Вниз страницы

Ночная Столица: между Адом и Раем

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ночная Столица: между Адом и Раем » Небеса » Небесная цитадель


Небесная цитадель

Сообщений 1 страница 30 из 68

1

https://pp.vk.me/c621419/v621419492/be3e/273rModevAo.jpg

0

2

В Раю царил переполох. Неудивительно. Где это видано, чтобы посреди военного совета, в Зале появился низший демон, да ещё через светлый переход. Естественно его тут же развоплотили. Не видать ему Ада, как своих ушей. Такая же участь ожидала и те четыре темных сгустка, что покоились в бутылках. Вдоволь отсмеявшись, наблюдая за тем, как ангелы носятся по Раю разнося весть о том, что демон попал в обитель Света, Гавриил вскрыл печати. Казалось, сущности вжались в дно бутылей, пытаясь укрыться от ожигающих их лучей истинного света. Но куда там. Прошло буквально несколько секунд и не осталось и намека на то, что они вообще находились внутри. Эти демоны более не существовали ни в этом мире, ни в каком либо другом.
Несмотря на то, что все прошло довольно гладко, Гавриил чувствовал, что устал. Развалившись прямо на земле он закрыл глаза и поплыл по волнам безмятежности. Отдых. Сейчас он это заслужил. Крики Михаила будут потом.

0

3

Не нужно было даже приглядываться, чтобы увидеть негодование Патриции. Асмодей его понимал и отчасти даже разделял. Но танец-то был и впрямь хорош.
- Приблизится, но что с того? – с легкой ухмылкой ответил он Вельзевулу. Все же одно дело суккуб, которая только и живет за счет соблазнения, и совершенно другое дело Хранитель. Была в этом представлении своя неповторимая пикантность.
- Возможно, некоторые из них могут даже посоревноваться, но вряд ли тебе это интересно, - архидемон пожал плечами не без ехидства взглянув на Повелителя Мух.
Его же предложение отметить, коль Воланд оставит Аваддону жизнь, оказалось неожиданным. Асмодей не помнил вообще ничего подобного, так что было бы просто глупо отказываться.
- Конечно, - хмыкнул он, понимая, что пора бы уже и покинуть кафе.
Очередная теперь уже совместная попытка отвести от излишне прямолинейного брата неприятности была бездарно провалена. Беловолосый очень надеялся, что Аваддон выживет, дабы самому поговорить с ним о том, почем нынче торжественные похороны архидемонов. Однако привилегия в этом вопросе оставалась в руках Дьявола.
Пожалуй, за этот день Асмодей израсходовал как минимум годовой, а то и десятилетний запас благоразумности. Ибо мысли о том, что «если» хорошее слово, были скрыты так глубоко, что он сам едва успел их распознать.
- Как скажешь, Князь, - демон кивнул с видом оскорбленной невинности, но решил, что сейчас вступать в полемику с Воландом несколько чревато.
Он покинул кафе одновременно с Вельзевулом и философски взглянул на свинцовое небо, раскинувшееся над столицей.
- У пернатых должок… а у одного из них и того больше, - с намеком взглянул на собрата архидемон. – Кажется, все-таки стоило оставить какое-нибудь подслушивающее заклинание, - рассмеялся он. – Составишь компанию? Я слышал, что ты кому-то там хотел перья повыдирать прежде, чем отрубить крылья …
Столица была просто пропитана страстями, так легко и просто восстановить здесь все потраченные силы. Мегаполис был буквально переполнен энергией, которую так бездумно отдавали человечки, воистину лишь благодаря извращенной фантазии Творца названные хозяевами этого мира. Семьдесят два легиона следом за волей своего господина и уже выдвинувшимися вперед легионами других архидемонов с жадностью устремились к Раю. Их там ждали, несомненно ждали, с точно такой же злой решительностью.
Беловолосому не было особого интереса до той бойни, что развернулась между войсками. Военачальники прекрасно обучены, демоны уже давно истосковались по битве и бросались на ангельские ряды с веселой яростью, ведя своеобразный спор за большее количество врагов. Асмодей же высматривал для себя жертву покрупнее, не забывая, впрочем, держать в поле видимости Вельзевула. Кто знает, что могло прийти в голову Повелителю Мух. Но коль Сатана просил проследить за ним, значит, не доверял. Ничего не скажешь, любопытно, даже очень.

0

4

О том, что происходит что-то неладное Гавриил почувствовал по тонким вибрациям в пространстве. Это был явно не разгневанный Михаил. Такие эманации могла лишь излучать Тьма. Открыв глаза, Вестник тяжко вздохнул и встал. Это все было так... чуждо ему.
- Чтоб вам всем провалиться. Ни минуты отдыха.
Дойдя до зала Совета, Гавриил вошел внутрь без стука и чуть не столкнулся с выбегающим Уриилом.
- Ну, что вы носитесь? Спешка половина поражения. К тому же мы на своей территории. Неужели они думают, что выстоят здесь. Если это, конечно, не отвлекающий маневр.
Подойдя к окну, Вестник увидел, что войска Ада находились уже у ворот в Рай, раздумывая каким образом будут их штурмовать.
- Удачи. Пара сюрпризов вам там приготовлена.
Гавриил говорил непонятно для кого, но было видно, что он явно рад тому, что одна из его шалостей вот-вот вскроется.
- Михаил. Думаю, пора.
Подойдя к брату и более ни слова не говоря, положил свою руку ему на грудь. Сильное свечение обволокло обоих. Гавриил передавал остатки благодати Отца, чтобы полностью вылечить Михаила. Прошло минут десять, прежде чем архангел закончил.
- Ну, вот и все. - с толикой небольшого сожаления произнес Гавриил. Благодать Отца, было единственное, что не давало ему забыть и чувствовать последнего. Однако, он не сожалел о том, что вылечил главного Воина Рая. Сейчас от него было больше толку. Управления воинством Света его стезя, а никак не Гавриила.
- Какая наглость, прийти сюда. Будто они не помнят, что даже находясь на их территории мы всегда одерживали победу. Странные существа.

0

5

Когда Сатана приказывает убираться, иного выбора не остаётся. Мысленно пожелав Аваддону выжить, а Сатане провалиться ещё дальше преисподней, Вельзевул покинул кафе вместе с Асмодеем, не прекращая размышлять о способах свержения нынешнего Владыки Ада.
Большая часть его легионов находилась в данный момент в Аду, прочие  выполняли полученный ранее приказ, однако каждый из демонов в любой момент готов был последовать за предводителем. Вельзевул примерно представлял себе, что сейчас творится в мире. Где-то сражения уже шли, вряд ли небесное воинство бросит своих подопечных на произвол судьбы, ведь в любом случае борьба не только за власть, но и за души людские. Сейчас совсем несложно найти пару архангелов и здесь, однако было нечто привлекательное в предложении, озвученном Асмодеем. Вторгнуться в Рай?
- Кому-то хотел,- со злобной усмешкой ответил Вельзевул, глядя вверх. - Посбивать к чертям их нимбы, вырвать крылья с мясом - вот чего я хочу.
И плевать, что в Раю их сила уменьшается. Некоторый эффект неожиданности всё ещё играет на стороне войск Ада, кто же будет ждать подобной наглости именно помня о непременном условии пребывания демонов на Небесах.
Связавшись с двумя своими первыми военачальниками, Вельзевул отдал приказ выступать. Долго же ждали демоны своего часа, вряд ли что-то в этом мире и в любых других могло вызвать большей радости, ибо тут же устремились все легионы на поле битвы, преследуя лишь одну цель уничтожение исконных врагов.
Пока находиться рядом с Асмодеем необходимости не было, Вельзевул лишь старался не выпускать того из виду, памятуя о его верности Сатане. Кто знает, не был ли им тайно получен приказ нанести удар в спину, дабы избавить таким образом Князя от одного из главных врагов. Повелитель Мух себе не льстил, он точно знал, что с его присутствием Сатана вынужден считаться, не был Советник обычной пешкой,  никогда не был и не станет.
Первый пробный удар, войска в первых рядах схлестнулись, но пока особых потерь не заметно. Вельзевул окинул пристальным взглядом ближайшее пространство, но видел лишь обычных ангелов. Ни Гавриила, ни Михаила, ни Уриила... вообще никого, кого он жаждал бы заполучить в противники, чьи крылья послужили бы особенным трофеем.
Два самых верных его слуги - Тарчимач и Флеврети, - прекрасно справлялись с обязанностями, в главнокомандующем пока нужды не было. Здесь в большей степени бойня, а не стратегическая война.
- И долго мне ждать?- поинтересовался он у пустоты, а затем сам нанёс удар по Вратам, не столько пытаясь разрушить их, сколько напоминая о своём присутствии.

0

6

С первым же ударом Вельзевула по воротам сработала маленькая, но довольно неприятная ловушка, установленная много лет назад архангелом Гавриилом, который желал отвадить от Райских ворот незваных гостей. Правда, это вряд ли стало бы да Адского войска помехой, наоборот, оно бы лишь разъярило их, но, бесспорно, ничего приятного в перспективе быть облитыми святой водой не было. Тем более на территории противника.
Настоящая святая вода, пропитанная энергией Рая, окатила ближайшие ряды сражающихся с ног до головы, придавая ангелам сил, а низшие демоны, которые находились ближе всех к воротам, потеряли свой последний шанс. Святая вода действовала на них не хуже, чем серная кислота на обычных смертных. Плоть разъедалась до кости, а те, кто обернулся на шум в воротах, лишились зрения.
Не сказать, что появление демонов вызвало в Раю панику. Бесспорно, они не ожидали, что войска окажутся под Вратами ТАК скоро, но отразить атаку были готовы. Кроме того, благодать Отца, которую Гавриил передал Михаилу, стала решающим фактором. Архистратиг был исцелён, полон сил и, что немаловажно, жаждал правды. Он хотел нести свет, пусть даже огнём и мечом. Он хотел, чтобы рогатые дрожали в страхе, стоило им лишь задуматься о Райском войске. В конце концов, их давно уже пора было поставить на место.
- Рафаил, отправляйся со мной! Мы докажем им, что они совершили большую ошибку, осквернив своим присутствием Райские чертоги.
Архангелы поспешили присоединиться к своим войскам, обороняющим Врата. Впрочем, битва внизу их мало касалось. Для каждого из них, и для Михаила, и для Рафаила здесь уже был противник. Кивнув брату на Асмодея, стоящего поодаль, архангел достал свой пылающий меч и обернулся к Вельзевулу.
- Твой мерзкий хозяин решил наконец избавиться от тебя, отправив на верную смерть? Похвально. Это, наверное, единственная правильная мысль, посетившая его за все тысячелетия. Вы выжили из ума, демоны, вам никогда не победить нас. Отец с нами!
Увидев, что архангелы присоединились к ним, воины Рая обрели второе дыхание, и с новой силой начали оттеснять демонов от ворот. Все они знали, что этот бой далеко не последний, что прольётся ещё много крови - и их, и противника, - но такова была воля Отца. Они должны были остановить Тьму.

0

7

О да, было приятно наблюдать всеобщее рвение. Сам Асмодей не особо любил массовые столкновения, но с удовольствием их поддерживал.
- Думаю, у всех предоставится такая возможность, - в предвкушении недобро усмехнулся он, провожая взглядом тотчас же оказавшегося в самой гуще боя Вельзевула.
Что ж, пока поведение Повелителя Мух ничем не вызывало сомнения. Он не разменивался на рядовых ангелов, которые и сами избегали архидемона, разумно полагая, что связываться с ним равносильно самоубийству. Сам же Асмодей, тоже решил не размениваться, хоть и не отказал себе в удовольствии буквально смять попавшихся на пути белокрылов.
«…Сахр!» - мысленно воззвал он к своему ближайшему помощнику.
Было бы глупо возвращаться на Небеса ни с чем, пустой тратой сил, а потому пару адских игрушек советник ему доставил. От плетения заклинания архидемона отвлек шум у Райских врат. Да уж, пожалуй, мало приятного быть облитым святой водой даже для высшего чина, что уж говорить о низших.
«Потому я вперед и не рвусь», - подумал он, наблюдая за расстановкой сил.
Михаил разве что не лучился силой, прямо как в лучшие времена. И, что не менее важно, он был полон решимости и ярости. Достойный противник Вельзевулу, даже очень. Рафаил же Люциферу был не ровня, как был глубоко убежден демон разврата, но вполне мог привязать его внимание к себе, больше мешая, чем представляя реальную угрозу. Но и этого сейчас было не мало. Их сила была в стремительности, а не длительной осаде Врат. Остальным архидемонам тоже пришлось ввязаться в бой с архангелами. Асмодей же радовался, что пока ему никто не мешает. Впрочем, выработанная за множество веков паранойя заставляла внимательно следить за происходящим вокруг.
То, как воодушевились белокрылые поддержке Архистратига, было сложно не заметить. Пожалуй, даже слишком. Михаил по всем предположениям должен был быть хоть и злым, но не вполне готовым к бою.
«Побелеть моим крыльям, если тут не подсуетился Гавриил», - припомнил беловолосый, сколь уверен был Ангел Смерти во время их недавнего разговора. Все поворачивалось не самым приятным ракурсом.
«Не лезьте на рожон», - осадил он Сахра, оценив ситуацию. Этот демон был умен, даже очень. Не будь Асмодей уверен в его безоговорочной преданности, он бы давно его убил. Но Сахр раз за разом «не замечал» возможности ударить в спину хозяина. Это было подозрительно, но несколько успокаивало. Когда легионы перегруппировались, несколько сдав свои позиции, огненные смерчи взялись вносить изрядную сумятицу и неразбериху в рядах ангелов. При том траектория огненных воронок нарочно держалась как можно дальше от архангелов, не мешая их «дуэлям» с архидемонами.
Задумчивый взгляд Асмодея упал на врата. Слишком уж удобная для райского воинства была позиция. Тем временем, смерчи набирали все больший оборот – все же была удачной мысль завязать их подпитку на кровь погибших в бою ангелов и демонов.

0

8

- Забавная картина, неправда ли? - Гавриил стоял неподалеку от Асмодея, опираясь на изумрудный меч. - Они все так слепы в своей ярости, что даже не заметили, как я прошел мимо них. Решили зайти на огонек. Прекрасно. Но неужели ты и правда думаешь, что у вас тут есть шансы? Помимо воды на Вратах у меня приготовлено ещё много сюрпризов.
Слуга Асмодея, вероятно даже приближенный, почуяв опасность угрожающую хозяину, встал на пути Гавриила. Это было довольно странно, если учесть, что расстояние между архангелом и архидемоном было не менее шагов двадцати.
- Ну, ну, песик. - Улыбнувшись произнес Гавриил - Ты же не хочешь этого правда? Тебе претит сама мысль о том, чтобы напасть на посланника Света. Тьма, вот твой истинный враг.
Реморализуя противника, Гавриил не жалел сил. Кажется ещё чуть чуть и он спалит ему мозги, но остановился вовремя.
- Вот взять, например, Асмодея. Он готовит какую-то злую шутку. Ты обязан его остановить. Послужи Свету.
Сделав шаг в сторону, Гавриил пропустил несущегося на него со спины демона и ударом меча рассек ему живот. Поморщившись, Вестник кивнул Асмодею.
- Ещё увидимся. - и исчез.
Михаил в это время сражался с Вельзевулом. Мимо такого Гавриил пройти никак не мог. Его заклятый враг здесь, у врат Рая. Но понимая, что не нужно мешать, любое отвлечение могло сыграть дурную шутку с Михаилом, архангел просто появился неподалеку. Тормознув бегущего в гущу схватки ангела, сказал:
- Найди Иисуса. Мне нужно с ним поговорить. - и тут же отбил атаку нападавшего демона. - Да, отстаньте вы. Не до вас.

0

9

Грохот заглушал крики боли. Вельзевул, скрестив руки на груди, мрачно взирал на то, как гибнет часть его воинства. Не самая лучшая, раз гибнет, такого было его мнение. Пусть сейчас его легионы слегка поуменьшились, это всё ещё капля в море, не стоящая внимания.
Отыскав взглядом Флеврети, Вельзевул отдал новый приказ. Ловушка, в которую попали демоны благодаря неосторожному удару Советника, навела на новые мысли, подсказав неплохую идею.
Ещё один взрыв, поближе, так Вельзевул расчистил дорогу для Михаила, спешившего к нему навстречу. Сам архидемон ровным размеренным шагом также сокращал дистанцию, обнажая наконец меч. Кто-то из ангельского войска метнулся наперерез, возможно, посчитав, что сумеет застать архидемона врасплох. Небрежное движение, тело ангела упало, рассечённое наискось надвое, оставив в воздухе лишь взметнувшиеся перья от белых крыльев.
- У меня нет хозяев,- Вельзевул вытянул руку с мечом перед собой, но не остановился и не ускорил шаг, продолжая приближаться с прежней скоростью.- Победить? Я здесь лишь ради пары чьих-то крылышек. Надеюсь, тебе будет их не хватать.
Взмах меча Повелителя Мух породил порыв шквального ветра, разметавшего тех, кто находился достаточно близко. Сползалась клубящаяся тьма, в глубине которой сверкали молнии. Созвучно замыслу Вельзевула набирали оборот силы Асмодея. Огненные смерчи Повелитель Мух оценил, добавляя к ним свои.
- Немного Ада на Небесах, неужели тебе не нравится это, Михаил?
Невероятно быстрый бросок вперёд, Вельзевул обрушил удар своего меча, также пылавшего огнём, однако более зловещего багрового цвета. Вполне ожидаемо архангел парировал, отбрасывая Вельзевула. Тот атаковал снова, не давая передышки, также помня о том, как быстро демоны теряют силы в подобной близости от Рая и того, кто раньше был Отцом и им.
Большой проблемой было то, что они с Асмодеем лишь вдвоём здесь. Возможно, приди все адские легионы на Небеса, исход боя можно было бы предрешить в иную сторону. Вельзевул отбил удар Михаила, одновременно пытаясь оградиться стеной огня, сам же, улучив возможность, связался с Велиалом, единственным, кто всегда с охотой отзывался на зов.
"Где бы ты не шлялся, предлагаю возможность пощипать пёрышки действительно крупной птичке. Михаил, Рафаил, Гавриил, и это только начало. Отправляйся к Вратам Рая, здесь поистине огненная вечеринка."
Вот и приглашение. Вельзевул чуть было не пропустил новую атаку Михаила, парировав мечом, он на миг замер - Михаил был совсем близко, это шанс, возможность... Вельзевул пнул архангела, жалея, что особой боли этот удар тому не принесёт.
"Люцифер!" воззвал он к ещё одному брату, надеясь, что "Светоносный" также не упустит шанса.
Краем глаза он уловил появление Гавриила. Это могло усложнить задачу, если тот решит помочь Михаилу. Следовало быстрее вводить в действие план, дабы отвлечь Вестника. Ещё один зов, на этот раз уже к Асмодею. Вельзевул не считал зазорным посоветоваться, поумерив гордыню и уверенность в собственном превосходстве, впрочем, уверенность при этом никуда не исчезала. Быстро вводя брата в курс дела, обрисовывая настолько сжато, как только можно было, он объяснил, чем планировал  ответить противнику.
- Вы просто свора безумных берсерков. - Михаил поморщился, отбивая удар сбоку. Глупо, очень глупо было обычному демону нарываться на архангела, тем более одарённого благодатью Отца. Возможно, не будь тут Вельзевула, архистратиг с радостью подкосил бы ряды адского войска, но сейчас растрачивать силы на них не хотелось Это был бесценный шанс сразить Вельзевула, и Михаил не собирался его терять. - Одержимые кровью, вы не понимаете, что сами подпиливаете ножки стула, на котором сидите. Вы поставили крест на своей жизни, предав Отца. Теперь вы не живёте, нет, вы просто существуете.
Хаос, который демоны устроили в Райской обители ужасал, но был вполне предотвратим. Пока Врата стояли, пока легионы Рая успевали удерживать всё наступающих тёмных, ситуация была под контролем.
- Это лишь детские игры, и ты сам понимаешь это, Вельзевул. Вы никогда не прорвётесь за Врата.
Более времени на дискуссию не оставалось, Повелитель Мух нападал, как всегда делая акцент на силу. Оставалось лишь парировать, ловко уворачиваясь и отражая удары. Михаилу нужно было подумать, оттеснить Вельзевула как можно дальше от врат, отделить его от его армии, увлечённой кровопролитием, и вот тогда...
«Вы затеяли вечеринку без меня?» - Белиал специально лениво растягивал слова, хотя Вельзевул прекрасно слышал, как выскользнул меч брата из ножен. - «Когда нибудь, я обижусь на вас и не загляну на огонёк.»
Конечно же, такое мероприятие архидемон пропустить не мог. Прошло несколько секунд, за которые Вельзевул чуть не лишился головы, и Белиал уже появился за спиной Михаила, который, размахивая своей «огненной зубочисткой», нёсся на Вельзевула, желая взять его том, в чём брату не было равных — силой. Впрочем, лишение Повелителя Мух головы пока что не входило в планы изобретателя всех злых дел, поэтому он поспешил помочь брату, вместо него отражая удар архангела.
Люцифер, к тому времени удостоивший своим вниманием сие скопление народа, мало интересовался происходящей битвой. Удары Рафаила казались «светоносному» какой-то детской игрой, он отражал их не глядя, будто бы желая таким образом показать архангелу своё пренебрежение, но на самом деле его мысли до сих пор были там, на земле и, бесспорно, эта неосмотрительность могла сыграть с падшим злую шутку.
- Он весь твой,- Вельзевул в достаточной мере чтил рыцарский кодекс. пользуясь им в незапамятные времена от и до, однако сейчас не считал необходимым вопить: "Он мой, не лезь!" Предоставив Михаила Белиалу, Вельзевул обернулся к наблюдавшему за поединком Гавриилу. В том, что это именно сам Гавриил, Вельзевул не сомневался,  достаточно было помнить то, что говорил Асмодей, и убедиться по ментальной связи. Не давая тому опомниться, он стремительно бросился в атаку, однако на этот раз не устраивая цирка. Позади Гавриила открылся портал, созданный Флеврети, туда Вельзевул и влетел вместе с архангелом, мгновенно перемещаясь в ад. Кувыркнувшись через голову, Вельзевул отскочил от Гавриила,  увеличивая рассточние между. Вокруг архангела сразу вспыхнуло пламя, это горело священное масло, загодя разлитое демонами специально для торжественной встречи дорогих гостей.
Повелитель Мух распрямился. Святая вода для демонов, масло для ангелов. Именно об этом он говорил с Асмодеем и другими архидемонами.
- Я предпочёл бы Михаила, но так тоже неплохо.- Вельзевул опустил меч, не убирая однако совсем.

0

10

Асмодей неспешно обернулся на речи Гавриила, смерив его пристальным взглядом. Судя по всему, Вестник не собирался нападать, что сейчас было даже к лучшему, не приходилось отвлекаться от плетения сложного заклинания.
- Тебя это должно радовать, разве нет? – усмехнулся архидемон, открыто взглянув в глаза своего противника. Он не прочь был отомстить белокрылому за внеплановую прогулку на Небеса, но здесь и сейчас были задачи поважнее, например, изничтожить ангельское войско.
- Неужели ты думаешь, что я поведаю тебе о своих мыслях, братик? – последнее слово было окрашено таким сарказмом, что больше походило на ругательство. – Да и с каких пор тебя это стало волновать? Лучше скажи, как тебе наш пламенный подарочек? – он кивнул в сторону все набиравших силу огненных смерчей, к которым присоединились уже творения Вельзевула, придавая окружающему пространству сходство с адским ландшафтом.
А вот что его помощник рискнет закрыть собой своего босса, стало неприятной неожиданностью. Это было как минимум странно, учитывая, что у демона не было ни единого шанса против архангела. По факту – самоубийство, что совершенно не в характере жителей Преисподней. В любом случае, было бы просто глупо убивать своего слугу, не разобравшись во всем досконально. Потому вместо того, чтобы снести голову попавшего под действие чар Гавриила Сахра, Асмодей оглушил его и надежно связанным отправил прямым порталом в Ад.
- Несомненно, - не без злорадства ответил архидемон вслед удалявшемуся Ангелу Смерти.
Искушение ударить в спину было велико, но его отвлек зов Вельзевула. Может, Воланд и подозревал его в чем-то, но касательно расправы над ангелами он был одним из лучших. Вот и сейчас предложение прокатить Гавриила до Ада безумно рассмешило Асмодея, ибо сам он уже озвучивал приглашение на огонек.
«Будь аккуратней, этот засранец любит делать свои копии», - предупредил беловолосый, когда основная часть планов была спешно утрясена. – «Однако они не могут быть наделены благодатью в той же мере, что и оригинал. Лови образ, уверен, ты разберешься».
Архидемону пришлось несколько изменить свои планы, но оно того стоило. Пока он пробирался в самую гущу боя, времени хватило как раз на то, чтобы перенаправить уже готовое, но еще не спущенное с ментального поводка заклинание, раздать приказы своим войскам и предупредить других братьев о том, что стоит прикрыть свои войска от грядущего массового удара. А вообще, уже действительно пора было уводить легионы отсюда. Удачно, что Белиал связал боем с собой Архистратига, вот с ним драться как-то совершенно не хотелось хотя бы потому, что большая часть сил уже была пущена в совершенно иное русло.
- Счастливо оставаться! – он помахал Михаилу рукой прежде, чем скрыться в портале следом за Вельзевулом и Гавриилом.

<далее - Ад>

Повинуясь магии Асмодея, портал схлопнулся сразу после того, как он отпустил заклинание инферно – прощальный подарок пернатым. Волна пламени затопила поле боя, окончательно превратив пейзаж перед вратами Рая в филиал Ада. Оно пришлось очень кстати, не только сжигая все на своем пути, но и разрывая пространственные связи, которые какое-то время так или иначе остаются после порталов. Последним усилием беловолосый возвел защитный купол там, где уже вовсю пылало священное масло. Асмодею не особо хотелось, чтобы разгневанные архангелы нашли своего братца, да и демоны могли слишком некстати заглянуть на эту вечеринку. Он несколько устало, но удовлетворенно улыбнулся, взирая на результат совместных усилий:
- Добро пожаловать, - архидемон шутливо шаркнул ножкой и не удержался от смешка. Все же, ситуация казалась ему невероятно комичной.

0

11

<Ад>

Все произошло слишком быстро. Гавриил, помешанный на конспирации и замечающий все, что происходит вокруг, допустил оплошность, завидев, как на него несется Вельзевул. Тот, как, собственно и всегда, являлся катализатором ярости архангела. Вестник и сам не мог объяснить, почему не его терпит. Поэтому, когда тот стал приближаться, Гавриил перестал замечать, что твориться вокруг. Будь на месте Вельзевула другой архидемон, архангел применил бы какой-нибудь свой классический трюк и уж тем более не пропустил возникновение портала за его спиной. Все что он успел сделать, это выставить вперед изумрудный меч...

Полет...

- Добро пожаловать - Вельзевул был явно в хорошем настроении. В противном случае не стал бы пренебрегать, пусть и царапиной, оставленной мечом Гавриила на бедре. Видимо в момент столкновения оружие задело архидемона.
Сам же Гавриил огляделся. Судя по всему его переместили в Ад. Мало того, вокруг того места, где он стоял, разлили священное масло и теперь оно ярко горело, вызвав у Вестника мимолетную улыбку.
"Глупые, какие же Вы глупые"
Чувствуя, что силы начинают его покидать, Вестник просчитывал варианты. А таковых было два. Либо выбираться отсюда, либо потрепать мозги всем присутствующим и в итоге погибнуть. Естественно, Гавриил выбрал первый вариант. Тем более демоны проявили изрядную долю глупости ограждая его священным маслом.
- Знаете. Вспомнилась цитата из одной песни. - встав с колен сказал Гавриил  - "Oh Lord, heaven knows, we belong way down below!"(1). Ребят, вы правда думаете, что удержите меня здесь? Этот огонь меня не удержит!
И у удивлению всех присутствующих... перешагнул через горящую линию. Силы уходили и время шло на минуты, но так долго Вестник здесь находиться не собирался. Если бы его переместили сюда с Земли, скорее всего он был бы уже пуст, но перемещение было из Рая, где он был переполнен. От стандартного применения дубликатов в 12 персон пришлось отказаться, такой роскоши он позволить себе не мог. Поэтому сотворил только два и все дернулись в разные стороны по направлению к контуру сферы. Архидемоны набирались сил после посещения Рая, вероятно это и была причина заторможенной реакции. А может просто были ошарашены тем, что Гавриил без труда преодолел линию огня. А в чем была причина? Да, все просто. Священное масло, как и все, что содержит в себе Свет, потеряло свои свойства в Аду, став обычным продуктом горения. Этого, видимо, демоны не учли. А значит, кому-то из низших будет не сладко в ближайшее время.
Мгновение и Гавриил покидает защитный контур сферы. Подмывало сказать, что-нибудь на прощание, но в такой ситуации это была непозволительная роскошь. Однако, подумав, что поступает не очень хорошо, покидая такую "теплую" компанию, мысленно добавил:
-"Don't bless me, Father, for I have sinned"(2)
И исчез в вспышке, унося с собой на Небеса кровь Вельзевула на изумрудном клинке. Она ему явно пригодится.

<далее - Небесная цитадель>

- Невероятно.
Гавриил прислонился к стене чувствуя головокружение. Посещение Ада вымотало его. Слинять, а не дразнить, оказалось правильным решением.
"Михаил, со мной все в порядке, не штурмуйте Ад" - Гавриил мысленно обратился к брату, так как понимал, что главный Воин Рая однозначно отправит кого-то вызволять Вестника.
Силы потихоньку вливались в архангела, но не так быстро, как хотелось бы. Дубликаты и портал иссушили его практически полностью. Радовало, что творениям Тьмы сюда путь заказан.
Гавриил слышал, как кричали демоны. Лишившись поддержки двух архидемонов армия Сатаны сдавала позиции. Асмодей и Вельзевул в Аду.
- Отец, я знаю, что ты слышишь меня. - Вестник задумался. А что он собственно хочет сказать Отцу? - Яви свою благодать. Не дай исчадиям Ада убивать детей твоих...
Встав, Гавриил подошел к купели и окунул туда голову. Святая вода взбодрила.
"Иисус, Метатрон... Вы нужны. Не оставайтесь в стороне".
Гавриил сел на диван и закрыл глаза. Сейчас ему нужен был отдых. А потом он присоединится к братьям.
_________
1. Бог мой, только небеса знают, как низко мы пали!
2. Не благословляйте меня, Отец, ибо я согрешил...

0

12

<Ад>

Тем временем Флеврети продолжал вести войска, исполняя оставленные Вельзевулом приказы. Уход Повелителя Мух сказался на самом действе, однако не столь сильно, как могло показаться непосвящённому.
Прежде всего огненные смерчи, что были приведены в действие архидемонами,  и успели нанести не малый урон ангельскому войску. Тем, что находились в первых рядах, не повезло, они были уничтожены полностью, чем и воспользовались легионы Вельзевула, занимавшие позиции в авангарде. Устремившись в брешь, оставленную широкой огненной полосой, демоны разили противника мечами. Их прикрывали лучники и арбалетчики, посылая непрерывно в ангельское воинство стрелы.
Здесь, однако, противник успел опомниться и перегруппироваться. Выставив заслоны, ангелы сумели закрыться от навесного обстрела, и уже сами перешли в наступление. Успешно, поскольку сумели не только сдержать легионы, но и отбросить от Врат Рая.
Флеврети не стал дожидаться, пока вверенные ему легионы окончательно ослабнут от опасной близости с Небесами. Оценив ущерб по докладам военачальников, он решил снова бить огнём.
Переданное Вельзевулом указание уже исполнили, доставив с большими предосторожностями священное масло, однако до поры оно было сокрыто, лишь заготовлено в виде ловушек.
Дав приказ немедленно отступать (этот же приказ был передан ранее, предупреждая легионы быть наготове и освободить пространство не мешкая), Флеврети активировал ловушки. Над ангельскими воинствами уже клубились зловещего вида тучи, переливаясь багрово-алыми сполохами, вспышками. Разрастаясь с огромной скоростью, эти тучи протягивались всё дальше и дальше, к Вратам. Будь у демонов немного больше времени и сил, охваченная площадь была бы намного больше, так же удалось накрыть чуть более трети. Из туч сильным ливнем хлынуло священное масло, тут же обращаясь огненным дождём, однако не теряя при этом способности уничтожать. Ангелы вспыхивали живыми факелами и за считанные секунды полностью сгорали дотла.
Флеврети знал, что полной победы ему не видать. Попытка развить успех не имела реальных шансов, однако отступать пока демоны не спешили, ожидая возвращения своих предводителей.

<далее - Небесная цитадель>

Вельзевул криво усмехнулся, глядя туда, где мгновением раньше стоял Гавриил.  Вестник оказался ещё хитрее, чем он думал, сумев найти лазейку. Однако восторгаться способностями врага он не стал.
- Асмодей, уничтожая порталы, ты случайно не оставил для нас короткого пути обратно?
В любом случае, ведь не предаваться же им теперь унынию и злости, когда война всё ещё не закончена.
Досадливо дёрнув ладонью, Вельзевул задел бедро и оставленную на нём мечом Гавриила царапину. Снова усмехнулся, на этот раз откровенно насмешливо. Он не простой человечишка, разумеется, таким пустяком его не вывести из строя. Более того, его кровь также отличается от обычной человеческой и подчинялась хозяину. Изумрудный клинок Гавриила уже был девственно чист, на его лезвии не было и мельчайшей капельки крови Повелителя Мух, далеко унести добычу не удалось. Стоило бы архангелу понимать разницу между одним из сильнейших архидемонов и кем-нибудь из низших чертей.
Не теряя ни одного мгновения, архидемоны уже покидали Ад, возвращаясь обратно к своим войскам.
Вернувшись, Вельзевул уже чувствовал, что потерял часть сил. Мысленно связавшись с Флеврети, он получил подробный доклад. Потери Небес его радовали, тем более, что сам Отец пока не спешил вмешиваться, как тогда, ввергая оступившихся детей своих в Бездну. Вельзевул сосредоточивался, отыскивая других братьев. Аваддона всё также не было, и это наводило на размышление. Сатана совершил огромную ошибку, лишив их одного из лучших воинов и его легионов.

0

13

<Ад>

Что и говорить, досадно, безумно досадно упускать птичку, казалось бы, так удачно затянутую в Ад. Пожалуй, лишь лик Вельзевула, который на миг вышел из-под его контроля, был откупом для затраченных сил. Гавриил же, по его мнению, отделался лишь легким испугом, да и тот был больше фигурой речи, чем реальным эффектом. Сам Асмодей, как и прежде, скромно наблюдал со стороны, все запоминая и анализируя. Когда же Повелитель Мух обернулся к нему с вопросом относительно порталов, архидемон лишь шутливо пожал плечами:
- Конечно, - изящным взмахом руки он обнажил скрытый до этого мерцающий провал портала.
Жестов можно было бы и избежать, ограничившись лишь мыслеформой, но блондин уже слишком вжился в свою роль, чтобы отказывать себе в маленькой театральщине.
Не мешало б еще проверить, как там дела у Обайфо, поинтересоваться, что за задание придумал для них Князь, но пока это было проблематично осуществить. На время битвы можно не беспокоиться о том, чем занят его брат, но не стоило оставлять без присмотра свои легионы. Сейчас его отсутствие будет слишком заметно, слишком подозрительно.
- Не переживай, Вельзи …вул, - он похлопал рукой по плечу брата, прикидывая, насколько сейчас его шутовство может взбесить Вельзевула, - по его улице еще проедет катафалк. А пока нас ждут - не дождутся перышки. Кстати, я придумал, как сохранить их белыми. Тебе надрать букетик?

<далее - Небесная цитадель>

С этими словами он азартно подмигнул и первым шагнул в портал, который сразу же схлопнулся за их спинами. Они оказались в центре группировки войск демона похоти, что успели перестроиться так, как он им приказал. С этой позиции было более чем удобно ударить по флангам, а с противоположной стороны должен был двинуться им навстречу точно такой же клин. За время короткого путешествия в Ад на поле боя взамен погибшим ангелам успели высыпать новые, некоторые из которых обезумели настолько, что бросались на архидемонов. Не могло не радовать также то, что огненные смерчи продолжали создавать хаос на поле боя.
- Прекрасно, - промурлыкал Асмодей и неспешно обнажил меч. От чего-то именно сейчас ему остро захотелось собственноручно пущенной крови. На его лике расплылась жестокая ухмылка. На задвокрах сознания остались мысли о том, что надо сделать помимо этого что-то еще. Они не были полностью забыты, но оказались изрядно подвинуты предвкушением боя.
«Вперед!» - демоны только и ждали приказа, с жадностью вновь врываясь в ряды противника. И кому было дело до еще двух мелких отрядов, что пошли совершенно иным путем?

0

14

Хаос царил у Райский врат. Ангелы держали оборону, не подпуская тёмные войска ближе, и, наоборот, оттесняя их с каждой минутой битвы. Новые легионы не прибывали, и это добавляло уверенности войску Рая, которые, казалось, становились всё сильнее с каждым павшим демоном.
«И никто не задумывался сейчас о том, что эти святые земли должны быть орошены лишь прозрачно-чистой водой, а не реками крови; осыпать эти поля должны были прекраснейшие цветы, сотворённые Отцом, а не горы трупов наших противников и ангелов, детей Божих. Это всё так не правильно...»
Иисус, наблюдавший за битвой, метался по залу советов, понимая, что без глаза Отца он ничем не может помочь архангелам и ангелам, оборонявшим врата Рая. Сын Божий отдавал все свои силы и всё могущество своё воинам, без устали шепча молитвы и умоляя Отца о помощи, но мысли его постоянно отвлекались на происходящее за Вратами, и сердце Иисуса начинало кровоточить, а глаза его наполнялись слезами. Он волновался за каждого из светоносных, все они были ему братьями и сёстрами, но не из-за этого сейчас так переживал он. Он видел злобу в глазах ангелов, злобу, коей там быть не должно было никогда и ни за что. И сейчас, в пылу битвы, Иисус вдруг понял, почему именно Отец замолчал, и практически не отзывался на зов детей своих уже столько веков.
«Мы сошли с его пути. О грешные!»
Сын Божий упал на колени и, закрыв лицо руками, начал молиться вслух, пытаясь дозваться, докричаться до Отца, умоляя его о помощи. Он больше не мог видеть, как умирают ангелы, и хотя разум его понимал, что это Отец так наказывает их так за ярость, сердце Сына Божьего не желало это принимать. Он звал и просил, не заметив даже появления Гавриила. И его мольбы не остались неуслышанными — отозвался Метатрон. Отец согласен был говорить, у него не было сил молчать более. Он собирался вмешаться.
Тем временем битва у Врат достигала своего апогея. Войска Сариила присоединились к братьям, повышая и без того высокие шансы Рая на победу. Подкрепление подняло боевой дух Рая, а весточка о том, что Иисус сумел воззвать к Отцу, ласточкой облетевшая всех ангелов подарила им второе дыхание. Радостный клич — и с новой силой белокрылые схватились за оружие, уничтожая своих главных противников. Они не заслуживали прощения. Они не заслуживали милосердия. Они заслуживали лишь смерти.
Яркая вспышка света на миг ослепила всех присутствующих, и мощная волна энергии Света отметнула демонов как можно дальше от Райский Врат, позволяя ангелам занять более выгодные позиции и перегруппироваться. Отец показывал, что он не забыл о своих детях, но пока что не желал вмешиваться существенно. Он ждал своего противника. Ждал, когда тот посмеет принять его вызов.
И Воланд вместе с Аваддоном и их легионами явился в Рай.

0

15

Какая ирония случая – оказаться, наконец, на поле брани, здесь, в Раю, именно благодаря Создателю!.. Ведь не случись этого Его вмешательства в ход войны – и ожидаемого, и внезапного, - как знать, сколь скоро Сатана отдал бы желанный приказ Аваддону выступить со своими легионами к Небесным Вратам.
Рай. Воспарив сюда с несущим лишь смерть оружием в руках и неисчислимыми легионами за спиной, за своими широко распахнутыми крыльями, легионами, жаждущими боя, ненасытно жадными до мучительной, унизительной гибели противника, лучше бы уж вычеркнуть из памяти все воспоминания о Небесах прежних, Небесах неописуемо, незыблемо прекрасных, о Небесах, когда-то не ведавших войны. Но бывший архангел, ранее Мюриэль, никак не мог отринуть от себя, отдать на съедение прожорливому забвению хранившиеся в сознании давешние образы, высеченные в сути его естества еще задолго до падения. И его глаза, затянутые обсидиановой, смолянисто-черной тьмой с отблесками кроваво-красного пламени, теперь взирающие на развороченный Рай - со всей своей мертвенно-хладной страстью к разрушению и неутолимым голодом Бездны, - смутно грезили никогда не видеть того, что натворили здесь братья и того, что еще сделает он сам. Сей проступивший миг, неуловимо краткий, но успевший затронуть в точном своем ударе сердце ныне архидемона застарелой глубинной тоской и незыблемой печалью, был бескомпромиссно, стремительно стерт во прах и оставлен за гранями дум, где теснился сейчас облеченный в некую тянущую незавершенность уединенный диалог с Воландом. Сама война верной, страстной и ревнивой любовницей вырывала, отлучала от всего и вся, требуя к себе абсолютного внимания, и Аваддон желал это внимание ей уделить, желал любить войну – самозабвенно и слепо, - как и всегда.
Яростная, походившая на взрыв сотен тысяч сверхновых звезд, вспышка света Творца точно волевой, могучей дланью разом отшвырнула адские легионы от Врат Рая. Аваддону тогда далось ощутить это не только в долетевших отголосках, но и прочувствовать через прочную ментальную связь с братьями. И вот, на свершившееся участие Отца ответом должно стать явление самого Владыки Ада. Воланд и Аваддон вместе устремились на Небо, но архидемон понимал, Дьявола ждет своя, особенная битва.
Быть может, минуло не более одного опасно застывшего в божественном сиянии мгновения, прежде чем огромные, чернее черного, крылья Ангела Бездны тяжелой тенью холодного мрака накрыли на подступе Небеса. Далее последовало еще одно мгновение, предельно натянутое крайней степенью напряжения, вобравшего последнюю каплю ожидания и готовность ко всему. А потом пространство-время вдруг резко надломилось и весь осязаемый рубеж, болезненно содрогнувшийся в протяжном запредельном вое, скрежете и стонах, разодрала ледяная тьма, со стихийной мощью хлынувшая из разверзшейся без краев пасти Бездны, сметая, затопляя собой встающий на пути свет.  И следом за неудержимыми потоками эманаций Бездны ринулись легионы Аваддона, прикрываясь ею как щитом.
«Obliviscaris Lucem ingrediens in Tenebrarum»*, - разразилось сознание, и ненасытная Бездна эхом вторила тем словам, не произнесенным, но коснувшимся, пробравшим всех.
Благодаря связующей ментальной нити, способной при открытости сторон давать возможность проникать в сознание братьев, Советник уже имел вполне достаточное представление о развитии событий в этом сражении. Умно созданные Асмодеем огненные смерчи в своей цепной реакции продолжали подпитывать Тёмное Воинство, хоть как-то отвращая неминуемое угасание сил. Аваддон оценил по достоинству эту идею брата, но после вмешательства Творца, раскидавшего своим светом легионы Ада, вскоре вообще могло статься так, что поддерживать мощь будет просто-напросто не для кого, если промешкать с разрешением этого возникшего прискорбного расклада. Требовалось немедля перестроиться и вернуть себе хотя бы часть до того успешно занятых позиций.
Менее всего волной божественного света оказались затронуты войска Велиала, находившиеся от Врат Рая далее прочих, в тылу. Аваддон разбил свои легионы на четыре фронта. Прежде он укрепил тыл. Далее требовалась поддержка левому и правому флангам, выстроенным Асмодеем, но теперь ощутимо потесненным, и принявшим на себя отброшенные войска Вельзевула, ранее занимавшие передовую линию, - собственно, это смягчило удар для армии Люцифера (в чем Аваддон не преминул разглядеть очередную своеобразную иронию), стоявшей за ним. Разумеется, в следующем шаге следовало без каких-либо промедлений основательно заняться флангами, но с учетом бытующей расстановки присутствовала острая необходимость в отвлекающем маневре, в противном случае, выстроить затем прочную оборону не далось бы возможным.
Легионы Аваддона, во главе с самим Повелителем раздоров и войн, стремительно ринулись вперед, до последнего не давая шанса просчитать, путая вражеские войска своей хаотичностью, отсутствием боевого построения под прикрывающей их Бездной, хотя Советником уже был спланирован ход в три такта. Свирепая армада демонов в последнем моменте раскинулась на три фронта. Левая и правая линии заслонили собой пошатнувшийся строй флангов Асмодея и оттесненных к ним войск Вельзевула, в этом первом этапе предотвращая нависший явной угрозой окончательный их разгром; все выглядело уходом в глубокую оборону. Сам Аваддон шел клином в центровой линии, намекая противнику на контратаку, что только подтвердилось подхватившими этот фронт легионами Люцифера, – второй этап, за который войска Асмодея и Вельзевула успели перестроиться под защитой флангов Аваддона. Вытянув атакующий строй в центральном фронте до состоявшейся полной готовности противника эту атаку отражать, соединенные армии Аваддона и Люцифера резко разошлись, «вывернув» свой клин и тем поместив Воинство Небесное меж сторон выстроенного острого угла, - третий этап, в коем перегруппированные легионы Асмодея и Вельзевула большей частью вышли из обороны и примкнули захлопнуть созданную в обманном маневре ловушку. Периферия же общего театра военных действий утвердилась надежно прочным, но в то же время динамичным тылом (легионы Велиала и первый фронт Аваддона), и способными на стойкую оборону флангами (частично легионы Асмодея и Вельзевула, а так же второй, третий фронт Аваддона).
С переходом в действие третьего этапа стратегического плана, необходимости в непосредственно прямом командовании легионам более не присутствовало, приказы были отданы, и дело оставалось за военной прытью генералов и самих войск, а это, в свою очередь, предоставляло Аваддону возможность раздать свои личные долги. Или...
Глаза Ангела Бездны быстро отыскали в царящем кровавом мареве гремящего сражения Люцифера. До вспышки божественного света, накрывшей Воинство Ада, Падший находился в компании Рафаила и какого-то совсем уж обезумевшего ангела, впрочем, обретшего скорую смерть от его меча. Аваддон не сомневался, Люциферу по силам и с архангелом справится без особых проблем, но суть была не в том. Как же хотелось вновь оказаться на поле боя плечом к плечу со старшим братом!.. Да, они обговаривали по ментальной связи этот маневр с наступлением, но ведь совсем иное – именно находиться рядом с ним. Но нет. Не на сей раз. Сейчас к Асмодею или сразу к Вельзевулу, как задумано, и тоже на поиски противника себе под стать. А пока можно было и дальше поить клинки кровью прочих ангелов, к своей неотвратимой гибели подворачивающихся под руку на пути.
______
* Забудь про Свет, во Тьму входя (латинское).

0

16

Сатана~

«Сегодня самый лучший день. Пусть адские знамёна развиваются над легионами, пусть реки крови прольются на земли Эдема!»
Это был, определённо, лучший день. Шутливое нападение, которое должно было стать лишь аперитивом, лёгкой закуской, призванной раззадорить воинов и показать всю серьёзность позиции Ада превратилось в настоящую бойню. И, чёрт подери, Воланду это нравилось. Будь его воля, он переиграл бы события, и сам ринулся помогать своим войскам, чего ранее практически никогда не делал, но в этот раз карта легла по другому.
Окинув критический взглядом поле брани, Воланд лишь хмыкнул. Упрекнуть своих военачальников и советников ему было не в чем, они выбрали лучшую тактику при сложившихся обстоятельствах, но неожиданное вмешательство Отца разрушило все их планы. Быстрая перегруппировка, и вот войска Аваддона принимают на себя новый удар, будучи полны сил и жажды крови. Обернувшись к Асмодею и Люциферу, которые были ближе всех к нему, Воланд отдал короткий, но предельно ясный приказ:
-Перестаньте заниматься этим мелкими сошками! Отдайте полномочия своим помощникам, и займитесь архангелами.
Штурмовать Рай без плана, подготовки и ожидания подходящего момента? Глупо, безрассудно, безумно, но даже это было им на руку. Заведующие хаосом и безумием, войной и болью, разве демоны не смогут совладать с ними?
«Вряд ли мы выйдем победителями из этой схватки, но нам удастся лишить многих крыльев в этот день.»
А мысленный зов становился всё настойчивее. Он желал видеть Воланда, Он был готов к схватке, но Дьявол медлил. Их битва могла закончиться за несколько мгновения, и войска даже не заметят отсутствия Тёмного Князя, а может быть это затянется на года. Надеяться на авось хотелось меньше всего, поэтому одним мысленным призывом он воззвал к легионам демонов-обманщиков. Воинов Ада на поле брани становилось всё больше, но их управляющему, Вигану, было запрещено покидать Ад. Сейчас для сына Владыки Тьмы было припасено не менее важное задание.
«Виган, не смей покидать наш мир. Это приказ.»
Легионы Вигана были отправлены под начало Люцифера, а Дьявол, наконец удовлетворившись расстановкой сил, покинул свою оболочку, отправившись к Нему. Покинув этот мир, Воланд сделал последний подарок своим легионам в виде мощной вспышки маги Тьмы. Вся та сила, которая накапливалась всё это время в его оболочке вырвалась наружу, мощной магической волной наполняя силами ослабевающие в Раю войска, которые первыми появились здесь, и обжигая Ангелов, ликующих из-за появления Отца.

→ off

0

17

Плох тот полководец, что бросается в бой наравне с обычными солдатами. Кто сказал это, Вельзевул не помнил, да и не так важно знание чьего-то имени.
Подняв сжатую в кулаке руку, Повелитель мух отыскал взглядом Флеврети. Тот выжидательно обернулся к господину, ожидая знака. В данную минуту демоны меняли построение, готовясь к новому манёвру. Удар Небесного воинства был весьма ощутим, потери легионы несли неисчислимые.
Ярчайшей вспышкой ощутилось появление на Небесах Сатаны. Вельзевул на миг замер, удостоверяясь, что не был обманут. Но нет, сам Повелитель Ада вместе с Ангелом Бездны подоспели к завершению одной из величайших битв, и теперь исход её становился ещё неопределённей и интересней в глазах Вельзевула.
С учётом появления новых сил менялась и расстановка. Мгновенная связь между братьями обеспечивала возможность составления нового плана. Перегруппировавшись, демоны снова нанесли удар по ангельскому воинству. Не ожидавшие подкрепления врагам, те в первые мгновения отвечали не столь слаженно.
Предоставив командование Флеврети, Вельзевул решил исполнить первоначальный замысел по устранению главнейших врагов - бывших собратьев-архангелов. Ненависть в Повелителе мух кипела с каждым мигом всё сильнее. Ненависть... и ревность. Старое забытое чувство обездоленности, лишения самого важного, что составляло некогда их суть. Этими мыслями он никогда и ни с кем не делился, хотя видел отголоски схожих чувств во взглядах Падших братьев.
Кипела битва, взрывая пространство криками и лязганьем клинков. Белоснежные перья грязными комками падали к ногам сражавшихся. Слышался далёкий трубный звук, но весть о победе он ныне не нёс. Демоны всё ещё не проиграли, и мстили, убивая каждого из ангелов, до которого могли дотянуться теперь.
Напряжение нарастало, и Вельзевул осознал, что же послужило причиной. Воланд, о котором он не забывал ни на минуту с того самого мига, как тот ступил на Небеса, сумел таки сделать нечто, поразившее его, жаждавшего свержения нынешнего своего повелителя.
Это было похоже на внезапно начавшуюся бурю. И каждый, кто находился ныне здесь, мог в полной мере ощутить, насколько могущественен был Владыка Ада. Истинная Тьма обрушилась на Рай, поглощая тех, кто оказывался рядом, наполняя Силой демонов и обращая в бегство ближайших ангелов. Словно взрывная волна, прошла она по Небесам, сотрясая их, однако лишь ненадолго.
Вельзевул слышал ликующие крики демонов, с удвоенной энергией бросавшихся в бой. Тьма более не застила взора, но сам Повелитель мух всё не мог отыскать того, кто дал сейчас им столь ценный дар. Вот он встретился взглядом с Аваддоном, находившимся совсем рядом.
"Его нет... Сатана лишился оболочки. Невозможно... И всё же, я не чувствую его. Это мой шанс?"
Однако в рядах ангелов уже исчезала паника, они не позволили страху перед Тьмой взять верх. Архангелы наводили порядок, снова пытаясь оттеснить противника от Рая. Вельзевул хмыкнул, обнажая объятый пламенем клинок. Совсем рядом он увидел Варахиила и этому врагу он уйти не позволит как Гавриилу.
- Варахиил! - крикнул он, бросаясь в бой.
Архангел Божиих благословений обернулся, его лицо исказилось от гнева при виде того, кого он считал предателем, не заслуживающим милости и прощения Отца. Клинки встретились, высекая ярчайшие искры. Противники отступили и снова бросились в бой, нанося яростные рубящие удары, парируя и пытаясь пробить защиту. Наступая, Варахиил какое-то время теснил Повелителя мух, однако тот не беспокоился, присматриваясь к врагу и пытаясь углядеть слабое место в его обороне.
Возможно, в иные времена Вельзевул счёл бы недостойным напасть вдвоём на одного, однако то минуло уже давно. Архидемон быстрым кивком дал понять брату, что не будет против если тот вмешается. Не ожидавший предательского нападения, Варахиил пытался блокировать, но безуспешно. Меч Вельзевула прошёлся по ногам архангела, следующим ударом Аваддон убил его, пронзив клинком грудь.
- Не вижу смысла торчать здесь и далее, - лишёным каких-либо эмоций голосом сказал Вельзевул, опуская меч. - С тем, что есть, справятся и генералы. Свой "букет" крылышек мы остригли, правда, вручать его более некому. Предлагаю вернуться в Ад, нужно узнать, что творится там.
Открылся портал, Вельзевул коротко глянул на Аваддона. Где-то дальше были остальные братья, им он мысленно передал то же самое.

→ Ми Хааш

0

18

Сколько прошло времени Гавриил не знал. Однако силы возвращались и уже сейчас он чувствовал себя просто замечательно. Ощущение света, наполнявшего каждую его клеточку, вызывало восторг. Архангел встал с пола в Зале Советов, где он все это время и находился и посмотрел в окно. Внутри все ликовало. Не так давно Отец дал понять силам Света, что он про них не забыл и силам Тьмы, что им тут ловить нечего. Легко, словно пушинки оттеснил войска Ада подальше от Ворот в Рай.
- Не понимаю, на что они надеяться? На что?- это мысль уже который раз за бойню пронеслась в голове Вестника. Силы адских войск стремительно падали. Они слишком долго находились под опаляющими лучами истинного Света и даже появление Сатаны собственной персоной не улучшило их положения. Он практически сразу же исчез.
Гавриил был спокоен за Отца. Эти две силы не могли серьезно навредить друг другу. Света не может быть без Тьмы, как Тьмы без Света. Что там будет происходить, непонятно, но победителя в это схватке не будет. Подавив желание открыть портал туда, где сейчас находился Господь, уже его там Сати прихлопнет не задумываясь, Гавриил начертил пару рун в воздухе и активировал ещё одну ловушку, оставленную давным давно. Он сильно на нее не рассчитывал, потому что установлена была очень давно. Гавриил сомневался, что она вообще сработает. Сработала. Вот только эффект практический нулевой. Архидемона ее вряд ли заметили. Только самый слабые, истощенные демоны слегка прищурились.
"Ну, хоть такой результат" - подумал Гавриил и переместился, в более яркой вспышке надо сказать, чем та ловушка, на поле боя.
Прикрыв Михаила от выпада одного из демонов сказал:
- Скучал, братишка? В Аду без тебя было скучно.

0

19

Выступая против самого Люцифера, Рафаил не надеялся на победу. Вообще, он считал надежду глупым чувством, особенно в бою. Архангел предпочитал холодный расчет. И в этой схватке он рассчитывал не дать Хейлелю действовать во всю свою мощь. Все ужасы, которые вытворяли другие архидемоны не шли ни в какое сравнение с тем, что мог сотворить Иблис. Все его усмешки и ужимки показывали, с какой легкостью он превосходит своего белокрылого противника, далеко не самого слабого воина на Небесах. Впрочем, сейчас они все разбивались о стену холодного спокойствия. Рафаил не позволял себе потерять голову в жаре схватки, продолжая приковывать все внимание Люцифера лишь к себе. Параллельно он не упускал из поля зрения остальных собратьев. Он был рад и вернувшемуся в полной своей силе Михаилу, не без усилий подавил огонек беспокойства за утянутого в Ад Гавриила, проклиная в мыслях бесчестное вероломство падших. От того Целитель Небесный продолжил сражение с еще большей ожесточенностью, нанося выверенные не одним тысячелетием удары. Каким-то непостижимым способом некогда бывший первым среди ангелов всегда оказывался на долю мгновения быстрее и изворотливей.
Но вот Гавриил вернулся, сняв с разума Рафаила не малую долю обеспокоенности за свою судьбу, но тут же новая напасть заняла те крохи сознания, что не были задействованы в бою. Одна из ангелов самоотверженно бросилась в их сторону, метясь в спину Люцифера. Все случилось слишком быстро даже по их меркам. Очередным маневром Иблис случайно, а может, и совершенно продуманно оказался радом с ней так удачно, что лишь дурак не воспользовался бы моментом. Что и произошло. Архэл, не умевшая ничего забывать память архангела услужливо подсказала ему имя, упала под ноги сражавшихся и замерла навсегда. Она была похожа на прекраснейшую статую, такую хрупкую и нежную, но холодную и глупую. Никак иначе кроме как отчаянное самоубийство ее поступок было невозможно расценить.
Тем временем весть о воззвании Иисуса к Творцу облетела ряды светлого воинства, придавая силы для новых атак. Краем глаз Рафаил видел, как потухшие было взгляды, затуманенные болью от потери братьев, вновь загорались решимостью и… надеждой. На его лице вновь обозначилась холодная улыбка, а очередной удар, простейший удар наотмашь, произошел одновременно с яркой вспышкой света. Ликование и уверенность в победе охватили дух архангела, их не смогло омрачить даже явление самого Дьявола. Отец был с ними, а значит, они просто не могли проиграть. С новыми силами он обрушивал свои удары на предателя, он лишь на миг вздрогнул, когда вспышка теперь уже темной энергии объяла поле боя.
- Мы скинем вас точно так же, как и раньше, - процедил он сквозь зубы, не скрывая презрения во взгляде.

0

20

Яркая вспышка, несколько откинувшая легионы от Райских Врат нисколько не смутила демона похоти. Да, Творец проявил себя, чуть передвинув фигуры на своеобразной шахматной доске. Он дал белокрылым короткую передышку, но сам все еще не вмешивался. Кроме того, хороши бы они были, если б за столько тысячелетий противостояния не придумали хоть маломальски действенной защиты против главного оружия врага. Ради этого беловолосый самолично потратил несколько веков на просиживание в лабораториях и более чем неприятные для своих подопытных эксперименты. Короткая фраза, брошенная жестоким и злым голосом активировала поля, которые не дали свету оказаться столь губительным для демонов.
«Что же Он медлит? Почему постоянно умывает руки, если уж давно рассудил, кто прав, а кто извечно виноват?» - мысли порхали с не меньшей скоростью, чем меч. Асмодею было сложно избавиться от ощущения, что Отцу просто безумно нравится наблюдать за этой игрой точно так же, как им самим наблюдать за человеческими сражениями.
Мрачные мысли, добавлявшие этой кровавой бойне своеобразное мазохистское удовольствие, были прерваны явлением Дьявола в сопровождении Аваддона и легионов, еще не успевших вкусить дурманящий азарт битвы. Короткий разговор, и новый план действий был готов. Архидемон не удержался от очередной усмешки, сколько бы они ни интриговали, подставляя друг друга, лишая последних крох доверия, с каждым веком непрекращающихся свар ожесточаясь все больше, они все еще оставались братьями. Совет не занял много времени, они понимали друг друга, думали в одном русле, и готовы были атаковать сообща, объединившись против заклятых врагов.
Огненные смерчи, набравшие уже не малую силу, начинали мешать маневрам, но их сила более чем вовремя подпитала начавшие было терять свои силы легионы.
Напутственные слова от Воланда – и он скрывается в мощнейшей вспышке темной энергии. Возможно, какой-нибудь летописец напишет потом, что Небеса вздрогнули, и это не будет метафорой, простым преувеличением. Если свет Создателя был похож на жест, которым в жаркий полдень отгоняют надоедливых мух, то это был настоящий удар, который потряс не только демонов, но и ангелов заставил лишиться изрядной доли свойственной им спеси. За судьбу Дьявола он блондин был более, чем спокоен. Он был уверен, что Сатана непременно вернется, не уступив в этой битве Создателю.
Асмодей видел, как Аваддон вместе с Вельзевулом устремились на Варахиила, и у того уже не было шансов. Сам же он нацелился на тех, с кем когда-то стоял плечом к плечу у Его трона, прославляя Его, воспевая гимны в Его честь. От вороха воспоминаний Властитель Страсти скривился, будто хлебнул уксус вместо прекрасного вина. Шесть крыльев взметнулись вверх в своеобразном жесте приветствия белокрылому херувиму, оказавшемуся с ним лицом к лицу. Бирюзовые очи опасно сузились, подписывая приговор называвшемуся когда-то его братом.
«Жаль, что ты не смотришь на нас сейчас, Отец», - с бесшабашной веселостью подумал Асмодей. – «Тебе наверняка понравилось бы представление. Ну ничего, это еще не конец!»
Кровь херувима окропила белые одеяния архидемона, столь контрастировавшие с цветом его крыльев. На этот раз языки пламени не стали вычищать белоснежную ткань, как делали это ранее с завидной педантичностью. Он рассмеялся, наблюдая, как сереет оперение поверженного врага и двинулся далее в поисках следующего.
«Что-то я увлекся», - подумал он, когда вспомнил, что у очередного херувима не плохо бы еще и крылья отрезать, что, собственно, и проделал с последней жертвой своей ярости. Затем он сотворил останавливающий время барьер вокруг белоснежных крыльев, чтобы сохранить им первозданный цвет. Под воздействием его заклинаний, крылья уменьшились настолько, что с легкостью поместились в карман. К тому моменту Асмодей уже не заметил на поле боя Вельзевула, что не могло его обрадовать. Однако было не так много мест, куда мог бы отправиться Повелитель Мух после подобной битвы. Проверив первое, самое очевидное из своих предположений, архидемон почувствовал ауру брата в Аду.

→ Ми Хааш

0

21

Несмотря на всю браваду адского воинства они потихоньку, как сказала людская молодежь, "сливались". Сила, которой их подпитал Сатана очень быстро сошла на нет. И несмотря на то, что ангельское воинство было потрепано, демонам досталось больше. Причем видя, что из "начальство" покидает поле боя, убегая в неизвестном направлении, бойцовский тух таял вместе с силами. Асмодей, Вельзевул, а теперь и Люцифер, до этого противостоявший Рафаилу, просто убежали.
Бить оставшихся становилось все легче и легче. Самые трусливые также сбегали. Огромное желание было выставить сферу, которая не дала бы им сбежать и перебить всех по одному, но для этого потребовалось отвлечь братьев и соединить силы в молитве. Как только Люцифер скрылся, Гавриил поспешил к Рафаилу, на лице которого угадывался гнев.
- Что бы он тебе не говорил, не верь. Ты же знаешь Люцифера! Не давай чувствам взять верх. И нам нужен Уриил. Много раненых.
Битва продолжалась. Изумрудный клинок рубил демонов, а Гавриил не ощущал ничего, кроме омерзения и скуки. Ну, не для него все эти махания мечами. Никакой тонкости, никакой игры. Выжигая глаза одному из демонов, Вестник скинул его тело с Небес  на землю грешную. Пусть видят.

0

22

Люцифер продолжал ёрничать, что заставляло лишь крепче сжимать в руках меч. Словесный поток из уст падшего его волновал мало. Чего интересного он мог сказать? Разве что только и плеваться ядом, бессильно и не попадая в цель. Их внезапная атака захлебнулась, хоть и обескровила порядком обе армии. Архидемоны на славу позверствовали, но и ангельское воинство не осталось в долгу.
- Ты давно потерял право называться братом хоть кому-то из нас, - скривился архангел, нанося очередной точно выверенный удар. Он бы с радостью стер с лица предателя его улыбку. Навсегда. Но он был слишком верткий для этого. Вот и сейчас, вроде бы отвлекшись на бесчинства Асмодея, все равно смог отбить выпад, который в любом ином случае неминуемо достиг бы своей цели.
Люцифер не переходил в атаку, лишь вновь разразился потоком слов, которые могли бы задеть лишь в том случае, если их воспринимать всерьёз. Но право слово, Небесный Исцелитель не питал интереса к тому, чем будут развлекаться демоны после учиненного ими побоища. Единственное, что его интересовало – возможность искоренить эту заразу с лика сотворенного Отцом мира. И он пользовался любой возможностью, которая рано или поздно ему выпадала.
- Заглядывай, что ли! Бери пример с Гавриила, - Хейлель картинно замер перед порталом, источавшим смрад и адский жар. Рафаил видел, как окружающее пространство буквально стонет от такого противоестественного соседства. С другой стороны, это был шанс, которым было бы просто глупо не воспользоваться. В руке архангела возникло сияющее ярким светом копьё. Казалось, оно было просто сотворено из лучей чистейшей энергии. У покидавшего Небеса одним из последних падшего просто не оставалось возможности в очередной раз увернуться.
- Всенепременно, предатель! – Исцелитель со всей силы метнул копье в Люцифера, чуть прищурившись наблюдая за его полётом.
Портал захлопнулся с яркой вспышкой, и оставалось надеяться, что у падшего возникли проблемы, не совместимые с существованием, или сильно его усложнявшие. Рафаил обернулся на Гавриила, имя которого было упомянуто более чем недавно. С чего бы ему тут же опровергать слова предателя? Не будь верность Вестника неоспоримым фактом, архангел задумался бы над этим вопросом более детально, но ни время, ни место к этому не располагали. Оставалось ещё какое-то количество демонов на райской земле, которых надо было смести прочь, чтобы не оскверняли её даже следами своего присутствия.
- С чего бы мне ему верить? – он обернулся на брата как раз в тот момент, когда тот отправлял вниз тело очередного творения тьмы. Исцелитель взмахнул рукой, развевая его прахом, и осуждающе взглянул на Гавриила. – Это мало похоже на манну небесную. Не слишком увлекайся спецэффектами, брат. Да, раненных слишком много. В последнее время мы расслабились, и вот результат.
Рафаил окинул взглядом удручающий пейзаж перед Вратами. Это пространство не сразу забудет об огне и крови, а ведь оно  и вовсе не должно было ведать о них.

<...>

0

23

Война не была закончена, равно как не прекратились сражения, но уже на земле; все демоны, что ещё сохранили жизни, покинули Небеса, призванные своими военачальниками. Возможно, кто-то из братьев Михаила увидел бы в том трусость и бегство, да и сам архистратиг был не особо высокого мнения о поступке демонов с самого начала. В самом деле, какими глупцами были те, возомнив себя способными пробиться дальше Врат. Вот только...
Михаил стремительно шёл по широким светлым коридорам, сейчас пустым, а тишину их нарушали лишь его шаги. Он направлялся в Зал советов, и настроение архангела ныне было далеко не спокойным, настоящая буря клокотала в его душе.
События на поле боя, что вершились совсем недавно, калейдоскопом сменялись пред его внутренним взором, наполняя сердце равно и печалью и яростью. Множество из ангелов ныне полегло в битве со Злом. Сколько их там осталось? Чьи имена навеки врежутся в его память? Братья...
Поворот направо, очередная лестница с широкими ступенями. Михаил почти взлетел по ней, не отдавая себе отчёт в том, что кулаки его сжимаются до боли, заглушая так боль внутреннюю. Варахиил, ещё один брат, но потерянный безвозвратно. А сколько их могло остаться там ещё? Рафаил, Уриил, Гавриил... Они все ныне были на одной линии фронта. И никто не отступит, пока последний из демонов не будет отброшен обратно в Ад, в идеале же полностью уничтожен.
Протянув руку, Михаил распахнул тяжёлые двери, ведущие в Зал Совета, прошёл вглубь зала. Прочие братья уже были тут. Он встретился взглядом с Азраилом, едва заметно кивнувшим в знак приветствия брату. Затем устремил внимательный взор далее, по кругу оглядывая присутствующих: Уриил, Рагуил, Салафиил... Живы, целы, это радовало.
- Рад видеть вас всех, братья.- Михаил умерил бушевавшую внутри бурю, заставляя себя взять под контроль свои чувства и мысли. Голос звучал спокойно, если не сказать бесстрастно.- Легионы демонов отброшены, нападение отбито. О потерях вы знаете не хуже моего. Каждый из погибших братьев будет оплакан в сердцах наших, нам же предстоит решить, как быть дальше.
Что думали они о содеянном Отцом? Иисуса не было здесь, но несомненно, причиной тому отсутствию были дела большой важности.
- По факту - Воланд лишён своей физической оболочки и не может в настоящее время влиять на события в мире смертных. Этим, несомненно, займутся те, кто перехватит управление властью в свои руки. И как бы мы не желали им внутреннего раздора, способного ослабить наших врагов, исходить следует из более вероятного, они быстро опомнятся и снова нападут. И это подводит нас к следующему:  как быть нам дальше? Приказов от Отца больше не поступало, Метатрон также молчит. Я спрашиваю вашего мнения, братья. Что думаете вы о возникшей ситуации? Какие задачи видятся требующими первоочередного решения?

0

24

Гавриил появился в Зале Совета уже  когда Михаил начал свою речь. Стараясь не привлекать
излишнего внимания, он занял свободное место у окна и молча выслушал брата. Слова Михаила были правильные, но Гавриил все равно ощущал, что брат чрезмерно драматизирует и усугубляет положение дел. Когда тот закончил, спросив, что думают братья, Гавриил встал:
- Извиняюсь за опоздание. Все эти стычки очень плохо на меня действуют. Михаил, - обратился к брату Вестник, - мне кажется, что все не так плохо, как может показаться.
Гавриил медленно шагая шел по Залу Совета.
- Мы долгое время существовали без слова Отца. И, на мой скромный взгляд,  прекрасно справлялись. А вот Ад - это совсем другое дело. Возможно у них и есть определенная иерархия, но при этом каждый из них, охваченный своими пороками, будет стремиться к власти. Примут кого-то временно вместо Сати, но в любом случае... желание подсидеть или как-то насолить будет как-то проявляться. Что сейчас происходит там, где Отец, я не знаю, но за него не переживаю. Свет не может без Тьмы, как и Тьма без Света. Мы можем жить обособленно, зная о существовании друг друга. Можем вести войну тысячелетиями. Ничего не изменится. А что нужно сделать в первую очередь. Патрули на Землю. Демоны сейчас охамеют, однозначно.

Отредактировано Гавриил (2015-01-24 13:46:29)

0

25

Рафаил наблюдал за ходом совета, пристально разглядывая лица братьев своих. Скорбь он видел в них, а вместе с ней и решимость. Впрочем, ему казалось, что видел он не достаточно, ибо сам Лекарь был полон негодования, если не сказать холодной ярости. Адские войска отброшены, но Небеса вновь оказались орошены огнём и кровью. Архангел видел в этом своеобразную пощёчину от предателей. С появлением Михаила все взгляды в зале обратились к архистратигу. Всеобщее оживление и обеспокоенные перешёптывания стихли от звуков его речи. На губах Рафаила появилась едва заметная улыбка, старший брат всегда умел принести с собой уверенность и спокойствие, даже если не находил их для себя.
Затронутые архистратигом вопросы не были неожиданными. По факту, в разуме большинства собравшихся они успели уже возникнуть в той или иной мере. И почти моментально включившийся в беседу Гавриил подтверждал эти предположения. Во многом Исцелитель был согласен с братом своим. Он так же ни на миг не сомневался в Творце и в том, что рано или поздно тот вернётся. А до тех пор не следовало давать спуску падшим.
- Думаю, Гавриил прав, - произнёс Рафаил, направившись от одной из дальних колонн, у которой находился с самого начала, ближе к центру Зала Совета. – Демонам нельзя прощать подобную наглость. Их надо поставить на место, пока они не успели разобраться со своими внутренними конфликтами.
Он сделал небольшую паузу, вновь окинув взглядом всех присутствующих.
- Впрочем, не стоит забывать и о Небесах, - Лекарь жёстко усмехнулся. – Если говорить прямо, мы были совершенно не готовы к вторжению. Да, дальше врат они не прошли, но, на мой взгляд, это слабое оправдание. Чудесно, что ты, Гавриил, не теряешь расположения духа, пожалуй, когда это случится, Рай потеряет очень многое. Но я бы предпочёл, чтобы у предателей и мыслей не возникало о возможности подобных выпадов. И потому будет совсем не лишним не только отплатить им за визит, но и подготовиться к следующему так, дабы впредь неповадно было.

0

26

Уриил~

Скорбь и ненависть витали в зале совета. Праведное негодование, что испытывали ангелы, было практически осязаемым. До сих пор братья переживали тот унизительный и горький момент, когда адские войска вторглись в непорочные и священные земли Рая. Подобно кровавой пенящейся грязи армия Сатаны прокатилась по родным для Уриила просторам, неся осквернение и боль. Никто до сих пор не мог даже допустить мысли о подобном плевке в лицо ангельской братии. Никто не верил, что демоны на это осмелятся. И за свою беспечность и самонадеянность ангелы поплатились жизнями многих братьев.
Теперь же архангелы обсуждали свои дальнейшие действия и планы. Уриил был согласен с тем, что защиту Рая стоит укрепить так, чтобы следующая возможная атака демонов захлебнулась в собственной черной крови еще на подступах к Вратам. Патруль в мире людей был неплохой идеей, но обладающей рядом своих недостатков. Сил ангельского войска едва хватило, чтобы сбросить демонов обратно в то пекло, откуда они появились. Рассредоточить же ангелов по всему земному шару означало ослабить оборону самого Рая.
- Укрепление защиты Рая - вот наша первостепенная задача, - Уриил сцепил пальцы в замок и облокотился на стол, подавшись вперед. - Больше подобное не должно повториться, мы обязаны запомнить этот урок навечно. Когда нашему миру не будет грозить разрушение и хаос, следует позаботиться о мире людей. Ответное нападение на демонов не видится мне целесообразным. Мы понесли слишком большие потери.

0

27

Первым слово взял Гавриил. Внимая брату Михаил согласно кивал на суть излагаемого, однако замечание по поводу успешности самостоятельной жизни без Отца счёл неуместным. Гавриил всё ещё был исполнен  самоуверенности. Впрочем, не при братьях ныне делать ему замечания, как счёл старший архангел, сделав в памяти зарубку на будущее.
Следующим слово взял Рафаил, выразив согласие с Вестником.  Впрочем, тут же внеся дополнение к его речам. И снова всё верно и логично, Врата следовало укрепить и пары ловушек на сей раз будет недостаточно. Михаил дождался, пока братья договорят, и взял слово после Уриила, поняв, что иных предложений пока не последует.
- Этим уже занимаются, Рафаил. Мы усваиваем ошибки, равно как и удачные ходы, но повторяться мы не должны. Ход Гавриила со святой водой был удачен, но больше он не сработает так, как надо.
Защита Небес, нападение на Врага и контроль за миром смертных - таковы на сей момент три важнейших задачи, поставленных перед нами. Ни одну часть мы не должны оставить без внимания. Уриил, надеюсь, ты поймёшь, что без превентивных мер демоны окажутся в выигрыше, решив закрепить свой успех. И не возражайте братья,
- это уже относилось к Рагуилу,  чей скептицизм был выражен в словах.-  Да, это не победа для них, но мы потеряли слишком многое, чтоб праздновать собственный триумф.
- Полноте, к чему столь много пессимизма, Михаил?- сцепив руки на набалдашнике трости, Азраил с едва заметной усмешкой оглядел архангелов.- Вы все живы, чем не повод для праздника? Допустим, кто-то погиб. Ну так что же, все мы смертны... даже те, кто условно бессмертен. Говорю как специалист в этом вопросе. Надеюсь, пояснять суть не надо?
И, не обращая внимание на перешёптывания среди архангелов, Азраил неторопливо встал со своего места, выходя в центр зала и вставая рядом с Михаилом.
- Так и быть, подскажу пару моментов. Демоны, конечно же, не дураки. Очертя голову обратно к Раю не ринутся. Пока. Но,- он многозначительно поднял руку, направляя указательный палец к потолку.- Ничто не мешает сделать им это после.
- После чего?- переспросил Михаил, уже привыкший к манере брата  разговаривать с ними.
- Михаил, Михаил, мог бы сам сообразить. В чём кроется сила каждого из нас? Я не обобщаю, лишь напоминаю всем нам прекрасно известные истины.
- Наша сила в Отце, в том что он дал нам, в его благодати,- медленно ответил Михаил, однако тут же мотнул головой, понимая, к чему клонит Азраил. - Ты о людях? О смертных, ради которых и ведём мы сражение. За их души.
Это было действительно очевидно. И теперь, где демонам удобнее всего было черпать энергию? Азраил улыбнулся, не разжимая губ.
- А теперь второй момент. И снова касаемо смертных. Не знаю, насколько вы в курсе. Кажется, вот Гавриил довольно много времени средь них проводил?- Азраил любопытствующе склонил голову набок.- Скажи, Гавриил, не замечал ли ты среди них чего-нибудь необычного?

0

28

Речи своих братьев Гавриил пропускал мимо, молча глядя в окно. Все эти речи не были для Гавриила сюрпризом. Как мыслят его братья он примерно представлял, но в следующий момент, услышанное заставило его обернуться. Это было очень странно. Гавриил прищурил взгляд и по новому взглянул на одного из своих братьев. Сказать, что Азраил его удивил, ничего не сказать. Его манера поведения в точности повторяла поведение Люцифера в те времена, когда тот ещё не был свержен с Небес.
- Азраил, с тобой все в порядке? - подойдя практически вплотную, заглянул брату в глаза, будто пытался там что-то заметить. - Наверное, показалось.
Однако же, вопрос, который задал Азраил не остался без ответа Вестника.
- Не скажу, что это что-то необычное - отойдя на несколько шагов сказал Гавриил. - Люди грешат. Много, с энтузиазмом и с завидной изощренностью. Напомню вам, что те 800 лет, что меня не было на Небесах, я и занимался тем, что поддерживал праведников и занимался искоренением скверны.
Услышав, что братья зашептались, поднял ладонь, призывая к тишине.
- Братья. Из того, что я успел понять будучи там, на земле, никто не хочет в Ад. Даже те, кто занимается делами нечистыми, ритуалами погаными и поклонением рогатому. Никто. Есть, некоторые, кто думает, что им в Аду будет отведено особое место, но все мы знаем, что они глубоко заблуждаются. Если Вы ставите вопрос о том, что делать, если бы думаете, что сила молитв и веры перестанет поступать на Небеса... То, у нас есть два выхода. Первый. Устроить Апокалипсис, разделив зерна от плевел и просто напросто запечатать вход в Рай. В этом случае никто из демонов, архидемонов и сам Сатана в Рай доступ не получит. Мы будем жить в мире с праведниками и ждать возвращения Отца. И второй выход. Явить свой лик людям, предупредив, что конец света близок. Как я уже сказал, никто не хочет в Ад. А значит большинство попытается обратиться к Свету. Нам необязательно вести эту войну дальше. Все можно закончить быстро.
Гавриил улыбнулся, вспомнив, что сказал ему Отец там, в месте, где он сейчас находился. 
- Есть и третий вариант. Но не думаю, что он нам подойдет. Поэтому даже и озвучивать смысла нет.
Ещё раз взглянув на Азраила, Гавриил сел на подоконник, готовясь ловить каждое слово брата.

0

29

Речи Уриила прозвучали подобно предложению спрятаться за монолитными стенами Рая, хорошенько укрепив их перед этим. Не то имел ввиду Рафаил, говоря об усилении защиты Небес. Он мыслил об ответе на подобную пощёчину со стороны падших. Благо, рассуждения Михаила были направлены в том же русле, что отметало необходимость в увещеваниях о непростительности бездействия в ответ на нападение предателей.
Но далее заговорил Азраил, к его речам Исцелитель всегда прислушивался с особым интересом. Ангел Смерти всегда был обособлен от остальных. Оставаясь верным Творцу, ко всем прочим его творениям он относился с одинаковым равнодушием. Пожалуй, он вряд ли делал разницу между ангелами и падшими, и его нахождение среди белокрылых было либо формальностью, либо банальной прихотью. Впрочем, Рафаил ставил под сомнение и наличие желаний в этом брате. Из всех эмоций лишь ирония порой читалась в его речах. Так чего же можно было ожидать от Азраила? Архангел не знал, и потому всякий раз, когда пути их пересекались, был предельно внимателен.
«Все смертны» - пожалуй, он ожидал услышать это из уст Ангела смерти. Что ещё он мог сказать как в утешение, так и в порицание. И вновь о смертных разговор зашёл. Рафаил позволил уголкам губ сложиться в едва заметной улыбке. Это творение Отца с самого своего появления доставляло проблемы и беспокойство. Любимое Его творение. Целителю далеко не всегда удавалось проникнуться хоть каплей той безграничной любви к людям, ибо слишком редко видел он её отблески в них самих. Вот и Гавриил предложил по обыкновению своему страивать Апокалипсис, делить зёрна от плевел. Нельзя сказать, что Рафаил не понимал его желаний, но всё же он их не разделял.
- Не время для Апокалипсиса, брат мой, - сказал он, пристально на Вестника взглянув. – Да и являться людям, думаю, не стоит нам. Помимо того, что недоверчивы они для чуда стали, то только панику посеет на Земле. Не отделишь ты праведных от грешных так. Скажи, в чём ценность праведника, коль он замаливал свои грешки не из сознания вины и покаяния, а из-за страха в Ад попасть? То будет мелкая трусливая душонка, которая не принесёт нам ничего. Подумай, Гавриил, таких ведь большинство. Не они ли плевла?

0

30

На речь, произнесённую Гавриилом, реакция последовала незамедлительно. Михаил внимательно вглядывался в лица собравшихся на Совет братьев, входящих в высшую иерархию небесных сил, и видел схожесть в том, что думают и говорят они. Да, большей частью братья были вполне солидарны с Вестником,  выражая доверие предложенному им. Однако Азраил не спешил согласно кивать. Едва уловимая ироничная улыбка не покидала его губ, находя отражение и во взгляде. Это беспокоило Михаила. О чём мыслил Ангел Смерти? К чему ведёт сейчас?
Ответил Рафаил, тотчас же высказав иное предложение. И снова верное суждение, но всё также Михаил не мог незамедлительно ответить согласием. Пока то были предложения, которые и ждал Архистратиг. Услышать мнение каждого брата, понять, что движет ими, не допустить смущения в умы их, узнать заблаговременно, не зреет ли новая беда. Пока что миновало, они были едины, пусть и не могли найти согласия в методах.
- Братья,- заговорил Михаил негромко, но внимали ему безраздельно, не перебивая и не нарушая речь переговорами между собой.- Я слышу вас и в целом выражаю согласие, однако не стоит спешить с радикальными решениями. Равно как и выжидать дольше необходимого; человеческие души падки до соблазнов, и стойких, зрелых, способных различать Добро и Зло не очень много среди них. Но не можем мы отказываться и от самого отъявленного подонка. И ведь разве не Отцом нашим сказано, что больше радости на Небесах от одного раскаявшегося грешника, нежели сотен праведников? Это не призыв отступить от кого-либо, и не предложение выделять особым вниманием прочих. Но ни одной души мы не уступим Аду. Никого не оставим на поле боя, не будет от нас подачек Злу. Надеюсь, вы слышите и понимаете меня.
- Браво, Михаил,- Азраил трижды хлопнул ладонями, словно бы награждая аплодисментами речь брата. - Наконец я слышу то, чего ждал с самого начала. А ведь, признаться, возникли у меня сомнения, не  было ли позабыто вами изначально заповеданное Отцом нашим относительно его любимейших творений.
Ответом Азраилу был ропот среди тех, кто чувствовал себя уязвлённым этими словами. Михаил нахмурился, не впервые Ангел Смерти говорил нечто такое, что можно было воспринять и как издёвку и как оскорбление. Однако то была гордыня, а значит, прямой путь к падению. Он поднял руку, призывая братьев к тишине. Азраил кивнул, благодаря, затем продолжил:
- Теперь мне проще сказать то, о чём я думал с самого начала. Вот Гавриил не договорил... Может, всё же стоит добавить больше откровенности? Любые мысли, что сокрыты, становятся тайной, а тайны опасны. Подам пример, начну с себя.- он замолчал, однако безраздельное внимание и без того было уделено ему, а потому Азраил продолжил, удовлетворённый этим.- Души, о которых ведётся речь, помимо праведности и греха обладают иными достоинствами и недостатками. Особенные души, стоящие много больше в глазах тех, кого считаете врагами. Они - отмечены, найти особого труда не составит. Ну что же, этого пока хватит, думаю. Всё то же самое вы способны узнать и сами.
- Благодарю, Азраил,- ответил Архистратиг  после непродолжительного молчания, воцарившегося за речью Ангела Смерти. Тот молча кивнул и отступил.-  Итак,  Сказано было достаточно, чтобы решить, что делать дальше. Считаю необходимым усилить внимание к обитателям земной тверди. Не загоняя их силой в Рай, ибо пользы от того будет мало и им и нам, и не ведя отбраковки, то определённо станет величайшей ошибкой. Мы будем бороться за каждую душу. Каждую, подчёркиваю это! И не оставьте в стороне даже самых жалких и ничтожных из них, ибо нет таких в глазах Творца. Не оставьте злодеев, найдите способ повернуть их на путь праведный.  Пусть Хранители удвоят свои силы... И да, особенные души. Найти их необходимо. Если правильно я понимаю суть услышанного, то эти души могут сыграть роковую роль в войне с Адом. Гавриил, я снова прошу тебя вернуться на землю. Не в изгнание, на сей раз добровольно спустись вниз. Я знаю, ты немало времени провёл среди тех, кого мы называем грешниками. Ты знаешь их души, знаешь слабости. Знаешь, на чём может сыграть Враг. Сумеешь ли остановить падение их в глубины Ада?
- Рафаил,
- продолжил Архистратиг, обращаясь на сей раз к Исцелителю.- Защиту Небес оставь нам. Отправляйся также к людям, но оставь предубеждения. Я знаю, ты не в каждом смертном видишь Свет, но именно потому эта работа так важна именно для тебя. Отринь предубеждения. Сражайся не с грешниками, а с теми, кто толкает их во Тьму. И не говори, что это делают они сами, в таких словах звучит гордыня, не нам нести последний Суд. А вот Врагу...- в глазах Михаила был лишь смертельных холод,- Врагу пощады не видать. Предатели достойны лишь уничтожения и там твой меч, брат, будет очень нужен. Уверен, долго прятаться они не станут.
Имя следующего брата прозвучало, Михаил обращался к каждому из присутствующих, говоря, где тот способен принести наибольшую пользу. Вся земля была поделена им между братьями, каждый её уголок.
- И ещё,- прозвучало заключительное слово. - Не забывайте о свободе воли, что дарована смертным Отцом нашим. Лишь по своему решению должны они прийти к Вратам Рая, прожив отпущенную жизнь.

0


Вы здесь » Ночная Столица: между Адом и Раем » Небеса » Небесная цитадель