Вниз страницы

Ночная Столица: между Адом и Раем

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ночная Столица: между Адом и Раем » Лес Грейганн » Зеленая усадьба


Зеленая усадьба

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Логово, где обитают грейганн. Зеленая усадьба, иначе Гринхолл. Большой деревянный дом с множеством комнат, а также несколько деревянных построек вокруг: склады, стайки, хлев, а также иные клетки для мелкой живности. Попасть сюда сможет не всякий, дорога крайне запутана.
http://sf.uploads.ru/t/cvi4T.jpg
http://sd.uploads.ru/t/5tvaS.jpg

0

2

===> Улицы города

Адрес, конечно, водителю не помог бы. Алисия уже в дороге руководила таксистом, подсказывая, где свернуть. Конечно, в обычной ситуации мужчина возмутился бы, ибо проселочная дорога оптимизма не внушала, к тому же прошлым днем прошел сильный дождь, превратив ее фактически в трясину. Алисия только стискивала зубы, чтоб не выругать ни в чем не повинного водителя, когда машина подскакивала на кочках или влетала в глубокую грязную лужу. Как бы бережно она не придерживала свою подопечную, ту все равно потряхивало, заставляя бессвязно стонать.  Пальто спереди давно пропиталось насквозь кровью, руки Алисии также были уже красны. К тому же дорога заняла много времени, небо уже начало светлеть вдалеке. Возможно, человеческий глаз этого бы пока не различил, но зрение киндрэт устроено иначе, воспринимая первые признаки надвигающейся смертельной опасности.
Наконец машина остановилась. Кое-как вытерев ладони о собственное светлое пальто, Алисия достала кошелек и расплатилась с таксистом. Конечно, так отпускать его она бы не решилась, пришлось просить о помощи одного из молодых братьев, что находились как раз во дворе. Парень согласно кивнул, запрыгивая на место водителя. Ошалевшего таксиста усадили на пассажирское место. Алисия мельком посочувствовала ему, полностью дезориентированному, однако тут же выбросила из головы.
Ирландку в дом помог втащить другой собрат, Словен. Он же и устроил девушку на кровати в одной из комнат, куда уже спешила предупрежденная кем-то Рогнеда. Наконец Алисия могла свободно вздохнуть, только сейчас поняв, как беспокоилась за эту странную девочку. Что ей было до нее, киндрэт объяснить бы не смогла, просто знала, что не хочет, чтобы та умерла.
Рогнеда выслушала краткий пересказ событий, лишь чуть приподнявшейся бровью отметив свое удивление от сражения ангела и демона в центре города.
- Говоришь, молодая, светловолосая? Мало ли кто мог быть там, хотя под описание вполне подходит Майя, дочка Патриции, нашего нынешнего ревенанта. Впрочем, демонов много, могла быть и не она. А вот появление ангела... Кто бы мог подумать. Неужто уже до войны дошло? Как бы нам срываться с места не пришлось. Спасибо, милая, что сообщила. Иован должен знать. Мы давно не были на Совете, лишь краем уха слышали о новостях.
С лечением проблем не возникло, чего так опасалась Алисия. Но Рогнеда и верно слыла лучшей не случайно. Мать знает все, в очередной раз убедилась она. И умеет все. Рогнеда отослала уже буквально валившуюся с ног дочь отсыпаться, пообещав поставить девчушку на ноги уже к этому вечеру. Алисия все же сделала небольшой визит на кухню, где как раз была свежая кроличья кровь, похоже, кто-то удачно поохотился. Конечно, холодильников в доме не держали, однако способ сохранить продукты был, притом исключительно изобретение грейганн, с помощью их магии.
Даже на мытье не было сил. Алисия лишь сбросила грязные вещи в угол и без сил растянулась в полный рост на кровати. Солнце уже взошло, она чувствовала его опаляющее присутствие даже через толстенную бревенчатую стену. Прикрыв глаза, Алисия моментально уснула. Где-то в другом конце дома Рогнеда закончила лечение случайной гости, лишь крепко перебинтовав в завершение рану на животе.

0

3

Эмми приходила в себя постепенно. Притом, боль по всему телу не прибавляла желания выныривать из вязкого небытия, в котором, как в болоте, утопало её сознание.
«Раз болит, значит, жива» - была первая более-менее осознанная мысль девушки. Она открыла глаза и тут же прищурилась от неяркого света, пробивавшегося в помещение сквозь шторы. Потолок был деревянным, и закатное солнце придавало ему медовый оттенок. Повсюду пахло травами и мускусом, и царило такое спокойствие в купе с тишиной, что у ирландки не получилось толком напугаться. В памяти всплывали ужасные картины драки демона и ангела, вид лежащей на мостовой умирающей Майи, но дальнейшие события неуловимо ускользали в бездне беспамятства, являя лишь смутные обрывочные образы. Целительница, машина, ещё какой-то мужчина, невероятно красивая женщина… от попыток вспомнить голова закружилась, а перед глазами всё поплыло цветными пятнами.
- Всё могло быть гораздо хуже, - пробормотала рыжая, с трудом узнавая свой голос. Кроме этого, эти слова показали, насколько пересохло у неё в горле, сухие губы едва слушались.
О’Брайн поднялась на локтях и обнаружила, что живот её туго перевязан бинтами. Они закрывали и рёбра, от чего дышать было сложновато, но вместе с тем не давали ране при каждом движении отзываться болью. К слову сказать, она уже больше зудела, чем болела. Помимо белья остальная одежда, видимо, пришла в негодность, отчего лечивший её посчитал, что можно избавиться от уже бесполезных тряпок.
Закончив с осмотром себя, Эмили огляделась вокруг. В настолько странном помещении она, сугубо городская жительница, оказалась впервые. Почти всё вокруг было из дерева: стены, пол, потолок, небольшой столик и шкафы. Комната казалась нереальной, будто сошедшей с кадров какой-то исторической хроники, но при этом оставалась совершенно естественной. Единственным разумным предположением было, что это был дом грейганн. Это слово, которым Майя назвала подоспевшую им на помощь целительницу, было незнакомо Эмили. И сейчас помимо благодарностей ей очень хотелось узнать, что же это за существа.
Девушка села на кровати, явственно ощущая совершенно определённое бурчание в желудке. Стараясь не совершать слишком резких движений, она добралась до шкафа в надежде найти там что-нибудь из одежды. Ей подумалось, что позаимствовать у хозяйки одну из просторных хлопковых рубах, достигавших, как выяснилось, почти середины бедра, будет лучше, чем расхаживать, как есть. О’Брайн не знала, на сколько может оказаться велико помещение и сколько людей или нелюдей может обитать в нём, но уже видела, что это явно не обычная квартира. Лесной пейзаж за окном подтверждал подобные догадки.
Она вышла из комнаты и оказалась в сумрачном коридоре. Наугад выбрав одно из направлений, рыжая вскоре вышла в просторный холл с большим столом, вдоль которого стояли скамьи. Она не сразу заметила огромного чёрного пса, который сидел неподалёку от мирно потрескивавшей печи и не сводил с неё немигающего взгляда. Ирландка сбилась с шагу, и её взгляд тоже замер на желтых звериных глазах. Где-то она читала или слышала, что нельзя смотреть в глаза, что это воспринимается как вызов, и всё равно не могла отвести взгляд.
- Ты ведь хороший, да? – тихо спросила целительница, облизав пересохшие губы и судорожно сглотнув. Пёс не пошевелился, продолжая буравить её взглядом.
- Я пришла с миром, - усилием воли девушка прогнала подкатившую было панику, нельзя бояться! Сделала плавный шажок в сторону зверя, медленно поворачивая руки ладонями вверх.
Никогда прежде Эмили не видела столь крупных собак, но ведь не мог же в доме жить волк.
- Хороший… - словно мантру повторяла она, осторожно приближаясь к псу, в любой момент готовая к тому, что он сагрессирует. Что делать в таком случае, она не знала, а потому старалась не думать, что подобный вариант вообще возможен.
Через пару минут О’Брайн подобралась уже достаточно близко, чтобы её ладонь могла коснуться широкого лба зверя. Всё ещё глядя на него не менее пристально, чем он сам, она присела, провела по его переносице и почесала за ушком, зарываясь тонкими пальчиками в густую и жёсткую шерсть. К тому моменту страх куда-то улетучился, уступая место восхищению такому большому и красивому созданию.
- Такой красавец! - улыбнулась она, второй рукой принявшись чесать за вторым ухом.

0

4

Алисия проснулась и какое-то время просто лежала в кровати, на белоснежных, пахнущих чем-то цветочным простынях. Этот дом всегда ее умиротворял, позволяя расслабиться. Когда Алисии хотелось покоя она возвращалась сюда. К сожалению, покой довольно скоро начинал утомлять, хотелось чего-то нового, неожиданного, яркого. Хотелось посмотреть, что происходит у людей; Алисия давно заметила, как же быстро летит время среди смертных, как быстро у них всё меняется. Казалось бы, всего лет десять минуло, а они уже и одеваются иначе и даже слова в  разговорах используют иные.
Алисия улыбалась, одними губами проговаривая современный сленг, самые популярные словечки, которые также проникали и к волкам, через их молодняк, обожающий выбираться в город и веселиться на его улицах либо в клубах. Пока совсем юные, им было плевать на запреты, на все уговоры и объяснения. Ну что же, хорошая трепка многим мозги на место вставила. Иован особой либеральностью не отличался. Старших нужно чтить и точка. Не желаешь понимать по-хорошему, погуляй-ка несколько дней или недель в шкуре волка без возможности превратиться обратно пока Старшие не разрешат. С первой попытки мало кто понимал.
Внезапно чуткий слух грейганн различил чей-то голос в коридоре. Или же не в коридоре... Алисия приподнялась на локтях, напряженно прислушиваясь. Рано еще было, это она чувствовала. Многие пока спят. Голос же о чем-то или о ком-то напомнил, некое смутное ускользающее воспоминание, и тщетно она пыталась сообразить, что же в нем.
Наконец грейганн соскользнула с кровати, набросила на себя длинную расшитую льняную рубашку, перетянула пояском. Приоткрыла дверь, снова замерла прислушиваясь и принюхиваясь. Затем покачала головой, невольно улыбаясь. Ее юная подопечная, оказывается, уже вполне оправилась для того, чтобы гулять по дому и с кем-то общаться. Впрочем, судя по последней реплике тот, кто находился с ирландкой сейчас пребывал в зверином обличье. Наморщив лоб, Алисия представила себе эту картину, снова покачала головой, и уже решительно открыла дверь, выходя из комнаты, ступая по деревянному полу босыми ногами.
Ну конечно же, увиденная картина полностью соответствовала тому, что было ею нафантазировано только что. Вот только вместо ожидаемой попытки припугнуть чересчур смелую девушку, киндрэт в облике волка попросту довольно жмурился, с удовольствием подставляя голову всем ласкам и почесываниям.
- Как мило,- прислонившись к дверному косяку, оперевшись о него плечом, Алисия скрестила руки на груди, глядя на парочку.- И не страшно тебе? А если бы он укусил? Или решил съесть? Девочка, это волк вообще-то.
Вопрос адресовался рыжей девушке. Только сейчас грейганн сообразила, что не знает ее имени, а на нынешнем этапе знакомства это уже не лишняя информация.
Волк  поглядел сначала на Алисию, затем на Эмили, словно размышляя о чем-то. Затем неторопливо поднялся на лапы, встряхнулся, лениво зевнул, показав здоровенные белоснежные клыки, впечатлившие бы кого угодно, ибо при виде их сразу думалось о том, как они способны распороть чью-то плоть и даже перекусить кость.
То, что последовало далее, можно было бы назвать отрывком из некоего фильма ужасов, впрочем, без особых спецэфектов. Превращение происходило быстро. Вот темный силуэт сгорбился, словно бы подергиваясь - это сокращались его мышцы. Двигаясь рывками, он начал подниматься на задние лапы, а спустя несколько мгновений перед девушками стоял молодой парень с темно-русыми волосами и карими глазами. Жизнерадостно ухмыльнувшись Алисии и подмигнув Эмили, он мотнул в отрицании головой.
- Хэй, ну нет, такую милашку я бы есть не стал. И она действительно смелая. - И уже непосредственно к Эмили: - Повторим как-нибудь? Мне понравилось.

0

5

Пёс не рычал и вообще не проявлял агрессии, от чего всегда любившая, но никогда не имевшая животных Эмили с удовольствием погрузилась в процесс почёсывания этой шерстяной громадины. Она так увлеклась, что не заметила, как у одного из входов в зал появилась знакомая ей целительница.
- Страшно? Но, не укусил ведь… – рыжая в удивлении обернулась на грейганн. Её брови взметнулись вверх в ещё большем недоумении от попыток понять, говорит её новая знакомая правду, или у неё подобное чувство юмора. Судя по виду блондинки, она всё же не шутила. Но какой волк так просто подпустит к себе человека? Впрочем, для них и в доме жить не самое частое явление.
Пока эти мысли крутились в разуме ирландки, волк, а в этом уже не было сомнений после впечатляющей демонстрации клыков, поднялся. А затем началось такое, от чего О’Брайн попятилась, невольно спотыкаясь, благо, пол был достаточно близко. Глядя во все глаза на превращение волка в человека, она на какое-то время потеряла дар речи. Смущённая и пунцовая, как свежее варёный рак, она гордо вздёрнула носик, буравя независимым взглядом стену.
- Посмотрим, - буркнула девушка, поднимаясь с пола.
Эмми чувствовала себя полной дурой ещё больше от того, что краска так легко проступала на её лице. Когда к ней вернулась способность мыслить логически (да, она была – прим. авт.), то всё удачно встало под единый знаменатель предположения, что этот дом был ни чем иным, как жилищем оборотней. Рыжая взглянула на целительницу, в её взгляде уже преобладало любопытство, нежели раздражение на себя.
- Я хотела поблагодарить тебя, - внезапно она вспомнила о первоначальном своём намерении, снова несколько смутившись тому, что опять могла доставить неприятности. Грейганн была права, волк мог среагировать и иначе. Впрочем, на этот раз ирландка попыталась скрыть свои чересчур бурные эмоции и уже открыто взглянула на женщину. В конце концов, она действительно была благодарна за помощь. О’Брайн не знала, как вообще сможет отблагодарить её за фактически спасение жизни, но решила пока не торопиться с этой темой. На парня же Эмми вообще старалась не смотреть. Помимо желания чисто по-женски его придушить за подобные шуточки (то, что она первая решила почесать большую пёсу, почему-то не вспоминалось), её ещё распирало от множества вопросов на тему оборотничества и иже с ним, которые стеснялась озвучить при ком-либо.

0

6

- Михал!- Алисия нахмурилась, явно не одобряя поведение собрата.- Тебе что было велено?
- Присматривать за домом и за гостьей, чтоб не забрела куда не следует,- тут же заявил парень, ничуть не смущаясь от наличия той самой гостьи рядом.- Что я и делаю. Видишь? Не забрела же.
Подвигав плечами, разминая их, Михал обернулся к ирландке, с любопытством разглядывая ее. Чем-то девушка явно забавляла его. Алисия поняла это по откровенно лукавому взгляду парня. Обращенный всего лет десять назад, он оставался все тем  весельчаком и балагуром, каким был в человеческой жизни. Тянущийся к миру, к его обитателям, вечно готовый на приключения, он и обращение счел просто новым способом узнать мир получше. Сколько раз ему влетало от Иована, трудно было и вспомнить.
Ирландка заговорила снова и Алисия перевела взгляд на нее, тут же смягчаясь. Девушка нравилась ей, вызывала интерес, особенно своими способностями.
- Как твое имя, девочка? Меня можешь звать Алисией, а это Михал. И не обращай внимания, любит он пошутить.
Киндрэт поднял руки как бы говоря, что отступает. Алисия не поверила, догадываясь, что тот просто усыпляет их бдительность.
Покачав головой, она подошла ближе к рыжей. Протянула руку.
- Мне нужно осмотреть тебя. Хочу удостовериться, что рана уже зажила. Знаю, за день подобное трудно вылечить, возможно, рана еще воспалится. По крайней мере заражения быть не должно, мы неплохо "почистили" тебя, а наша магия продолжает воздействовать и сейчас, когда ты просто находишься в доме.
Предстояло самое трудное: решить, достойна ли Эмили О’Брайн знать правду о мире киндрэт. Но ведь она уже знала немало. Видела ангела и демона, а со второй даже дружила. И кто знает, что та успела уже сообщить. В крайнем случае ирландке просто сотрут воспоминания о Гринхолл.
- Кстати, если нужна помощь с перевязкой...- Михал явно не собирался оставлять девушек одних. Более того, пока те были заняты разговором, он успел подкрасться к Эмили со спины, и обнять ее за плечи, словно хорошую знакомую.
Алисия гневно сузила глаза, готовясь отчитать парня, однако помедлила. Молодой поляк явно не особо уважал ее авторитет, предпочитая провоцировать и подшучивать. Пускаться же в препирательства при посторонних не хотелось.

0

7

Подшутивший над Эмми парень был явно очень бойкий, впрочем за этой бесшабашностью не чувствовалось особой злобы. Потому девушка не особо напрягалась в его присутствии, хоть и хотелось помстить ему по возможности. Она даже едва не хихикнула при его ответе целительнице, но вовремя вспомнила, что таким лучше не давать повода. Они и сами его прекрасно находят.
- Эмили О’Брайн, - представилась ирландка, переключив своё внимание исключительно на блондинку. Она положила ладонь поверх повязки, когда зашла речь о ранении. Рыжая слегка прикрыла глаза, пытаясь разглядеть себя, но видение постоянно ускользало. Она и в лучшие времена почти не могла рассмотреть себя внутренним взором, а теперь попытка была и вовсе оказалась провальной.
- Сама я вряд ли бы вообще справилась бы с этим, - улыбнулась Эмми. Было достаточно странно, что незнакомые в общем-то люди, а тем более нелюди, оказались столь добры к ней. Что-то подсказывало ей, что оборотни не отличались особым пацифизмом или вегетарианством. Впрочем, в следующий момент, не задумываясь, совершенно рефлекторно она, не разворачиваясь, и почти без замаха двинула острым локтём по рёбрам подкравшемуся к ней со спины Михалу.
В какой-то момент О’Брайн, забыв, что находится среди оборотней, которые гораздо сильнее и выносливей людей испугалась, что могла навредить по сути не желавшему ничего дурного парню. Рыжая вздрогнула и обернулась на отшатнувшегося от неё парня.
- Ой, извини, - она закусила нижнюю губу, отведя взгляд в сторону. – Я… обычно избегаю прикосновений.
Ирландка кинула быстрый взгляд на Алисию, которая видела, что происходит при прикосновении. Да, сейчас Эмили могла контролировать себя, но привычки никуда не делись. Она начинала чувствовать себя в этом доме несколько неуютно. Здесь всё было совершенно иначе по сравнению с тем, к чему она привыкла. Как будто её вытащили из уютной тёмной норки на открытое пространство, залитое тем золотисто-медовым светом. И ладно бы только это, у Эмми складывалось подспудное ощущение, что её пристально рассматривают.
- Думаю, мы сами справимся с перевязкой, Михал, - сказала девушка, справившись с очередной вспышкой своих эмоций.

0

8

По мнению Алисии, реакцию Эмили на выходку Михала предсказать было нетрудною Парень охнул, отшатнувшись. Потряс головой, удивлённо моргая. Он уже давненько не получал отпора, особенно от девушек, благо вызывал с их стороны скорее интерес, нежели отвращение. И вот сейчас он пытался сообразить, как же нужно реагировать.
- Получил?- Алисия выставила руку перед собой, развернув ладонь наружу, давая понять, чтобы больше не совался.
Михал, наконец, разулыбался, закивал, оставаясь на месте. Потёр бок, куда пришёлся удар от Эмили. Больно практически не было, Ему, бывало, и больнее доставалось от братьев и сестёр в шуточной потасовке.
- Ладно, ладно, понял, не дурак.- Он пожал плечами, склонив голову набок и глядя на девушек. - Алисия, так я пойду? Рогнеда велела сообщить, когда ты встанешь. Кажется, ей нужно поговорить с тобой о чём-то сверхважном и очень таинственном.
Алисия задумалась, что бы это могло быть. Возможно, речь пойдёт  об обучении новичков? Или Мать снова попросит её не уходить, пожить в усадьбе? Кажется, они всё выяснили, но Рогнеда не оставляла попыток воздействовать на упрямицу.
- Хорошо, я найду её потом. Скажи ей, что я пока занимаюсь нашей гостьей. Эмили...- Алисия протянула руку, увлекая ирландку за собой в ту комнату, где та ночевала.
- Честно говоря, я просто хотела поговорить с тобой наедине.
Алисия прикрыла плотно дверь и обернулась к Эмми. Предложив снять рубашку, чтобы осмотреть рану, Алисия продолжила говорить, совмещая оба дела, которые считала равно важными.
Беглый осмотр показал, что ран уже зарубцевалась. Кожа вокруг была чуть горячее, чем полагалось, но это уже не имело значения. Эмили восстанавливалась быстро. Фактически, ещё пара дней под её присмотром, и даже следов не останется, никаких шрамов и отметин. Это было хорошей новостью, посчитала грейганн, помня, что девушки трепетно относятся к внешнему виду и не считают шрамы чем-то красивым.
- Помнишь, что было вчера? Ангел, что напал на нас. Твою подругу-демона... К слову, можешь сказать, как её зовут?
Рогнеда говорила, что демоница могла быть дочерью ревенанта. Только этого не хватало для полного счастья. Как Судья отреагирует, узнав, что на её дитя напали? А также о том, что она предпочла спасти человека, вместо того, чтобы и дальше возиться с демоном. Впрочем, тут Алисия считала правой себя. Демоница регенерировала быстро, а после помощи Эмили и вовсе восстановилась за считанные минуты. Ирландке же оставалось недолго, впрочем, об этом Алисия предпочла сейчас умолчать, не собираясь пугать девушку.
Алисия извлекла из шкафчика несколько пакетиков с травами, пару бутыльков, а также амулет, который Эмили должна была вспомнить по прошлому вечеру. Прямо сейчас он был настроен именно на ирландку, Алисия попросту надела его на шею Эмми, попросив не снимать даже когда та будет мыться.
- Пока я не поняла, какой именно источник силы ты используешь,- озабоченно морща лоб сказала Алисия.- Но он не слишком отличается от нашего, поэтому вполне можешь подпитываться через мой амулет. Его предназначение довольно узконаправленное, всего лишь помогает восстанавливать силы, притом до определённого предела. Но именно это тебе и нужно. Так...- Алисия ободряюще улыбнулась девушке, - А теперь я спрошу прямо. Ты ведьма? Целительница? То, что ты сделала для тех двоих, это... Мало кто сумел бы подобное, это немалый уровень. Хотя ослабла ты быстро, и это уже плохо. Кто учит тебя контролю?

0

9

Надо сказать, что девушка выдохнула несколько свободнее, когда поняла, что её реакция была воспринята вполне дружелюбно. Она направилась следом за Алисией в комнату, кивнув на её слова о желании поговорить наедине. Девушка не привыкла к большим компаниям, а потому уже даже в присутствии двоих предпочитала больше слушать, чем говорить, тем более если речь шла о чём-то важном или личном.
- Да, помню, - кивнула ирландка, пока целительница осматривала её рану. Она сама мельком взглянула на свой живот, в очередной раз мысленно обругав себя за неосторожность. – Её зовут Майя, правда, она мне не подруга, мы познакомились лишь накануне вечером.
Эмми вновь отвела взгляд в сторону. Ей показалось, что в глазах грейганн после таких слов она должна выглядеть глупо. Ну какому нормальному человеку придёт в голову рисковать жизнью ради почти незнакомого демона? Рыжая и сама не знала ответа на этот вопрос помимо ясной уверенности в том, что не смогла бы поступить иначе. Она вновь перевела взгляд на женщину, которая доставала из шкафчика какие-то травы, бутыльки и уже знакомый ей амулет. Она не противилась, когда его определили ей на шею, понимая, что лучшее, что может сделать пациент – это не мешать лекарю, кем бы он ни был. Пообещав не снимать амулет, девушка несколько нахмурилась в раздумьях над не самыми простыми вопросами Алисии. Ей ещё не приходилось обсуждать подобное с кем-то, кто наверняка лучше, чем она разбирался в подобном, и, по сути, она почти не знала, как сформулировать то, что по большей части лишь ощущала.
- Я не ведьма, - наконец, она с уверенностью мотнула головой, - скорее уж целительница. Целительница-самоучка, - О’Брайн взглянула на блондинку с лёгкой улыбкой. – С детства перетягивала на себя все болезни окружающих, потому и не особо люблю прикосновения. Не знаю, про уровень, но со временем я просто научилась лечить, не забирая себе болячки. Правда, как видишь, порой остаётся лишь этот способ.
Она перевела взгляд на свой живот, и улыбка стала несколько виноватой.
- Видимо, таково моё везение: то пусто, то густо. Хотя и зарекалась не выкладываться до подобного состояния…

0

10

Значит, все-таки Майя. Алисия кивнула, принимая эту информацию, однако вслух ничего не сказала. Она уже сделала свой выбор - в пользу человека. А там - пусть хоть все демоны, во главе с ревенантом явятся требовать с них ответа. Волки перед ними заискивать не собирались.
Алисия приложила ладонь ко лбу, слегка массируя его. Услышанное заставляло задуматься.  Что-то нужно было делать с этой девочкой, но что?
- Ты ведь и сама понимаешь, как это опасно,- качнула киндрэт головой. - Твой дар... Довольно редкий. Понимаю, ты хочешь как лучше, хочешь помогать.- Алисия слабо улыбнулась, присаживаясь на краешек кровати. - Я ведь и сама была такой. Давно, в человеческой жизни. Правда, не совсем. Мой дар открылся лишь после, а изначально я училась, потом устроилась в госпиталь, и оттуда уже попала на войну. Забавно, вся моя жизнь связана с лечением людей. А ведь это немало времени... Впрочем, не важно. О моей жизни поговорим после, если будет интерес. Сейчас же я хочу решить иной вопрос.
Кажется, волки пробуждались, собирались в доме. Чуткий слух грейганн различил голоса, шум, производимый зашедшими в дом. Кто-то двигал мебель, кто-то брякал склянками. Скоро её позовут, нужно было успеть договорить с Эмили.
- Ответь прямо, и подумай хорошо, это очень важно. Ждёт ли тебя кто-то дома? Родители, семья?  Спешишь ли ты или готова задержаться? В первом случае тебя никто не станет задерживать. Ты просто покинешь дом, вернёшься к родным и забудешь обо всём.
А шутки либо иносказаний в этом не было, Алисия говорила вполне серьезно. Как бы не была симпатична ей эта рыженькая девчушка,  но в случае отказа ей сотрут память, Гринхолл должен был остаться тайной от людей.
- Если же нет, и ты свободна в своих решениях, то подумай вот о чем. Я вполне способна научить тебя управляться с твоим даром. Не сразу, времени уйдет немало, но по меньшей мере ты перестанешь растрачивать себя направо и налево. Ты выживешь в любой ситуации. И Рогнеда, наша Мать, может дать тебе еще больше. Поверь, она способна на настоящие чудеса, даже я до сих пор поражаюсь, видя это.
В дверь негромко постучались, деликатно намекая, что неплохо бы закруглиться с разговором. Алисия вздохнула. Кто стоял за дверью, она знала. Михал снова решил присмотреть за ними. Впрочем, он хотя бы дал возможность договорить. К сожалению, она еще многое не успела рассказать Эмили, а это помогло бы той лучше понять, с чем она связывается. Вампиры и оборотни - разве это то, с чем обычный человек встречается каждый день? 
Пришедшая в голову идея была не самой лучшей, вполне возможно, но Алисия решила идти до конца, рассчитывая на понимание Иована. Она протянула руку Эмили.
- Сейчас мне нужно уйти. Предстоит важный разговор... и я хочу, чтобы ты на нем присутствовала. Не боишься?

0

11

Эмми неопределённо пожала плечами, когда грейганн заговорила про редкость дара. Она не привыкла считать его чем-то особенным, хоть и знала, что подобное умеет далеко не каждый. Рыжая всегда ощущала себя достаточно странно, когда кто-то так отзывался о том, к чему она привыкла как к неотъемлемой части себя. Всё равно, что узнать, будто хождение на двух ногах – достаточно редкая мутация среди людей. А вот когда Алисия присела на край кровати и начала рассказывать о себе, девушка заслушалась. Она смотрела на женщину, не отрывая взгляда от её лица, пытаясь осмыслить новость, что та была когда-то человеком и, судя по её словам, достаточно давно. Ирландка так увлеклась рассказом и порождёнными им мыслями, что неожиданная смена темы застала её врасплох.
О’Брайн, не веря своим ушам, уставилась на Алисию, не в силах ещё поверить, что ей предлагают остаться. И не просто остаться, но и научить лучше справляться со способностями, на обуздание которых она потратила все предыдущие годы жизни. Рыжая и подумать не могла, что у неё когда-нибудь будет подобная возможность. Эти удивительные существа грейганн и их необычный пропитанный запахами дерева и трав дом казались чем-то сказочным, сошедшим со страниц древних легенд, а никак не реальностью. Лишь ноющая боль в боку напоминала о том, что она не спит и не бредит.
- Мои родители в Ирландии… я давно живу отдельно от них, но периодически мы созваниваемся. Я свободна в своих решениях, - произнесла Эмили, ещё с трудом веря в происходящее. Ей было сложно представить, что кто-то может так просто взяться обучать её чему-либо лишь потому, что может это. Этот мир строился на принципах выгоды, и она не понимала, что может дать волкам взамен на дом и знания.
Деликатный стук в дверь прервал её размышления вкупе с порывом озвучить возникшие вопросы. Ирландка шумно вздохнула в попытке успокоить царивший в её голове сумбур и кивнула в ответ на вопрос Алисии:
- Не боюсь, - она поднялась с кровати и улыбнулась.
Рыжая действительно не боялась, ведь до сих пор ей не сделали здесь ничего плохого, хотя имели для этого предостаточно возможностей. Наоборот, девушка получила от волков лишь помощь, а потому лишь волнение было причиной того, что под ритм её сердца можно было отплясывать чечётку. Всё вокруг выглядело слишком непривычно и непонятно, но в то же время вызывало острое любопытство, поток которого не обрушился на Алисию лишь потому, что девушка ощущала себя здесь чужой. Однако тот разговор, мог многое прояснить, и О’Брайн была рада, что целительница решила взять её с собой. От одной мысли, что придётся сидеть в этой комнате, пока где-то возможно решается её судьба, пробегал мороз по коже. Эмми всегда предпочитала встречать что бы то ни было лицом к лицу, нежели ждать.

0

12

В действительности собрание оказалось не слишком большим. Молодняк большей частью находился вне дома, кто на обучении, кто был занят работой, кроме того  некоторые из грейганн находились в городе.
Рогнеда приветливо кивнула Алисии и Эмили, ничуть не удивившись присутствию человеческой девушки среди них. После этого она обернулась к мужу, что-то шепнув ему на ухо. Иован также кивнул Алисии, лишь на мгновение задержав взгляд на Эмили, затем вернулся к разговору  с Ярославом.
Алисия прошла к свободным местам на лавке у северной стены. Села, потянув Эмми за руку, предлагая ей также сесть рядом с ней. Михал, следовавший за девушками, попросту опустился на корточки на пол, рядом с лежавшим тут же черным волком.
- Ничего не бойся, просто слушай, если тебя спросят, отвечай. Главное, сохраняй спокойствие, здесь никто не желает тебе зла.
Алисия ободряюще сжала ладонь Эмили, прекрасно понимая, как та себя чувствует. Звериным чутьем киндрэт улавливала волнение девушки, слышала, как стучит ее сердце, чуть быстрее обычного.
- Начнем, пожалуй,- кашлянув, сказал Иован.
Вожак поднялся со стула, выходя вперед. Внимательным изучающим взором окинул собравшихся сородичей.
- Вы все знаете в общих чертах обстановку, сложившуюся в городе.  Мы стараемся держаться в стороне от интриг других кланов, никто из нас не желает оказаться втянутым в бессмысленные войны, погибать ради чужих интересов. Даханавр ли, Тхорнисх или Въесчи, но их дела это их дела. И пусть иной раз я соглашаюсь оказать им услугу, но заключать союз с другими кланами мы не станем. Так было и так будет.
Грейганн слушали молча. Кто-то кивал согласно, выражая одобрение политике вожака, кто-то просто ждал, что будет сказано дальше. Вряд ли, думали они, Иован Светлов решил собрать стаю лишь для повторения всем известных порядков и истин.
- Да, так было. С киндрэт. Но теперь все стало намного хуже и я не уверен, что нас оставят в покое. Рай и Ад начали войну, это уже подтверждено.
Алисия нахмурилась, начиная подозревать, что явно что-то упустила. Сама она сказала лишь об одной стычке между одним демоном и одним ангелов. Откуда же стало известно про войну. Бросив быстрый взгляд на Рогнеду, она увидела как та сжимает ладони в кулаки, словно пытается сдержать себя.
- Пусть демоны воюют с ангелами,- пожал плечами Михал. - Что им до нас? Мы их не трогаем, не нападаем, не пытаемся занять ничью сторону. Мы в стороне, как ты и сказал.
- Ты наивен, Михал, - покачала головой Рогнеда. - До сей поры из демонов ты видел лишь Патрицию Томпсон и думаешь, что все прочие такие же. Живут по законам, занимаются лишь тем, что им интересно, а если и заинтересуются кем-то, то лишь некими избранными... Им нужны все. Нужны наши души.
- Мать, но ведь не думаешь же ты, что мы прокляты и все отправимся в Ад?- робко подала голос женщина, сидевшая рядом с Алисией.
- Это... не обязательно,- с едва уловимой заминкой ответила Рогнеда.
Алисия вздохнула, опуская голову. Ну кто мог бы объяснить ей, по каким стандартам ведется отбор этих праведных душ? Пусть киндрэт живут очень долго, но он не бессмертны.  Сама она предпочла бы третий путь, помимо Небес и Геены огненной. Но кто ее спросит?
- Пусть только явятся, мы им покажем! Сразу объясним, что почем тут.
Послышались смешки, впрочем, скорее нервозные. Пусть Михал бравировал, но реально на что способны демоны и ангелы грейганн представляли себе слабо. Сейчас выходило так, что им предстояло готовиться не то к войне, не то к бегству. И тот и другой вариант волкам не нравился. Иован видел это по их лицам и как мог пытался успокоить. Вожаку верили, постепенно грейганн проникались его уверенностью, его спокойствием.  Задачи распределялись между всеми. Кто-то должен был отправиться в город, собрать тех, кто предпочитал находиться поближе к людям. Прочие должны были заняться укреплением территории, обучением самых молодых, удваивая нагрузки, подгоняя по всем наукам. Также кому-то нужно было отправиться вглубь леса, к вриколакос, их более диким сородичам. Предупредить следовало всех.
- Пока все не разошлись,- Алисия неторопливо встала, выпуская руку Эмили, однако не отходя от нее, - я прошу разрешения, Отец, взять эту девушку, Эмили, в ученицы. Она - человек, но пусть вас это не смущает. Я уверена в ней, верю, что не ошибаюсь.
- Неужели ты наконец решилась?- недоверчиво спросил Иован,  глядя то на рыжеволосую ирландку, то на саму Алисию. Та мотнула головой.
- Нет, Отец, я не хочу делать этого, к тому же теперь, когда все так неопределенно. Однако у этой девушки есть сильный дар светлого целителя. Да, как мой, во всяком случае не слабее. И будет правильным развивать его сразу. К тому же, зная характере Эмили... Боюсь, она рискует просто не дожить до старости, а в грядущей войне этот риск возрастает стократно.
- Если ручаешься,- хмуро ответил Иован. - Но было бы лучше, если бы ты связала ее жизнь со своей. Как понимаешь, другие могут опередить тебя. Те же даханавар.
Алисия беспомощно обратила взор к Рогнеде, затем глянула на Эмили. Как объяснить этой девочке, что ее сейчас фактически предлагают обратить в вампира? Но нет, целительница была уверена в своем решении, Эмми останется человеком, пока сама будет этого хотеть.
- А что скажет твоя подопечная?- проницательный, цепкий взгляд Иована был теперь направлен на ирландку, не давая ей возможности уклониться от ответа или промолчать. - Чего хочешь ты, Эмили О’Брайн? Готова ли отказаться от прежней жизни? Видишь ли, в силу новых обстоятельств мы вынуждены полностью прервать контакт с людьми. По крайней мере, пока не появится хоть какая-то определенность.

0

13

Откровенно говоря, в зале собрания девушка почувствовала себя ещё более неуверенно, от чего внешне стала больше напоминать взъерошенного воробья. Чуть вжав голову в плечи, она исподлобья разглядывала собравшихся. Среди запаха мускуса, хвои и прямых пронзительных взоров она радовалась, что можно спрятаться за Алисию. Имей Эмили время обдумать происходящее более детально, она б наверняка решила, что это было достаточно странно. Ирландка не особо склонна так быстро проникаться доверием, но почему-то рядом с этой грейганн было на удивление спокойно.
Женщина, стоявшая с медведеподобным мужчиной в центре зала, казалась О’Брайн смутно знакомой. Девушка задержала на ней взгляд. «Рогенда», - догадалась она, опираясь на смутные картины в памяти и недавние слова Алисии. Мужчина в это время заметил их, и рыжая отвела взгляд, решив не глазеть столь открыто.
- Хорошо, - тихо сказала Эмми, опускаясь на лавку.
Когда собрание началось, она вслушивалась в проскальзывающие в речи вожака незнакомые слова, пытаясь уловить не только общий смысл, но и их значение. Это удавалось не всегда, но желание понять не позволяло сдаться так просто. Девушке казалось чрезвычайно важным как можно раньше восполнить тот пробел в познании окружающего её мира: киндрэт, Рай, Ад… всё это казалось нереальным, но в то же время вот они, оборотни, сидят, кто-то лежит, обсуждают сложившуюся ситуацию, которая, кажется, была далеко не из простых. Ирландка невольно вспомнила Майю и напавшего на неё ангела. Могла ли эта случайная стычка каким-то образом отправить её на какую-либо из сторон? В том, что получится оказаться не втянутой в событиях подобного масштаба, рыжая уже сильно сомневалась. Также, она сомневалась и в том, что сможет сейчас здраво решить, что есть зло, а что есть благо для неё лично и окружающих в частности. Вообще, с разделением этих двух понятий у целительницы было туго. Для неё существо было либо пациентом, либо не пациентом, а в остальном она не могла решить наверняка. Те же добрые в легендах ангелы не казались теперь несомненными образцами добра. Оборотни вылечили, да и демон вела себя не так, как это описывается в классической литературе.
Стоило О’Брайн понять, что она окончательно запуталась, как рядом прозвучал голос Алисии. Девушка слегка вздрогнула как от неожиданности, так и от содержания её слов, не говоря уже о том, что взгляды собравшихся обратились теперь к ним. Эмми переводила ошарашенный взгляд от целительницы к вожаку и обратно. Связать жизнь со своей? Другие могут опередить? Внутри медленно но верно рождалась волна протеста. Рыжая чуяла, что по сути ей не желают зла, но формулировки и обстановка сделали своё дело. Она сама не заметила, как встала рядом с Алисией, ответив мужчине, от которого ещё недавно опасливо отводила глаза, прямым взглядом.
- Для меня будет честью, коль примете меня, - от избытка эмоций акцент её стал более сильным, выдавая иностранное происхождение. – Насколько я поняла, сейчас речь идёт о том, чтобы сделать меня подобной вам. Сейчас в этой жизни есть только одна вещь, от которой я не готова отказаться, мой ...дар, - сама О’Брайн не стала бы называть это именно так, но было не место и не время затевать палемику о терминах. – Он дан мне такой, какая я есть. Я не знаю его природу и не знаю, что с ним будет, коль изменится моя природа. И это не то, что я готова поставить на кон в рулетке вероятностей.
Ирландская кровь подобна терпкому вину, когда ударяет в голову. Она горяча в противовес холодным солёным ветрам, которые постоянно реют над страной зелёных холмов. Эмили была истинной дочерью рыжеволосого племени, и потому, позабыв о смущении и голосе рассудка, была полна решимости отстаивать право остаться человеком, даже если это ставило крест на возможности остаться здесь.

0

14

Клаунек~
http://sa.uploads.ru/t/iDlN9.jpg

Демон появился возле Гринхолл, открыто держа в руке приметный конверт из плотной бумаги цвета слоновой кости, и данная корреспонденция на фоне его тёмных одежд буквально маячила сигнальным белым флагом. Он вовсе не спешил подойти к усадьбе ближе или еще каким-либо образом заявить о своем присутствии, не безосновательно полагая, что его и так уже заметили. На сей раз с магией пришлось изрядно повозиться, чтобы сохранить свое инкогнито для всего мира, но волкам позволить разглядеть истинную природу; лучше им сразу знать, кем является внезапный визитер, в ожидании застывший на отлично обозреваемом участке неподалеку от предполагаемого входа.
Очевидно, пройдет некоторое время, прежде чем волки вознамерятся хоть как-то отреагировать на гостя-демона у своего порога, и Клаунек размышлял, какова вероятность заведомой агрессии на его персону. Сам он особой любви к киндрэт не питал, но и откровенного презрения, замешанного на ненависти тоже не было, скорее, безразличие подходило под определение его отношения, а еще – терпимость. Теперь, когда Люцифер затеял эту свою «большую игру» за власть на новый лад, именно терпимость представлялась наиболее уместной.
Идея первого из мятежных ангелов, в сущности, признать, была неплоха, пусть и сомнительного толка. Собственно, сомнительность эта и заключалась в реализации задуманного плана. Люцифер отличный политик, не поспоришь, но даже ему собственная затея может оказаться не по плечу. Что же, время покажет. И Клаунека куда больше тревожила сейчас иная задумка Хейлеля, задумка крайне рискованная, тоже связанная с киндрэт и оттого кажущаяся более самоубийственной. Если он в ней проиграет, тогда то, ради чего верный друг Светоносного сей момент отирает пороги зеленой усадьбы, утратит весь смысл.
Письмо для предводителя Грейганн оказалось у Клаунека около полугода назад. За подобные письма головой отвечали еще несколько демонов высшего чина, и все они предназначались уцелевшим главам кланов, все ждали своего часа. Нужно было безошибочно, грамотно выверить время, не поспешить и не опоздать. И вот, означенный день «Х» настал, параллели событий в Шеоле и Малкут натянулись в своем предельном напряжении.
Тут Клаунеку припомнилось, что все-таки не всем властителям киндрэт Денница отписал свое послание. Один клан он отчего-то решил обойти вниманием. Кадаверциан. Любопытно, почему? Вероятно, из-за Основателя, правда, такой вариант кажется слишком простым в исполнении Люцифера. Наверняка есть другая причина и не одна. Впрочем, думать об этом было все равно затеей бесполезной. Как иногда говорит сам Эосфор: « Suun cuique rei tempus est»*; так что, тайное станет явным, когда и если того пожелает Иблис.
Клаунек всецело доверял Люциферу (с учетом качеств падшего серафима это может и должно казаться странным, но ведь и доверял далеко не он один), только озноб опасений с того не унимался, словно занимая дух вибрацией и гулом сотен тысяч высоковольтных проводов. У смертных такое чувство носит название «переживание». И да, если спустить эмоции до уровня Малкут, то можно сказать, Клаунек очень, до безумного переживал за Люцифера с его планами и за всех падших братьев, на которых всенепременно отразился бы промах старшего.
Но сейчас не стоило нырять с головой в омут пессимизма, всегда исправно заманивающего в свои мерзкие низменные объятия еще со стародавних пор проигранного первого восстания на Небесах. Есть приказ и его, во что бы то ни стало, следует исполнить должным образом.
__________
* Всему свое время (латинское)

0

15

Алисия мягко улыбнулась, слушая взволнованный и несколько сумбурный монолог Эмили. Эта девочка была столь юна, порывиста и импульсивна, и столь исполнена решимости. Не исключено, однажды она станет достойным членом стаи, а возможно, и приемной дочерью самой Алисии. Когда-нибудь, однажды, но точно не сейчас. Рано, была уверена Алисия, еще не время. И самой девочке повзрослеть надо, и в нынешней ситуации возможной войны рискованно. Пока Эмми человек, ангелы её не тронут, но стоит той связаться с киндрэт, и она окажется в списке грешников. И разве саму Алисию не пытался убить тот белокрылый, с которым сражалась дочь Патриции?
- Нет уверенности, что твой дар связан с человеческой сущностью,- качнула головой Рогнеда. - Алисия, что привела тебя к нам, сама была целителем в прежней жизни и дар сохранила. Более того, сейчас она сильна и может очень многое. Уверенности бы побольше, веры в себя.
Алисия поймала взгляд Матери и смущённо улыбнулась. За это ей уже выговаривали не раз. Мягко, конечно, но уже дали понять, что она сама себя тормозит вечными сомнениями. Порой грейганн думала, сколь же много людей так и не развили себя лишь потому что ограничены короткой жизнью смертных.
- Успокойся, девочка,- прогудел низкий грубоватый голос Иована, впрочем холода и неприязни в нем не слышалось, скорее сочувствие. - Никто не вправе принуждать тебя к тому, чего ты не хочешь. В своих желаниях и поступках ты вольна, сама решай, к чему душа лежит. Наш дом всегда открыт для тебя, это моё слово.
Рогнеда подошла ближе к девушкам, обняла Алисию, шепнув ей на ухо несколько ободряющих слов, обещая поддержку во всём. Затем обернулась к Эмили, взяв её руку в свои, чуть сжала ладонь.
- А теперь послушай. Здесь, как сказал мой муж, ты задержишься надолго. Будь нашей гостьей, чувствуй себя свободно, и ничего не бойся. Захочешь что-то узнать, спрашивай сразу, мы ответим. Однако прошу, без Алисии или кого-то из старших не выходи за пределы дома, не углубляйся в лес. Дело в том, что там живут другие наши собратья. Их вожак Велед, брат Иована, и он...- Рогнеда, колеблясь, помолчала, подбирая слова, - его дети не слишком дружелюбны. Они дикие, необузданные, совсем как настоящие волки. Ими правят инстинкты, они любят охоту. Ты для них что молодой оленёнок, потому будь очень осторожна. Ну и последнее, связи с городом у нас нет, техникой мы не пользуемся. Поэтому позвонить никому не сможешь. Захочешь что-то передать близким, напиши письмо, кто-нибудь отнесёт его. Хорошо?
Рогнеда снова ободряюще улыбнулась обеим и отошла. Алисия потянула Эмили за собой, обратно в комнату. За ними расходились остальные. Дел предстояло много, а медлить и тянуть время волки не привыкли.

Спустя полгода.

Эти несколько месяцев выдались на редкость долгими. Алисия не помнила, когда ещё время тянулось столь неспешно и словно бы замирая порой, застывая, как янтарная смола, сковывая, поглощая тех, кто оказывался рядом.
Против ожидания, никто не спешил нападать на логово грейганн, не разыскивал их, не пытался назначить встречу. В первые же дни после внутреннего совета волков были собраны все, кто по разным причинам находился вне "Зеленой усадьбы". К тем же, кто пребывал в других странах, Иован отправил вестников с сообщениями, не рискуя доверять столь важные сведения обычным средствам связи. С прочими кланами контакты он оборвал сразу.
Алисия, как и планировала, все свободное время посвятила Эмили, решив начать с самых азов, проверяя, на что уже способна девушка.
Способна она, как оказалось, была на многое. Особенно тут же терять свои силы, притом зачастую из-за вполне пустяковых задач. Алисия качала головой, отхаживая подопечную, объясняя, где именно та ошиблась, особенно делая упор на умение держать контроль.
- Контроль суть всей твоей силы. Ослабь его и погибнешь. Поверь, я не шучу и не запугиваю. И пока не научишься сохранять его, будешь возиться с мышами-полёвками, к людям я тебя и близко не подпущу.
И с этими словами указывала на очередную мелкую зверушку или птичку, на которых и предстояло Эмили  О’Брайн практиковаться, постигая тайны целительской магии. Основная идея тут заключалась в том, что чем меньше живое существо, тем меньше энергии затрачивалось на его лечение. Сама Алисия считала, что видовая принадлежность роль играет лишь в отношении вампиров и людей, и, возможно, демонов. Здесь как раз и нужно было уделять внимание источнику той энергии, которую они использовали. Припоминая Майю Алисия также вспоминала и свои ощущения, когда латала её разорванную ауру. Было, мягко говоря, неприятно. Нечто схожее она испытывала лет сто назад, когда столкнулась с одной некроманткой. Тогда по воле случая ей пришлось поступиться своей ненавистью и вылечить последовательницу Смерти, сумев извлечь при этом и нечто полезное для себя. Киндрэт использовали весьма разную магию, что, по сути, делало их самих чужими друг другу, даже больше, чем по отношению к людям.
Про это она также рассказала Эмми. Вспомнила многие случаи из своей практики, частью забавные, частью грустные.

- Сегодня пойдём в лес,- внезапно сообщила Алисия, появляясь в комнате Эмили едва зашло солнце. - Велед дал согласие встретиться, мы решили, что тебе будет полезно посмотреть, как живут Вриколакос. А также увидеть их магию. Мы говорили тебе, что она заметно отличается от нашей.
Не давая Эмили много времени на сборы, Алисия потащила её за собой, позволив лишь ненадолго задержаться на кухне.
С появлением в доме смертной свежая выпечка здесь не переводилась. Алисия сразу объяснила ирландке, что киндрэт питаются лишь кровью, некоторые также сохраняют пристрастие к напиткам вроде вина или кофе, однако от еды людей им ничего хорошего ждать не придётся.
- Может и стошнить,- вполне серьезно пояснила она.
Миновав ворота, они направились в северную сторону по едва заметной звериной тропе. Сопровождал девушек все тот же никогда не унывающий Михал, а также Рогнеда, которая, собственно, и имела свои цели относительно этой встречи.
В лесу уже было довольно темно, к тому же поднимался туман. Алисия все поглядывала в сторону своей ученицы, беспокоясь, насколько хорошо та сумеет ориентироваться, и не запнется ли внезапно о некстати выскочивший из-под земли корень.
- Думаю, пришли,- Рогнеда замерла, вглядываясь куда-то во тьму.
Затем шагнула вперед, отодвигая мохнатые лапы елей, что заслоняли тропу. Впереди стоял большой, покрытый мхом валун. Рогнеда замерла подле него.
Аслисия придержала рукой Эмили, поднося к губам палец, призывая к молчанию. Тот, кого они ждали, был совсем рядом, она чувствовала это, но пока он не спешил показаться на глаза, выжидал.
Наконец зашелестела листва и из кустарника справа показался большой черный волк. Его глаза зловеще мерцали золотым, придавая и без того впечатляющему облику дополнительные ужасающие подробности. Наконец он повернулся и потрусил по тропе вперёд.
Рогнеда вздохнула с облегчением, оборачиваясь к остальным.
- Идемте.

===> Логово Вриколакос

(У самой усадьбы)

Гостя заметили, однако не сразу. Трое молодых волков, притаившись в тени построек, посматривали на появившегося мужчину, однако прогнать его они так и не решались. Что-то жутковатое чувствовали они в нем, нечто такое, что не укладывалось в их головах. Будучи самыми последними из обращенных, по сути они являлись просто детьми, притом и в человеческом возрасте им не минуло и двадцати лет.
Поскольку ясно было, что чужак не из обычных людей, и это яснее всего ощущалось по запаху, один из волков поднялся с земли и поспешил к двери, что находилась с другой стороны дома. Этот волк прекрасно помнил давний случай, когда они столкнулись с кланом Нахтцерет и решили, что смогут справиться с падальщиками. Что же, справиться они справились, однако пропажу тхорнисх обнаружили быстро и каким-то образом увязали с грейганн. Иован своих не выдал, однако взбучку задал потом серьезную, отчего все сразу зареклись устраивать подобную самодеятельность без весьма веских причин. Вожак был дома, рассудил юнец, ему и решать.
Иован вышел навстречу Клаунеку один. Какое-то время молча стоял на крыльце, глядя на того, в ком как-то сразу опознал демона, однако и лишь это. Затем кивнул в знак приветствия, показывая, что оценил вежливость.
Спустился с крыльца, сочтя неразумным говорить громко, когда можно подойти ближе. Вежливость Иован чтил, однако гостеприимство предлагал далеко не всем. Пока не выяснит, что на уме у таинственного визитера, в дом того не пропустит, даже если придется сражаться.
- Кто ты и зачем явился? Не припоминаю, чтобы мы гостей звали, а значит, вряд ли нас заинтересует то, что ты можешь сказать. Или предложить.
А волки между тем собирались вокруг дома, испытывая сильнейшее любопытство. И было их немало, стая Иована считалась по праву самой большой среди всех.

0

16

«Уверенности…» - повторила мысленно девушка, обдумывая слова Рогнеды. Да, этого чувства ей частенько не хватало, но огненный характер и неумение отступать с выбранного курса помогали ей не сойти с пути. Пожалуй, это чувство просыпалось в ней лишь вместе с даром и приносило покой, будто что-то сокровенное и важное поднималось из глубин её сути. Это знание было невыразимо словами, но настолько захватывало и завораживало, что даже минимальный шанс лишиться его вызывал бурю протестов внутри ирландки.
Заговорил мужчина, и поднимавшаяся уже в душе Эмили буря рассыпалась мелкими брызгами об его спокойствие и, казалось, монолитную силу. Она взглянула на вожака, и во взгляде том было понимание, сколь многому предстоит ещё научиться, притом не только и не столько в магии, а в понимании жизни как таковой и себя в ней.
- Спасибо, - от души произнесла она, только сейчас ощутив, как её ногти впиваются в ладони, хорошо если не до крови царапая кожу.
Волки начинали уже расходиться, и О’Брайн почувствовала себя несколько спокойнее. А слова Рогнеды подействовали подобно целительному бальзаму.
- Хорошо, - она кивнула, ещё не до конца веря, что всё это действительно происходит именно с ней, что это не сон. В противном случае, пробуждение принесло бы жестокое разочарование. Но вот ладонь Алисии вновь коснулась её руки, в который раз доказывая, что вот она, реальность, стоит только протянуть к ней руку.

Через полгода.
Рыжая с увлечением впитывала всё, что рассказывала Алисия о себе, целительстве, различных кланах. Пожалуй, в её рвении ко всему новому был даже некий фанатизм, из-за чего ей частенько доставалось. Порывистой ирландке было слишком легко увлечься процессом и забыть обо всём на свете, в том числе и себе. Порой это сходило ей с рук, а порой больно било по энергетике и в большей степени по самолюбию, когда в очередной раз наставница отчитывала за отсутствие контроля. Девушка всеми силами сдерживала свой буйный характер, ощущая, что действительно виновата, хотя по большей части ей было больше стыдно, что вновь приносит беспокойство. Впрочем, потупленного взгляда и повинного выражения лица не хватало надолго, девушка просто не умела продолжительно испытывать одну и ту же эмоцию. Разве что чувство благодарности и уважения к обитателям Гринхолла не покидали её на протяжении всего этого времени.
Вообще, пребывание среди волков сделали Эмми гораздо менее ершистой, научило хотя бы иногда прислушиваться к мнению старших и не выставлять своё эго вперёд. Хотя укротить дух авантюризма оказалось более сложной задачей. Целительница твёрдо помнила слова Рогнеды о выходе из усадьбы и не нарушала их, понимая, что у неё будет маловато шансов выстоять против живущих в лесу волков. Однако внутри усадьбы она уже освоилась достаточно хорошо, и когда Алисия по тем или иным причинам отлучалась, оставляя своей подопечной хоть немного свободного времени, девушка проводила время в основном с молодыми грейганнами. Примерно одинаковый уровень разумности (а точнее почти полное отсутствие оной), неиссякаемое любопытство и авантюризм, помноженный на постоянные подначивания друг друга, порой приводили к тому, что влетало всем по первое число. Впрочем, их выходки редко бывали особо злобными. Порой даже от смиренно потупленных взоров юнцов не ускользали едва сдерживаемые улыбки старших. Девушке всегда было интересно, не вызваны ли они тем, что более опытные и разумные волки вспоминали свою юность и то, как шкодили они сами.
К слову, хоть оборотни и выглядели в большинстве своём молодо, Эмили со временем научилась определять, насколько старше тот или иной из них. Если присмотреться, то по глазам и манерам это можно было достаточно легко понять. Впервые обнаружив такую закономерность, ирландка решила уточнить у Алисии, а потом это переросло в своеобразную игру «угадай возраст».

Уже успевшая перейти на ночной образ жизни О’Брайн только что проснулась, когда наставница появилась у неё в комнате.
- Сегодня пойдём в лес,- сообщила та, чем окончательно прогнала остатки сна.
На языке девушки тут же завертелись тысяча и один вопрос, однако частично они разрешились в последующих словах, а ответы на другую часть могли ждать только в лесу. Как, зачем, почему – теперь ирландка не спешила обрушивать на голову Алисии словесный поток, как то было в первое время, поняв, что, чуть выждав, можно понять всё и без них, а то и больше, просто наблюдая.
Интерес же к лесу тлел в Эмми ещё совета, на котором ей разрешили остаться в Зелёной усадьбе. Это было таинственное и невероятно опасное место, естественно, рыжей хотелось попасть туда хоть раз, а уж в компании с наставницей, Рогнедой и Михалом это и вовсе представлялось интересной прогулкой, нежели опасной вылазкой. Девушка старалась ступать в темноте аккуратно и мягко, совсем так, как не так давно учил её Михал.
- Ты топаешь, как стадо лосей по мостовой, - смеялся он, когда в попытках устроить очередную подлянку она хотела незаметно подкрасться к парню.
После пятой провальной попытки друг всё-таки решил научить привыкшую к городской жизни ирландку правильно передвигаться по лесу.
- Думаю, пришли,- Эмили уже успела потерять счёт времени, когда Рогнеда остановилась.
Целительница тоже замерла, радуясь, что наставница рядом. То ли разыгравшееся воображение было тому виной вкупе с паранойей и мнительностью, но ей мерещилось, что на неё кто-то пристально смотрит. Она поджала губы, не давая страху власти, пытаясь изгнать это леденящее чувство. Наконец, откуда-то вышел огромный волк. Девушка бессознательно начала сравнивать его с уже известными ей. Он был крупнее, и золотистые глаза делали его облик ещё более зловещим. Однако его появление успокоило О’Брайн, одновременно с этим разбередив любопытство, ведь гораздо удобнее бояться невидимого и неизвестного.
Она улыбнулась Алисии, давая понять, что за неё не надо беспокоиться, и направилась за Рогнедой вместе с остальными. С каждым шагом интерес всё больше овладевал разумом рыжей.

0

17

Клаунек

http://se.uploads.ru/t/oIn5v.jpg

Восприятие по некой, слишком давно въевшейся привычке ощупывало энергетические поля, специфическое плетение магической защиты обители Грейган. Совсем легонько, ненавязчиво, будто бы от скуки в лишенном всякого действия, застывшем ожидании. Сторонних наблюдателей Клаунек почувствовал сразу же, и по факту присутствия, и по ощутимому следящему вниманию. Впрочем, никакой реакции на то все равно не последовало. Он продолжал стоять скульптурным изваянием, внешне выражающим покой, но внутренне предельно собранным, готовым к всевозможным неожиданностям. Но ничего внезапного так и не произошло.
Правда, на фоне отсутствия событий здесь и сейчас, случилось нечто очень важное в ином месте – в Шеоле. Переворот Люцифера свершился, и окончился он полным успехом. Иблис стал провозглашенным императором Ада.
Куратор Грейган, получивший эту знаковую весть по ментальному каналу связи, преисполнился внутреннего ликования, разделенного со всеми братьями, принимавшими тайное участие в плане по захвату власти; да, это была поистине радость о великой победе без «гражданской» войны.
И вот уж в который раз из неисчислимого их множества, Клаунеку далось подивиться умению Люцифера не только видеть все комбинации вероятных нитей грядущего, но и с предельной точностью рассчитывать их время. А ведь соотнести происходящее в нижнем мире и мире людей, так вообще огромным талантом представлялось. В общем, появление у порога обители волков было не напрасным и, более того, своевременным.
Буквально следом же за принятым известием, падший ангел ощутил некую легкую энергетическую вибрацию, исходившую от содержимого конверта в его руке – письмо, предназначенное главе клана, менялось, обрастая новыми деталями. И едва эта метаморфоза завершилась, как взору Клаунека предстал Иован.
Демон, заправляющий делами казначейства (теперь уже всего Ада) засвидетельствовал учтивый поклон, ответствуя на приветствие вожака, и позволил ему явственней узреть свою ауру падшего ангела, отмеченную властью Хейлеля в подобие регалий.
- Я – посланник Люцифера, - заговорил Куратор, придерживаясь рамок своеобразного дипломатического тона - вежливого, обходительного, но при этом лишенного фальшивой патетики, - ныне правителя всего Ада.
Тем временем наблюдатели на периметре быстро множились, и Клаунек это чувствовал. Обеспокоенности таким фактом он никоим образом не проявил, впрочем, ее и не было, - в случае атаки ему хватит мощи ее пресечь, чтобы ретироваться; приказ Иблиса воспрещал всякое проявление враждебности при любом раскладе.
- Мне поручено передать тебе лично, Иован, его письменное обращение, - Клаунек протянул приметный конверт из явно дорогой бумаги, продолжив свою речь. – В нем нет какой-либо вредоносной магии, но свободно можешь проверить это и сам. Письмо сгорит, когда ты его прочтешь, и только.
Падший ангел выдержал строго вымеренную паузу.
- Я уполномочен держать ответ на любой из твоих вопросов, если таковые возникнут. Также в мою поруку входит, если, разумеется, не последует возражений с твоей стороны, дождаться и самого твоего ответа. В ином же случае, магия, заключенная в послании, предоставит тебе альтернативный способ осведомить Люцифера о нем.

0

18

Иован

http://sd.uploads.ru/t/hDc51.jpg

Иован поднял руку и стая замерла, а затем подалась назад. Мгновением ранее они готовы были напасть, дабы разорвать на части посмевшего вторгнуться на их территорию. Эти земли принадлежали клану Грейганн и никто доселе не имел подобной наглости вторгаться без приглашения. Даже те, с кем волки враждовали не одно столетие, предпочитали вступать в схватку на нейтральной территории, или по меньшей мере там, где их было намного меньше. Разумеется, случалось всякое. Бывало, кто-то из оборотней брал под охрану - за плату или в порядке одолжения - некое место, тогда оно также считалось принадлежащим Грейганн. И всё же, нападение там являлось вполне обыденной вещью. Теперь же всё изменилось и вот с этим предстояло разобраться Вожаку.
Прищур светлых глаз Иована Светлова яснее слов говорил о его недоверии "гостю". Ауру демона он почуял, а теперь сумел понять и большее. Будь он сейчас в обличье зверя, шерсть на загривке поднялась дыбом, а клыки были бы оскалены. Падший ангел, притом немалого ранга. А то, чей он посланник, добавляло в глазах отодвинувшихся, но всё прекрасно расслышавших волков, ещё больше мистического страха. Однако вождь на то и вождь, чтобы принимать всё на себя, быть первым, и отвечать за всех. Немалая честь дана ему и немалая ответственность.
- Говоришь, Правителя всего Ада?
Возможно, кто-то счёл бы, что Светлов просто тянет время, испугавшись явившейся угрозы под видом этого демона. Однако Иован лишь размышлял на тем, а не отправить ли ему восвояси этого гонца уж всяко не принёсшего ему благих вестей. Что нужно новому Владыке Ада от киндрэт из клана Грейганн? А затем мысль получила новое направление, оттолкнувшись от явленного слова. Не только от Грейганн, от всех ныне живущих киндрэт. Люцифер искал власти, кланы должны ему в этом поспособствовать. Дураком Иован Светлов не был никогда. Он сдержал резкие слова, протягивая руку за письмом от Люцифера. Бросил ещё один пытливый взгляд на посланца, а затем всё внимание направил на чтение.
Стая вокруг замерла в полнейшей неподвижности.  Ни вздоха, ни шевеления, только глаза мерцали золотыми искорками, устремлённые на чужака и своего лидера. Они ждали вердикта и полностью доверяли Вожаку ответственность за свои судьбы. Вера в вождя у волков была безоговорочной. Лишь одно смущало тех, кто знал, что Рогнеда покинула усадьбу. Не было ли в письме чего-либо относительно её судьбы. Что, если сейчас им всем угрожает смертельная опасность?
Иован кашлянул, опуская руку, державшую письмо. Бросил хмурый взгляд исподлобья на падшего. Пальцы на бумаге были крепко сжаты, чуть сминая при этом пергамент, однако рвать его он не спешил.
- Это я понял верно, что твой хозяин предлагает нам... покровительство?
Последнее слово было буквально выплюнуто, а волки навострили уши, готовые вскочить по малейшему намёку на призыв к атаке.
- Вот здесь,- он вновь поднял руку, протягивая её Клаунеку, однако не затем, чтобы отдать письмо.- Здесь мне кое-что не ясно. И прежде всего, откуда уверенность, что мы согласимся? Признать Люцифера...
На имени архидемона Иован всё же запнулся. Не так просто было унять привычные суеверия.
- Мы, клан Грейганн, прежде всего ценим свою свободу. Никогда не встревая в чужие склоки, мы заботимся прежде всего о своих родичах. Я знаю о вашей войне, знаю, что остаться в стороне мы больше не можем. Однако надевать ошейники мы также не согласны!
Стая поддержала Вожака дружным ворчанием. Кто-то громко рявкнул. Юнец, его тут же одёрнули, ухватив за шкирку и оттащив обратно, за спины старших. Пусть сам Люцифер, но даже он не заставит их покориться. Волки выжидательно глядели на Иована. А тот всё размышлял, стараясь увидеть все возможные пути. Кому ещё нужны киндрэт? Ангелам? Вряд ли. Решат ли они уничтожить вампиров или же оставят в покое?
- Кем мы будем, коль примем его предложение? Что нас ждёт в действительности?

0

19

Клаунек~
(пост согласован)

Пожалуй, напряжение, со всех сторон обступившее посланника Хейлеля и вожака Грейган, теперь смог бы почувствовать даже простой смертный. Но Клаунека возросший накал совершенно не смущал, он по-прежнему сохранял свое невозмутимое спокойствие, будто и не было вовсе кольцом оцепившей периметр многочисленной стаи, готовой в любой миг броситься на незваного гостя.
- Не хозяин мне Люцифер, но правитель, признанный свободной волей моей и прочих братьев наших, - не избыв уважительной учтивости в тоне, пусть и с нотой гордости в нем, вновь заговорил падший ангел, ответствуя за наступившей дозволяющей паузой в речи вожака. – И не принижающее покровительство предлагает он, а союз равный; дух, восставший за Свободу, не станет чужих свобод ущемлять. Так объединив наши силы перед общим врагом, мы плечом к плечу отстоим свое право на то, чтобы быть.
Взор Клаунека, от начала всецело принадлежащий Иовану, оставался прям и открыт, подобно доверительно раскрытой восприятию всех зрящих природе его существа. Утаивать посланнику Инфернус было, ровным счетом, нечего, и все откровения его омывала безоговорочная, но лишенная раболепия вера в старшего брата, в праведность деяний Хейлеля, - таковой являлась грамота переговоров цвета идеальной монархии, по той или иной мере необходимости оборачивающейся демократией. Но сторонних свидетелей, – случайных и не вполне, стоило отсечь в их вероятности наличия, каким бы безупречным сей посыл не являлся.
- Как заверял, я всем твоим вопросам уделю внимание сполна. Лишь прошу о согласии прежде обезопасить обе наши стороны в этом диалоге - сокрыть нас магией от иных глаз и ушей, не более того. Ведь сам ведаешь, в том есть необходимость. Но решать исключительно тебе, сколь широк будет круг совета. Вся твоя стая, иль ты один - мне всё едино.
Пусть визитеру доверия пока не находилось, что и не мудрено, Иован, тем не менее, не воспротивился такой мере предосторожности, избрав себе в советники всего одного киндрэт.
Получив согласие, Клаунек тут же распахнул свои огромные черные крылья по дуге, и два радиальных вектора с них, продолжившись в этой траектории, замкнули круг защиты; энергия падшего ангела соткала прочный и надежный купол для троих внутри него.
Беседа вожака Грейган и посланника Иблиса оказалась не коротка, и ее содержание оставалось достоянием только троих в Малкут. Под финал письмо в руках Иована истлело в пепел, тут же бесследно сгинувший, но меж ним и Клаунеком в намеренно не яркой вспышке сияющего света Люцифера возник меч, воткнутый в землю.
- Ты получил свои ответы, Иован, устами моими говорил весь свободный Шеол, - зазвучал итог, когда защитный купол был уже сброшен. - Теперь и ты ответ нам дай. Примешь меч – станем союзниками, не примешь – я исчезну и забуду дорогу к обители Грейган. Мы ждем решения воли твоей, воли всего твоего клана.

0

20

Иован

http://sd.uploads.ru/t/hDc51.jpg

То, как держался Клаунек, с каким достоинством говорил о своём правителе и о братьях, не могло не вызвать уважения у Иована. Пусть возможный враг, но не бесчестный, не подлый. Таким видел его вождь клана оборотней, и с таким он готов был держать беседу.
- Пусть так,- ответствовал он, едва Клаунек закончил говорить.- Я понимаю необходимость тайны. Здесь,- он жестом руки описал неполный круг, захватывая в него двор усадьбы и столпившихся собратьев,- также есть охранные амулеты нашего клана. Но я понимаю, что не всем они преграда. Я не стану возражать и против твоих методов установления средств от прослушки.
Долго думать, кого ещё привлечь на этот совет с демоном, Иован не стал. Будь с ним Рогнеда, её место подле него не пустовало бы. Но она ушла, и Светлов поневоле задумался, насколько же своевременно это случилось. Его взгляд выцепил в передних рядам крупного зверя с серо-стальным отливом у шерсти. Кивнул ему, и волк поднялся на лапы, встряхнулся, а затем шагнул вперёд, но уже в обличье человека - молодого парня, моложе тридцати лет, с гривой светло-русых волос, опускавшейся чуть ниже плеч, с хмурым взглядом серо-зерёных глаз. Его рука лежала на поясе, подле ножа в кожаных ножнах.
- Отец?
- Словен будет с нами,- Иован положил руку на плечо парня, а затем кивнул посланцу Люцифера.- Говоришь, что ничего не скрываешь? Он подтвердит это. А теперь продолжим. Устанавливай свой полог.
Скрестив руки на груди, Иован в полном спокойствии и собранности ожидал, что ещё может сказать Клаунек. Равно же без какого-либо трепета он воспринял проявление демонической магии. Дёрнулся лишь Словен, тут же заозиравшийся по сторонам. Ему было неуютно рядом с падшим. Пусть он не был таким сильным телепатом, как те, что принадлежали к Даханавар, но уловить эманации Зла вполне мог. А Клаунек действительно не скрывал свои мысли и потому Словену было труднее вдвойне. Откровенность, искренность и доверительность от демона были чем-то слишком неожиданными для него. Угрюмо смотрел парень на представителя Люцифера, стараясь не влезать к нему в разум слишком глубоко. Хотя больше непонимания вызывал у него Вожак.
Иован задавал вопросы.  Весь клан зависел от него и от его решений. Можно отказаться, но не поставит ли он под удар таким образом стаю? А если согласится? Условия Люцифера не выглядели обременительными, напротив, слишком всё гладко и удобно казалось в предложении нового правителя Ада. Никто не гнал волков сражаться, не обрекал на роль пушечного мяса. Они не становились ручными собачками Люцифера. Разумеется, и это Иован Светлов понимал в полной мере, если сам он сумел учесть всё, задав все необходимые вопросы. Он покосился на Словена и тот помотал головой.
- Отец, он не лжёт.
Не лжёт, но только если сам знал всё, что было на уме у лидера падших. Непросто быть Вожаком. Иован крепко задумался, сцепив руки за спиной. Клаунек убрал защитный купол и ждал его ответа, но грейганн всё ещё медлил. Вновь окинул долгим взором уже полностью собравшуюся вокруг них стаю. Он был для них отцом, он защищал их, заботился. И теперь ему предстояло решить, что же будет наилучшим выходом для всех. И для Рогнеды, ведь если он примет не то решение, если она не одобрит его, тогда...
- Я подумал,- наконец сказал Иован и голос звучал его довольно глухо.- Непросто было принять решение. Надеюсь, я не ошибся сейчас. Что же, демон, передай своему правителю мой ответ. Мы... согласны.
Рука Иована сомкнулась на рукояти клинка.

0


Вы здесь » Ночная Столица: между Адом и Раем » Лес Грейганн » Зеленая усадьба