, – махнув рукой в направлении стола, падший моментально оценил, что для коробки, которую держала в руках Василиса места более чем достаточно. Не оставалось сомнений в том, что духи, маслянистое выражение его грез и устремлений покоятся именно там, в этом белом ящичке перехваченном контрастной лентой. Но два ли там аромата или один, вот это вопрос.

- Процесс сложен, я понимаю, - Флетти как всегда забыл о человеческом времени, потому что для него оно текло несколько иначе, потому-то он и был крайне удивлен извещением секретаря о встрече, ему казалось, что заказ поступил всего дня два назад. – Поэтому я и не торопил Вас, понимая, что создание аромата процесс тонкий и творческий, мы ведь не гонимся за временем, только за результатом.

Увлеченно разглядывая блестящие стекляшки с ароматами, Флеврети молниеносно расстегнул воротник, закатал манжеты и подставил себя под ловкие пальчики Повелительницы Змей, как он сегодня окрестил юную Василису.

Жадно раздувая крылья не маленького носа, падший ловил ароматы, не деля их на составляющие и оттенки, он всасывал запах щедрыми пригоршнями, стараясь уловить все нотки своих ощущений. Его мало волновало что там в составе – пачули, роза или потный носок, важнее результат сама композиция. Флеврети был полностью погружен в себя, он купался в аромате, позволяя тонким пальцам искать все новые места для нанесения жидкости.

- Василиса, я Вас уверяю, цивилизация шагнула далеко вперед и сейчас вряд ли найдется хоть один человек, которому придет в голову наносить духи на одежду. Они должны быть на коже, согреваться  теплом тела, мешаться с личным запахом и испаряться с биением пульса. Позвольте… - Флеврети перехватил тонкое запястье и коршуном навис над рукой парфюмера. Длинный крючковатый нос жадно обнюхал пальцы девушки.

- Да, то что надо, Вы правы. Думаю моя идея не могла найти лучшего воплощения. А как же второй? О… даже так.

Падший был в восторге, вот что значит профессионал. Тут и содержание, и упаковка, и даже наглядная демонстрация, что ж за такое не жалко отдать запрошенную сумму. Снова выдвинув ящик стола, Флеврети достал коробку с кофе, периодически хрустеть кофейными зернами вошло у него в привычку во время проживания в Африке и он так и не смог от нее избавиться.

Сунув нос в упаковку, вдохнул пару раз и букет мужского аромата полностью исче, заглушенный запахом кофе. Вот теперь можно пробовать второй.

Прикрыв глаза, Флеврети  приблизил лицо в бледной коже почти вплотную. В этом не было необходимости, но так аромат звучал громче. Он практически видел, как нотки масел проникают в кожу, смешиваясь с ароматом теплой девичьей кожи. Просто ожившая фантазия фетишиста.

Резко откинувшись в кресле, Флеврети открыл глаза, и в них отразилось пламя свечей. Он оценил момент и мизансцену, так как всегда имел склонность к театральным эффектам.

- Не знаю как Вам мои духи, но Ваши определенно работают – я сражен и  покорен Вашей красотой и Вашими талантами. Но это пробная партия как Вы поняли, мне понадобится по несколько флаконов каждого аромата.   

+1

14

Профессия Василисы, несмотря на то, что была не пыльной и довольно прибыльной, имела ряд недостатков. И самым существенным было именно то, что приходилось общаться с разными людьми и принимать совершенно разные заказы, какими бы они причудливыми не были. За все время своей работы она научилась держать себя предельно строго и приветливо перед клиентами, занимаясь только работой и ничем более. Вот и сейчас Василиса внимательно следила за действиями мистера Джонса, всматривалась в его лицо по мере возможности, наблюдала за эмоциями, чтобы понять, все так или нет. И, если ее догадки верны, ему все нравится, а это не могло не радовать. Похоже, и с этим заказом Василиса справилась превосходно. А это стоить отметить вечером в ресторане за чем - нибудь вкусным. Как говорится, порадовала клиента, так и порадуй себя. Однако последующие слова мужчины смогли поставить парфюмера в тупик. На ее спокойном и приветливом лице отразилось неподдельное удивление. С таким она сталкивалась в первый раз и не смогла подавить столь сильную эмоцию.
- Мистер Джонс, - начала она, немного откашлявшись, - я очень рада, что Вам понравились ароматы, но вот насчет Вашей последней фразы. Боюсь, у меня лишь небольшая домашняя лаборатория. На производство партии уйдет минимум – месяц, да и все ароматы будут отличаться. На немного, конечно, не искушенный в парфюмерии человек не заметит разницы, однако, может, у Вас настолько чувствительное обоняние, что Вы все учуете. Да и цена на такой большой заказ будет довольно высока. Вы точно этого хотите?
Девушка развела руками в стороны и по – совиному склонила голову, не зная, как отреагирует мужчина на такие слова. Она всматривалась в неровные огоньки свечей, которые плясали от малейших перемещений воздуха, внимательно пожирая взглядом своего собеседника. Василисе было немного некомфортно от такого количества света, что был сейчас в офисе. Девушка протянула руку и пальцами затушила одну, потом вторую и третью свечу, в перерывах прикладывая пальцы к своим губам, чтобы немного их охладить. Стало немного темнее, да, так немного лучше, определенно.
- Простите, я не люблю яркий свет, он мне режет глаза, если бы я Вас слышала, то можно было бы обойтись и без него вовсе, а так мне нужно видеть ваши губы и эмоции, без которых общение будет невозможным,  - девушка улыбнулась, - я готова взять такой заказ, но только при определенных условиях. Первое – Вы сами заедете ко мне домой вместе с гонораром и проверите ароматы, чтобы я могла все исправить на месте. Второе – Вы мне скажете, зачем Вам нужно столько флаконов. Я уверена, что Вы мне скажете неправду, однако хочется утолить свое профессиональное любопытство. И на этом, пожалуй, все. Вы согласны, мистер Джонс?
Василиса, перечисляя условия, загибала свои пальцы для пущей наглядности, несмотря на тою что и так активно жестикулировала. Она, закончив говорить и внимательно «выслушав» мистера Джонса, медленно, словно бы отсчитывая свои шаги, подошла к большому окну и посмотрела на вид столь большого и яркого города. Это захватывало дух и заставляло сердце Василисы биться быстрее в тон безумнейшему желанию отойти подальше, чтобы не упасть вниз. Странно, до этого девушка не замечала в себе боязни высоты. Она прикоснулась ладонью к стеклу и слегка нажала, словно бы проверяя его на прочность, а потом улыбнулась и немного отошла подальше, чтобы точно ничего плохого не случилось.
- Вы меня смогли удивить, мистер Джонс. У меня в практике было много. Например, один больной человек, что желал себе парфюм с примесью белладонны. Травил себя сам и получал от этого удовольствие. Другой хотел, чтобы в состав входил девичий пот. И таких еще было энное количество, но вот никто и никогда не заказывал у меня целую партию духов. Хоть одно радует, что в Ваших ароматах нет диковинных компонентов, а это в разы облегчает дело.
Девушка с легкой улыбкой повернулась к мужчине, чтобы видеть, что он может сказать, если уже не сказал.

0


Вы здесь » Ночная Столица: между Адом и Раем » Улицы большого города » "Shades of law", Офис Флеврети