Вниз страницы

Ночная Столица: между Адом и Раем

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Кабинет Тиа

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

http://sg.uploads.ru/t/wNgrO.jpg

0

2

------------- Северная резиденция. Руины.

Возвращаясь в «Лунную крепость», Тиа гнала машину с головокружительной скоростью, выжимая максимум из двигателя. Бешеная езда и врывающийся в салон ночной ветер помогали заглушить разочарование и злость от провалившейся попытки исследовать руины Северной резиденции. И от встречи с ангелом.
Несмотря на то, что этот представитель Небесного воинства оказался на удивление лоялен, Тхорнисх чувствовала досаду, думая о нем. Теперь она его должница. Если бы рядом был Миклош, он бы от души посмеялся над таким поворотом событий. Ангел спасает нахттотерин от твари, появившейся из-за проваленного ритуала кровных братьев. Более того, пытается вразумить и помочь, объясняя, как избавиться от этих последствий.
«Дьявол, не хочу сейчас даже думать об этом…»
Тиа поморщилась и изо всех сил вжала в пол педаль газа. «Порш» надрывно взревел и помчался еще быстрее.
Но не думать не получалось. Слова ангела крепко засели в голове.
«Если попытаться закончить ритуал правильно, то помимо того, что мы избавимся от этой дряни в руинах, есть вероятность того, что я смогу понять, что пошло не так при первом проведении. Смогу узнать, что стало с участниками. Смогу найти Миклоша. Эта вероятность невелика, но не стоит отметать ее…»
Костяшки тонких пальцев, вцепившихся в руль, побелели. Тхорнисх со вздохом заставила себя немного ослабить хватку и расслабиться.
«Значит, Совет. Или пародия на него, учитывая, что мы лишились ревенанта и формальных глав кланов. Посмотрим, что за лучшие из худших остались на плаву.»
Поглощенная этими мыслями, она быстро долетела до цитадели Нахтцеррет. Остановившись возле крыльца, увидела спешащего к ней Романа.
- Нахттотерин, госпожа Норико…
- Она здесь? – Сердце забилось быстрее. Возможно, японка была рядом с обожаемым ею нахттотером, когда проводился ритуал. Или же просто находилась неподалеку. В любом случае, скорее всего, она последняя из клана, с кем говорил Бальза перед тем, как отправиться в Северную резиденцию.
- Да, она вернулась.
- Отлично. Пусть зайдет ко мне в кабинет через полчаса.
Воодушевленная, Тиа поднялась в их с Миклошем спальню, чтобы привести себя в порядок. Стоя под теплыми струями воды, ее мысли снова вернулись к ангелу.
«Далеко не все представители Рая или Ада столь толерантны к кровным братьям. Мне нужна защита от менее расположенных пернатых… Я должна быть готова ко всему.»
Выйдя из ванной и переодевшись, она направилась в свой кабинет. До исхода озвученного ею получаса оставалось несколько минут. Зная, как щепетильна японка в вопросах времени, Тиа поспешила, не желая выдавать некоторые из их с Миклошем секретов.
Войдя в свой кабинет, нахттотерин подошла к стене, положила обе ладони на украшающую ее дубовую панель, прикрыла глаза, вспоминая формулу, и беззвучно зашептала заклинание. Казавшаяся цельной и твердой отполированная поверхность засветилась блеклым серым светом, стала прозрачной, открывая нишу в глубине стены и стоявший в ней небольшой ящик из темного металла. Не прерывая заклинания, Тиа аккуратно погрузила руки в иллюзию. Кисти обдало холодом, кожу слегка защипало. Любого другого магия, скрывающая этот тайник, убила бы на месте, оставив только горстку праха. Не зря она столько трудилась, почти каждый день накладывая на хранилище охранные чары в течение нескольких месяцев.
Осторожно достав ящик, она произнесла последние слова заклинания. Стена коротко вспыхнула серебряным светом, снова став цельной и прочной. Деревянная панель как ни в чем не бывало тускло блестела в мягком свете ламп.
Нахттотерин удовлетворенно улыбнулась.
Она поставила ящик на стол и аккуратно сняла крышку.
Внутри на черной бархатной обивке покоился кинжал.
Тиа протянула ладонь, повела ею над клинком, чуть помедлила, прежде чем сомкнуть пальцы на простой, обтянутой потертой кожей рукояти. Верх по руке пробежала волна силы, на мгновение сдавило горло и перехватило дыхание. Она поднесла кинжал к глазам, легко провела пальцами по черной, матовой поверхности клинка.
- Давно ты ждал своего часа…
Этот клинок когда-то подарил ее сыну Атум. Тогда Тиа и Миклош решили убрать с глаз долой неожиданный и странный подарок, опасаясь за Натана и справедливо не доверяя щедрости Основателя и его благим намерениям. Юному Бальзе даже не позволили прикоснуться к кинжалу. Да и нужды в нем особой не было.
Но если Атум был прав и артефакт действительно обладал теми свойствами, которые были ему приписаны, то теперь он был очень кстати. Если же Основатель как всегда сыграл какую-то собственную злую шутку, кроме самой нахттотерин никто не пострадает. Рискованно, но в случае удачи оно того стоило.
С кинжалом в руках Тиа отошла к окну, продолжая рассматривать странное лезвие. Тактичный стук в дверь не отвлек ее от этого занятия. Норико как всегда была пунктуальна.
- Войди.
Дверь бесшумно распахнулась, зашуршал шелк, повеяло фрезией и апельсиновым цветом. Нахттотерин не обернулась, продолжая рассматривать клинок, наблюдая, как черное лезвие поглощает свет.
- Как ты думаешь, Норико, если ли у ангелов и демонов душа? Или что-то, приблизительно похожее на нее в метафизическом понимании этого слова?

0

3

Нахттотерин вернулась. Эта новость не привела бы Норико в "священный трепет" даже до заключения союза с Хейлелем. Неожиданно, странно... Но решаемо. Девушка не вышла ей навстречу, и уж тем более не стала изображать новую хозяйку клана - пусть госпожа Бальза выбирает с чего начать сама.
В своих правах супруга нахттотера не усомнилась ни на секунду, вызвав к себе Норико. Все это время японка руководила кланом, не объявляя себя главой, без излишних церемоний. Сейчас дело и вовсе было не в правах, отстаивать которые девушка и не собиралась, а в возможностях. Применить их еще не было подходящего случая, но, зная нахттотерин, можно было на него рассчитывать.
Нахтцеррет сдержали свое слово, Светоносный - свое. Норико ощущала это душой и телом, но познавала осторожно и терпеливо, не спеша, желая научиться контролировать драгоценый дар прежде, чем придется серьезно его использовать. Странные, дикие желания стремились прорваться, иногда знакомые, но усиленные многократно, иногда новые, а иногда и совершенно чуждые. Удерживать их было тяжело, но пока Норико справлялась, внешне оставаясь совершенно спокойной.
Когда Роман передал ей пожелание госпожи Бальза, Норико уже была готова. Ей не в чем оправдываться, она сохранила клан, неважно, какой ценой, но поговорить с госпожой Бальза необходимо. Следует надеяться, что она поймет, как не ко времени сейчас было бы делить власть или что-то еще. Спустя полчаса она постучала в дверь кабинета.
Госпожа стояла у окна, пристально разглядывая кинжал с черным лезвием. Она не обернулась, но Норико приветствовала ее молчаливым поклоном.
- Как ты думаешь, Норико, если ли у ангелов и демонов душа? Или что-то, приблизительно похожее на нее в метафизическом понимании этого слова?
Девушка ответила спокойно, словно вопрос нахттотерин продолжал начатую ранее беседу, или тема разговора была известна.
- Думаю, что нет, госпожа. Скорее, они сами и есть то нечто, приблизительно похожее на нее в метафизическом понимании. Возможно, и в каком-то ином тоже.

0

4

- Любопытное рассуждение.
Тиа наконец медленно повернулась к Норико и окинула ее тяжелым пристальным взглядом. Японка как всегда была сама невозмутимость и душевное равновесие. Лицо спокойное, взгляд твердый. Холодные, цвета зимнего неба глаза нахттотерин сузились, встретившись с раскосыми темными глазами верной помощницы Миклоша.
- Т.е. ты предполагаешь, что они целиком состоят из той же материи, эфира, субстанции, - как угодно, - из которой созданы души. – Тиа перевела взгляд на клинок в своих руках. - Интересно знать, на основе каких наблюдений составлено такое мнение. 
Жестом указав на кресло, тхорнисх неторопливо обошла стол и присела на его край напротив японки, не выпуская кинжал из рук, небрежно похлопывая плоскостью лезвия по своей ладони.
- Я читала твои отчеты за последние полгода. Они были довольно скупыми. Точнее, стали таковыми после одного определенного события… Если я правильно поняла, после попытки изгнания Атума почти все старейшины кланов, задействованные в ритуале, бесследно исчезли. В том числе Миклош.
Тиа слегка склонила голову набок. Лицо нахттотерин было безмятежным.
- Разумеется, я ни на мгновение не усомнюсь в том, что ты пыталась найти его после катаклизма, превратившего Северную резиденцию в груду камней. Да, я там уже побывала. Уверена, ты в курсе, какой отпечаток остался там после ритуала. Я хочу знать, что делала ты, чтобы выяснить, какая участь постигла его участников. Ведь ты не могла оставить подобное происшествия без внимания, не правда ли?
Оттолкнувшись от столешницы, нахттотерин все так же неторопливо обошла кресло, в котором сидела Норико, и небрежно облокотилась о его спинку.
- Если твои последние отчеты и мои домыслы верны, кланы кровных сейчас ослаблены. У руля остались лучшие из худших. О, разумеется, к тебе это не относится. – На этой фразе пальцы Тиа доверительно коснулись плеча японки, а голос звучал весьма убедительно. – Я верю, что ты приложила все силы на сохранение порядка и дисциплины в клане. Уже смогла сегодня убедиться в этом.
Кинжал мелькал в тонких ловких пальцах матовой черной рыбкой. Казалось, все внимание тхорнисх сосредоточено на клинке, который она не выпускала из рук.
- Я хочу знать о расстановке сил в Столице на данный момент. По поводу киндрэт я уже поняла все, что мне было необходимо. Но почему-то в отчетах почти не было информации о других силах, которые в последнее время активно расширяли свою сферу влияния в городе. А именно – об ангелах и демонах.
Воспоминание о белокрылом «спасителе» в руинах Северной резиденции вызвали невольную мимолетную гримаску досады на ее лице.
«Он сказал, его зовут Рафаил. Если память мне не изменяет, не последний среди светозарной братии. Судя по всему, мне повезло, что столкнулась именно с ним. Будь на его месте кто-то другой из Небесных воинов, то вряд ли я бы отделалась только душеспасительными речами. Меня бы с радостью скормили угнездившейся в развалинах твари и с чувством выполненного долга прочли бы заупокойную по моей заблудшей душе.»
- Уверена, ты в курсе, как проявляют себя наши пернатые соседи. По некоторому стечению обстоятельств мне это на данный момент очень интересно.
Тиа склонилась ниже, и вкрадчиво, обманчиво-мягко мурлыкнула на ухо Норико:
- А еще меня весьма интересует, почему от тебя несет огнем, как от асиманского или демонического выкормыша?

0

5

- Интересно знать, на основе каких наблюдений составлено такое мнение.
- Я не наблюдала за демонами, госпожа, и не стремилась составить мнение об их природе. Это всего лишь предположение, одно из многих, зачастую неверных.
Вряд ли нахттотерин вызвала ее для философских рассуждений о природе неземных существ, разве что целью было выяснить, как развеять бесследно то, из чего они состоят, без возможности восстановления. Но это было невозможно и неразумно. Госпожа, как умная и практичная женщина, заговорила о более близком, не дожидаясь ответа на, в общем-то, риторический вопрос.
Норико и правда не занималась отчетами в последнее время так же пристально, как раньше. Не потому, что в отсутствие нахттотера стала пренебрегать этим или же решила, что ей не перед кем будет отчитываться и впредь, помимо Светоносного. Просто многое перестала доверять ненадежным изобретениям смертных.
- Не то сейчас время, госпожа, чтобы писать о сделанном, отнимая время у еще несовершенного. Я предпочла сберечь достойное упоминания для встречи с Вами, - Норико слегка поклонилась, не поднимаясь с кресла, в которое села по приглашению Тиа. - Я сделала все, что было в моих силах и силах клана, чтобы выяснить судьбу Нахттотера, но, к сожалению, она пока неизвестна. Я не прекращаю верить в то, что он жив.
Общие фразы, ничего не говорящие о том ужасе, который затаился в руинах Северной Резиденции, но госпожа Бальза уже побывала там и представляет, что это, если только это можно представить. Что ж, нахттотерин явно решила взять расследование в свои руки - пусть так. Она расспрашивала, ходила по комнате, то касаясь Норико, то останавливаясь за ее спиной, вертела в руках кинжал... Угрожающе со стороны, однако девушка была не просто спокойна - улыбка на ее лице была данью не только вежливости, но и искренним ощущениям. После вопроса об ангелах и демонах особенно.
- Известно, нахттотерин, что обитатели Ада и Рая в последнее время все чаще являются в наш мир, но так сталось еще до исчезновения глав кланов. Вы заметили что-то особенное?
До Норико клан едва терпел союз с кровными братьями, признавая это печальной необходимостью, а уж в дела обитателей иных миров не вмешивался, если только они не трогали Нахтцеррет. Значит кто-то из "пернатых соседей" затронул госпожу Бальза. Но кто и как?
- А еще меня весьма интересует, почему от тебя несет огнем, как от асиманского или демонического выкормыша? - Тиа склонилась к самому уху японки.
Первый вопрос по существу. Норико обернулась, оказавшись лицом к лицу с нахттотерин.
- Обитатели Ада все чаще являются в наш мир, - повторила она собственные слова, глядя в глаза собеседницы.

0

6

Как и предполагалось, скрытые угрозы и оттенок насмешки, сквозящие в обращенных к Норико речах, не возымели должного эффекта. Тиа не понаслышке знала о невозмутимости и уравновешенности японки, никогда не терявшей лица и умевшей дать достойный ответ на любой, даже самый каверзный вопрос. Обладавший иным характером вряд ли смог бы занять то место в клане Нахтцеррет, которое сумела завоевать девушка.
Потому Тиа решила не утруждать себя далее и отказаться от привычного в обращении с прочими блаутзаугерами стиля поведения. Сейчас главным было получить четкие и внятные ответы на интересующие ее вопросы.
Она обошла кресло с сидящей в нем японкой и вновь присела на край столешницы перед ней. Выпускать из рук кинжал она не торопилась.
- Не то сейчас время, госпожа, чтобы писать о сделанном, отнимая время у еще несовершенного. Я предпочла сберечь достойное упоминания для встречи с Вами.
- Похвальная осторожность. Но как видишь, вот она я. – Женщина развела руки и усмехнулась. – И готова внимательно выслушать все, «достойное упоминания», с твоей точки зрения.
Слегка склонив голову набок, она выжидательно глянула на девушку. Взгляд был тяжелым и сосредоточенным. Чем дольше японка находилась рядом, тем меньше нравились Тиа исходящие от нее жгучие эманации. В свое время благодаря дружбе с Сиэлем нахттотерин имела достаточно богатый опыт общения с демонами, и теперь возможность различить природу огня Ада и пламени Асиман для нее не составляла большого труда. То, что исходило сейчас от Норико, имело мало отношения к магии огнепоклонников. Жгучие, вязкие, плотные огненные нити цвета запекшейся крови столь же мало походили на яркую, живую суть огня Асиман, как жар солнечных лучей на тепло от электрической лампы.
Кроме того, ей все меньше нравились ответы, неполные, осторожные и слишком обобщающие, в то время как требовалось ясное понимание положения дел.
«Вряд ли она стала бы отвечать подобным образом Миклошу. Он прекрасно ее выдрессировал, и она признает только его в качестве своего хозяина и повелителя. Что ж, придется доказать, что и мое терпение не стоит испытывать…»
- Норико. Давай начистоту. – Нахттотерин поудобнее устроилась на краю стола, закинула ногу на ногу. – Ты не глупа, и должна понимать, что недомолвки и непонимания внутри клана никак не способствуют его организации. Из-за треклятого ритуала и неизвестности, в которую канул нахттотер, наши позиции на арене Столицы могут пошатнуться. Разумеется, не сразу. Уверена, сейчас прочие блаутзаугеры заняты тем, что зализывают свои раны и пытаются понять, как жить дальше без, скажем, напутствий всесильной и мудрой Фелиции или сумасбродных эгоистичных указаний Амира, да сожжет солнце его пепел вплоть до атомов. И разумеется, я уверена, что даже несмотря на тот локального масштаба Армагеддон, в который превратилось изгнание Атума, Миклош жив. Но пока он отсутствует, мы не можем допустить, чтобы в умах населяющих город кровососов появился даже зародыш мысли о том, что Золотые Осы ослабли и утратили свое влияние.
Нахттотерин сделала небольшую паузу. Во время своей тирады она взяла кинжал двумя пальцами за самый конец рукояти и теперь небрежно покачивала им в воздухе, подняв глаза к потолку. Ее лицо было по-прежнему безмятежным.
- Впрочем, ты достаточно умна, чтобы я объясняла тебе столь очевидные вещи. Потому вся суть сводится к одному: я должна знать все о происходящем в городе и внутри клана, что знаешь ты. Во благо клана же.
Ответ Норико на прямой вопрос о неизвестно откуда взявшей магии огня, которая теперь так плотно вписалась в ее ауру, Тиа совершенно не устроил. Более того, ее уже начали откровенно раздражать уклончивые и двусмысленные изречения японки.
-  Ты прекрасно понимаешь, что ответ об обитателях Ада, периодически сующих нос не в свое дело, меня не устраивает. Я это знаю и без тебя. – В низком бархатистом голосе нахттотерин явственно зазвучали властные, стальные ноты. – У меня нет времени, желания и терпения играть в «угадайку». Я желаю знать, каким образом ты оказалась причастна к этим самым обитателям. И во что тебе это обошлось. Насколько мне известно, демоны и иже с ним далеко не альтруисты, чтобы одаривать своей магией и силой первого встречного. За их щедрость всегда приходится платить.
Шутки и игры кончились. Чуть прищурившись, Тиа смотрела прямо в глаза Норико, внимательнейшим образом наблюдая за ее лицом.

0

7

Офф

Пост согласован с Норико.

Беседа двух Золотых Ос затянулась до самого рассвета. В ходе ее Норико в конце концов рассказала о заключенном с новым императором Ада альянсе. Так или иначе, в свое время все это стало бы известно, и японка рассудила, что скрывать подобное от нахттотерин неумно и недальновидно.
Тиа слушала рассказ Норико о визите в Ад и беседе с Люцифером, по-прежнему сохраняя бесстрастный вид. По нее каменно-спокойному лицу невозможно было понять, что она думает обо всем этом. Глаза лишь чуть сузились и блеснули сталью, когда японка рассказала, а затем и продемонстрировала новые возможности, дарованные ей Иблисом в обмен на поддержку его политики кланом Нахтцеррет.
Явившийся по зову своей подопечной Агалиарепт был сдержан и отстраненно-вежлив. По-деловому сухо поприветствовав Тиа, он подтвердил слова Норико об их договоренности с Люцифером и объяснил условия, на которых была заключена эта сделка. Клан Нахтцеррет, и прежде бывший сюзереном Ада, сохраняет верность новому Владыке, коим в отсутствие Сатаны стал Люцифер. В обмен на это со стороны Ада Золотым Осам будет обеспечена всевозможная поддержка и лояльность демонов и падших ангелов. В знак того, что сделка состоялась, действующий глава клана получает часть силы Инферно, таким образом обладая теми же возможностями, что и демоны-полукровки.
Казалось бы, как все просто.
«Слишком просто.»
Тиа сохраняла по-прежнему невозмутимый вид, хоть и понимала, что от Агалиерепта не получится скрыть свои истинные мысли столь же легко, как от Норико.
Отчасти у нее не было причин обвинять японку в превышении своих полномочий. Когда заключалась сделка с Люцифером, ни Миклоша, ни самой Тиа не было рядом, и потому японка рассудила верно, взяв на себя смелость принимать подобные решения. Кроме того,  Тхорнисх и прежде были связаны с Адом благодаря дружбе Миклоша с Сатаной. Если, конечно, отношения между главой Золотых Ос и владыкой Ада можно было назвать дружбой.
И все же…смутное чувство беспокойства и недоверия не давали покоя. Глядя в спокойное лицо Норико, нахттотерин не могла отделаться от ощущения, что все происходящее неправильно, что шаг, который предприняла японка, может быть роковым для всех обитателей «Лунной крепости»…
Солнце уже поднялось над городом и било в наглухо закрывающие окна экраны. Тиа чувствовала себя опустошенной и вымотанной. После того, как Агалиерепт счел свое присутствие при разговоре более не нужным и удалился, они с Норико еще долго беседовали наедине. Разумеется, она смогла дать ясно понять, что теперь должность нахттотерин и все формальные обязанности главы клана до возвращения Миклоша более не входят в круг полномочий Норико. Японка не особо возражала. В конце концов, заручившись обещанием Норико впредь участвовать в управлении кланом, по-прежнему заправлять финансовыми потоками и отчасти взять на себя прежние обязанности нахттотерин в ведении дел с другими кланами киндрэт, Тиа отпустила ее.
Рухнув на кровать в их с Миклошем спальне, тхорнисх думала, что сразу заснет мертвым сном, но не тут-то было. Мысли жужжали в голове растревоженным осиным роем, в мозгу всплывали какие-то числа и образы, тело было каменным от напряжения. Постоянно мелькала, задевая воспаленные нервы неприятной, колючей вспышкой осознания действительности, мысль о том, что и Норико, и Агалиерепт что-то недоговаривают.
«Ничего. Теперь я точно никуда отсюда не уеду. И у меня будет достаточно времени, чтобы выяснить, все ли мне рассказали японка и ее падший по вызову…»
Через какое-то время усталость наконец взяла свое, и Тиа заснула глубоким сном.

0

8

----- Внутренний двор

Огромный особняк встретил Андрея и его напарника молчанием. Из крошечной прихожей «черного хода», в которой они очутились, вели две двери. На проверку одна оказалась запертой, за второй обнаружились ведущие наверх ступени.
Облицованный отполированными деревянными панелями полутемный коридор второго этажа был также пуст. Множество дверей по его сторонам тоже были заперты. Лишь в самом конце пробивалась тонкая полоска света из-за неплотно притворенной створки.
Светильники на стенах мигнули и погасли, погружая коридор в полную темноту. Тут же одна из дверей, которую люди только что миновали, распахнулась; из ее черного провала выстрелила толстая гибкая плеть, на ощупь словно сплетенная из волос, и обвилась вокруг лодыжки спутника Андрея. Потеряв равновесие, тот с грохотом рухнул плашмя, приложившись головой об пол, и плеть проворно уволокла обмякшее неподвижное тело в черноту комнаты. Ведущая в нее дверь захлопнулась, щелкнул замок, и тут же снова вспыхнул свет.

Вернувшись в свой кабинет из пункта управления, Тиа подошла к кушетке и взглянула на лежавшую на ней девушку. Ника была бледна, но дышала ровно и спокойно. Глаза под закрытыми веками двигались – значит, бессознательное состояние, в котором она пребывала до этого благодаря транквилизатору, вколотому уже по приезду в «Лунную крепость», начало переходить в обычный глубокий сон.
Тхорнисх двумя пальцами коснулась ее век, ощущая потайные движения глазных яблок под ними, и чутко прислушалась.
«Гости» были совсем рядом.
Поправив укрывающий девушку плед, Тиа обошла стол и опустилась в кресло; прищурилась, напряженно глядя на чуть приоткрытую дверь своего кабинета и внимательно вслушиваясь в приближающиеся по коридору шаги. Они передвигались тихо, очень тихо и осторожно для людей, - но не для киндрэт. Тхорнисх слышала каждый шаг, еле уловимый скрип половиц под их ногами, вырывающееся из груди дыхание, шорох одежды.
Убрать спутника того, кто был ей нужен, не составило труда. Тихий шелест, грохот упавшего тела и щелчок замка означали, что Андрей остался один.
Нахттотерин откинулась в кресле и удовлетворенно вздохнула.
И когда дверь в ее кабинет наконец распахнулась и человек шагнул в комнату, она обворожительно улыбнулась ему и спокойно проговорила:
- Здравствуй, Андрей. Я рада, что ты решил навестить меня так скоро. Проходи, присаживайся. Нам есть о чем поговорить.

0

9

На вопрос Руслана Андрей знаками показал, что нужно разделиться. Мирошниченко  взял на себя первый этаж, сам Никитин с Салдуевым шли наверх. Алексей кивнул и крадучись направился к двери. Двое быстро поднялись по лестнице. Ножи они убрали, сменили  пистолетами. Андрей понимал, что перешагнул черту. Они не смогут обойтись без жертв совсем, значит, незачем церемониться и дальше.
Дверей было много, даже слишком. Они замерли у первой, прислушались. Было тихо,  не слышно дыхания, даже шороха. Снова кольнуло подозрение, что это неспроста. Чем дальше они заходили, тем больше Андрей чуял западню. Влез сам и вовлек друзей. Подобные мысли не мешали делать свое дело. Не в первый раз такое, и в прошлом были ситуации не легче. Товарищи друг другу доверяли.
Андрей просигналил Руслану взять на себя двери слева. Так было проще все проверить. Свет в конце коридора, за приоткрытой дверью манил, но это выглядело слишком очевидно. Совсем несложно предположить наличие нескольких боевиков в комнатах тут же.
Крадучись, они пошли вперед, осторожно поворачивая дверные ручки, не спеша ломать замки и выбивать сами двери. Внезапно коридор погрузился во мрак.  Андрей мгновенно прижался к стене и припал на одно колено на случай возможной стрельбы. В его руке был пистолет. Звук падения тела слева заставил плотно сжать зубы, подавив ругательство. И тут же загорелся свет, подтвердив его самые мрачные подозрения: коридор был пуст, исчез Руслан, притом неизвестно, как и где. Щелчок замка, зафиксированный Никитиным, указывал на одну из дверей. Вот только скорость исполнения похищения его напарника вызывала серьезные опасения. Андрей толкнул ту дверь, мимо которой они только что прошли. Заперто, что ожидаемо. До конца пути оставалось всего несколько шагов.
Он снова принял решение, быстро пересекая эти шаги. Толкнул деревянную дверную створку,  выставив перед собой оружие. Первой он увидел Тиа за массивным письменным столом. Нацелив дуло пистолета на сидящую девушку, Андрей сделал шаг внутрь комнаты и наконец заметил Нику. Сердце скакнуло в груди, первым побуждением было броситься к любимой, чтобы убедиться, что с ней все в порядке. Никитин сдержался, продолжая держать Тиа на прицеле. Быстро просканировал комнату взглядом, не обнаружив присутствия других людей.
- А теперь объясни, что значит это похищение.- Голос Андрея звучал негромко, но твердо и жестко. Немигающий взгляд выражал готовность выстрелить в любой момент, невзирая на то, что перед Никитиным была внешне обычная слабая девушка. Садиться, разумеется, Андрей не спешил.- Зачем тебе Ника и где мои друзья? Кто ты такая, на кого работаешь. Зачем тебе нужен весь этот цирк? Отвечай быстро и по существу, я не настроен на долгую болтовню.

Отредактировано Андрей (2015-04-15 15:14:46)

0

10

Демонстративно сложив на столе руки и показывая таким образом, что безоружна, Тиа спокойно глядела на стоящего в дверях человека, склонив голову набок. Парень был на взводе и подходить ближе не спешил – оно и понятно, после такого поворота событий. Слишком напряженным оказался его путь сюда, хоть она и постаралась максимально облегчить эту дорогу и убрать основные препятствия. В том числе – в лице его товарищей.
Сейчас он походил на настороженного, в любой момент готового броситься в атаку дикого зверька. Но следовало отдать ему должное: выдержка оказалась еще крепче, чем представлялось ранее. Увидев свою девушку, лежащую без сознания, он не бросился к ней, позабыв обо всем на свете, не повернулся спиной к предполагаемому врагу. И не начал палить в него с ходу. Остался на месте и начал задавать вопросы.
Тхорнисх приблизительно предполагала, каких усилий стоило Андрею это внешнее спокойствие. Потому предпочла более не испытывать терпение, удовлетворив его требование. И когда заговорила, ее тон был миролюбивым и мягким, каким говорят дрессировщики с разъяренным животным, стремясь успокоить его и расположить к себе:
- Я расцениваю это не как похищение, а скорее, как настойчивое приглашение. Твоя девушка и твои друзья мне не нужны совершенно. Я – Тиа Бальза, кажется, я уже называла свое имя. У меня нет никакой «крыши» и вышестоящих боссов. Предпочитаю, чтобы работали на меня, о чем говорила тебе в прошлую нашу встречу.  «Весь этот цирк» был для одного зрителя – тебя. Видишь ли, я не отличаюсь терпением и не люблю долго ждать. Если бы не вся эта возня, неизвестно, когда бы ты пришел ко мне сам.
Сочтя на этом вопросы исчерпанными, она грациозно поднялась из кресла и неторопливо направилась к Андрею, игнорируя нацеленное на нее дуло пистолета. Выражение лица можно было бы назвать доброжелательным, если бы не острый, цепкий взгляд, впивающийся в лицо человека.
- Если тебе так проще, можешь считать меня кем-то вроде главы мафиози или авторитетом, - эта мысль ее позабавила, и Тиа усмехнулась, - хотя это в корне не верно. Все это, - она развела руки, подразумевая «Лунную крепость», - принадлежит мне. И то, что за пределами особняка, тоже. Чисто гипотетически, весь город в моем распоряжении. Я могу войти в любой дом, для меня не существует слишком крепких дверей или слишком высоких стен. Впрочем, ты уже успел в этом убедиться.
Она остановилась в шаге от человека, глядя на него снизу вверх с прежним миролюбивым выражением. На упершийся в грудь ствол пистолета она по-прежнему не обращала внимания.
- Когда мы встретились в первый раз, я ясно дала понять, что мне нужны такие люди, как ты. Сильные. Честные. Ценящие правила. Решительные. Преданные. И все это маленькое шоу было устроено лишь с одной целью – чтобы ты понял, насколько выгодно быть рядом со мной.  Возможно, мой способ доказать это слегка не ортодоксален, но в целом вполне эффективен, ведь ты здесь. Если ты согласишься на мое предложение, то могу пообещать, что ты и те, кто тебе дорог, забудут, что такое страх. Без разницы, будь это страх перед форс-мажорами большого города, типа кражи сумочки, нападения в темном переулке или угона машины; или боязнь остаться без средств к существованию. Я смогу дать все, что тебе нужно. Деньги. Уверенность в себе. Силу. Возможно, даже что-то большее…
Лукаво улыбнувшись, Тиа одним пальцем небрежно отвела в сторону ствол пистолета.
- Разумеется, ты можешь отказаться. Обещаю, что при любом выборе вы все: ты, твоя девушка и твои товарищи, покинете мой дом целыми и невредимыми. Но как я уже сказала, для меня почти нет преград в виде стен, замков и расстояний. И твои друзья не знают об этом, не так ли?

0

11

Напряжённо вслушиваясь в тишину, царившую в доме, Андрей ждал, что в любой момент кто-нибудь ворвётся в кабинет, чтобы скрутить его и отобрать оружие. К такому варианту Никитин был готов. Бросок в сторону, поворот, выстрел. При другом раскладе, более удачном, он мог прикрыться девушкой. Чем больше та говорила, тем яснее становилось Андрею, что церемониться с ней не стоит. Она не была невинной жертвой. которой прикинулась при первой встрече.  Из породы хищников, способная не только показывать зубы, но и нападать. Он не доверял Тиа Бальзе и не видел причин скрывать это.
Время шло, а охранников девушки всё не было. Что это могло значить? Что таким был ее приказ, очевидно. Хозяйка этого... места сама собиралась говорить с ним, минуя цепных псов. Припоминая, что говорил Сафронов о владельце дома и о тех, кто подмял под себя весь район, Андрей с трудом мог поверить, что все подчиняются именно этой молодой внешне и достаточно хрупкой девушке. И тем не менее, по голосу чувствовалось, она привыкла, чтобы ей подчинялись. Ну что же, Андрей собирался показать, что не всегда все происходит как хочется. Хватило того, что она достаточно вольно сейчас отодвинула ствол в сторону, пользуясь тем, что он не мог выстрелить в безоружную женщину.
- Хватит. Не люблю пустые излияния и долгую болтовню. Я отказываюсь. Не знаю, кто ты в действительности и чем занимаешься. Это не мое дело. Но я не собираюсь влезать во все это. Могу предположить, что тебе не телохранитель нужен. Верно? Я не убийца, на эту роль ищи других.
Относительно страха перед темными улицами города Андрей тоже мог бы сказать. Он не боялся этого. Понимал, что напасть может кто угодно. Понимал, что в случае, если удача в этот момент окажется на его стороне, то потом все может обернуться совсем иначе. Не помогут ни былые заслуги, ни верные друзья. К тому же впутывать их он бы и сам не стал. Но и продавать себя Андрей не собирался ни за какую цену.
- Я отказался. Что последует сейчас? Угрозы?- руку с пистолетом Андрей опустил, но предохранитель на место не вернул.- Вернешься опять или натравишь кого-то еще?
Спросить Андрей все же должен был. Замок он в квартире прилаживал сам. Обычный домушник вскрыть дверь бы не смог. Это была не та картонка, которую с полпинка выносят при налете. Это была хорошая крепкая стальная дверь. Надежная. Вскрыть бесшумно и быстро замок, да еще убрать засов... Андрей нахмурился. В магию он не верил, но было в этом нечто нереальное. Нет преград в виде стен и замков.
- Как ты попала в мой дом?

0

12

Решительный отказ человека не то чтобы  стал неожиданностью для Тиа, - к такому ответу она была готова. Привыкнув всегда получать желаемое, тхорнисх не гнушалась любыми методами, и собственная гордыня пополам с чрезмерной самонадеянностью не раз заводила ее в, казалось бы, тупиковую ситуацию, подобную той, что складывалась сейчас.
Слегка нахмурившись, она глядела на человека, с трудом скрывавшего вполне обоснованный гнев, и размышляла: настолько ли он ей нужен, чтобы что-то объяснять, убеждать и доказывать; или можно просто свернуть шею ему и его девчонке, а остальных людей, пробравшихся в особняк, отдать на поживу блаутзаугерам.
Расчетливость победила. В душе нахттотерин понимала, что даже если парень согласится на посулы, с ним будет много хлопот, прежде чем он станет полноценной боевой единицей клана. Но желание видеть его в рядах своих людей было сильнее.
«Убить его я всегда успею. Но если приручу – есть шанс выковать из него того, кто в будущем не уступит в верности и надежности Йохану.»
- Ты неправильно понял, Андрей. – Тон ее голоса оставался по-прежнему спокойным и миролюбивым, лишь стал чуть ниже, и теперь в нем проскальзывали умиротворяющие бархатистые нотки. – Мне не нужен убийца: при желании я могу убивать сама.
Мгновение она колебалась, пытаясь подобрать нужные слова.
- Мне нужен тот, на кого я смогу положиться. Помощник, телохранитель, воин. Возможно, в будущем – доверенное лицо. Чтобы попасть в ряды моего клана, нужно обладать незаурядными качествами: силой, железной волей, выдержкой, сноровкой и рядом прочих,  необходимых для хорошего бойца умений. Чтобы заслужить мое расположение, помимо всего вышеперечисленного, необходимо иметь еще и мозги. К сожалению, немногие из тех, кто служит у меня сейчас, умеют использовать с толком этот орган. Ты – умеешь.
Она на секунду опустила ресницы, мимоходом отмечая, как опустился пистолет. Посчитав это хорошим знаком, продолжила:
- Я могла бы тебе угрожать. Могла бы подчеркнуть, что уже один раз продемонстрировала: играть со мной в прятки бесполезно. Мне не составит труда вновь прийти к тебе или любому из тех, кто явился сюда с тобой. Но это ни к чему не приведет, не так ли? Я не зря сказала о способности думать. – По губам тхорнисх скользнула тонкая усмешка. - Я умею ценить верность, преданность и силу. И быть благодарной за хорошую службу. Если ты согласишься, то не будешь нуждаться ни в чем. Эта работа приносит не только хорошие деньги. Помимо этого, она даст прекрасную защиту для тебя и твоих близких. Разве ты бы не хотел, чтобы она, - кивок в сторону неподвижной девушки на кушетке, - или твои друзья жили спокойно, ничего и никого не боясь? Вместе мы сможем защитить их ото всех превратностей этого мира. В том числе от подобных мне…
Своевременный вопрос Андрея по поводу проникновения в его квартиру вызвал у Тиа чуть снисходительную улыбку. Опустив руку, она сомкнула пальцы на стволе пистолета, который парень сжимал в руках:
- У всего есть свой срок. В том числе у железа, камня и дерева.
«Бич», направленный ювелирно точно и аккуратно, расползся по вороненой стали пистолета кирпичными пятнами. Меньше чем через минуту в руке Андрея вместо смертоносного оружия оказался бесполезный кусок ржавчины, осыпающийся  частичками коррозийного налета.
Отступив на шаг, Тиа ровно проговорила, глядя на лицо человека:
- В этом городе люди – далеко не самые крупные хищники. Уверена, ты бы хотел суметь защитить своих близких от более серьезных опасностей, о которых они даже не подозревают. И я смогу научить, как это сделать…

0

13

Что и говорить, звучало все прекрасно. Убедительно,  разумно, в чем-то интригующе. Андрей слушал внимательно, потом он сумеет разложить это по полочкам, может что упустил сразу из виду. Похвалы Тиа  звучали лестно. Каждому приятно, когда его оценивают по достоинству, особенно если речь идет о профессиональных качествах. Вот только об уме Тиа Бальза верно сказала, и Андрей сам прекрасно знал, кто он и чего стоит. Знал, что есть люди намного умнее и сильнее его. Верность? За настоящую верность и преданность не платят, эти качества идут от души, от настоящего желания помочь и защитить.
Я могла бы тебе угрожать... Андрей не улыбнулся, хотя было желание. Завуалированно женщина все еще именно угрожала. Давала понять, на чьей стороне сила. Прекрасная демонстрация игры с кнутом и пряником. Похвалить, намекнуть на проблемы, предложить хорошую плату.
Тиа протянула руку и коснулась пистолета. Андрей нахмурился, намереваясь доступно объяснить ей, почему не стоит так обращаться с оружием в руках того, кто настроен далеко не дружелюбно.
- Лучше не надо...- начал он говорить и умолк, оборвав фразу на полуслове. Сначала  появившиеся пятна Никитин списал на игру света. Глюки, подумал он, глядя как по стальному дулу расползается нечто рыжевато-коричневое, затем стремительно темнеющее. Вот ствол словно бы начал ужиматься, непостижимым образом прогибаясь вниз, напоминая обгорающий кусок деревяшки. Ладонь успела ощутить, как рукоятка смялась, пальцы судорожно дернулись в попытке ухватить то, что осталось от его казалось бы надежного оружия.
- Вот чёрт!- невольно вырвался возглас, когда до Никитина дошло, что это реальность и сейчас его обезоружили способом, о котором в официальных отчетах лучше не упоминать, иначе в психушку отправят.
- Как ты это сделала?- бесполезный кусок, сплавленный из покорёженного пластика и ржавого железа полетел в сторону. Ковры в кабинете Андрей беречь не собирался.- О каких опасностях ты говоришь?
Ведьма? Андрей внезапно вспомнил хозяйку кафе, тварь неизвестного происхождения, появившуюся из канализации. А ведь мог бы догадаться, что Диана была не единственной в городе, да и в мире, если на то пошло. Ведьмы, колдуны, экстрасенсы - все это было чем-то большим, чем клоунада по телевизору.
- Так ты ведьма? Ты об этом говоришь? И много вас... таких?
Соглашаться Андрей все ещё не спешил. Он напряженно думал, но не видел выхода. Что он мог противопоставить таким штуковинам? Сталь против магии? Если они вот так способны обращаться с оружием... И тут Андрей чертыхнулся снова, когда до него дошло, что оружие назад он точно не вернет и это как-то придется объяснять на работе.

0

14

- Ведьма? – Вопрос откровенно развеселил Тиа, и она серебристо рассмеялась, более не утруждая себя скрывать белоснежные иглы клыков. – Да, так меня тоже иногда называют. Но характеризуя не мои способности, а нрав.
Вполне довольная произведенным эффектом от своей маленькой демонстрации, она отошла обратно к столу и присела на него. С легкой улыбкой взглянула на парня.
- Таких, как я – больше нет. Подобных мне – множество. Мы живем бок о бок с вами уже сотни лет. Мы оседаем в городах, на самом виду у вас, но вы даже не подозреваете, кто мы, пока мы сами того не пожелаем. Мы ходим по одним с вами улицам, посещаем театры, магазины, рестораны… Мы можем без приглашения войти в любой дом, вопреки расхожему мифу. Мы сильнее, быстрее и одареннее любого человека… Но нас осталось мало. Люди нужны нам так же, как мы нужны им. Наша участь – разделять и править, хранить знания и порой делиться ими с теми, кого мы сочтем достойным. Участь людей – давать нам силы и охранять от себе подобных, чтобы мы могли дальше направлять человечество к развитию и процветанию…
По окончании этого пламенного монолога Тиа с трудом удержалась, чтобы не закатить глаза.
«Забытые боги, во мне явно умер чертов даханавар…»
Она слегка раздраженно повела плечами и вновь переключила внимание на человека.
- Итак, как видишь, я раскрыла почти все свои карты. Выбор за тобой. Достаток, спокойствие и интересная, хоть и, не скрою, трудная работа, на которой ты сможешь полностью реализовать свой потенциал, о котором, возможно, даже сам не подозреваешь; или существование на те крохи, что ты получаешь сейчас, и вечная тревога за близких, которые даже не подозревают, насколько они беззащитны перед теми, кто ступает по одной с ними земле …
Она бросила короткий, но выразительный взгляд на лежащую на кушетке девушку, сложила руки на груди и, слегка приподняв брови, взглянула на парня из-под ресниц.
- Твое решение, Андрей. Мое терпение не безгранично. Позже я отвечу на все твои вопросы, но скоро рассвет, и мое время на исходе…

0

15

Следом пришло осознание, что объяснений может не случиться. Его просто не отпустят, что бы не утверждала Тиа Бальза. Даже если Андрей наплюет на принципы не бить женщин, в доме полно вооруженных людей. И за домом, это он сам видел. Остается слушать и кивать, если надеешься выпутаться из истории и увести с собой Нику и товарищей.
К демонстрации клыков Андрей в какой-то мере был готов. Нет, он не ждал увидеть нечто подобное, но весь прошлый день стал своеобразной психологической подготовкой. Сейчас Никитин не удивился бы и роте марсиан с бластерами, как в старых фантастических фильмах. Свободные теперь руки Андрей скрестил на груди. Чёрт с ним, бесполезно теперь демонстрировать полную боеготовность. Лучше расслабиться, задействовать мозги и поискать другой выход. Заодно послушать, что имеет сказать странная женщина, которая, как выяснилось, даже не человек. Вампир? Фильмы про ночную нежить он смотрел порой. "Блейд" тот же, "Вампиры" Карпентера. Детскую ерунду про девочек, влюбленных в мальчиков с клыками он избегал, считая слишком несерьезным делом.
- Множество,- пробормотал он чуть слышно, не мешая Тиа разглагольствовать. А вот это уже впечатляло. Сотни и тысячи кровососов на улицах города. Что значит "мало" для вампирши? Каким числом она оценивает свою родню? Это нужно было узнать, но вряд ли она расколется сразу. Про участь людей давать вампирам силы и охранять от себе подобных Андрей сдержался, промолчал. По его мнению хороших вампиров, оборотней и прочей чертовщины просто не бывает. Ни в мифах, ни в жизни. Можно, конечно, попробовать убедиться, но сильно сомневался Никитин, что относящиеся к людям потребительски существа способны проявлять гуманизм, уважение и прочее. Гораздо интереснее на его взгляд было узнать о реальных возможностях клыкастых созданий. Конечно, сказки врали. Разве остановит сверхсильное создание какой-то порог? Но что-то же должно. Пуля? Огонь? Магия? Магия не его, но честную сталь, похоже, вампиры в расчет не берут. Рассвет, которого опасалась вампирша...
- Я понял,- кивнув, едва Тиа закончила говорить, Андрей не стал отмалчиваться и ответил, попутно размышляя поверит ли Тиа Бальза в существование людей, не имеющих меркантильных интересов и тяги лезть на самый верх. Он доволен был тем, чего добивался сам. Своими силами, своим трудом. За это себя можно было уважать. Особенно за то, что не прогнулся.
- А сам я останусь человеком, если дам согласие? Это для меня важно. Я не горю желанием променять свою человеческую жизнь на любые блага.
По сути Андрей уже согласился и Тиа могла это понять. Выбора не было, не сейчас. Но уступать совсем он не собирался.
- Я нужен тебе в качестве именно обычного бойца, верно? Вы, не способные выходить днем на улицу. В этом сказки не врут, как я понял. И я должен знать, что именно тебе от меня требуется. Я не убийца, это я уже сказал. Через себя я переступать не стану.

0

16

- А я уже сказала, что вполне способна убить сама, если возникнет необходимость. Впрочем, могу обойтись и без нее. – Тхорнисх обворожительно улыбнулась. – Кроме того, если ты полагаешь, что помимо работы я сразу же собираюсь сложить к твоим ногам бессмертие, древние знания и могущество, то глубоко ошибаешься. Я предлагаю тебе работу и свое покровительство, но не более того.
Склонив голову к плечу, Тиа пристально вгляделась в лицо парня, слегка озадаченно приподняла тонкую бровь.
- Многие из людей, что работают на клан, мечтают о том, чтобы утратить свою смертность. О даре нашей крови грезят как о высшем благе, думая, что в придачу к обращению автоматически прилагаются богатство, легкая жизнь и вседозволенность. Очевидно, ты так не считаешь. Это хорошо.
Сидя на краю стола, она грациозно закинула ногу на ногу, опустила ресницы, изучая идеально отполированные, заточенные ногти правой руки.
- Для начала от тебя требуется понять, что такое клан Золотых ос, каковы наши порядки и обычаи. Ты будешь приходить сюда после заката и уходить на рассвете. Через несколько ночей тебе придется остаться здесь на неделю без возможности появиться дома. – Острый мимолетный взгляд мазнул по лицу Андрея, проверяя его реакцию на это сообщение. – Это необходимо, и потому не обсуждается. Считай это недельным дежурством. Затем мы сможем обсудить индивидуальный график. И, разумеется, самое главное условие: ты должен молчать. Никто из твоих близких и друзей не должен знать о том, что ты увидишь и узнаешь в этих стенах.
Она ненадолго умолкла, давая человеку возможность переварить услышанное, затем резко крикнула:
- Роман!
Через несколько секунд дверь кабинета приоткрылась, и на пороге возник дворецкий:
- Да, нахттотерин? – Долговязый тхорнисх покосился на Андрея и замялся на пороге.
- Приведи Аманду.
Кивнув, Роман исчез, аккуратно прикрыв за собой дверь.
Вновь обратив взгляд на парня, Тиа откинулась назад, оперевшись одной рукой о столешницу.
- Сейчас вы все уйдете отсюда. Ты, твоя девушка и твои друзья. Целые и невредимые, как я и обещала. Мне все равно, как ты объяснишь им все, что сегодня произошло. Но тебе стоит быть убедительным. Если твои приятели не поверят и начнут что-то искать и разнюхивать, мне придется наведаться к ним в гости так же, как к тебе. – В низком бархатистом голосе лязгнули холодные тяжелые ноты. – Это не доставит мне удовольствия, но свою безопасность и спокойствие я ценю превыше всего. Она, - небрежный кивок в сторону по-прежнему спящей девушки, - ничего не вспомнит. Подумает, что приснился кошмар.
Негромкий стук в дверь прервал ее спокойную неторопливую речь. Улыбнувшись своим потаенным мыслям уголками губ, нахттотерин промурлыкала:
- Входи, Аманда.

0

17

начало игры

- Аманда…
- Отдашь потом! – бросила хозяйка комнаты, не отрываясь от книги. Она узнала голос за дверью – конечно, его знали все обитатели Лунной Крепости. «И на что Роману могли быть нужны эти деньги? Ведь немного же просил, явно не на новую машину».
- Аманда, вызывает нахттотерин! – Роман вошёл, остановился у двери и нагнал в голос строгости. Девушка приподняла брови, отложила книгу, устроив закладку как раз над словами «продольный надрез». Поднялась.
- В кабинет?
- Да. Сейчас, - кивнул тхорнисх.
- Нет, Роман, ты что! – притворно удивилась оса. – Нахттотерин, в кабинет… и чтобы сейчас? Да ну. Вряд ли она ждёт меня раньше, чем через неделю.
Девушка быстро вдела ноги в удобные сапоги, накинула куртку, забросила за плечи вездесущий рюкзак. Вдруг времени вернуться в комнату не будет? Быстро переплела чуть растрепавшийся хвост. Посмотрела на Романа, ожидающего у двери с надутым видом. Символически стукнула его кулаком в живот – играя, с предупредительным ложным замахом, чтобы парень успел среагировать.
- Ну вот, пресс-то есть, - похвалила Аманда, выходя из комнаты и запирая её. – Не забрасывай тренировок!
Возможно, Роман бы сейчас рассказал ей много о причинах, по которым у него почти не оставалось времени на тренировки. Но он промолчал.
- И молчать умеешь. Вообще подарок, а не дворецкий.
- Зато ты много говоришь, - огрызнулся Роман.
- Ты прав, - покладисто кивнула Аманда, потом резко развернулась и отправила кулак на этот раз в челюсть сопровождающему. Он уклонился и недовольно посмотрел на осу исподлобья. – Кабинет нахттотерин я сама найду. Иди отыграйся на ком-нибудь. Из новичков на Сашку и Тома можно орать, они ещё не въехали в процесс.
Перед дверью девушка убедилась, что выглядит достойно для солдата тхорнисх, и деликатно постучала.
- Входи, Аманда, - раздался внутри мягкий голос госпожи Бальза.
«Её выдержка потрясающа, - подумала оса, невольно сравнивая обычную манеру поведения двух важнейших представителей клана и воображая, каким тоном точно такие же слова произнёс бы Миклош. Хотя, пожалуй, и слова были бы другими. – Но если кто её разозлит, я боюсь представить, что тогда станет с несчастным».
- Аманда Крайн по вашему распоряжению прибыла! – отрапортовала девушка, войдя в кабинет и остановившись на почтительном отдалении, вытянувшись в струнку. Внимательные глаза при этом оглядывали помещение.
Тиа была не одна. При ней был человек – без сомнений, не киндрэт. Молодой, симпатичный, явно боец. «Новичок? Интересно… тогда ясно, зачем меня позвали. Я к ним возмутительно добра. Будь проклят Эмиль, из-за него меня теперь на нормальные задания почти не посылают…»
Конечно, надеяться на то, что госпожа Бальза пригласила Аманду, чтобы угостить вкусным деликатесным человеком, было бессмысленно. Однако и для новичка он не выглядел достаточно подобострастным. Да и не сказать, чтобы главы клана Тхорнисх лично принимали каждого сырого солдата в армию. «Связной другого клана? Важная фигура из мира людей? Заложник? Больше похоже на последнее…»

0

18

Если Андрей и ждал, что его резкость разозлит вампира, то напрасно.  Он сам уже понял, что не сдержался, зря голос повысил. К счастью, пронесло. Тиа Бальза была не из вспыльчивых. Уже хорошо. Если выбора нет, значит, надо работать. Потом станет ясно, что делать, сейчас лучше приспособиться.
- Для меня стать вампиром не благо, - только и заметил он, не считая необходимым пояснять, почему. Считал, и так все ясно, чего зря языком молоть.
- Мне нужно уволиться, - это, по мнению Андрея, тоже было ясно. Сказал он лишь к тому, что есть свои сложности. К тому же придется отчитываться за утерю табельного оружия, и тут вряд ли просто объяснительной отделаешься. Ну ничего, голова у Андрея варила хорошо, навскидку пару версий уже придумал, потом решит, какая лучше.
При появлении нового человека (или не человека?) Андрей весь подобрался. Вампирша сказала, что отпустит их всех, но кто может сказать, что на самом деле на уме у нее. Впрочем, все обошлось. Она всего лишь велела привести кого-то.
Аманду?
Еще одно нерусское имя. Неужели все вампиры иностранцы? Или это прозвища? Стал нежитью, решил порвать с прошлой жизнью, ну и выдумал новое имя, а заодно и биографию. Отсюда логическая цепочка следовала к тому, что делают вампиры, если оказываются замешаны в преступлении и их ловят? Может, не ловят? Все ли кровососы владеют магией и могут мозги запудрить. В свою избранность как некоего героя Андрей никогда не верил, вот и сейчас подобных мыслей не возникло. Зато он понял, что это действительно возможность, да еще какая! Узнать изнутри о жизни - или существовании - вампиров и прочей нечисти. Собрать побольше информации, а там, кто знает, или он сам, или найдет кого-то, кто знает, что с этой информацией делать. Ведьмы, вампиры, химеры... Может, потом и дьявол объявится собственной персоной. Придет на чашку крови к госпоже Бальза.
- Не беспокойтесь,- как бы глубоко в свои мысли не ушел Андрей, но внимательность не утратил и напутствие Тиа мимо ушей не пропустил. Ответил хмурым взглядом, не считая необходимым изображать радость.- Я не горю желанием подставлять их снова. Мои друзья здесь больше не появятся.
Но знать про вампиров им все же следует. Это Андрей разъяснит, сумеет сказать то, что нужно. Без помощи он не справится, лишь попросит не мешать ему. Они доверяют друг другу, а значит, все будет хорошо.
В дверь постучали и тут же появилась молодая темноволосая девушка с любопытным взглядом. Аманда, предположил Андрей, и не ошибся. Он кивнул ей, уже догадавшись, что именно этой девушке поручат объяснить новичку, что к чему тут. Может, не такая уж она и молодая, подумал он, припомнив, что вообще вампиры славятся прежде всего долголетием. Только это ничего не меняло, он не собирался жить вечно никогда.

0

19

Аманда уже давно была в поле наблюдения Тиа. После исчезновения нахттотера его супруге волей-неволей пришлось вникать во все дела клана, как касающиеся внешней политики (в том числе с тем же пресловутым Адом), так и внутренней. Будучи в какой-то мере педантичной и дотошной, -и не в последнюю очередь благодаря стараниям Миклоша, который приучил ее уделять внимание деталям и мелочам еще в то время, когда она была его «птенцом», - она честно приняла на себя обязанности главы клана, вкусив их в полной мере. Множество часов она проводила, перебирая бумаги, разбирая и откладывая в собственной памяти суть и цели различных сделок, договоров, обязательств, заключенных между кланом и множеством его подрядчиков и партнеров – и среди обычных смертных, и среди нелюдей.
В свое время она также посвятила немало времени просмотру досье всех активных боевых единиц клана: как полноценных тхорнисхов, так и кандидатов. Досье Аманды также подверглось тщательному изучению. Его содержание было почти безупречным. Сдержанная, исполнительная, дисциплинированная, беззаветно преданная клану – просто идеальный солдат Нахтцеррет.
Настало время проверить, насколько эти характеристики соответствуют действительности.
Тиа окинула новоприбывшую цепким взглядом, слегка приподняв бровь в ответ на бравое приветствие. Пока придраться было не к чему, и потому она предпочла перейти сразу к делу.
- Аманда, это наш новый кандидат. С завтрашней ночи он под твоей ответственностью. Стандартный вводный курс для человека. – Она сделала ударение на последнем слове, подкрепив интонацию пронзительным взглядом, впившемся в лицо девушки. – Отвечаешь лично передо мной. За вопросы вроде «А почему я? А что мне с ним делать?» и так далее отправлю на солнце. Или в помощники Роману. Сейчас – проследи за тем, чтобы он и его друзья благополучно покинули территорию «Лунной крепости» и добрались до дома. Живыми.
Оттолкнувшись от края стола, нахттотерин подошла почти вплотную к Андрею, заглянула ему в лицо снизу вверх. Несмотря на то, что парень был гораздо выше и крупнее ее, никакого дискомфорта от этой разницы она не испытывала.
Уголки губ дрогнули в намеке на усмешку.
- Добро пожаловать на новую службу. Она, - кивок в сторону Аманды, - пока будет твоим…хм…наставником. После ты будешь общаться уже непосредственно со мной. Ты же понимаешь, что если что-то мне не понравится или если ты подведешь наставника – последствия могут быть крайне неприятными. Причем не только для вас двоих. – Сказано было ровным, спокойным тоном, но взгляд устремленных на Андрея глаз был более чем красноречивым.
Почти незаметно подавшись вперед, Тиа втянула в себя воздух вместе с запахом, исходящим от парня, запоминая и представляя вкус его крови на языке. Но тут же отпрянула, развернулась к человеку и тхорнисх спиной, словно разом потеряв к ним интерес, и вновь направилась к столу.
- А теперь – идите. Оба.

0

20

«Как знала, - подумала Аманда. – Как знала. И правда, новичок. Раз нахттотерин лично распорядилась – выходит, важный. Не обижать, не кусать, не запугивать… разве что чуть-чуть, - девушка хищно рассматривала человека, но не потому, что он привлекал её как блюдо, а чтобы понять, что такого нашла в нём госпожа Тиа. – Друзья ещё какие-то… и где их взять? По всей Крепости искать, что ли?» – о девушке, бессознательно лежащей на кушетке, Аманда даже не подумала. Мало ли – завтрак главы клана.
Но этот вопрос можно было легко решить позже. Не было и речи о том, чтобы спрашивать у госпожи Тиа «какие ещё друзья?».
- Будет сделано, нахттотерин.
«Короче: набить машину, как коробку, людьми и всех развезти по домам, и чтоб никто не тронул. Ерунда! Хорошо бы Эмиль выскочил и напал, тогда можно будет с большим наслаждением и совершенно заслуженно врезать по его наглой роже!»
Оса отвлеклась на приятные мысли и чуть не пропустила самое важное – приказ. Как бы он ни звучал, но это был приказ.
- А теперь идите. Оба.
- Есть, мэм, - кивнула Аманда, потом посмотрела на парня и мотнула головой в сторону двери – мол, на выход. Чтобы понял, что если у него ещё есть вопросы, он может задать их ей.
«Курс для человека… судя по всему, обращать его не собираются. Или пока не собираются. Я тоже стала солдатом не в первый год после знакомства с ночным миром».
Оса вышла из кабинета, отошла в сторону, пропуская следующего за ней парня, аккуратно прикрыла дверь. Потом очень внимательно посмотрела на своего подопечного. «Услышу хоть слово про мамочку от приспешников Эмиля – убью».
- Приказ есть приказ, - сказала она, видя, насколько недоверчиво смотрит на неё человек. И очень правильно, кстати, делает: доверять киндрэт, будучи одним из людей, определённо не стоит. – Без подвоха. Вывезу из Крепости и доставлю домой честь по чести, так что не надо продумывать план побега или пытаться меня убить. Последнее особенно, потому что в таком случае я буду яростнее, - она кивнула, отмечая, что разъяснение закончено, и перешла к другим вопросам, на ходу вынимая телефон. - Сколько вас было? Раненые есть?
«Хоть бы не раненые!.. Машину кровью заляпают, ещё и аппетит разыграется. Да и неохота немощных тащить, вон, одной девушки уже достаточно».
- Иди за мной, - велела Аманда, быстро набирая Макса, который не мог быть не в курсе происходящего в Крепости, поскольку руководил одним из отрядов охраны. – Макс, люди в Крепости… да, я именно о них, - тхорнисх быстро улавливал суть вопроса, за что оса и любила с ним работать. – Нет, эти двое со мной. Ясно… оба целы? Что, и даже не укусил никто? Похвали их и скажи, что им повезло, иначе кое-кто оторвал бы им голову. И мне, и тебе, Макс. Так: прикажи, чтоб привели обоих к выезду, я их заберу. Ну а что ты думал? Хватит ржать, давай быстро! А, стой – скажи им, что друг их жив, и подруга, а то вырываться будут и делать глупости! Ну молодец.
Оса отключила телефон, спрятала его. Начала спускаться по лестнице. Позади она слышала шаги подопечного. «Ну надо же – подопечный! Вот просто полностью мой! Скорее уж подконтрольный, судя по его взгляду. Или пленный. Отвезу я его домой. А как потом оттуда выколупать? Хм. Надо налегать на величие клана Тхорнисх. А не этим – так проймём чем-нибудь другим. По крайней мере, с нами дружить попросту выгодно».
- Так как, говоришь, тебя зовут? – обратилась она к человеку, не оборачиваясь. – Я Аманда, как ты уже слышал. Аманда Крайн.

0

21

Когда женщина подошла ближе Андрей невольно напрягся, сжимая ладони в кулаки. Сжал плотно челюсти, глядя на неё сверху вниз. Довольно странно было чувствовать себя зависимым от этой маленькой хрупкой на вид девушки, знать, что она  некое чудовище из страшилок, пусть и выглядит вполне обычно и безобидно. Внешность обманчива, но еще никогда он не встречал этому настолько откровенное подтверждение.
- Я все понял,- резким кивком подтвердил Никитин свои слова, тут же поворачиваясь от Тиа к Нике. Та все также лежала спящая на кушетке, ничего не зная о том, насколько круто поменялась их жизнь. Сознавать, что это он втравил любимую в паршивую историю было тяжело.
Не глядя на Аманду Андрей подошёл к кушетке, опускаясь рядом с ней на корточки. Провел ладонью по щеке Ники, убирая прилипшие к ее губам волоски. Затем бережно сдвинул в сторону плед. Ника улыбнулась во сне, шепча его имя.
«Я заберу тебя сейчас, родная,» думал Андрей, аккуратно принимая  невесту в объятия, а затем вставая и выпрямляясь, удерживая ее на руках. «Потом ты все узнаешь, но попробуй меня понять, не сердись. Я должен был согласиться. Ради тебя, ради парней.»
Выйдя из кабинета Андрей посторонился, давая Аманде возможность закрыть за ними дверь. Затем более пристально оглядел ее, пытаясь составить более толковое мнение. На первый взгляд девица как девица, подумал он, даже не скрывая свое сомнение от нее. Больше похожа на студентку, любительницу ночных тусовок и плохих компаний. Отсюда следовал закономерный вывод, насколько же обманчиво впечатление его самого и всех вокруг о тех, кто их окружает. Вряд ли эта Аманда Крайн была единственной в своем роде.
- Я не буду пытаться сбежать.- Верно, было бы глупо. Один он еще мог попытаться скрыться где-то, друзья бы помогли, но как быть с невестой, с родителями и сестрой? - Убивать тебя у меня пока нет причин. Я не люблю воевать с женщинами, так что не давай мне повод.
Трудно говорить с серьезным лицом такое очередной юной девочке. Чувствуя себя террористом, захватившим ее в заложницы, Андрей попытался расслабиться и даже сумел изобразить улыбку.
- Со мной было еще два человека. Нас разделили по пути сюда. Понятия не имею ранены они или нет.
Он надеялся, что нет. Не хотелось пока осложнять все сверх меры. Просто сложно сохранять спокойствие, когда жаждешь отомстить. И не дай бог, кто-то уже убит... Чувствуя, как выражение лица меняется на откровенно злое, Андрей резко отвернулся. Мотнул утвердительно головой, ступая за вампиршей и слушая ее разговор по телефону. Нет, к счастью, обошлось. Уже легче, уже можно вести диалог. Договариваться, слушать, запоминать.
- Андрей. Слушай, Аманда - твое настоящее имя? И та женщина... Тиа,  ее действительно так зовут?
Лестница закончилась быстро, спускаясь позади Аманды Никитин уже видел ожидавших у двери людей. Возможно, что они тоже были вампирами, это он пока не мог понять, но главное, с ними были Мирошниченко и Салдуев. Их мрачный угрюмый вид быстро сменился удивлением и радостью при виде товарища. Салдуев оценивающе глянул на Аманду. Было видно, что у него уже появились вопросы, но в логове врага лучше помалкивать, поэтому язык он придержал.

0

22

Два здоровых мужика уже дожидались на улице, за ними присматривали непосредственно Макс и один киндрэт из его группы с излишне человеческим именем Василий. Впрочем, он просил называть себя Рэс, и пусть это было похоже на подростковое стремление к крутым прозвищам, всё же звучало лучше, чем «Вася».
- Настоящее имя, - ответила Аманда Андрею, издалека глядя на его сообщников. – Разве оно такое уж странное? Я родилась не в России, - оса мельком оглянулась, отмечая, что человек чуть более спокоен, чем раньше. В основном только внешне, но глупостей явно делать не собирается. – Да, и госпожу Тиа действительно зовут так. Но про неё лучше не задавай слишком много вопросов. На большинство я ответить не смогу.
«Как будто я знала бы, если бы имя было ненастоящим», - усмехнулась она про себя.
Макс кинул ей ключи – он предусмотрительно вывел машину из гаража и подогнал ближе к воротам, чтобы не пришлось ходить с толпой людей туда-сюда по территории Крепости. Кивнув товарищу и взглядом показав, что дальше она справится сама и они действительно могут идти, Аманда жестом поманила людей за собой. Чёрная «Волга» ждала их на выезде, девушка уже отсюда видела её благодаря ночному зрению.
- Андрей, тебя же явно больше интересуют не имена, - заметила Аманда, когда они отошли подальше от охранников. – Госпожа Тиа тебе что-то рассказала про нас, но ведь не всё. Что тебя интересует? Спрашивай. Я не смогу ответить на все вопросы, но постараюсь многое прояснить. Работа, сам понимаешь… - она кинула острый оценивающий взгляд на друзей Андрея. – Вы, ребята, тоже спрашивайте, если хотите. Меня можно. Я существенно ближе к вам, чем нахттотерин. Фактически – исполнитель.
Дальше возникла небольшая заминка, поскольку Аманда хотела усадить нового подопечного на переднее сиденье рядом с собой, чтобы было удобнее наблюдать. Но было очевидно, что свою девушку он не отпустит, даже если начать ему угрожать. Так что оса предложила людям самим выбирать, как им усесться и куда поместить до сих пор не пришедшую в себя подругу.
- Кстати, вы неплохо сработали, - усмехнулась она, берясь за руль. – Хвалю, несмотря на то, что напали на мой клан. Среди наших есть жертвы, среди ваших – нет. Это большой успех. Впрочем, вы напоролись на людей…
Осе было интересно рассматривать тренированных друзей Андрея и прикидывать, кого бы она сама взяла в подопечные, если бы ей дали выбор. «Почему именно этот? Почему не вон тот? Или вообще не все трое? Ведь они и правда неплохо сработали в команде. Наверное, я бы хотела заполучить такую команду – ребята явно давно работают вместе, им не надо привыкать друг к другу. Давно и крепко сколоченный отряд. А нахттотерин выбирает одного Андрея, причём в армию людей».
Конечно, оспаривать решения госпожи Бальза девушка ни за что бы не стала даже в мыслях. Но размышлять и искать причины себе не запрещала – в конце концов, можно позже спросить у самой нахттотерин. Вдруг да захочет просветить юную осу о методах вербовки людей и способах определения надёжных?
Аманда знала, что подопечным её является только Андрей. Но в то же время не видела причин, по которым нельзя было вести разговоры при его друзьях. «Ведь всё равно потом расскажет, - думала она. – Так пусть сразу слышат. Глядишь – и целую группу завербуем. Эх, надеюсь, мы никого из их родных не грохнули… было бы некстати».
- Куда вас везти? – уточнила она, минуя ворота. – Всех по домам? Или на базу? Называйте адреса, сегодня я ваш личный таксист.

----> Куда-то

0

23

Как верно предполагала Аманда, Андрей предпочел сесть на заднее сиденье. Бережно придерживая у груди Нику, оберегая ее голову от возможного удара,  он залез внутрь салона. Следом за ним устремился Салдуев. Прикрыл дверцу,  кивая бросившему на него быстрый взгляд Мирошниченко. Роли распределили сразу, как обычно. Сейчас Игорь брал на себя вампиршу, он же будет задавать вопросы и отвечать по возможности на ее.
- Да, у вас тут целая армия,- небрежно заметил Мирошниченко, пристегивая ремень.  Чуть повернулся, чтобы держать в поле зрения девушку и заодно видеть друзей.
Волновал их еще один вопрос: что стало с Вершининым и Сафроновым. Про тех, кто отвлекал внимание вампиров от группы, проникшей в дом, Тиа Бальза ничего не говорила. Прикинув ситуацию, как виделось сейчас, Андрей решил не спрашивать о них. Понимавшие друг друга не то что с полуслова - с полувзгляда, - товарищи придерживались такой же позиции.
- Можешь рассказать, что меня ожидает.
Фраза прозвучала без вопросительной интонации. Андрей  прощупывал почву, заодно намереваясь выяснить, насколько дружески расположена его наставница к нему. Наставница. Смех и грех. По виду студентка. Воспринимать всерьез непросто, но можно. Они все знали, на что способны вот такие юные с виду девушки. Вот только убедить себя, что она может его научить чему-то сложнее.
- А мне про вампиров интересно,- Салдуев, оказавшийся позади водительского сиденья, подался вперед. Оперся одной рукой о спинку, ловя взгляд вампирши в зеркало заднего вида. Заодно опроверг первый миф - вампиры в зеркале не отражаются. Еще как отражаются, ничуть не хуже его самого.
- Если мы напоролись на людей, которых явно было больше, чем нас, это говорит не в вашу пользу, - Игорь снова переглянулся с Русланом.- Нам ничего не объясняли. Как скрутили, так мы и сидели, пока вы двое... трое,- поправился он,  вспоминая про Нику,- не появились. Так что, если тебе позволено отвечать на все наши вопросы, можешь рассказать все с самого начала. Кто вы, что за организация, чем занимаетесь. Военная подготовка заметна, значит, не пряниками торгуете. Какова роль вампиров среди людей? Многие о вас знают?
Пока Мирошниченко озадачивал Аманду расспросами Андрей отмалчивался. Ника все еще спала. Это радовало, он не хотел с ней объясняться сейчас. Потом, когда вдвоем останутся.
- Ты про адрес спрашивала,- внезапно вспомнил он, что на главный вопрос так и не ответили. Аманда как раз миновала ворота, покидая двор особняка. Дорога была пуста, сам фургончик Сафронова тоже исчез. Может, Денис отогнал его, понадеялся Андрей. Не хотелось бы узнать, что его товарищей пристрелили. Или на корм вампирам пустили, что ничуть не лучше.- Давай ко мне домой. Как понимаю, если ты не знаешь адрес сейчас, выяснишь позже. Нам видеться часто.
Никитин продиктовал адрес, на всякий случай объяснив, как проехать.
- Нас туда же,- Мирошниченко выразил их с Салдуевым общее мнение. Рано разбегаться. Аманда Тхорнисх в любом случае с ними не весь день сидеть будет, а обсудить нужно многое.

Квартира Андрея

0

24

Машина едва ползла по узкой лесной дороге, приглушённо рокоча двигателем. Лохматые растопыренные еловые лапы то и дело с неприятным шелестом били по бокам внедорожника.
Норико Тхорнисх с холодным вниманием вглядывалась в темноту мира за тонированными стёклами машины. Отношение к лесу у японки было спокойным, без страха, но и без лишней почтительности. Здесь обитали грейганн, это их территория, а значит, и отношение со стороны клана нахтцеррет будет соответствующим.
Рядом мрачно засопела Рэйлен. Красноволосая киндрэт с того памятного разговора на редкость рьяно взялась служить своей новой нахттотерин, и, как предполагала Норико, внушение Йохана здесь было не при чём. Что же, Рэйлен была достойным бойцом, умелым и много знающим. В своё время сам Миклош занимался её обучением, объясняя суть высшей магии Тхорнисх. И кто бы мог подумать, что именно эта девочка окажется одной из очень немногих способных усвоить самые сложные из заклинаний? «Тёмный тлен» за всю историю клана давался только Луцию Тхорнисху, даже Миклош Бальза признавал, что не имеет предрасположенности к овладению этим знанием. Но взяла девочку Норико с собой для встречи с оборотнями не только по этой причине.
- Нахттотер ненавидел бывать здесь, - мрачно сказала Рэйлен, когда внедорожник подпрыгнул на очередном ухабе, чувствительно тряхнув обеих пассажирок.
Норико оставила без внимания реплику, предпочитая сосредоточиться на том, что находилось по ту сторону. Пускай Иован согласился на встречу, но не было причин доверять ему полностью. В памяти обоих кланов была свежа совсем недавняя вражда, где «ночные рыцари» убили нескольких из волчьего клана, а так же неудачная попытка мести молодых вриколакос, за которую Миклош потребовал унизительной для волков компенсации.
- Приехали, - сообщил сидевший на месте водителя Арлекин. – Дальше машина не пройдёт.
Норико молча открыла дверцу, выбираясь наружу. Замешкавшись лишь на пару секунд, вылезла Рэйлен,  вопросительно посмотрев на японку. Та стояла, глядя перед собой, словно бы что-то вспоминая. В лунном свете её профиль казался далёким и таинственным, напоминая о тех самых духах, которые порой звучали в речах мономоти. Рэйлен поёжилась, словно ей стало холодно.
- Мы были здесь тогда, перед первой попыткой изгнать Основателя, - негромко сказала Норико. Затем она указала рукой направление в сторону зарослей. – Именно там начинается тропа. Всё правильно.
Памяти японки Рэйлен доверяла больше, чем своей. Для неё весь этот лес казался одинаковым. Она вдохнула аромат еловой хвои, к которому примешивался иной, напоминающий о старой листве, подопревшей земле, грибных полянах. Воздух здесь был влажен и свеж, намного чище городского.
Норико уже шагала, пробираясь через заросли, так легко, словно всю жизнь прожила в диком лесу. Поотстав на несколько шагов за ней спешила Рэйлен. Арлекин шёл неторопливо, однако неким образом умудрялся не отставать, спокойно отодвигая от лица еловые ветви, перешагивая ямки и протянувшиеся на поверхности узловатые корни. Тропа закончилась внезапно. Норико просто соскользнула с неё, растворяясь во мраке. Остальные немногим позже оказались на небольшой полянке, где кроме Норико уже стояла высокая статная женщина с тёмными волосами, заплетёнными в тяжёлую косу. Рогнеду знали все, лица двух угрюмых плечистых парней позади неё были не знакомы.
- Зачем ты позвала меня? – спросила волчица. – Не припомню, чтобы у клана Грейганн были дела с Ночными рыцарями.
- Мы долгое время не имели подобных дел, - согласилась Норико. Её тёмные глаза, казалось, с равным вниманием изучают саму Рогнеду и её молодых спутников. Возраст оборотней мономоти ощущала очень хорошо, равно как их способности и силу. Неплохая охрана, серьёзные бойцы, но против неё им не выстоять. Даже Рэйлен справится с ними. Так ли спокойна и доверчива Рогнеда или же за стеной деревьев скрываются другие оборотни, которых она не чует?
- Миклош Бальза поклялся забыть о нас, - продолжила Рогнеда. Её клыки сверкнули, а в голосе прозвучала угроза. Норико это не впечатлило.
- Нахттотер более не станет приходить к вам, - вновь ответила японка согласием, а затем губы её сложились в лёгкую полуулыбку и она чуть склонила голову, демонстрируя уважение к говорившей с ней женщине. – Но я отныне глава клана, Рогнеда, и говорю с тобой, как с главой твоего клана.
- Ты ошибаешься, - ровно сказала женщина, но в голосе её звучали тревожные нотки. Это Норико ощутила прекрасно. – Иован наш вожак.
- Нахттотер знал иное, а теперь знаю и я.  Мой прежний господин не был глуп, он чуял суть вещей.
Оборотни переглянулись, по их беспокойному виду стало ясно, что сейчас звучало нечто, совершенно не предназначенное для посторонних ушей. Позади Норико не менее беспокойно переминалась с ноги на ногу Рэйлен. Этой девочке ещё долго предстояло учиться контролю над собой и своим настроением, отметила частью сознания Норико.
- Но я здесь не для угроз и не для торга, Рогнеда Грейганн. Наступили особенные времена, а для киндрэт прежде всего, и ты знаешь это не хуже меня. Есть события, оставить которые без внимания означает допустить непростительную беспечность. – Голос  японки звучал негромко, размеренно, и никто не осмелился перебить её, нарушить даже незначительным шумом. – Ты поступила мудро, оставшись в тени, ведь именно твой супруг теперь принял весь груз ответственности за ваших братьев и сестёр.
Показалось или Рогнеда смутилась? Нет, она не отвела свой взгляд, и теперь взирая гордо и прямо, и всё же Норико знала – её слова уязвили волчицу. Если прежде японка имела сомнения, кто же выступил для заключения договора с Императором Шеола, то отныне всё стало предельно ясно. А знал ли Светоносный об этом небольшом обмане? Он знал, конечно, Норико не смела сомневаться в его мудрости и дальновидности. Его поступки для неё непостижимы, но тем больше его величие и способность предвидеть более того, что доступно простым смертным.
-  А теперь я прошу тебя, как мудрую женщину, увидеть и понять, насколько важно то, что я предлагаю тебе – всему твоему клану. Я предлагаю союз, Рогнеда. Равный, союз подобный военному, но пока вне поля боя. И не удивляйся тому, что я, одна из нахтцеррет, говорю это тем, кто всеми считался нашими непримиримыми врагами. Именно по той самой причине, волчица, я знаю и верю в вашу честь. Враг, в котором превыше всего доблесть и честь, самое ценное, что может быть в этом мире.
Зашептались было парни, но Рогнеда метнула на них горящий гневом взгляд и они в страхе примолкли. Женщина гордо вскинула голову, её челюсти были плотно сжаты, словно удерживая решительный отказ. Волчица не спешила с ответом. Норико знала, что зацепила её своими словами, дала пищу для размышлений. Что же, немедленный ответ не требовался, достаточно пока посеять нужные семена, которые ещё прорастут позже так, как это необходимо ей.
- Сейчас не спеши с решением. Я предпочту услышать нечто взвешенное и осознанное, - Норико постепенно подводила к завершению свою речь. На сей раз встреча их будет недолгой, но и волки станут той частью воинства, что может понадобиться Светоносному. Император заслуживает большего почтения, нежели данное сквозь клыки обещание прийти по его зову. Норико рассматривала свою службу господину намного шире, нежели слепо следовать за ним, ожидая приказов, и не более того.
Прощание было коротким. Рогнеда не ответила согласием, но подумать она обещала. Впрочем, обещание скорее подразумевало, что решение по-прежнему за Иованом Светловым. Упрямая женщина, признавала мономоти, но её преданность семье значила очень много.
- Ты наблюдала за Рогнедой, что ты можешь сказать о ней? - спросила она Рэйлен, когда среди колючих ветвей кустарников показался оставленный без присмотра внедорожник. Видимо, никто не счёл его достойной добычей, или же обитатели этого леса отнеслись к своим внезапным гостям с большим уважением, нежели те могли ожидать.
- Она… казалась сомневающейся, - с заминкой ответила девушка.
Норико безмятежно улыбнулась, садясь на своё место в машине.
- Это главное. Она сомневается, а значит, она уступит.
В город они вернулись почти под утро, хотя до рассвета оставалось ещё часа полтора. Отправив Рэйлен заниматься в библиотеку, -  девушка проявлял поразительное рвение к изучению магии и, особенно, теории, хотя в прежние времена предпочитала больше физические упражнения, - сама Норико осталась в бывшем кабинете Тиа. Затворив за собой тяжёлую дверь, она окинула пристальным взглядом внутреннее убранство, чуть дольше задержавшись своим вниманием на деревянной панели, за которой в тайном отсеке скрывалось самое грозное оружие, принадлежавшее отныне ей самой – кинжал, некогда созданный самим Основателем. Подойдя ближе к стене, японка коснулась её ладонями и дубовая панель засветилась тем особым сероватым светом, что означал магию клана Тхорнисх. Веки бывшей жрицы чуть дрогнули, но мигом позже она отпрянула, не решаясь взять в руки  этот клинок. Тиа Бальза желала пустить его в ход против демонов, японка это понимала очень хорошо. По этой причине тогда она держала его в руках, ведя расспросы о первом визите к Люциферу, о заключённой с ним сделке. И всё же, она не успела использовать это оружие, проверяя его могущество.
- Мой господин, - чуть слышно прошептала Норико, вновь обращаясь мыслями и всем своим существом к тому,  кто стал всем смыслом существования для неё.

0

25

   - Не думаю, что он сильно бы ей помог, - размеренный, негромкий в своем властном спокойствии голос исходил со стороны массивного деревянного стола; тон утомленной иронии раскрывался в нем не сразу.
   На самом деле, Пеймон, тогда занявшийся ныне бывшей главой клана, дал понять весьма недвусмысленно, что участь, постигшая госпожу Бальза, должно быть, во много крат хуже милосердной Смерти. Впрочем, Императора то совсем не интересовало, а в сферу тревог его не входило и подавно. Он желал получить сокрытое в разуме Тиа, и он это получил. После имело значение лишь ее вечное пребывание в Аду; детали и подробности оного Иблис всецело доверил Пеймону. Собственно, как раз таки исходя из обладания конкретными знаниями, Монарх всея Инферно не видел для себя тайны в том, что охранялось клановой магией за деревянной панелью, столь увлекшей внимание Норико.
   Люцифер находился в кабинете уже какое-то время, наблюдая с некоторым изучающим интересом за вполне справедливо считавшей себя сейчас в полном уединении тхорнисх. Но следом за отзвучавшей лаконичной фразой развеялись чары и доселе скрывавшего его присутствие инфернального морока. Словно две ярчайшие голубые звезды, перед которыми расступились облака на ночном небе, пылающие глаза падшего серафима воззрились на мономоти.
   Император сидел за писчим столом. И так странно. Но в окружении всего этого материального, созданного руками простых смертных, его присутствие казалось каким-то противоестественным и как будто даже не реалистичным. Это могло быть сном, очень ярким, живым сном, только не правдой. Особенно когда его образ столь натуралистично передает некую повседневность, полную  царской роскоши и величия, да, но все равно своего рода обыденность. Сюда также можно было добавить и его неприметное возникновение, будто явление призрака. Восприятие кричало, что все должно быть иначе. Но все оставалось таким, каким предстало.
   - И едва ли поможет тебе, - добавил тем временем высокопоставленный гость. – Заключенной в нем силы недостаточно.
   Люцифер не торопился вносить больше конкретики в свои слова, и оттого создавалось впечатление, словно бы он рассуждал о возможностях артефакта в отношении его расы или вообще себя самого. Тут, по крайне мере, в поддержку подобной версии говорили интонации его голоса, отмеченные нескрываемым разочарованием. Чуть помедлив, он утомленно вздохнул и поднялся из-за стола. Мерно урезая по-военному чеканящим, но в то же время легким шагом пространство, отделявшее его от Норико, Иблис продолжал вдумчиво и жгуче смотреть ей в лицо.
   - Как полагаешь, моя дражайшая nosferatu, почему я здесь? – спокойно и негромко прозвучал вопрос, когда их разделяло уже не более расстояния вытянутой руки, и Люцифер остановился.

+1

26

Голос, что прозвучал в последующий миг, был музыкой для слуха Норико Тхорнисх, намного более прекрасной и чарующей, нежели сладкозвучное пение флейты сякухати. Её господин пришёл, он был здесь, сколь бы невероятным не виделось подобное, ибо нет нужды Светоносному Императору удостаивать своим присутствием обитель самых низших из слуг его. Да и опасность в том таилась немалая для мироздания, что прозревалось даже ею, обрётшей иное понимание.
Обернулась Норико, устремляя взгляд, исполненный преданности и любви к правителю, взгляд, которым лишь и могла изъявить все те чувства, что владели ею сейчас.  Учтиво склонилась она в глубочайшем поклоне, потупляя вместе с тем взор свой, выдерживая положенную паузу, а после распрямилась, с достоинством сохраняя идеальную осанку. Не было в ней ни капли нервозности и страха, не владели даже уголками души её тёмные низменные чувства. Глаза его, казалось, видели всю душу мономоти, всё её существо, а потому и мыслями никогда не осмелилась бы солгать в его присутствии Норико.
Страха не испытывала японка, но трепет всё же ощутила, ибо невозможно было встретить его взгляд и остаться неизменной, той же, что и прежде, до той минуты, когда озвучил Светоносный своё мнение об этом устрашающем для любого из киндрэт клинке. Да, Норико не сомневалась, веря сразу же господину в его оценке свойств этого оружия. Не помог бы, пустые надежды для Тиа Бальзы, но, к счастью для них всех, нахттотерин не довелось испытать его грозную силу  на самом Люцифере, равно как и на ком-либо из его братьев. Уберегли милосердные ками от этой роковой ошибки.
Не возмутили так же Норико отмеченные явно интонации в голосе Светоносного, ибо в том не было обиды для неё, не потеряла она чести как своей, так и своего господина. Он, несомненно, знал о том, а потому не для неё звучало его разочарование.
- Есть ли приказ для меня, мой господин? -  улыбаясь лишь уголками губ вопросила японка, едва  позволил её величественный гость заговорить ей.
И в самом деле, какая нужда могла бы привести Владыку Инферно в мир простых смертных, но при этом именно к ней, его преданной последовательнице? Чаяния его непостижимы умам людей, равно как и прозывавшихся кровными братьями, да и мог ли слабый разум почти ребёнка в сравнении со столь древним и мудрым существом постигнуть замыслы его? Норико не смела гадать, но на вопрос отвечала, ибо задан он был не в пустоту и не гоже изворачиваться в трусливом нежелании проявить свою недогадливость.
- Я живу, чтобы служить тебе. - Добавила она следом.
И умереть, когда он потребует.

Отредактировано Норико (2016-12-19 19:53:06)

0

27

   Еще какое-то время - должно быть совсем недолгое, но судить было сложно, - Хейлель оглядывал Норико с присущей ему обманчивой легкостью внимания. Вот только глубокая вдумчивость в его властном, повелительном взгляде теперь угадывалась вполне явственно. А затем вдруг он сделал тот свой единственный  последний шаг, что некой незримой преградой стоял между ним и мономоти. За исчезнувшим препятствием нежданно, но и неизбежно последовало касание. Пальцы Императора медленно, с бережностью очертили изящную линию скулы японки, под неизбывным пристальным присмотром его сияющих могуществом глаз, и остановились на ее подбородке.
   - Во мне Знание всех существующих вселенных, всего мироздания моего Отца и даже много более того, - совсем тихо, едва ли не шепотом, таким текучим и убаюкивающим, зазвучали его задумчивые слова. – Но, невзирая на это, я и помыслить не мог, что среди всех Его творений, когда-либо созданных, найдется одна такая, кто не будет вызывать во мне презрения или ненависти.
   Последовала пауза хрустально хрупкой тишины, и в ней, казалось, затаило дыхание само время. Люцифер просто смотрел в глаза Норико. А спустя этот отрезок молчания рука его отстранилась от лица девушки, словно бы взметнув и развеяв тем жестом остатки паутины дремы, успевшей окутать две стоявшие в сокровенной близости фигуры. Эфемерная магия момента лопнула подобно мыльному пузырю, - болезненно скоро и мучительно безвозвратно.
   - Мне многое нужно тебе поведать, - голос Владыки всея Ада вернул себе прежний тембр, и ныне ничто не выдавало в нем случившееся секундами ранее откровение. – И первой вестью станет начало Противостояния. Время Древних Богов Хаоса возвращается. Они грядут путями, что открывают им звезды на небосводе вашего мира.
   Люцифер бросил короткий острый взгляд в сторону деревянной панели, скрывающей ранее упоминавшийся кинжал, и снова вернул его Норико.
   - Вот о чем я говорил и вот почему я сейчас здесь. Это будет еще одна битва за Малкут, но битва ваша. На этот раз у меня нет права принимать в ней сторону смертных.
   Но только уточнять, что это самое право несколько тысяч лет назад ушло в залог его нынешнего положения, он, разумеется, не стал. Как не стал открывать и факт необходимости сдерживать поодаль от всего этого своих светлокрылых братьев. О том знать киндрэт (даже Норико) было вовсе не обязательно, данная сторона вопроса являлась делом падших ангелов и касалась лишь их. Ведь если Небеса решатся дать бой Древним, вставая на защиту человечества, Император будет вынужден расторгнуть пакт о ненападении и выступить на стороне богов Хаоса. Таковым являлось его обязательство перед Древними Богами, вмененное за помощь, оказанную Йог-Сототом. И если действительно дойдет до войны, в которой Люцифер поддержит Хаос, не одному человечеству, всему мирозданию придет конец.
   «Интересно, узнай она обо всем, сохранила бы прежнее отношение ко мне?» - мимолетно подумалось монарху.
   - Но никто не говорит, - тем временем продолжил он, - что я не помогу вам своим Знанием.
   Слабо проступившая на лике Императора улыбка отсвечивала этой особой искрой его лукавства, поправшей собой даже основательно засевшую в мимике напряженную сосредоточенность, а с нее – флер некой утомленности.
   - Только для этого мне кое-что потребуется. Или вернее будет сказать – кое-кто.
   Миг выжидательного молчания, за который сапфирово-синий ледяной взор Иблиса полоснул вниманием слушавшую его мономоти.
   - Всего один из клана. Обязательно мужчина. Неофит и непременно самый талантливый. Но такой мне нужен от каждого из кланов киндрэт. Даже тех, кто мне отказал.

0

28

От прикосновения Императора Норико едва заметно вздрогнула, её взгляд устремился к его лицу в надежде угадать, понять, какие мысли могут занимать могущественного Владыку всея Инферно. Видя его столь близко от себя, она слушала тихий голос и понимала, что говорит он сейчас о ней. Норико не опустила взгляда, хоть и непросто было сохранить в себе спокойствие, равно как и не заговорила, ибо эти слова Светоносного не требовали ответа.
В какой момент японка поняла, что жаждет искренне и самоотверженно служить своему новому господину, она не взялась бы ответить. Это желание зародилось исподволь, вначале с восхищением и искренним уважением к правителю Ада, осознанием его величия, ума и безграничного могущества, а после  готовностью исполнить любой его приказ, даже если придётся пожертвовать собой. Ей не требовалось благодарности и признания, Норико не искала для себя любой платы за своё служение. И всё же, сейчас, в эту минуту, она была действительно счастлива. Это искреннее чувство выразили тёмные блестящие глаза японки, когда Светоносный смотрел на неё, словно проникая в самую её душу. Недолго, но большего ей и не требовалось. Император отступил от мономоти, предоставив ей возможность вновь вернуть себе спокойствие, а сам заговорил опять.
В далёкие времена, когда юная Норико была скромной жрицей храма "Серебряный павильон", одинокой и ничего не знающей ни о мире вокруг, ни о великой тайне, которую скрывал ночной покров, жизнь была гораздо более спокойной и размеренной. Японка слегка нахмурилась, когда прозвучало имя Древних. Да, в то время она не знала ровным счётом ничего, и даже нахттотер не мог своевременно дать ей нужные знания, поскольку не интересовался тем, что считал обычными мифами, выдумкой. Миклош Бальза был поистине великим киндрэт, обладающим многими знаниями, но тут он оказался бессилен. К счастью, часть информации Норико всё же получила, теперь, пусть и запоздало. Падший, принявший облик песчаной кобры, явившийся на мысленный зов мономоти тогда, в машине, ответил на многие вопросы, и даже сообщив немало сверх того.
Японка согласно кивнула на слова Императора о том, что эта битва - только их.
- Мы будем готовы, - отозвалась она в лаконичной манере. Все киндрэт, а также люди, что находятся на службе у клана.
Император заговорил далее и благодарная улыбка промелькнула на лице Норико, слабым отблеском,  лёгким отражением улыбки самого Люцифера. Она готова была отдать ему всё, что потребуется. Неофит, только-то? Это малость, не стоящая упоминания. Любой, как бы талантлив он ни был, ведь он уже исполнит главное предназначение своей жизни, когда придёт на зов Императора.
- Я знаю, кто пойдёт от клана Тхорнисх, - не замедлила с ответом японка. - И могу выбрать среди прочих. Даже если они окажутся против, это не станет препятствием. Позволь узнать,  имеет ли значение добровольное согласие?
Пока другие кланы зализывали раны, стараясь хоть немного справиться с внутренними проблемами, упрочить политическое влияние среди братьев, а также смертных, клан Нахтцеррет наращивал мощь другими способами. Прямо сейчас в распоряжении новой нахттотерин Золотых Ос находилась вполне приличных размеров армия. Клан Знающих всегда поддерживал неплохие отношения с Тхорнисх, но теперь это не имеет значения. Если они воспротивятся, Норико готова была применить силу. Асиман, Даханавар, Грейганн... Да, Рогнеде придётся уступить. Рамона, насколько знала Норико, не было в Столице, но оставались его помщники. Единственную проблему составляли Кадаверциан, ведь единственный, кто отвечал требованиям Императора, был Вивиан, а после него обращённых в клане Смерти не было. Сам же ученик Кристофа пропал из поля зрения. Значит, размышляла японка, нужно отправить на его поиски кого-нибудь, и чем скорее, тем лучше.
- Есть ли что-то ещё, чем я могу быть полезна?

0

29

   Треклятое время, от коего никогда доселе они не зависели, нынче же будто принялось, наконец, отыгрываться за все те минувшие эоны лет. Жгучая досада уже, пожалуй, в достаточной мере успела опалить сознание монарха всея Преисподней; он прекрасно понимал, сейчас время – фактор вовсе не в поддержку его планов и действий.
   А для эпической кульминации и апофеоза вершащейся здесь катастрофы, подумалось Императору, оставалось разве что включить в перечень неизбежных событий явление Архистратига, с какой-нибудь очередной его претензией из бесконечного множества таковых. Вот, в пример взять хотя бы возвращение Древних, саркастично продолжил в мыслях Люцифер, и не устоял представить себе «праведную истерику» Михаила; как ему показалось, даже утомленность несколько отступила при внутреннем просмотре этой театральной миниатюры.
   Вопрос Норико одернул его внимание, скользящее на данный момент в той еще несчетности всего и вся, где как раз промелькнула карикатура на воеводу Небесного Воинства, отбросившая слабую тень неопределенной улыбки на его лице.
   - Все по порядку, mea nosferatu, - отозвался Иблис, по-прежнему не отходя от мономоти, и негромкий размеренный голос его продолжал звучать так же глубоко вдумчиво. - На ошибки у нас с тобой нет абсолютно никакого права.
   Он помолчал недолго, мягко, чуть отстраненно вглядываясь в скульптурные черты японки, точно бы с поиском ответов на некие вопросы, ведомые лишь ему одному.
   - К моему великому сожалению, добрая воля значение имеет и едва ли его умалить, - вернулся Хейлель к означенной теме. – И все же не стоит чрезмерно на том заостряться. Когда каждый из них узнает и поймет, что данное согласие воплотится в защиту от Древних Богов для всего клана, они примут дарованное им предназначение. И да, ты все верно поняла, я хочу твоей помощи с другими кланами.
   Выдержав очередную непродолжительную паузу, Денница поднял ладонь, сочетая в едином жесте царственное величие с непринужденностью, и созерцал теперь мерно пульсирующий, все разрастающийся ослепительно белый свет, от нее исходящий.
   - Тебя же я сам уберегу от Хаоса и его отродья, - сияющая длань коснулась нахтоттерин в области солнечного сплетения, тут же разливая накатывающими и расходящимися могучими волнами приятно прохладный свет мощнейшей энергии. Он убрал руку только когда все тело и дух мономоти щедро искупались в лучах его сияния, оставивших после себя незримую отметину, что защитит от Древних и их влияния.
   Давая Норико прийти в себя от такого воздействия, Люцифер не торопился возобновлять беседу, с пониманием дожидаясь появления в ее глазах признаков возвращения к реальности.
   Среди всего прочего, Император размышлял и о не вовремя случившемся, как и еще много чего в последнее время, желании главы клана Леди созвать Совет. Мекаре ведь так и не подтвердила договор, заключенный с Даханавар при недолгом правлении предшествующей ей Гранд Леди. Что же, не столь уж и велика собой потеря, да совсем не хочется, чтобы она принялась смущать умы лидеров других кланов, потому как особенно нежелательно было бы тянуть за поводки тех, с кем коалиция в силе. Ранее влияние клана мормоликаи прежде всего распространялось на Фэриартос и некоторым образом на Вьесчи. Первые в настоящем находились целиком и полностью под опекой Шеола, - за счет крепко связавшего обе стороны, скажем, взаимовыгодного сотрудничества; да и вообще вряд ли Александр рискнул бы пойти против Люцифера. Касательно Вьесчи Император тоже не особенно-то переживал. Сеньор де Кобреро весь в поисках утраченного наследия Лугат, в чем клан Леди ему никак не помощник, зато Ад мог бы поспособствовать, в довесок к итак дарованной силе. Далее - оборотни. Если с прочими кланами, за исключением Нахтцеррет, Иблис делал ставку на свое несокрушимое могущество и страх перед ним, то с волками все обстояло иначе, там одно только слово обладало убедительным весом; Хейлель сдержал все данные им обещания и знал, они поступят также, не предадут.
   Словом, светоносного монарха волновало положение дел исключительно с двумя кланами: Асиман и Кадаверциан. И если с огнепоклонниками неугодный порядок вещей пребывал в активном процессе разрешения, то с некромантами напротив – все выглядело крайне не ободряющим.
   - Надо не позволить клану Даханавар подняться с колен, - повелительные интонации гармонично вплелись в голос Императора, отметившего воскресшую в Норико готовность слышать, - иначе на коленях окажутся остальные кланы. А сейчас неподходящее время для интриг и манипуляторской деятельности новой Гранд Леди.

+1