Вниз страницы

Ночная Столица: между Адом и Раем

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ночная Столица: между Адом и Раем » Небеса » Небесная цитадель


Небесная цитадель

Сообщений 31 страница 60 из 68

31

- Глупости!
Братья, решившие, что после раздачи Михаилом указаний совещание закончилось, застыли в нерешительности. Сам же Гавриил видел ситуацию не так радужно, как все было расписано его Воином и Ангелом Смерти. Насчет последнего последние подозрения Вестника рассеялись. Будучи существом действующим "по букве", он и здесь не отошел от своих принципов.
- Вспомнить, что говорил Отец? Красивые речи, Михаил, не спорю. И слова Отца правильные. Но его любимцев порой нужно встряхивать. Так было всегда. Великий потоп. Содом и Гоморра. Убиение первенцев. Великая кара... Вам продолжить список? Во все времена были грешники и были праведники. Никогда, слышите, никогда Отец не давал людям забыть о своем существовании. Не прошло и 2000 лет, как распяли Иисуса, а земля уже в такой скверне, что каждый раз спускаясь туда, у меня появляется желание тут же помыть ноги. Действовать скрытно? Пожалуйста. Это вполне можно устроить. Освободить землю от кровососов, уничтожить Атума. Земля вздохнет спокойно. Меньше искушений, меньше убийств.
Не отходя от окна, Вестник материализовал в руках яблоко и звонко откусил часть.
- Они слишком большое влияние имеют на людей проникнув во все сферы жизни. Причем сделали это так искусно, что я находясь 800 лет на Земле даже не замечал их действий. А может просто не хотел замечать, - задумавшись, Гавриил даже перестал жевать. - Нет. Не то. В общем, я предлагаю проголосовать за воздействие на людей. Найдем пророка, как я понял именно об этих уникальных душах идет речь. И через него предупредим людей. А там посмотрим по ситуации. Это уже работка для Азраила. На выдумки он не скупится.

0

32

Рафаил заложил руки за спину, меряя шагами Зал Советов. То, что предлагал ему Михаил, какую роль ему отводил в грядущем противостоянии, было привычно архангелу. Однако, отчего же ему не нравились речи брата? Причина его внутреннего неприятия сводилась вовсе не к гордости, в той или иной мере свойственной всем первым творениям Создателя, хотя и она имела место быть. Архистратиг по сути приказывал заниматься в точности тем же, чем и до атаки демонов. Ничего не менять после подобного было глупо, и отстройка райских стен не в счёт. Помимо этого Рафаилу ещё упорно не давала покоя мысль, что они что-то упустили, что-то настолько важное, что теперь направляют свои усилия не в то русло, в которое надо бы. Имей он хоть какое-то предположение или зацепку, он всенепременно бы озвучил свои предположения, но пока оставалось анализировать ситуацию с разных сторон в попытках понять, что же они могли упустить. Именно потому Исцелитель лишь сдержанно кивнул на слова Михаила, а вот к речам Гавриила прислушался более внимательно. Он очень редко сходился во взглядах с Вестником, но в данном случае был с ним во многом согласен, но не во всём.
- Пророки нужны сейчас Земле, в том я согласен полностью, и даже не один и не два, - многие начали уже покидать зал для того, чтобы приступить к выполнению поставленных задач, но Рафаил всё же решил задержаться. – Не только из-за случившегося на Небесах. Почти не вижу я уж в смертных веры в чудо. Ещё в зародыше искореняется оно, сменяясь на циничность и расчет. И думаю, сие будет страшнее киндрэт. Подумай, Гавриил, они уже не те, что были раньше, во многом повзрослели. И коль сначала были неотличимы от стаи крыс голодных, то теперь стали гораздо разумнее. Они проникли во многие сферы, ты сам это заметил, и не разумней ли привлечь к себе их, чем уничтожать? Ты ведаешь, чем заполнять пустоты после изведения вампиров? Коль слишком много будет их, система мира смертных может просто рухнуть. Сие не относится к отъявленным убийцам, но всё ж не зря средь смертных говорят, что раскаявшийся грешник не меньше ценен нам, чем живший праведно всю жизнь. И коль душа стремится искупить грехи свои, кто мы такие, чтобы запрещать? В их вопросе не склонен я рубить с плеча, тем более, что слышал будто даже попытки были заключения договора с одним из кланов. - Он бросил взгляд на Михаила. – Впрочем, моя позиция  осталась неизменной, не стоит мерить всех единой мерой и равнять.

0

33

- Братья!- поневоле пришлось Михаилу повысить голос, чтобы быть услышанным. Он не считал это верным решением, ибо больше веры словам, произнесённым тихо, нежели выкрикнутым во всю мочь. Но  сейчас он снова призывал к вниманию.
- Братья, опомнитесь.- Михаил покачал головой, снова не соглашаясь с Вестником. Пусть так, пусть были в прошлом кары серьёзные, ведь непослушных детей порой полагалось наказывать, чтоб тем вернее указать правильный путь. Возможно, то же самое следовало сделать и теперь. Возможно...- Гавриил, ты хочешь нового Потопа? Желаешь сжечь часть городов, разрушить ещё один материк? Мне указать на то, что стало бы ошибкой в этом решении? Вспомни, нынче число людей неизмеримо больше того дня, когда обрушен гнев был на грешников Содома и Гоморры. Там, где раньше была тысяча, нынче миллионы. И всех их жаждешь ты ввергнуть в Ад, отдать - просто подарить Врагу? Ты этого желаешь, брат?
Михаил замолчал, делая паузу и глядя на Гавриила. Сейчас он пытался понять, насколько  тот верит в избранный путь. Было зерно истины в речах того, здесь Архистратиг вполне разделял оценку, данную Гавриилом числу грешников этого мира. Да, возможно и сам он желал бы уступить внутреннему голосу, призывающему избавить тех, что жили праведно от смущающих их умы. Не стоило всё сваливать лишь на демонов, смертные и сами прекрасно теперь справлялись с избранием дороги к падению в пропасть. Но ведь были, были среди них способные одуматься! Он сам порой спускался вниз, чтобы своими глазами узреть бесчинства, творимые людьми. Не приближаясь слишком близко, он заглядывал в души их и находил там крохотные искорки света, упорно не желавшие гаснуть. И ради них сейчас Архистратиг готов был отстаивать свою точку зрения до конца.
- Глобального воздействия не будет, Гавриил,- спокойно и размеренно ответил Михаил Вестнику, ставя последнюю точку в этом споре. - Но признаю необходимость тщательнейшего присмотра, всех ли мы сможем спасти. Лишь об одном я готов вас просить снова и снова. Не уступайте своей гордости и гневу. Не бросайте тех, кого спасти ещё можно. Впрочем, не о вампирах речь, здесь я не вижу способа освободить и их души. Возможно, кто-то ещё мог бы заслужить Рая, но...
Он покачал головой, прекрасно понимая, что теперь его сомнение не придаст речам убедительности, а потому решил не включать создания, пьющие кровь людей в число тех, на кого распространялась защита.
- Пророки же важнее всего. От них всегда зависело, будет ли услышан Голос Божий в полной мере. Они речами своими доводили до слуха не желающих знать о грядущих бедах.
Архистратиг ещё раз оглядел тех братьев, кто остался и дослушал его. Прежде всего он хотел знать, сумел ли успокоить Гавриила, впрочем, уже понимая, насколько тот своенравен и не уступчив. Оставалось надеяться, что ему хватит смирения на сей раз.
- Вы знаете, что нужно делать. Никакого огня с небес... пока, по крайней мере. И разве не наша в том вина, что упустили момент, дав скверне расползтись по миру? Мы были слишком беспечны и пренебрежительны, а теперь готовы во всём обвинить смертных. Нет, братья. Свои ошибки должны исправлять мы сами, своими силами. А теперь, довольно споров. Ваша цель там, внизу. И тебе, Рафаил, отвечу относительно киндрэт. Возможно, они сумеют найти путь к спасению. Если вы, братья, увидите в их сердцах раскаяние и желание обрести мир в душе, не отворачивайтесь. На этом всё.

0

34

- Нет, Михаил. Я вполне представляю последствия. И отлично понимаю смысл каждого сказанного мною слова. - Гавриил специально стал говорить тише, чтобы гомон среди братьев утих. Это подействовало. Желая услышать, что говорит Вестник, остальные архангелы замолкли. - Напомню ещё раз. Это я жил среди них все это время. Поживи с ними ты пару лет, был бы иного мнения. Однако, я понимаю и твою точку зрения. Ты прав в том, что есть души, которые не должны достаться Аду. Но знаешь. Они продолжают жить без всякого страха оказаться в Гиене Огненной. Нужно дать им понять, что выбранный ими пусть неверный. Не хотите действовать радикально. Я также не возражаю. Ты спросил, что делать и я предложил вариант. Но и оставлять все так как есть нельзя. Действовать скрытно, будто нас и вовсе не существует. О какой вере может идти речь? Знаешь какие в миру ходят разговоры? "Мы же не видим Бога, значит его нет". Сложно опровергнуть такую точку зрения знаешь ли.
Гавриил прохаживался вдоль стола посматривая на братьев. Ощущалось стойкое напряжение. У каждого была своя точка зрения, но они почему-то боялись ее высказать. Вести речи, которые бы противоречили словам Михаила была не принято.
- А насчет вампиров. Делайте, что хотите. В этот вопрос лезть не буду. Они так кровушки мне попили достаточно... Каким бы каламбуром это не звучало.
Отойдя от стола, Вестник уселся на подоконник.
- Можно устроить чудо. Какой у людей ближайший религиозный праздник? Признаться, меня это всегда удивляло. Многие из людей празднуют Пасху распивая алкоголь. Вот как это назвать?

0

35

Рафаил провёл ладонью по глазам, будто пытаясь скинуть с них морок или наважденье. Не было единства средь братьев его, и, будучи похожи в посылах, они выбирали столь разные, порой противоречащие друг другу пути. Они всё спорили и спорили, не из гордыни, как то было с Люцифером некогда, хотя аллегория с ним не преминула разбередить сознание Исцелителя, а из любви, что делало эти споры ещё горше для слуха его.
«Что на Земле да будет и на Небе», - не без иронии подумал он, не спеша вмешиваться в спор Гавриила с Михаилом. – «И что на Небе, да будет на Земле. Извечно спорят братья старшие и младшие, а средним выпадает доля усмирять их разногласия».
Не изменяя скупости своих движений, архангел подошёл к столу и положил длань на плечо Архистратига в успокаивающем жесте. Сколь ни был бы он рассудителен, природа огненного духа неумолима, особенно когда встречается с противодействием тайным или явным. А Гавриил же с лёгкостью, подобной ветру, мог раздуть те угли гнева праведного, который до сего момента в оковах воли находились. И хоть во многом Вестник прав был, этот разговор случится должен был приватным по разуменью Рафаила. Он окинул взором задержавшихся в Зале Советов ангелов, едва заметным жестом показывая, что лучше им покинуть их сейчас. Те, кто заметил этот жест, всё же направились на выход, остальные же последовали их примеру, а кто-то просто братьями был увлечён за двери.
- Займёшься этим? Всех ближе Зелёное воскресенье будет, и следом Духов день, - спокойно произнёс Исцелитель, немного сжав плечо Михаила, дабы в порыве не изрёк он слов поспешных. – Гавриил, мы все здесь понимаем, сколь больно порою видеть деяния людские. Каждый из нас спускался на Землю, хоть и не так часто, как ты. Но мы воины, не забывай об этом, не убийцы. Жизнь каждого – дар Творца, пусть и не ценят они его. То люди, они всё так же неразумны, а ты? Ты ценишь Его дары?
Длань Рафаила покинула плечо брата, и он обошёл стол, дабы лучше видеть Михаила, для которого у него тоже имелось несколько слов.
- Гавриил во многом прав, брат, хоть не из страха Огненной Геенны должна благочестивость произрастать по разуменью моему. Однако прав и ты, слов сказано довольно. Они ничто без действия за ними. Быть может, они в чём-то не похожи, но предпосыл у каждого из нас один – любовь. Я речь веду не только о любви к Создателю иль Небесам, Земле и обитателям её. Меж братьев так же есть она, и очень часто в ней причина спора. Но за ветками так просто не увидеть леса. А, может быть, именно сейчас, о нём не стоит забывать. На этом всё.
Архангел в последний раз задержался взором на каждом из братьев и покинул Зал Советов.

0

36

Упорство Гавриила становилось утомительным. Сколько ещё должно было пройти времени, пока Вестник  решит наконец услышать слова Михаила? Нет, он снова и снова спорил, упрямо прогибая свою линию, словно от того зависела его жизнь. Михаил едва заметно качнул головой, не желая признавать правоту того. И даже если он проживёт среди людей не два года, а двадцать два, то и тогда не отступит от решения и слова своего. Должно бы Гавриилу понять, всё дело в нём самом, а не в смертных. Именно Гавриил не способен был стать мягче и добрей, не готов был открыть в себе ту любовь к младшим, о коей говорил Отец, когда создал свои последние творения. Первыми были братья, ставшие Падшими ангелами. Неужто и Гавриилу предстояла та же дорога? Дорога во тьму. Этого Михаил допустить не мог. Более не одного.
Прикосновение руки Рафаила было вознаграждено улыбкой, чуть коснувшейся губ архангела и достигшей глаз его. "Всё хорошо", говорил его взгляд, устремлённый на брата.
Дослушал Михаил речь Исцелителя, кивнул, пусть не вполне согласный, но готовый принять точку зрения каждого из братьев. Затем снова обратил внимание всё к Гавриилу.
- В речах твоих мне слышится обида и непонимание. Не понимаешь ты, как можно простить сии дерзновенные речи, не так ли? Как я, а тем паче Отец, снова и снова готовы оправдывать и сохранять их жизни? Тех, кто попросту даже не верит в наше существование. Брат мой, я не настолько слабым себя считаю, чтобы позволять чьему-либо неверию задевать себя. Свобода воли на то и дана, чтобы мыслить, размышлять, находить истину. Пусть кто-то заблуждается, но даже их ещё возможно вернуть. Их неверие не плевок для меня, не пощёчина. Всего лишь страх ребёнка, обнаружившего, что он один, за ним никто не присматривает. То не причина и впрямь бросать его одного во Тьме. Теперь ты хочешь устроить яркий салют, чтобы впечатлить неразумных. Лишь игрушками, яркими огоньками желаешь ты заставить их услышать нас, поверить нам? А вот теперь я сомневаюсь. Сколь надёжна будет уже эта вера, порождённая просто представлением? Но оспаривать ваши идеи я не буду. Пусть свершатся чудеса.
Ушёл Рафаил, последним покинул зал Совета. Оставил их вдвоём с Вестником. Михаил не ждал, что и наедине сумеет убедить их брата понять то, что так очевидным казалось ему самому. Однако же, коль свобода воли и выбора дана была людям, несправедливым было бы отнять её у ангелов, в то Архистратиг верил также.  Довольно было ошибок прошлого. Гавриил не последует за Люцифером, никогда.
- Мы можем долго говорить ещё, но скажи мне, просто ответь, что более всего гнетёт тебя, Гавриил? Сними тяжесть со своего сердца, коль есть такая. Время уходит, а нам многое нужно свершить. Ты желаешь творить чудеса для людей, вершить знамения? Веришь ли, что тем поможешь заблудшим вернуться на пусть истинный? Коль так, тебя не ограничиваю, твори по разумению своему. И не прошу более об осмотрительности, ибо верю -  ты не перейдёшь черту.

0

37

Гавриил выслушал Рафаила, удивляясь, что тот принял его точку зрения. Сам Вестник не собирался вставать в позу и до последнего отстаивать то, что он говорил на Совете. И уж тем более не собирался перечить Михаилу. Однако, это был Зал Совета и здесь каждый высказывал свое видение, чтобы потом прийти к общему знаменателю. Гавриил и не представлял, что его речь вызовет среди молчаливых братьев такой эффект. А затем Рафаил ушел оставив в опустевшем зале только Гавриила и Михаила. Сам Вестник не был уверен, что заметив исчезновение Азраила, но сейчас это не имело значения. Здесь все свои. Ряд вопросов Михаила, Вестник выслушал молча, хотя велико было желание перебить Архистратига и вставить свои пять копеек. После того, как Михаил закончил, Гавриил в первый раз за весь совет сел за освободившееся место возле брата.
- Да, все я понимаю Михаил. И каждое твое слово правильное. Люди ещё дети. Как птенцы, которые только только учатся летать. И их подталкивают, направляют из гнезда, чтобы крылья окрепли. Свобода воли важна, свобода слова необходима. Но ведь и понимание того, что ты делаешь и для кого или чего также имеет особое значение. Эти размышления и довели человечество до того, что нас для них не существует. Ты говоришь яркий салют? Михаил, мы в состоянии войны. И хочется мне того или нет, но в данной ситуации, я вынужден действовать иными путями. Я не предлагаю устроить парад ангельских войск на Красной Площади в Москве. Мы должны помочь птенцам научиться летать. Вернуть им надежду и веру. У нас есть пророки. Замечательно. Через них и нужно действовать. Исцеление глубоко верующих, но  физически немощных. Чем не чудо. Я считаю, что они это заслужили. Как я уже и сказал, все могло бы решиться намного быстрее, но раз ты говоришь, что для этого не время, спорить не буду. Как тебе мое предложение?
Слова разносились эхом по залу. Люди. Любимые творения Отца. Борьба за ваши души не прекращается ни на секунду, а вы этого даже не замечаете.

0

38

- Гавриил,- архангел улыбнулся брату: светло, искренне и открыто,- Да, ты абсолютно прав. Есть чудеса, способные пробудить в людях жажду света, стремление достигнуть Райский кущ. И этим ты можешь помочь нам всем. Ты уже видишь верный путь, мои указания тебе более ни к чему.
Сказано было более чем достаточно. Архистратиг принял решение: для Гавриила более всего ценно сейчас полное доверие поступкам и решениям. Вестник не ошибётся, коль поверить в него, не сбивая с пути подсказками и опасениями.  Михаил протянул руку, пожимая руку Гавриила.
- Найди пророка, установи с ним связь. Самое главное, не подпустить к нему демонов. Полагаю, здесь нужно действовать по тому образу, к которому привыкли смертные. Чудеса должны ложиться на их восприятие не шокируя, а радуя. Они желают исцеления, желают помощи божьей. Тем, кто верит искренне, мы помочь можем. А увидав сие чудо, уверуют и близкие их. Так мы сможем дозваться до укрытых во тьме соблазнов и страхов душ. Но ты прав также в том, что этого не достаточно. Гавриил,- голос Михаила посуровел, во взгляде появился холод.- Не достаточно лишь исцелять. И ежели карать кого-то, то начать следует с тех, кто избрал путь насилия. Ведь именно этого от сотворения просят смертные, возмездия. Что же, это также поможет уверовать очень многим. Такой дорогой предлагаю идти я. Прижигая скверну, тут же исцелять рану. Работа долгая и сопряжена со многими трудностями, но в этом я вижу больше пользы, нежели от одного мощного удара по миру Малкут. Довольно потопов и огней небесных. К слову, и уничтожая демонов на глазах смертных также можно достичь результата. Итак, коль в этом мы сойдёмся, предлагаю завершить Совет. Ты сам знаешь, что нужно делать, иди же, спускайся вниз. А мне тоже нужно идти. Увидимся, брат.
Михаил стремительным шагом покинул зал, оставляя Гавриила. Однако не успели стихнуть шаги Архистратига, как в зале снова появился Азраил. Он изучающим взглядом оглядел Вестника.
- Ну что же, полагаю, на этом всё. Итак, Гавриил, каким ты находишь полученное наставление?
Ангел Смерти неторопливо приблизился к Гавриилу, опираясь на неизменную трость.
- Если не против, я присоединюсь к тебе. Отправляемся? Кажется, ждать больше некого.

0

39

Михаил говорил много. Судя по всему, доводы Гавриила все-таки нашли отклик у брата, потому как он был согласен с тем, что было предложено Вестником. Внеся небольшие коррективы в уже оформившуюся картину действий, брат младшего из архангелов покинул Зал Совета.
Как предполагал Вестник, Азраил был ещё тут.
- Ну что же, полагаю, на этом всё. Итак, Гавриил, каким ты находишь полученное наставление?
- Знаешь, Азраил, - начал Гавриил, игнорируя вопрос брата, - я вот задумался. Если бы я не открылся и до сих пор скрывался от Небес и Ада под личиной Гаврилы Крылова, то ничего бы этого не произошло. Договор так и был бы в силе. Кровь Сатаны не упала бы на землю из-за ранения моим мечом. К Джуде отправили кого-то более смиренного и, возможно, он был бы уже на стороне Света. Не было бы кровавой бойни у врат Рая. Мы не лишились бы такого количества братьев.
Гавриил прервал свою речь и в Зале Советов на некоторое время наступила абсолютная тишина. Азраил терпеливо ждал продолжения.
- А потом меня забрал Отец. Тогда он сказал мне вот что. "Иди вслед за сердцем своим. Доверяй ему. Сомнения же, во Тьму тебя приведут." Понимаешь?
Бывший психолог встал из-за стола и посмотрел Азраилу в глаза.
- У него никогда нет сомнений в правильности того, что мы делаем. Любой из нас.  У него есть для нас план. К чему все это приведет, известно только ему самому. Мой путь - следовать за своим сердцем. И оно говорит, что я должен помочь людям именно так, как говорил на Совете. С чем и согласился Михаил. Осталось только найти пророка или кого-то из демонов. А ещё лучше и тех и других. Насчет пойти со мной... Извини, но нет. Я привык все делать один. Так спокойней. Хочешь сделать что-то хорошо, сделай это сам.
Гавриил прошел через зал и остановившись возле двери обернулся
- Я не знаю почему ты сегодня здесь появился. Право, конечно, полное, вот только ты никогда ранее им не пользовался. Не ходи за мной.
Выйдя из Зала Советов, Гавриил немедленно покинул Небеса в яркой вспышке.
→ Парк

0

40

"Я дома!" - эта мысль с подачи архангела разнеслась по всему Раю оповещая все воинство о его прибытии. А уж его голос ни с кем не спутают.
Вестник ничуть не удивился, когда рядом с ним появился Азраил.
- Не нравится мне все это.
- Ни тебе одному, Азраил. Не тебе одному. - Гавриил прошел мимо брата, намереваясь отдохнуть и набраться сил. Что ни говори, он изрядно потратился выжигая скверну. Да и сам призыв огня он давно не применял, тем более в таком количестве. Усталость, по большей части психологическая, опустошила резервы сил Гавриила. Ну, а он, ни один год будучи в шкуре психолога знал, что все это может очень плохо кончится. Перенапряжение заставит пойти Вестника "в разнос". Как в прямом, так и в переносном смысле. Начать вершить "суд праведный". Для этого достаточно было одного небольшого толчка. Именно поэтому сейчас важно было отдохнуть, успокоиться и подкопить энергии для будущих свершений.
- И ты все это так и оставишь? - Фраза, небрежно брошенная Азраилом, заставила бывшего психолога остановиться. - Только кафе? Твои методы становятся все более мягкие, не находишь?
- Я нахожу странным слова твои, Азраил. Тебе не кажется, что ты сейчас себя ведешь как Люцифер? Искушаешь? Меня? Ты правда думаешь, что я куплюсь на эти штучки?
Гавриил покачал головой и собрался идти дальше, как архангел снова остановил его своими словами.
- А как же Михаил? Ты оставишь его погибать от рук Вельзевула?
- Что тебе нужно? - Вестник резко развернулся - Мне все время говорят, что я хожу по краю. Ты же, смотрю, за эту грань уже заглянул, не так ли? Осторожней, Азраил.
Однако, слова брата все-таки задели Гавриила. Значит помимо Абаддона там ещё и Вельзевул. Не сам факт присутствия последнего заставил архангела забеспокоится. Просто это означало, что Михаилу устроили ловушку. Сыграли партию по нескольким фронтам.
- Почему же ты не там? Почему не помогаешь Архистратигу?
- Михаил приказал не вме... - но договорить он не успел
- ИМЕННО ПОЭТОМУ ТЫ НАУСЬКИВАЕШЬ МЕНЯ ИСПОЛЬЗУЯ ВЕЛЬЗЕВУЛА, КАК КРАСНУЮ ТРЯПКУ? - Вестник сорвался на крик, не сдержав эмоции и стал бесцеремонно тянуть на себя энергию, стараясь как можно быстрее наполнить свои резервы. Эфир возмущенно задрожал. Это было не принято. Рай не то место, где восстановление сил делалось такими варварскими методами. Ведь куда спешить-то? Ты дома, энергия везде и подпитывает тебя постоянно. Только Вестник не мог ждать.
- Ты идешь со мной!
- Но Михаил...
- АЗРАИЛ! Нашего брата сейчас может просто напросто убить. Ты будешь стоять в стороне боясь, что он потом тебя отчитает как маленького ребенка? - Гавриил снова взял себя в руки и попытался убедить Азраила. - А если некому будет отчитывать?
- Извини, Гавриил. Но я не обсуждаю приказы Михаила.
- Да.. Не обсуждаешь. Ты пытаешься все сделать чужими руками. Смотрю это семейное. Не так ли? Скройся с глаз моих.
Азраил не стал медлить и тут же исчез.
- О, Михаил. Ну, когда же у тебя появятся мозги, чтобы хоть немного подумать? Ну, когда?
Чувствуя, что он уже достаточно "подкачался", Гавриил отправился выручать старшего брата.
→ Церковь святого Варфоломея

0

41

← Рим
Гавриил сидел в зале совета и с хрустом вгрызался в яблоко, сорванное пару минут назад. Ноги были закинуты на стол и безмятежное выражение лица архангела явно намекало, что даже если сюда сейчас ворвется Михаил и начнет кричать по поводу местонахождения конечностей брата, то Вестника это вряд ли тронет. Он сейчас был настолько счастлив, что не мог бы вспомнить, когда такое было в последний раз. Его любимая жива и сейчас укрыта ото всех силами его лучшего друга. Пожалуй, даже сам Гавриил сейчас её не сможет найти. Но так надо. Дверь в зал совета отворилась и вошел Азраил.
- А, это ты? Я думал Михаил вернулся.
- Не рад меня видеть, братишка? Да ладно тебе, не напрягайся. Меня мало кто переносит и ты не исключение.
- Гавриил - начал было Азраил, то Вестник его перебил подняв ладонь вверх и призывая замолчать.
- Это лишнее. Мне не нужны ни твои объяснения, ни какие-либо льстивые слова. Не я тебе судья. Пусть Михаил разбирается, как вернется. Нашли его?
- Нет. Никаких вестей от Архистратига, но он жив.
Гавриил кивнул подтверждая слова Азраила собственными ощущениями. Однако, это ещё ни о чем не говорило. Михаил мог быть жив, но находиться в плену у Ада. Вестник уже просчитывал варианты ударов. Демоны существа трусливые, вытянуть информацию труда не составит.
- Гавриил - вывел Вестника из задумчивости Азраил.
- М?
- В Израиле. Абигор и Асмодей.
Архангел посмотрел на своего стоящего брата и с удивлением спросил:
- Они ещё там? А как же патруль?
- Там же. Пожертвовали жизнью активировав магию крови на святой земле.
- Я снова задаю тебе вопрос, Азраил! Почему ты здесь, а не там, где нужен?
- Но...
- Хватит! Я отправляюсь туда. Найди достаточно веское оправдание для Михаила. Думаю, ему будет интересно узнать, почему ты отсиживаешься на Небесах, когда в тебе нуждаются.
→ Израиль

Отредактировано Гавриил (2015-01-24 14:14:28)

0

42

>>>Оазис Шебика. Тунис. Сахара.

На сей раз Архистратиг явился в Зал Совета первым. Он неторопливо прошёл внутрь, минуя тяжёлые каменные двери, останавливаясь у ближайшего кресла. Скоро прибудут прочие братья, сейчас он мог побыть наедине с собой и своими мыслями. После, это Михаил понимал отчётливо, ему будет не до того. Сейчас он мысленно выстраивал цепь всех событий, какие виделись ему способными сплестись с нынешними реалиями. Где, что и как он упустил из виду, не придав должного внимания?
С каждым днём, с каждой минутой демоны, и само Зло, стоящее за ними, овладевали умами смертных, что ещё больше теснило Светлое Воинство на этой шахматной доске. Закостеневшие в догматических установках, ангелы следовали именно тем законам, что были установлены с самого момента Сотворения мира. Но как иначе? Ведь так повелел Отец, а он не может ошибаться. Но разве возможно использовать столь узкие рамки там, где всё меняется ежечасно, не собираясь возвращаться к былому? Пытаясь постичь замысел Создателя, Михаил провёл немало времени и прежде в размышлениях, но так и не сумел найти, в чём же его ошибка. Можно ли было просто понять приказанное им не так? Кто сможет разъяснить лучше самого Бога? Однако теперь обратиться напрямую к нему нет возможности. Значит, Архистратигу предстоит на свой страх и риск действовать в сложившейся ситуации. Считая себя достойным изменять царившие многие столетия порядки... Сможет ли он удержать братьев от нового бунта?
Ощутив за спиной присутствие Михаил обернулся, приветствуя кивком Уриила.
- Есть ли то, о чём мне нужно знать немедленно?
- Мои вести подождут. Михаил, где был ты? Мы искали... Мы пытались найти тебя, но ты словно исчез. Как такое возможно? Зачем ты закрылся от нас?
- В самом деле,- голос Рагуила звучал недовольно. Михаил спокойно встретил взгляды обоих братьев, но уже предвидел, что подобных вопросов и упрёков не избежать и после. - Михаил, мы знаем, что ты отправился помешать Ангелу Бездны уничтожить этот мир. Да, результат налицо, но куда ты исчез после? Кое-кто утверждает, что вы пропали оба, вместе с Абаддоном. Что он забрал тебя. Куда и зачем? Вы сражались? Что с тем, кто ранее был нам известен как Мюриэль?
- Он жив?
Взгляд Уриила выражал больше обеспокоенности, нежели горящие гневом глаза Рагуила. Михаил кивнул снова, уже готовый к этому. Не считая необходимым оправдываться, объяснить он всё же хотел.
- Он жив. Он...
- Думаю, не стоит начинать Совет вот так, без прочих братьев.- Вкрадчивый, успокаивающий в своей размеренности и безмятежности голос Азраила, сколь бы негромок он не был, но разом перекрыл все прочие, заодно прерывая едва начатую речь Архистратига. Михаил уловил предупреждающий взгляд Ангела Смерти, мимолётно скользнувший по нему, а после вновь обратившийся к остальным ангелам. Азраил давал понять, что не стоит пока говорить об Абаддоне, это было ясно. Его советами архангел старался не пренебрегать, уже успев вынести понимание, что они всегда своевременны и лишь на пользу. Он кивнул и замолчал.
- Сейчас подойдут остальные. Немного потерпеть, это не смертельно... Вы согласны?
Улыбка Азраила подействовала убедительно на всех. Возражений не последовало. Уриил и Рагуил сели на свои места, за ними к столу прошёл Азраил. Михаил остался стоять, но взгляд Азраила им ощущался всё время, пока в зале собирались остальные.

0

43

<--------Улицы и переулки

- Не стоит, пока не появятся все,  - поддержал Азраила Рафаил, стоявший по своему обыкновению у окна, выходящего в Райский Сад. Эта картина умиротворяла далеко не спокойные мысли, которые, вопреки взору его, устремлённому на безмятежный Эдем, и вопреки сути его, находившейся подле братьев в зале совета, были устремлены на малкут. Беды этого измерения, терзаемого раздорами как между его братьями, так и между неразумными смертными, приумножались. Разве для этого создавал Творец просторы, не менее прекрасные, чем те, что простирались за этим окном? Он обернулся на Михаила, слишком беспокойного, хоть это и читалось лишь в его пламенных очах. Исцелитель не знал наверняка, но питал надежду на то, что он знает брата, возможно, чуть ближе, чем все остальные, и это волнение Архистратига не заметно для остальных. Вопрос относительно Абаддона, казалось, был чем-то провокационным, судя по той поспешности, с которой Азраил прервал не умевшего лукавить брата. Рафаил не присоединился к расспрашивающим, полагая, что Михаил сам расскажет то, что посчитает нужным. Сейчас как, как и ранее, им всем было просто необходимо сохранить веру друг в друга и в верность принятых ими решений, даже если они приводили не к тем последствиям, на которые они рассчитывали.
-  Гавриил задерживается, - негромкий и лишённый эмоциональной окраски голос Рафаила пресёк тишину ожидания, в которую погрузился зал советов. - И я его не ощущаю.
Он устремил взор на Михаила, будто вопрошая, что тот думает по этому вопросу. Азраилу тоже достался тяжёлый и настороженный взгляд. Ангел Смерти, будучи нейтральной силой и лишь по собственному желанию находившийся в стане небесных воинов, очень часто знал гораздо больше, чем все остальные, и куда как больше, чем говорил.
- Он порой имеет обыкновение игнорировать общий зов и Совет, но на данный момент я не вижу для него мотивов для пропуска собрания. Тем более, что он не менее любопытен, чем Уриил и Рагуил. Велика вероятность, что он попал в неприятности, - Рафаил не стал акцентировать внимание собравшихся на том, что эта пропажа Вестника была очень похожа на недавнее исчезновение Михаила с той лишь разницей, что старший брат отдал приказ не вмешиваться. - Я думаю, что будет не лишним проверить это суждение и готов это сделать сам.

Отредактировано Рафаил (2015-05-11 20:27:17)

0

44

<---------Израиль
Рафаил перенёсся не прямо в зал переговоров, в котором уже собрались ангелы. Он уже чувствовал, что с ним что-то не так. И "не так" это касалось не столько его внешнего вида, ангелы мало обращали внимания на свой пол. Свет Вестника, которым был наполнен каждый из них, был слишком тусклый. А когда он взглянул на грудь брата, то понял, почему.
- Что с тобой произошло? - в обычно мало эмоциональном голосе Исцелителя послышалось беспокойство, покуда от рук его исходил тёплый свет, от которого страшная рана на груди Гавриила начинала затягиваться. Возможно, разговор этот был не особо уместен, когда один из них лежал на светлых плитах небесной цитадели, а второй опустился рядом в попытке вылечить достаточно тяжёлую рану, сравнимую с нанесённой ангельским оружием. Но это казалось важным архангелу.

Отредактировано Рафаил (2015-10-13 20:45:12)

0

45

<---------------Израиль

Все произошло слишком быстро.  Именно так сказал бы любой из смертных. Однако, что архангел, что архидемоны ощутили этот момент так, будто он был растянут по времени. Хотя, точнее было бы выразиться «будто времени не было вовсе». Вот они «скидывают» энергию в уже наполовину истлевший пергамент, вот усилием воли разрывают связь. Гавриил даже успел почувствовать появление Рафаила, беспокоясь, как бы и с ним чего не произошло. А потом… А потом все закончилось. Вестник оказался у входа в Цитадель Света,  ощущая, как благодать капля за каплей собирает светлую энергию Рая. К тому же сам Рафаил принялся за лечение открытой раны на груди.

- Что с тобой произошло? – сквозь шум в голове услышал Гавриил.

- Я ведь не могу без приключений… кхе… кхе… - кровавый кашель, вырвавшийся из Вестника, прервал его смех. Откашлявшись, он продолжил: – Асмодей и Абигор проникли в древний храм в Израиле. Я не мог это оставить просто так, сам ведь понимаешь. Что-то пошло наперекосяк. Слишком большим количеством сил мы оперировали. Каким-то образом, нас связало вместе. С одной стороны довольно забавно, но с другой совершенно не смешно. Это ужасно чувство, ощущать, как из тебя медленно уходить благодать. Будто погружаешься в пустоту. Мы нашли способ разорвать связь. Ты как раз появился в момент, когда мы воплотили план в жизнь.

Взглянув последнему в глаза, Гавриил просто кивнул. И без слов было понятно, что Вестник безмерно благодарен брату за помощь. Да, слова тут и не нужны были.

- Интересна сама схема этой связи. Несмотря на то, что мы использовали огромный энергопотенциал, он не составляет и одной миллионной того, количества, что было использовано при битве у врат Рая. Я сам не совсем понимаю, но кое-что обрисовать могу. – далее Вестник перешел на терминологию, которой нет в человеческом лексиконе, да и вряд ли когда-нибудь появится. – Если коротко, то вот так. И ещё, необходим вещественный материал, наполненный энергией. Небеса не подходили из-за эфемерности. Но святая земля Израиля была отличным катализатором. Как по структуре, так и по площади. Ну, и то, что это были падшие, а не обычные демоны. Все же мы с ними сделаны из одного «материала», если сказать грубо. Эффект магнита. Одна структура, потенциал разный. Ты уж извини, что я тут так изливаюсь. Ощущаю себя уже намного лучше.

Чувствуя, что братья внутри цитадели и скорее всего в Зале Совета, Вестник поинтересовался:

- А что у вас тут происходит? Что я пропустил?

0

46

Покуда Гавриил рассказывал, что же произошло в земле обетованной, Рафаил призывал всё своё умение, чтобы исцелить брата. Он столь же молчаливо кивнул в ответ, принимая благодарность, пусть и не мыслил поступить иначе. В иной раз он посоветовал бы пока не тратить силы на речь, но в случае с Вестником это возымело бы обратный эффект. Порой казалось, что молчание даётся ему с гораздо большим трудом. Тем более, что сам рассказ его был крайне интересным.
- Твои слова важны, Гавриил, не нужно извинений, - Исцелитель покачал головой. Он не стал добавлять, что в любой ситуации выслушает брата, не только здесь и сейчас, это было очевидно. - Михаил созвал всех на совет, ты не слышал его зов? Мы не хотели начинать совет без тебя, и я отправился на твои поиски. Многое творится в малкут. Видится мне, что твои приключения могут оказаться тоже с этим связаны.
На небесах лечить даже такую серьёзную рану было гораздо проще, чем где бы то ни было. Вскоре уже ничего, кроме окровавленной одежды не напоминало о том, что она была. Разве что лёгкая опустошённость самого Рафаила. Но она тоже должна была быстро пройти, благо нисколько не мешала иным делам. Архангел подал руку брату, дабы помочь подняться. Вестнику, может, и стало лучше, но до обычного его состояния было ещё далеко.
- Пойдём, стоит рассказать об этом столкновении Михаилу и послушать, что скажет он.
Было достаточно странно спешить в месте, где не существует времени. Однако это было именно так. Промедление могло дорого им обойтись, как считал воин небесный. Даже совет не стоило затягивать. Возможно, Михаилу лучше было бы собрать вести ото всех и, приняв решение, безотлагательно направить их в нужные области. Впрочем, Исцелитель верил, что у Архистратига были причины, чтобы предпочесть общий сбор скорости реакции на действия Ада.

Отредактировано Рафаил (2015-10-14 12:42:20)

0

47

Приняв руку Рафаила, Вестник ответил на его вопрос:

- Слышал и очень четко. Но ведь ты прекрасно знаешь, как работают сферы. Я вас слышу, вы меня нет. Ответить не смог бы при всем желании. Да, как вариант, я мог снять защиту и переместиться на Небеса. Только в этом случае, Абигор и Асмодей переместились бы вместе со мной. Как выяснилось, связь не дублирует, как физическое, так и магическое вмешательство на всех троих. Довольно неприятно. А теперь представь. Два архидемона появляются в Цитадели. Помимо того, что их тут же начинает иссушать эфир, так ещё, однозначно, кто-нибудь попытался бы их атаковать. Что крайне неприятно на мне сказалось. К тому же, не думаю, что они стали бы тут задерживаться. Ретировавшись в Ад, они бы прихватили и меня с собой. В общем, приятного мало, учитывая тот факт, что благодать вытекала из меня, как из дырявого ведра.  Поэтому сферу я предусмотрительно не убирал.

Они довольно быстро добрались до Зала Совета, даже несмотря на то, что передвигался Гавриил раза в два медленнее обычного. Их появление было встречено гробовым молчанием и лишь по выражениям лиц братьев, Вестник примерно представлял, о чем они думают. Как Гавриил и предполагал, никто даже и бровью не повел, увидев его в образе пышногрудой блондинки.

- Всем привет – усевшись за свое место за столом, не без помощи Рафаила, Гавриил нацепил свою самую беззаботную маску – Извиняюсь за опоздание. Непредвиденные обстоятельства.

И принялся пересказывать все, что буквально некоторое время назад рассказал Целителю.

- Такие вот сюрпризы подкидывает нам мироздание – этими словами Вестник закончил свою мысль – Наверное, мы можем начинать. Я чуть-чуть отдохну. Послушаю вас.

Стараясь выдохнуть как можно спокойней, Гавриил прикрыл глаза. Силы восстанавливались не так быстро, как он рассчитывал.

0

48

Пост совместный с Иудой.

Иисус был не просто доволен собой, он щурил один глаз и старался ржать не слишком откровенно. Ему не часто удавалось за один день столько раз потрунить над Иудой. «Не хочет он. Как будто я сильно туда хочу. Точнее нет, теперь, когда дело касается людей, я не могу оставаться в стороне. Но и торчать там один… Искариот то ли не замечает, то ли делает вид, что за две тысячи лет я по-прежнему похож на своего Отца, а потому бываю вспыльчив. Иногда мне определенно нужны тормоза. Вот пусть и отдувается, он у нас порядком тормознутый
- Привет, Павел, давно не виделись, - Иисус на мгновение замедлил шаг, одняв глаза дальше, на ворота и ещё выше. «Как же давно я…» Босые ступни, одежда старая, потрепанная, та самая в какой они уходили от тех осин, где повесился Иуда. Это вызывало у Сына Божьего ностальгию и легкую грусть. Он не мог утверждать, что вернулся домой, но и не мог этого отрицать.
- Нам туда, - обличающее указал мужчина, когда нервный Иуда воспылал побыстрее оказаться в зале совета, - да не беги ты так, успеем. Слушай, как думаешь, все так нервно косятся, просто потому, что мы пришли? Или из-за фингалов? Да расслабься, наслаждайся экскурсией. Потом можем прогуляться… если успеем удрать от такой толпы…
Весть разносилась как весенний ветер по молодой листве. Волна звучных и беззвучных голосов шелестом разбивалась об их передвижение, отчего Сын Божий невольно сам ускорял шаг, дабы побыстрее оказаться в зале.
- Может, исцелишь себе хотя бы фингал? - Иуда покосился на Сына Божьего, искренне подозревая, что и это припишут его авторству. Кто ещё может быть виноват в подобных несчастьях. - Ну нет, так тебя эта толпа и отпустит. Слетятся вокруг, помяни моё слово, - он озирался по сторонам, чувствуя себя не в своей тарелке. Слишком много взглядов и голосов. Где-то в глубине души возникло даже сочувствие к Иисусу, ему-то всё это  положено терпеть.
- Тогда какой прок в том, что я его оставил? – Сын Божий потер ладонью лоб, без харатника и перчаток ему было действительно не по себе. Он становился слишком похож на свое изображение в некоторых церквях и его это беспокоило. –Жаль, что теперь, когда мы здесь, они все почувствовали мое присутствие. После долгого отсутствия это несколько… Иуда, бегом!
Они влетели в зал несколько быстрее, чем Иисус намеревался, но он искренне надеялся что его доблестные апостолы и прочие следом не попрутся.
- Надеюсь, мы не слишком опоздали? – он тяжело дышал, подняв взор на собравшихся архангелов и улыбнувшись. – Прошу прощения за неожиданное вторжение, как видите, мы торопились.
  - Так ты нарочно, чтобы ангелов позлить? - задним числом он уже подумал, как они будут решать, ставить ли новый синяк на место исцелённого или пытаться объяснить Эмили, что они могут ещё и целительствовать. - Ой, блин... - даже не пылавший любовью к ангелам Иуда при виде приближавшихся апостолов, возглавляемых обеими Мариями преисполнился желанием поскорее оказаться на совете. - Ты ведь в курсе, что они будут тебя тут под дверью караулить? - тихо прошептал Искариот на ухо Иисусу и уставился на ангелов. В горле как-то само собой пересохло, будто он, а не Моисей сорок лет бродил п пустыне.
«Они могут», - подумалось Иисусу.

Отредактировано Иисус (2015-10-16 12:29:51)

0

49

Едва Рафаил покинул зал Совета, Михаил неторопливо подошёл к окну занимая то место, где только что находился Исцелитель. Вид на Сады умиротворял, но при этом же напоминал о встрече с Люцифером в оазисе Шебек. Начало всё откладывалось, что поневоле вызывало подозрение о некоем вмешательстве свыше. Чего желал бы Отец, имей он сейчас возможность повлиять на события? Аристратиг обернулся, встречая взгляды едва ли не половины собравшихся. Братьям же интересно знать, что задумал он сам. Как он объяснит сомневающимся о необходимости такого шага? Перемирие было тем, что спасёт хотя бы часть их жизней. Разумеется, полностью убивать друг друга они не прекратят, Михаил не был столь наивен, чтобы верить в это.
Молчание становилось всё более тягостным. Возможно, братья предпочитали теперь переговариваться более адресно, на личных частотах. Мрачный и недоверчивый взгляд Рагуила скользил от лика одного брата к другому. Вот ещё была забота Михаилу, понимавшему, что от подозрений до откровенного недоверия слишком короток шаг.
Распахнулись двери, вызывая короткое оживление среди Воинства. Приподнятая бровь Сариила и едва слышный шёпот Уриила: "Зачем это он?" примерно охарактеризовали реакцию на смену облика Вестника. Михаил лишь коротко кивнул, не испытывая особого удивления.
- Рад видеть тебя в добром здравии. Что послужило причиной твоего нескоро появления?
Помимо новой внешности было нечто, вызвавшее серьёзную обеспокоенность Архистратига. Гавриил явно пребывал не в лучшей форме. Успел ли Рафаил к нему настолько вовремя, чтобы спасти жизнь?
Михаил внимательно выслушал доклад Гавриила. Вмешиваться лично с анализом его состояния он не стал, доверяясь работе Исцелителя. Гавриил мог передвигаться, видимых ран он не имел, а в Раю его силы восстановятся быстро.
- Падшие выбрали очень удачный момент,- резюмировал он, едва Вестник закончил говорить.
- Гавриил, я благодарен тебе за своевременное вмешательство. Прискорбно, что защитники Цитадели погибли, но долг свой они выполнили до конца. Сейчас следует отправить новых воинов к храму, во избежание его окончательного разрушения. Но что стало с артефактом?
Вопрос скорее риторический. У Гавриила его не было точно. Михаил кивнул, давая брату желанную передышку. Сейчас не стоило устраивать подробный разбор полётов, иначе до сути они дойдут не скоро.
- Хорошо, это мы прояснили. А теперь о том, что послужило причиной моего вызова вас на Совет.- дойдя до своего места садиться Михаил не стал, остановился у стула, опираясь рукой о его спинку. Затем обвёл сосредоточенным взглядом каждого из братьев, отмечая для себя настроение, в котором тот пребывал.- Я предвижу немало возражений тому, что скажу сейчас. Прошу отнестись со всем вниманием к моим словам, не отбрасывая незамедлительно возможность согласия.
Одной этой фразы хватило, чтобы кое-кто из Воинства нахмурился. Азраил медленно покачал головой, явно не одобряя нечто из сказанного Архистратигом. Тянуть Михаил не стал, бросаясь как в омут с головой, озвучивая то, что могло бы стать поворотным моментом в их общей судьбе.
- Враг предлагает нам перемирие.
Отреагировать не успел никто. Вновь были распахнуты двери в Зал, а на пороге появились те, кого Михаил даже не предполагал увидеть ныне. Сын Божий был здесь, а это значило, что и без того непростая миссия Архистратига усложнялась до предела.
Что он слышал? подумалось Михаилу, но повторять пока он не стал, приветствуя Иисуса и его спутника. Без особой, впрочем радости, Иуде здесь действительно не стоило появляться. Даже Михаил не готов был полностью понять и простить его, но полагаясь вновь на решение Создателя. Предатель был помилован им, а это что-то да значит.
- Здравствуй, Иисус. Ты прибыл вовремя, мы только начали.
- Зачем здесь этот предатель?- не вытерпел кто-то. Весть Михаила оказала весьма шокирующее воздействие, в обычной ситуации вряд ли кто-то рискнул бы заявить протест вслух.

0

50

- Я понимаю, Гавриил, - кивнул Исцелитель, какое-то время неотрывно наблюдая как за движениями брата, так и за его энергией. Потрёпан, но ему уже ничего не угрожало, что радовало. - Уверен, ты сделал всё, зависящее от тебя. Твоя жизнь в обмен на жизни двух предателей была бы слишком большой ценой, хорошо, что этого удалось избежать.
По возвращению в зал архангел так и остался неподалёку от Гавриила, не видя смысла искать себе другое место, покуда Михаил, взиравший на сады, и прочие слушали уже известную ему историю. Он размышлял о вечно затевавших что-либо падших и о том, как они могут использовать разлом, ведь наверняка ищейки Люцифера уже прознали о нём. У Светоносного была слишком цепкая хватка, чтобы при его пристальном внимании к столь спорному созданию Творца как люди от его взора могла ускользнуть подобная деталь.
- Враг предлагает нам перемирие, - воин небесный вскинул полный изумления взгляд на Архистратига подобно многим, собравшимся в этом зале.
Перемирие? Так об этом хотел он сообщить? Да, их война порою затихала, покуда предатели не предпринимали новых шагов или ангельское войско не наносило удар по сосредоточию их сил в каком-то из миров Отца, но чтобы согласиться на примирение с ними? На подобную сделку со своей совестью Рафаил не был готов.
"Брат, что с тобой произошло? Отчего ты выносишь этот вопрос на собрание, а не ответил на него ударом меча? Здесь каждый без колебания положит свою жизнь в защиту творений и заповедей Творца, так отчего ты допускаешь даже мысль о том, что может статься мир с предавшими его?" - он перевёл свой взор на появившихся Иуду с Иисусом и нахмурился в ожидании слов Сына Божьего. Присутствие Искариота его волновало гораздо меньше, чем реакция на слова Михаила. Для себя Исцелитель решил, что не сможет принять этот мир. Пусть даже его лишат за это крыльев в случае, если остальные ангелы и старший брат всего человечества согласятся на перемирие.

0

51

Гавриил сидел на своем месте, прикрыв глаза и раздумывал над словами Рафаила. Его брат ошибся совсем чуть-чуть. За свою жизнь Гавриил не особо беспокоился. Он боялся, что если иссякнет его благодать, а крылья окрасятся в оттенки тьмы, то просто потеряет свои моральные ориентиры и перейдет на сторону Ада. Зная собственные возможности и склад ума, это вылилось бы Раю в большие неприятности. Следовательно у Вестника оставалось лишь два выхода. Либо найти решение, что они с падшими и сделали, либо покончить с собой, прихватив с собой и архидемонов. Последний вариант следовало обратить в жизнь, если с первым бы ничего не получилось. И ничего бы Асмодей и Абигор не поделали, сколько Гавриила не связывай. Он давно предусмотрел вариант собственного уничтожения, при необходимости.

Размышления Вестника прервал голос Михаила, прорвавшийся таки сквозь поток мыслей Гавриила.
- Враг предлагает нам перемирие - архангел даже приоткрыл глаза, чтобы убедиться, что ему это не грезится. Действительно, это произнес Архистратиг.

А в следующий момент в Совета ворвались двое. Закадычные друзья: Иисус и Иуда. Сам Вестник нисколько не удивился этому появлению. Да, Сын Божий озаботился о том, чтобы его не нашли, вот только Гавриил, ещё более двух тысяч лет назад, при родах Марии оставил себе немного крови младенца. Будучи в определенном смысле ответственным за его появление на этом свете, Гавриил не прекращал наблюдать за Иисусом. И то, что Сын Божий уже тысячелетия путешествует в компании Искариота, новостью для Вестника не было. Он даже предполагал, что в определенный момент они явятся на Совет и этот момент настал. Гавриил наблюдал за лицами братьев, изучая всю палитру эмоций, что они испытывали. Казалось некоторые готовы сорваться со своих мест и наброситься на Иуду и только бездействие Михаила не позволяло им своевольничать.
- Иисус, Иуда, какая, без сомнений, приятная встреча. Присаживайтесь возле меня. Извиняюсь, что в неподобающем виде. Год выдался непростой.

0

52

- Здрас-сте, - буркнул Иуда, уже чувствуя себя тут неуютно. Он ведь говорил, что его тут не любят? Не ошибся. - И вам не хворать.
В размышлениях не выпрыгнуть ли ему сейчас за дверь вместо того, чтобы остаться лицом к лицу с невменяемыми ангелами победил здравый смысл. Уж лучше не поддаваться панике и остаться рядом с другом в трудную минуту, чем попасть в руки обеих Марий вкупе с апостолами. Кто вам сказал, что ангелы страшны во гневе? Видимо, тот не видел разъярённых женщин и оскорблённых друзей.
"Раньше надо было, "друзья", оскорбляться, ох раньше... в дела минувших дней. Ну что, джеронимо? Стоп, о каком таком перемирии речь? Иисус? Иисус... тпррррр, стоять, Зорька!"
Мужчина схватил друга под локоть и потащил его к пышногрудой блондинке, одной из немногих, кто воспринял их появление спокойно.
- Иисус, давай дадим... Михаилу? Михаилу... продолжить его вступительную речь, озвучить его мысли, выводы, дорассказать обстановку-у-у... - негромко увещевал он своего приятеля, мысленно уже зажмурившись и начав обратный отсчёт до взрыва бомбы, а то и сверхновой. Он косился на лицо Сына Божьего, пытаясь понять его реакцию, уж очень тонка была грань между дурачеством и спокойствием и всплеском исключительно праведного гнева.

0

53

- Конечно, дадим, - ласково согласился Сын Божий, не сильно и упорствуя в провожании его к стулу. – Я всех так давно не видел и не слышал, порой скучал даже. Привет Гавриил, я сначала даже удивился, клёво выглядишь. Засмотреться можно.
Иисус мягко улыбался, переводя взгляд с одного лица на другое, в дела давно минувших дней он их видел не редко. Разве что Азраила видал и в не минувшие дни, но этот сидел с таким же приветливым, беспалевным лицом. «Как же многое изменилось, как многое. С тех пор как Отец… В те дни архистратиг, непоколебимый архангел Михаил, мог бы он сказать подобное? Может и мне пора вспомнить свое место? Дурачился то долго. Эх, держи меня Иуда, если занесёт, порой я прекрасно понимаю и потопы, и огонь с небес…»
- Только просьба одна, - он опустился и кивнул собравшимся, - предателей здесь нет. Иуда – друг мне, мой спутник и порой более трезвый разум. Мы здесь ведь по одну сторону фронта, верно? Михаил, продолжай, прости, что прервали. Я тоже хочу выслушать всё, что ты скажешь. Я долго отсутствовал, многое пропустил, но такой момент пропустить не мог.
Иисус коротко кивнул. Теперь и он становился уже не Иваном, не байкером, всё возвращалось на место. Его обеспокоило то, что ныне он увидел здесь. Крайне обеспокоило. Беспокоило то, что чувствовал.
- Да уж, - не сдержался Сын Божий,- вижу, что год действительно не простой. Михаил, ты сказал… "перемирие", да?

0

54

Немалое желание возникло у Михаила прикрыть сейчас глаза, но значило бы слабость, а даже намёка на неё он не позволил бы себе. Поэтому дождался, пока Сын Божий вместе с Иудой проследуют к местам рядом с Гавриилом. Ему предстояла очень сложная задача, а понимания пока не возникло ни в одном взгляде. Он был совершенно один со своим решением. Получится ли убедить, объяснить, что не прихоть им ведает, не слабость говорит его голосом? Довольно смертей, довольно видеть гибель братьев! Верит ли сам Иисус, что возможно разом уничтожить весь Шеол, вплоть до последнего низшего демона? Падшие ангелы ему не братья, может ли он понять, какого это?
- Как я и сказал уже, Враг предлагает Небесам перемирие,- негромко продолжил Михаил вступительную часть. Вновь воцарилось молчание, поэтому повышать голос необходимости не возникало.- Разумеется, согласия не последовало, но и возможность сего я не отверг. Но прежде, чем обвинять меня в малодушии, я предлагаю взвешенно обсудить все возможные варианты, не отметая с порога ни один.
Вот сидит апостол, чьё имя прославилось в истории на века и весьма дурным образом. Но он прощён, он здесь, сам Иисус выступает на его стороне. Где мерило, каковы грани, думал Михаил, переводя взгляд от Иуды к его другу и покровителю. Кто читает в их сердцах и душах? Или же Иисусом ведёт та самая слепая вера?
- Чем дальше, тем больше гибнет наших братьев. Небесное Воинство понесло немалые потери даже в мелких стычках, но что говорить о последней войне? Видя смерть Варахиила я понимал, насколько далеко всё зашло, и потому я спрашиваю вас, к чему мы идём? Мы можем устремиться в очередное сражение, можем не давая передышки Злу разить всех и каждого, кто встретится на нашем пути. Да, ценой тому будут новые и новые смерти. Даже ангелов можно уничтожить окончательно. А восполнить наши ряды за счёт светлых душ не так просто, и прежде всего тому причина потеря веры. Таковы факты, такова реальность. На предыдущем Совете этот вопрос уже поднимался. Устрой Небеса и Ад сейчас бойню - и я предвижу, что потери со всех трёх сторон будут неисчислимы. Итак, каковы ваши мысли? Я слушаю вас.

0

55

Рафаил пристально взглянул на Иуду, на что получил волчий взгляд в ответ и подобную же усмешку. Что ж, Искариот мало чем изменился, однако не говорило ли столь долгое его присутствие рядом с Иисусом о том, что тому были ведомы не только раскаяние в грехе своём, но и любовь к Сыну Божьему и, что удивительней всего, праведность. Две тысячи лет выстоять против всё более изощрённых соблазнов, пусть даже и в такой компании, не просто так Иисус выбрал себе спутника, рассудил архангел. А потому в лике его не было неприязни при взгляде на отрёкшегося апостола. На его лике вообще редко господствовали какие-либо эмоции.
- Михаил, - мягко но непреклонно произнёс он, когда Архистратиг озвучил суть своих мыслей, - каждый из нас скорбит о гибели Варахиила в равной мере как и о прочих братьев наших, сложивших свои головы в борьбе с демонами. Надолго запомнится и недавний штурм райских врат, и алые пески Израиля. Ты всё верно говоришь, борьба наша неизменно повлечёт за собой и новые жертвы. Но скажи, ты же готов пожертвовать собой чтобы защитить всё, что тебе дорого? Так почему ты и прочим хочешь отказать в этом? Перемирие лишь даст предателям фору. Кроме того, оно перечеркнёт все предыдущие смерти братьев наших. Хочешь, чтобы все они оказались напрасными? Окончательно нас можно уничтожить только сломив наш дух, веру друг в друга и в наши поступки. Тобою движет забота о всех нас, брат, но благом ли будет для нас это перемирие? Если выбирать между миром с предателем и гибелью в бою за свои идеалы для меня выбор очевиден. Прости, из меня плохой оратор, - он покачал головой.

0

56

- Ты слишком долго прожил с людьми Иисус. Внешность не имеет абсолютно никакого значения. Однако, так как и я некоторое время пробыл вне Рая, я вполне понимаю, что ты имеешь в виду и принимаю это как комплимент. Правда,ответного от меня не дождешься. Выглядишь как распоследний бомжара. Хотя и это здесь мало кого волнует.

Гавриил внимательно выслушал сначала Михаила, потом Рафаила и по причине того, что возникла довольно напряженная тишина, прикрыв глаза, решил сам взять слово.

- Братья! И в первую очередь Михаил. Я не знаю, почему мы это обсуждаем. По какой причине? Все просто. В любом случае, решение будет принято в пользу мира. Так решил Архистратиг, а значит, можно считать, что так решило и все Святое Воинство. Я не выступаю, ни в коем случае, с критикой такого решения. Не выставляю никаких претензий и не собираюсь этому противиться. Будет так, потому что так должно быть, пусть мы и противимся этому. Как только до вас дойдет мысль о бессмысленности размышлений против решения Михаила, тем быстрее мы все сможем пойти отдыхать. Примите во внимание тот факт, что Архистратиг ничего не делает спонтанно. Трижды не обдумав, а то и четырежды, свою позицию, он не стал бы выставлять её на наш суд. Влияния на его разум не наблюдается, в этом можете мне верить. Можно, конечно, долго мусолить тот факт, что Люцифер ничего не делает без тройного дна и попробует выжать из ситуации по максимуму, но проще это просто принять как аксиому и уже по свершившемуся противостоять.

Вестник усмехнулся:

- Представил, что будет твориться в Аду, когда сам Люцифер вынесет это на обсуждение. Каким образом все это у них будет контролироваться. Кто кого будет подставлять, дискредитируя в глазах Люцифера. Сборище завистников. Хоть бы одним глазком посмотреть, как у них будет проходить обсуждение. В общем мое мнение такого. Хоть я и «против», я «за».

0

57

Иисус слушал их, слегка прикрыв глаза и сердце его наполнялось все большей печалью. Он всегда знал эту тяжесть, носил её с собой, пусть жизнь среди людей и научила скрывать эту боль за каждого, за абсолютно каждое живое существо, будь оно человеком, зверем или кем-то иным. Среди людей он научился сдерживать себя, ощущая дух лишь тех, кого хотел ощутить сам, но здесь, на Небесах, среди них, всё было иначе. Он ощущал так многое, что болью отдавалось оно внутри.
- Гавриил, - очень тихо, совсем мягко возразил Сын Божий, - перекладывать ответственность лишь на Михаила – малодушие. Каждый волен выбирать сам. Каждый волен сказать слово. Никто не решает подобного за других. Я отсутствовал непростительно долго, в поисках того, что хотел познать. Я, как Отец мой, выбрал путь невмешательства. Но сейчас, позвольте мне, прежде чем мы продолжим разговор, я хочу напомнить с чего начиналось всё. И я не про падение ваших братьев, при котором меня не было. Вы помните о том больше и когда я был юн, вы были моей защитой. Я всегда считал что вы – то на чем держится безопасность мироздания.
Иисус чуть передвинулся, полуприкрыв глаза он смотрел на каждого и не смотрел ни на кого. Его сердце болело за них, а голос стал растекаться за пределы зала совета. «Каждому Отец дал право выбора. На них же возложил большее. Были ли они готовы? Как некогда я сам не был готов принять свой долг. Были ли они готовы тогда? Или сейчас? Как я не хотел делать подобного, Отец, ты один знаешь, как не хотел. Зарекался прибегать к силе, данной Тобой. Но что ещё я могу сделать для них, чтобы сберечь от раскола? Чтобы не дать поссориться? Чтобы укрепить после стольких лет. Чтобы не разрушили они сами то, что защищали. Спорить с ними? Есть ли в том смысл? Упрямство было их достоинством долгое время. А что теперь?»
- Я прошу вас сейчас открыться мне. Я хочу, чтобы вы вспомнили кое-что, о чем может быть забыли за столько лет борьбы. Я прошу вас, на несколько мгновений забыть о том, что происходит вокруг, и просто открыться. Я не требую, каждый выбирает сам. Я хочу вам отдать это.
Он сложил руки, как некогда складывал в пустыне, во время своих сомнений и скитаний. А потом развел их ладонями вверх. Иисус хотел сейчас хоть на мгновение вернуть им то единое ощущение с Творцом, какое было прежде. Всю любовь, что носил в себе, сейчас он хотел использовать, чтобы объединить их сущности и сущности каждого ангельского существа на Небесах. Слить их в этом Свете Отца Его, чтобы вспомнили они то, что объединяло их, что было их основой и общим со всем окружающим миром. Чтобы ощутили пульсацию этого мира, и верхнего, и нижнего, и людского, и иного. Он хотел отдать им это.
"Отец мой... во спасение да будет даровано..."

0

58

Иуда пропускает ход, ибо сидит, пока что помалкивает, в дела ангелов не лезет, во всенебесный резонанс особенно.

Отредактировано Иуда (2015-10-22 12:57:56)

0

59

Взгляд Михаила зацепился за лик говорившего Исцелителя. Довольно резок тот, непримирим как и прежде. Это было ожидаемо, Архистратиг и не ожидал от Рафаила готовности пойти к примирению с падшими ангелами. Убеждать его в верности подобного решения будет долгим и трудным делом, а ведь он не единственный в подобной точке зрения. Даже Уриил сейчас кивнул в знак согласия с Рафаилом, и это тот, кто всегда ратовал за возможность прощения тем, кто одумается и пожелает искупить вину, вернувшись на Небеса.
Заговорил Гавриил, вызвав своими речами оторопь внимающего ему Михаила. На миг помстилось, что Вестник видит в нём не просто предводителя всего Небесного Воинства, но и того, кто один лишь и принимает решения. Но ведь не мог же тот и впрямь клонить к этому? Михаил кивнул, скорее для себя, но уловил уже по правую сторону стола, за которым они находились, недовольный ропот Рагуила, склонившегося к сидевшему рядом с ним Сариилу. Верно, не он один воспринял замечание Вестника неодобрительно.
- В любом ли случае? - взгляд Рагуила был довольно недружелюбным. - Сейчас ты берёшь на себя слишком многое, Гавриил. Я бы списал это на влияние новой оболочки, иначе не объяснить настолько легкомысленное заявление.
Мягкий голос Иисуса перекрыл разом последовавшие возгласы и протесты. Совет Небесного Воинства подошёл опасно близко к новому бунту, это Михаил понимал прекрасно. Слишком остро прозвучал поднятый им вопрос, но откладывать и мешкать не имело смысла. И закончить надлежало как можно скорее, не давая возникнуть внутренним разногласиям. Архистратиг внимательно взглянул на Сына Божьего, понимая, насколько ему сейчас непросто. Каждый из них нёс свой груз ответственности. Как бы то ни было, они по одну сторону, с одними целями.
- Помимо самого предложения о перемирии есть иное, что надлежит вам знать.
Медленно Михаил открывался навстречу Иисусу, первым устремляясь к предложенному единению, готовый личным примером помочь и самым недоверчивым отбросить гнев, нетерпение, зарождавшуюся враждебность, способную омрачить внутренний свет каждого. Они слишком сильно отстранились друг от друга, Михаил понимал это и надеялся, что затеянное Его Сыном поможет обрести ангелам внутреннее равновесие.
Враг у нас не один, - продолжил Архистратиг, но уже на иной частоте, где не было необходимости вслушиваться в звучание голоса, ибо так терялось главное - понимание друг друга без слов. - Вы также знаете это, вы помните о прежних временах, о наших войнах с Хаосом. То, что было до падения...
Поочерёдно, кто не задумываясь, кто с очевидной заминкой, братья опускали свои щиты, открываясь всей своей истинной сущностью, вплетая энергетические потоки в единый, звучащий в унисон, растворяясь в том благодатном Свете, что напоминал о прежних временах безграничного доверия между всеми ними. Исчезали, истаивали образы стен зала Совета, и каждый, кто здесь присутствовал, оставался лишь в истинной своей форме, так Гавриил более не напоминал  обличьем известную в земном мире смертную девушку. Оставалось лишь чистое сияние, Свет, из коего они были созданы.
Михаил говорил. Он передал слова Иблиса о разломе, оставленном деяниями изменённых обитателей мира Малкут, называемых  также вампирами. То было ведомо и ранее, от доклада Рафаила, но картина дополнилась предложением  Люцифера о совместном закрытии, что было предпочтительнее для обеих сторон; так оба Воинства экономили значительную часть своих сил,  ведь иначе одна из сторон рисковала оказаться в проигрышной ситуации, дав значительный перевес противнику. Закрытие же также было одним из условий предложенного договора. Как и Михаил, небесные воители помнили, насколько опасен Хаос, знали, чем рискованно оставить разлом и далее открытым, позволяя проникнуть из него в этот мир общему врагу. Указывать на то, что гибель во имя победы не спасёт Творение Отца, он не стал. Это было более чем очевидно. Михаил позволил тяготам своих забот оставить его на время. Пусть краткий миг, но ощутить в себе покой.

0

60

Хороший солдат не думает, он подчиняется приказам. Видимо, исходя из этой истины говорил Гавриил. Или же Вестник за годы скитаний по земле так устал? Рафаил вновь взглянул на брата, ища уже следы не телесной болезни, но духовной. Да, многие из них были надломлены этим бесконечным и казалось бы бессмысленным боем, в котором каждая смерть приближает проигрыш обеих сторон. Но воин небесный не думал, что подобное настроение могло коснуться настолько глубоко одного из самых жизнерадостных архангелов. Видимо, он ошибался. Ошибался также и в предположении, что Гавриил будет одним из первых спорить с Михаилом. Что ж, братья всё ещё могли удивить его, пусть и не совсем приятно в данном случае.
- Рагуил, такова его позиция. Мы здесь собрались именно для того, чтобы обсудить всё. Не вижу причин для осуждения друг друга, - заметил Рафаил.
В одном Вестник был определённо прав: среди предателей вряд ли будет единство, наверняка большая их часть не примет подобного решения Люцифера, начнутся междоусобицы, либо Светоносный придушит их в зародыше железным кулаком. Но как бы то ни было, им не следовало уподобляться предателям. Обвинения друг друга ни к чему не приведут. Хорошо, что на Совете присутствовал Иисус, иначе кто знает, куда споры могли привести их, "оплот безопасность мироздания".
Открыться... внимательный взгляд Исцелителя скользнул по лицам братьев. Как давно не было этой открытости среди них? Для многих раскол среди ангелов стал серьёзным ударом, той болью, которую не хочется переживать вновь.
Короткий вздох, и закрыв глаза, он будто в омут нырнул, открываясь для света и остальных воинов Неба. Голоса Иисуса и Михаила сливались в единый поток образов, мыслей, чувств. Один за другим ангелы вливались в этот поток, добавляя в него сначала лёгкий укол опасений, а затем свои мысли и чувства, основным из которых было ликование. Пожалуй, именно это слово более всего подходило для того спектра эмоций, которые испытывались как свои собственные, отражались и продолжались друг в друге, становясь единым целым. Соприкасаясь друг с другом, резонируя, они становились глубже и ярче, наполняя энергией и снимая усталость.

Отредактировано Рафаил (2015-11-06 13:50:46)

0


Вы здесь » Ночная Столица: между Адом и Раем » Небеса » Небесная цитадель