Вниз страницы

Ночная Столица: между Адом и Раем

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Холл

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Огромное просторное помещение. Стены отделаны резными деревянными панелями, в коридорах стоят изысканные скульптуры, пол устилают ковры. Отсюда можно легко добраться до главной гостиной, или перейти на второй этаж.
http://se.uploads.ru/t/ZDjaJ.jpg
http://se.uploads.ru/t/APh9i.jpg

0

2

В приоткрытое окно лимузина врывался прохладный ночной ветер, пахнущий бензином, нагретым асфальтом и пролившимся днем дождем. Машина свободно мчалась по почти пустому в этот час шоссе, направляясь в центр города.
Тиа откинулась на удобном кожаном сидении, закинула ногу на ногу и невидяще взглянула в окно.
Она снова вернулась сюда вопреки данному себе обещанию.
Тхорнисх испытывала к Столице двойственные чувства. Слишком много было связано с этим огромным, беспокойным мегаполисом. Слишком много воспоминаний, как хороших, так и плохих. Его было за что любить и за что ненавидеть. Но оставаться равнодушной к нему было невозможно. В отличие от Миклоша, который всегда с радостью пользовался любой возможностью покинуть суматошный, варварский в своем упадническом великолепии город, Тиа было здесь уютно. Благополучной, вылизанной Европе с ее общественными стандартами и благами она всегда предпочитала страны, которые еще не утратили своего немного дикого, самобытного колорита.
Поэтому сейчас, глядя на проносящиеся за окном спальные районы окраин, она чувствовала одновременно умиротворение и смутную горечь. Но сильнее всего были надежда и тревога.
После ее смерти в Садах Боли и последующего воскрешения уже в другом теле, Миклош принял решение покинуть город вместе со своим семейством, чтобы помочь своей супруге, в очередной раз попавшей в ловушку собственной гордости и самонадеянности, восстановиться и адаптироваться к новому облику. Вместе с детьми они сменили душную загазованную Столицу на уютную, роскошную виллу на берегу Средиземного моря. Произошедшие перемены давались Тиа нелегко. Новое тело было подобно неудачно подобранному платью: его приходилось перекраивать заново, переделывать под себя. Она до изнеможения гоняла себя в тренировочном зале, закаляя привыкшую к неге и изыскам капризную оболочку. Труды не прошли даром: тело окрепло, мышцы налились силой. Даже внешне она стала похожа на себя прежнюю. Сущность нахттотерин сделала мягкие черты лица, которое досталось ей от прежней владелицы, более острыми и хищными, небесно-голубые прежде глаза начали отливать сталью.
Все это время ее семья была рядом, поддерживала и помогала отвлечься от тяжелых мыслей.
Тем временем в оставленной ими Столице обстановка становилась все напряженнее. В разговорах с женой Миклош старался не углубляться в происходящее там, чтобы оградить Тиа от извечной грызни кровных братьев хотя бы на время реабилитации. Но умолчать о предстоящем изгнании Атума он уже не мог.
Перед отъездом он вкратце описал ей ситуацию и успокоил опасения. «Эти бестолочи ничего не могут без меня. Как всегда, именно Золотым Осам придется в конце концов спасать этот никчемный мир. Я отправлю Атума в пекло, и вернусь. Ты даже не успеешь заскучать».
Для безопасности было решено на время отсутствия Миклоша укрыть Тиа с детьми у Гелионы в Аду. Сабрина, уже гостившая у дочери Дьявола прежде, приняла новость с восторгом. Саму нахттотерин идея не особо воодушевила, но не признать ее рациональности она не могла. Как она успела убедиться, у Атума очень длинные руки, и чем дальше от них будут ее близкие – тем лучше.
Скрепя сердце Тиа пришлось отпустить Бальзу. Будь она в полной силе, непременно поехала бы с ним. Но на тот момент от нее было не много толку. Тхорнисх прекрасно понимала это, хотя сознание собственной слабости и беспомощности причиняло почти физическую боль.
Время в Аду течет иначе, чем на Земле. Оно может растягиваться медленными тягучими каплями-минутами, отсчитываемое ударами тоскующего сердца. Или наоборот, мчаться со скоростью яростного северного ветра, умещая часы и дни в одном мгновении, пока летит к земле упавший с дерева лист.
Они провели у Гелионы семь дней. От Миклоша не было никаких вестей. На восьмой день Тиа не выдержала неизвестности и уговорила демонессу отправить ее обратно на Землю. Дочь Сатаны, немного поколебавшись, согласилась исполнить ее просьбу. Нахттотерин поцеловала детей, пообещав скоро вернуться, и шагнула в созданный Гелионой портал.
Оказавшись снова на их вилле в Испании, она не могла поверить своим глазам. За то время, что они пробыли в Аду, на Земле прошло полгода. Эта новость породила волну паники и тревоги в душе. Миклош давно должен был вернуться! Раздираемая этими чувствами, Тиа сумела связаться с оставшимся в Столице Романом и выяснить у него о последствиях изгнания Атума. Заикаясь и рассыпаясь в извинениях и сожалениях, Роман рассказал, что нахттотер покинул «Лунную крепость» перед проведением ритуала и более не появлялся. Дворецкий решил, что господин Бальза вернулся к семье в Испанию. Теперь всем заправляла Норико, но и она куда-то исчезла некоторое время назад, никому ничего не сказав.
Отправив в мусорную корзину кучку деталей и микросхем, оставшихся от телефона после этого разговора, Тиа немедленно вылетела в Россию.
И вот она снова здесь.
Лимузин подъехал к «Лунной крепости», кованые ворота цитадели Нахтцеррет плавно распахнулись. Вдоль подъездной аллеи выстроились почетным караулом обитатели особняка, боевые единицы клана, и люди, и Тхорнисхи. Тиа прикусила губу, глядя, как с крыльца навстречу ей спешит Роман.
За мгновение до того, как бессменный дворецкий семьи Бальза распахнул дверцу машины, нахттотерин успела принять свой обычно высокомерно-невозмутимый вид, и шагнула на гравий, проигнорировав предупредительно протянутую руку.
- Есть новости от Миклоша? – В безумной надежде она затаила дыхание в ожидании ответа.
Склонившийся в поклоне Роман отрицательно качнул головой, и внутри все оборвалось.
- Нет, нахттотерин. И от госпожи Норико тоже.
Глаза Тиа сузились, блеснув сталью.
- С ней я разберусь позже.
Отдав несколько необходимых приказов, она вошла в особняк и поднялась в спальню.
Закрыв за собой дверь, обвела взглядом комнату, глубоко вдохнула и закрыла глаза. Здесь все дышало Миклошем, на каждом предмете был его отпечаток. Она поймала себя на том, что снова затаила дыхание, прислушиваясь. Но в комнате царила тишина.
Проведя ладонью по лицу, она направилась в ванную.
Выйдя через час и приведя себя в порядок, подошла к столу, на котором лежало несколько пухлых папок с отчетами. Бегло пролистав их и узнав все, что ее интересовало, женщина нахмурилась.
Необходимо было иметь трезвую голову и свежие силы, чтобы начать разбираться в том, что произошло после ритуала изгнания Атума. И, конечно, чтобы найти Миклоша. В ней  была странная, непоколебимая уверенность, что нахттотер жив. Такого, как он, непросто убить даже древнему живучему гаду, коим являлся Основатель.
Нужно было отправиться туда, где все произошло. Возможно, она сумеет найти какие-то следы, указывающие на то, где искать Бальзу.
Спустившись в подземный гараж, Тхорнисх села за руль верного «Кайенна». Секунду помедлила, крепко стиснув руль и глядя в пространство перед собой. А затем машина утробно зарычала и сорвалась с места.

--------------- Северная резиденция

0

3

Неспешно обходила Норико Лунную Крепость, следуя от комнаты к комнате, уделив особое внимание тренировочному залу, где изнуряли себя упражнениями солдаты её личной армии. Остановилась в дверях наблюдая за их боями. Сильны, быстры, уверены в себе. Достойные представители клана Золотых Ос. Нахтцеррет, ночные рыцари. Им предстоит свершить многое, во имя славы и величия клана, но прежде всего для её нового повелителя, её совершенного господина. Эти воины её, а она - Его.
Японка осторожно прикрыла дверь зала, оставляя бойцов тренироваться. Слышался лязг клинков, звучали яростные выкрики. По губам мономоти проскользнула мимолётная улыбка, означающая удовлетворение. Йохан Чумной этого не заметил. Он следовал за Норико словно тень, молчаливая, но грозная, внушающая страх тем, кто его видел. Теперь он тоже её, как и всё здесь. Чумной принял перемены в клане, ни одного вопроса не задал, хотя не мог не понимать, что просто так бывшая помощница Миклоша Бальза не оказалась бы вновь во главе Тхорнисх. Но глуп он всё же не был и не рискнул воспротивиться, не посмел проявить любопытство. Это Норико в нём оценила и потому оставила на прежнем месте, доверяя ему свою безопасность, а также решение проблем, требующих силовых мер. Для более деликатных есть другие помощники. Йохан однажды тоже станет идеальным слугой, подобно её Правому и Левому, что также стояли чуть поодаль, готовые проявить преданность госпоже, являя желание умереть или убить ради неё, когда бы не потребовалось. Их трое, это не самое плохое число.
Японка дошла до холла, где ей встретилась красноволосая Рэйлен, воспитанница Чумного, его маленький птенец, которого нахттотер когда-то называл цыплёнком. Норико намеревалась пройти мимо, не вступая в беседы, ибо не было ей нынче дела до существования этой девушки, но та внезапно заступила женщине дорогу демонстрируя, что не уйдёт.
- Норико...
- Госпожа Норико, Рэйлен,- пророкотал недовольный голос Чумного. Японке стало немного интересно, и неужели его воспитанница сейчас выкинет нечто неразумное, быть может даже опасное? Тем лучше, порчу следует устранять до того, как та разрастётся. Норико соединила пальцы рук , скрываемые длинными рукавами зелёного шёлкового кимоно. Её тёмные блестящие глаза безо всякого выражения глядели на Рэйлен Тхорнисх, не показывая нетерпения либо гнева.
- Госпожа Норико,- не слишком довольным голосом поправилась девушка, бросая злой взгляд на Йохана. Нервно переступила на месте, её руки также не находили покоя, то оправляя короткую кожаную юбку, то прячась за спину, а то начиная крутить цепь на шее.- Я хочу знать... Никто не говорит, но это странно, ведь не могла же нахттотерин просто так исчезнуть! Её убили? Это... асиман? Или некроманты?
Голос Рэйлен дрогнул, в нём проступили жалобные нотки. Бедная девочка, подумала Норико. Глупая, смелая  девочка. Чего ты добиваешься от меня услышать? Имя врага?
Йохан Чумной не рисковал выйти вперёд японки, он только угрюмо сопел за её спиной, и Норико знала, что после он непременно задаст хорошую трёпку своему птенцу. Если та останется жива.
- Клан Нахтцеррет всегда имел великое множество врагов,- негромкий голос мономоти заставил Рэйлен замереть, оставив в покое цепь. Её серые глаза расширились, полные чувственные губы чуть приоткрылись; девица ждала и была уверена, что ей ответят и наконец она будет знать, что делать. Норико продолжила:- Когда исчез господин Миклош, мы остались одни, словно бы осиротели, не зная, что нам делать, как справиться с этим. Вместе с ним пропали многие сильные воины клана Ночных рыцарей: это стало серьёзным ударом, а могло оказаться приговором, проведай о том наши враги. В первый раз я осмелилась взять власть в свои руки, ибо знала - господин Бальза не желал бы позорной гибели своих детей от рук блаутзаугеров. Но госпожа Тиа вернулась и я отступила, ведь нахттотерин была достойна места главы намного больше. Её выбрал господин Миклош.
Норико прикрыла глаза, отрешаясь от тревожных воспоминаний, переводя течение мыслей в более гармоничное русло. Миклош также одобрял кандидатуру Рэйлен, а мнению нахттотера мономоти доверяла и теперь. Она сохранит эту девочку для клана, пусть даже придётся убеждать её. Рэйлен также станет воином для Светоносного.
- Клану Тхорнисх было предложено великое будущее. Сила, могущество, а также недоступные нам ранее возможности. В том предложении заключалось всё, о чём когда-либо могли мы грезить. Право быть первыми среди кровных братьев стало б неоспоримо. Понимаешь ли ты, Рэйлен Тхорнисх, что значит это? Самое главное желание господина Миклоша осуществилось бы.

Рэйлен нахмурилась, осознавая услышанное. Она не очень понимала, о чём говорила японка, но ровный, лишённый интонаций голос внезапно стал пугать молодую тхорнисх. Норико вновь смотрела ей в лицо, и в этих чёрных глазах девушке почудилось пламя. Она вздрогнула и быстро закивала. Рэйлен уже пожалела, что заговорила. С Миклошем Бальза она никогда не смела спорить, да и вопросы задавала лишь пару раз в жизни. Ей повезло, он оказался в хорошем настроении, позволил ей жить. Взгляд Йохана тоже ничего хорошего не сулил.

- Госпожа Бальза не пожелала этого будущего. Я не могла её спасти, хотя отчаянно пыталась.- Да, Норико долго убеждала Тиа, приводя бесконечные доводы, вразумляя, напоминая... Тиа Бальза слушала, но в конце концов ответила решительным отказом. Едва отзвучали слова нахттотерин, в сердце японки поселилась тревога, словно предчувствие неотвратимого. Она не желала госпоже Тиа зла, она хотела спасти её, а вместе с ней и клан. Тиа Бальза была супругой Миклоша, её первого господина. Что же, она хотя бы жива. Возможно, однажды она вернётся к своим братьям и сёстрам.
- Но мы по-прежнему имеем возможность обрести ту силу и величие. И ради этого клану Тхорнисх как никогда нужно единство. Мне нужно твоё доверие, Рэйлен. Каждый из вас должен стать настоящим воином, способным пролить кровь, как свою, так и чужую. Но сделать это с честью, выложившись без остатка.
Мелькнула сталь и длинный узкий клинок замер у горла Рэйлен. Та сдавленно охнула, понимая, что Норико способна отсечь её голову так быстро, что она этого даже не поймёт, не заметит движения. Внутри девушки шевельнулась зависть, но страх был сильнее. Дерзость и недовольство пропали полностью. Остриё кольнуло сильнее и по коже потекли алые бисеринки крови.
- Я готова довериться тебе, Рэйлен. От тебя же требуется беспрекословное повиновение. И никогда больше не смей расспрашивать меня без позволения. Будь молчалива, Рэйлен Тхорнисх. Лишь твоё оружие должно звучать, когда я отдам приказ.

Неспешно следовала Норико по длинной галерее второго этажа. Рэйлен осталась в холле с Йоханом. Девчонка усвоила урок, теперь она будет покорна. Порой уважению сопутствует страх, тем лучше. Она будет помнить - и бояться. И будет служить, ведь иначе её ждёт участь похуже смерти. Это Норико также дала понять, когда клинок был убран.

Отредактировано Норико (2016-10-20 20:27:32)

0