Вниз страницы

Ночная Столица: между Адом и Раем

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Парк

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

http://arbero.ru/wp-content/uploads/2014/04/izmaylovskiy-lesopark.jpg

0

2

Скотомогильник (с заходом в квартиру Лиама)

Ночная Столица бурлила активной жизнью. Лиам не стал долго выстаивать у перехода, ожидая, пока загорится зелёный свет на светофоре. Наскоро прикинув маршрут, он понял, что в той стороне придётся долго петлять через перекрёстки. Сейчас же любое промедление раздражало, вызывало злость, что могло послужить причиной поспешных необдуманных действий. Кто мог сказать, что за некромант объявился на его голову в Столице, и ведь вполне эта встреча имела все шансы закончиться дуэлью.
Лиам быстро перебежал дорогу в наметившемся просвете между потоком машин. Здесь, сразу за круглосуточным торговым центром, можно было срезать дворами. Чуть дальше, как уже успел узнать Ангелус за время проживания в этом городе, начинался парк. А вот за парком уже можно было выбраться на автостраду. Оставалось надеяться, что удастся выехать из города близко. Вся магия Кадаверциан не могла бы помочь вампиру в борьбе с каждодневным бичом всех смертных обитателей Ночной Столицы - пробкой.
Дворы были освещены достаточно ярко, чтобы вызывать у обитателей этих дворов чувство безопасности. Не планировавший начинать охоту, Ангелус с сожалением покосился в сторону юной парочки, распивавшей пиво в банках на небольшой детской площадке, сидя на низенькой скамеечке. Молодая кровь определённо обладала рядом преимуществ, включая ещё не испорченный вкус. Киндрэт провёл ладонью по губам, облизнулся. Голод был слабым, едва заметным. Стоило ли терять время? Он решил, что вполне.
Темноволосая, коротко стриженная девчушка лет шестнадцати недоумённо подняла голову, когда рядом с ней и её парнем остановился незнакомец. Обычно взрослые вызывали в ней раздражение, и она не преминула бы с насмешкой посоветовать чужаку свалить, но слова так и не сорвались с её губ. Она лишь встретилась взглядом с тёмными глазами незнакомого парня и забыла обо всём. Словно во сне услышала его голос, спрашивающий имя. Девушка ответила, быстро поднимаясь и делая шаг навстречу к нему. Возглас своего бойфренда она проигнорировала, отдёрнула его руку, попытавшуюся ухватиться за край её лёгкой светлой курточки.
Лиам провёл кончиками пальцев по щеке девушки, улыбнулся ей, бережно отводя воротник куртки в сторону, обнажая шею. В этот момент паренёк не выдержал и вскочил, готовый полезть в драку. А затем сжатая в кулак рука опустилась.
- У меня нет настроения гоняться за вами,- сообщил вампир, склоняясь к шее своей первой жертвы.- Так что вам даже повезло, ведь я вас не убью.
Когда Ангелус скрылся за углом многоэтажки, девушка очнулась, недоумённо глядя в пространство перед собой. Она сидела на скамеечке, но банка с пивом валялась у её ног. Вернее, уже пустая, вся жидкость успела вытечь. Она раздражённо обернулась к своему парню, уверенная, что это он толкнул банку.
- У тебя кровь на шее,- тонким удивлённым голоском сказала она. А затем зачем-то провела рукой по своему лицу и ниже. Посмотрела на пальцы. Они были чистыми, но почему-то это не успокоило. Сорвавшись, она бросилась бежать домой, охваченная необъяснимым ужасом. Её парень растерянно смотрел ей вслед.

Лиам миновал ворота парка, быстрым шагом направляясь вглубь. Его не покидало беспокойство, он чувствовал, что нужно поторопиться. С шага Ангелус сорвался на бег, ускоряя его сильнее присущего обычным людям. При желании можно бы и без машины обойтись, подумал он, когда дорожка парка повела его по склону небольшого холма. Кадаверциан легко перемахнул небольшую яму, в которой на дне блестела вода. В ночном парке посетителей не было, он не рисковал ни на кого внезапно натолкнуться и потому бежал очень быстро. Вот очередной склон, на сей раз вверх. Лиам без затруднений влетел наверх, но в этот же миг он ощутил нечто странное. Замедлив шаг, вампир быстро огляделся, ища того, кто мог тут находиться, а заодно пытаясь понять, чем ему знакома эта аура, и тут же ощутил сильнейший удар в грудь. Охнув, Ангелус попытался было удержаться на ногах, но тщетно, он уже падал на спину, чувствуя, что кто-то ухватился за него. Кто-то хорошо ему знакомый. Глаза некроманта изумлённо расширились, когда зрачки его сфокусировались на неком лице.

0

3

---->Телепорт

Прохладный воздух ночной Москвы сложно спутать с чем-либо. Телепорт не был направленным, воля падшего не успела вмешаться в действие магии, и она в который раз за сегодня повела себя произвольно - выбросила его туда, где находился кто-то из последних, заключивших с архидемоном контракт. Удачно, можно будет забрать душу ведьмы и восстановить свои силы. Падение удалось затормозить почти у самой земли, там же и появились первые сомнения, что этот план будет реализован. Аура была не человеческой, и воспоминания о том, что были в последнее время и необычные контракты, заставили Повелителя Страстей усомниться в этом ещё больше. Удар оказался достаточно сильным, и он только и успел вцепиться в того, кому посчастливилось оказаться свидетелем его не самого эффектного появления в столице. Сила инерции была такой, что они оба полетели на землю, прямо на склон, по которому вампир только-только успел подняться. Спускался он с возвышения уже кубарем, считая рёбрами кочки и выпирающие местами корни деревьев, выполняя свою благородную миссию по встрече Асмодея в северных широтах. Беловолосый не то чтобы редко слышал мат при своём появлении, порой он на это и рассчитывал, но сейчас его мутило, а на груди разрасталось пятно крови, щедро лившейся из глубокой раны на груди, в общем настроение было неважное - мягко говоря.
Когда они наконец остановились, князь карателей злодеяний смог лучше рассмотреть того, кого же ему подкинула судьба. Поняв, что им оказался ершистый кадаверциан, который пообещал ему лишь тело, но не душу, падший мысленно застонал и вновь повалился всем весом на Лиама, спешно соображая, что из этой ситуации можно извлечь. Давненько он не попадал в столь паршивый переплёт: почти без сил, серьёзно раненый и без быстрой возможности восстановиться. Являться в Ад в таком состоянии он и не думал - всё равно, что подписывать себе смертный приговор. Оставалось пытаться справиться теми силами, что были под рукой, ну, и не только под рукой.
- Сегодня будешь моим извозчиком. Мне нужна машина, покатаемся по Столице, - заявил беловолосый, шипя и скрипя зубами приподнимаясь на руках. У него и мысли не возникло, что кадаверциан может оказаться против такого поворота событий.

0

4

- Асмодей?
Первое вразумительное членораздельное слова, которое он смог произнести, когда падение завершилось. Удостоверяясь, что это не обман зрения, не галлюцинация (чертовски материальная, надо признать), не выдача желаемого за действительное (хотя вот тут желаемого было слишком мало, чтоб желать такой действительности), Лиам перешёл к следующей стадии своего настроения - злости.
- Да какого чёрта, Асмодей! - завопил он, внезапно растеряв в памяти менее цензурные слова, которые хотелось бы обрушить в адрес падшего засранца.- Да не пошёл бы ты в свой Ад!
Он поспешно попытался оттолкнуться, чтобы оказаться подальше от беловолосого и тут же яростно зашипел сквозь сжатые зубы. Боль нахлынула волной, накрывая полностью с головы до ног. Лиам медленно дотронулся рукой до своих рёбер, хотя и так уже ему было ясно, что как минимум два сломаны. Кажется, какие-то органы тоже были повреждены. Для более тщательного сканирования требовалось сосредоточиться, но вместо этого кадаверциан предпочёл заняться метанием злобных взглядов на архидемона.
- Провались ты.
Под рукой возникло лёгкое тепло, это ускорялась регенерация, Лиам умел воздействовать на своё тело. Впрочем, не особо сильно, всё равно заживление займёт какое-то время. И вот тут им с Асмодеем придётся сейчас крупно поссориться. Таскаться с падшим по Столице некромант желания не испытывал. А тем более заниматься его транспортировкой, тут себя бы как-то довести до пункта назначения.
Короткий взгляд на лицо архидемона дал понять, что шансы на победу в этом споре у него, мягко говоря, не велики. Грубо говоря - ничтожны. Дадут ли покалеченному вампиру время на своё восстановление? Ангелус достаточно громко скрипнул зубами. А ведь раны получены по вине самого Асмодея, или это для того значения всё равно не имело?
- Видишь? - кадаверциан указал большим пальцем на себя.- Ты совсем рехнулся если думаешь, что я с тобой буду таскаться где-то. Да у меня своих дел по горло!

0

5

- Ведёшь себя как истеричка, - флегматично заключил архидемон. В эгоизме он не стал обвинять некроманта, ибо эта черта была ему и самому присуща, да и он любил эту черту в окружающих, сам не зная наверняка, почему. Спорить сейчас он не был настроен. Энергия, материализованная в этой плоскости в виде густой алой крови, вытекала из него щедрым потоком через пробитую остатками узла брешь. И без того бледный лик падшего сейчас был бел, точно холст. Обычно полный эмоций, сейчас он выглядел как никогда безмятежно.
- Я голоден. Поэтому сначала ты меня отвезёшь туда, куда я скажу. Потом, может быть, займёшься своими делами, - повторил прописную истину Асмодей, снова опустив свой вес на некроманта. Он уже понял, что тот так сразу не проникнется оказанной ему честью, и пока не спешил тратить остатки сил лишь на то, чтобы видеть лицо собеседника. Впрочем, злоба Лиама была очень кстати - она подпитывала. Желание раззадорить его ещё больше было очень велико, но была слишком велика вероятность, что тогда он просто психанёт и сбежит. Нет, потом кара его неминуемо постигнет, но до тех пор придётся туго уже самому падшему, поэтому он предпочёл не увлекаться в подстрекательстве.
- Или ты хочешь сам стать кормом? - проникновенно поинтересовался архидемон. - Неужели готов отдать мне свою душу? Как это мило с твоей стороны!
Чтобы зарастить такой пробой ему действительно нужна была прорва энергии, одним всплеском эмоций не наберёшь. Поглощать же не обещанную ему душу, тем более ту, которой дал слово не трогать, пусть и в шутку, он даже сейчас не планировал. Пожалуй, большинство его братьев назвали бы его тупицей, но в некоторых вопросах повелитель карателей злодеяний был чересчур принципиальным. Например в вопросе ценности своего слова. Впрочем, Лиаму об этом знать не следовало.
- Не готов? Тогда хватит тут разлёживаться, у нас много дел, - кадаверциан был нетерпеливо пихнут в бок.

0

6

Как кто?
От возмущения Ангелус потерял дар речи. И тем обиднее звучало это, что в голосе падшего не было даже насмешки. Словно обычная констатация факта, а не попытка оскорбить. И что самое неприятное, в голове рефреном звучал другой голос, который он по привычке считал голосом двойника, вещающий, что Лиам не просто истеричка, он ещё и редкостный дурак. Заткнуть оба голоса вампир не сумел и злобно засопел, решая, как поступить со своим неожиданным "подарком небес".
Асмодей выбрал именно этот момент, чтоб вновь придавить некроманта тяжестью своего тела. Очередная волна боли от сместившихся рёбер, Лиам содрогнулся, а затем его зрачки изумлённо расширились. Кадаверциан медленно поднял руки, касаясь плеч Асмодея. Запах этой крови он не спутал бы ни с каким иным, и столь густой, одуряющий аромат мог означать лишь одно - Повелитель страстей серьёзно ранен. С проблесками разума Лиам запоздало осознал, что вряд ли архидемон успел настолько по нему соскучиться, чтобы упасть в объятия и не торопиться вставать, а значит, у того большие проблемы.
Вполуха Ангелус выслушал вопросы Асмодея, машинально мотнув головой на предложение подпитать силы падшего своей душой. Благотворительность не была его специализацией, да он бы и продавать её не стал, и это архидемон знал прекрасно.
- Бл... Асмодей, прекращай это!- всего год, как ирландец перебрался из Штатов в Россию, но чувствовал здесь себя уже как дома. Собственно, что и подтверждал периодически прорывающимися нецензурного рода восклицаниями.
Стиснув зубы, Лиам переждал, пока боль отпустит, а затем крепко сжал плечи падшего и толкнул его, перекатываясь и оказываясь уже сверху. Приподнявшись немного, вампир с усмешкой оглядел Асмодея, убеждаясь в наличии этой самой раны, источавшей сладостный аромат, заставлявший его тянуться, чтобы припасть и пить, пить, пока он будет в силах. Ангелус мотнул головой, сдерживая инстинкты. Помимо обычной жажды накатывали инстинкты и более тёмного толка. Кадаверциан видел слабость, он чуял возможности. Освободиться? Сумеет ли? Убить Асмодея... Как привлекательно, соблазнительно и в то же время пугающе казалась ему эта идея.
- Я сам сейчас немного не в форме, медленно проговорил некромант, не спеша вставать или переходить к иным действиям. Внимательно вглядываясь в глаза падшего он невольно задумался, почему тот не отправился и впрямь в Ад. Разве свои не помогли бы ему лучше? Или же - его предпочли бы уничтожить, добить? Свои... Разве бывают свои? Киндрэт - в переводе означало "кровные братья". Очередная насмешка. Попадись Лиам раненым кому-то из клана Асиман, ему не миновать бы участи подопытной крысы в их лабораториях. Тхорнисх скорее всего сразу убили бы его. Не самая близкая родственная связь. А может, наоборот, ведь родную семью он убил сам, своими руками.
Некое, пока непонятное чувство всколыхнуло душу Лиама. Он отвёл взгляд от лица Асмодея, вновь глядя на его грудь, залитую кровью, казавшейся сейчас почти чёрной. Всё же повезло, что он успел насытиться кровью той парочки. Проще контролировать себя. Однако, если выпить крови Асмодея, совсем немного...
- Я помогу,- пробормотал он, склоняясь ближе, едва сдерживая себя, чтобы не вонзить клыки прямо в эту рану.- Но мне нужно... для  регенерации.
Надеясь, что Асмодей поймёт правильно, Лиам приник к его груди, делая первый жадный глоток. Без клыков, не кусая, сейчас в этом не было необходимости. А энергия архидемона уже ускоряла ток его собственной крови, заставляя срастаться повреждённые ткани быстрее, прогоняя слабость. Хватило и пары глотков, но он не мог уже остановиться.

0

7

Вампир... не то существо, с которым можно вести светскую беседу, истекая кровью. Истекая кровью вообще не стоит вести светских бесед - эту нехитрую истину как-то легко осознать, когда лежишь с дыркой в груди. Вот и сейчас падший задумался, как бы он поступил на месте Лиама? Добил? Нет, при непосредственной угрозе жизни Асмодей ещё нашёл бы не одну возможность постоять за себя, но со стороны вряд ли так можно было сказать. Или всё же в этом ирландце проснётся желание помочь "ближнему своему"? Было бы очень интересное развитие событий. Пожалуй, он бы даже влез в мысли некроманта, чтобы попытаться понять его мотивы, но незаметно сделать это точно не получится. Поэтому идея была оставлена.
- Не в форме? - он иронично изогнул бровь, нисколько не напрягаясь от того, что теперь сам лежал на земле, разве что поморщился от резкого движения. Было больно, рана отзывалась острыми приступами, разливающимися по всему телу, но он и большую боль терпел, переживёт и эту.
- О, кажется, тебе понравилась моя кровь, - усмехнулся падший, прекрасно зная ответ. Демоническая кровь была наркотиком. И какой же наркоман откажется от дозы, когда вот она, бери - не хочу. Природа людей и вампиров не особо отличалась, психология тем более, потому беловолосый позволил Лиаму сделать несколько жадных глотков.
- Довольно, - пальцы его прошлись по щеке кадаверциана, а затем стиснули его подбородок, заставляя оторваться от раны и поднять окровавленное лицо. - Потом не сможешь вести машину. Только аварии мне сейчас не хватало, - в голосе послышалась ирония. - Тебе и этого должно хватить с избытком не только для регенерацией. Поехали уже, - архидемон приподнялся приподнялся на локте, мысленно отметив неоднозначность их положения.

0

8

Злобно рыкнув, Лиам мотнул головой, слишком сильно ему хотелось продолжить  нечаянное пиршество. Но демон, пусть и выглядел ослабшим, смог достаточно легко остановить его. Пришлось скрепя сердце вновь возвращать разум на место.
- Ты ведь специально, да? - внезапно спросил он, охваченный подозрениями. Казалось бы, по возвращении из кристалла он просто оказался безумным и потому набросился на первого, кто подвернулся. Да только разве архидемон, один из повелевающих кругами Ада, позволил бы обычному вампиру застать себя врасплох? Как не хотелось польстить себе, но Ангелус решил проявить побольше честности в мыслях.- Твоя кровь... Я ведь был сыт, и, окажись тут кто другой, остановился бы.
Взгляд вампира снова наполнился злобой. Его поймали, попросту подсадили на хорошую наживку. Он резко оттолкнулся и встал, отступая от Асмодея в сторону. Помогать ему желания не было. Всё также злобно и непримиримо глядя на него, Лиам кивнул:
- Ну так вставай.
Сможет сам или нет? Снова возникло искушение убить архидемона. Если тот не способен даже двигаться теперь, разве это не показывает, что справиться с ним можно? От этой мысли по телу прошла дрожь. Адреналин щедро плеснулся в кровь, зрачки расширились, Ангелус весь подобрался. Он почти решился. Избавиться от... от хозяина. Как же кадаверциан ненавидел это слово. Оно хлестало плетью, сковывало крепкими цепями, причиняло почти настоящую боль. Асмодей решил стать его хозяином и вот просто позволить ему?
- А куда нам ехать?- негромко и медленно спросил Лиам падшего, скрещивая руки на груди.- Кажется, в больницах смертных демонов лечить не умеют, или у меня устаревшая информация?

0

9

Асмодей ничего не ответил. Он вообще не любил отвечать очевидные вещи, тем более когда его пытаются обвинить в собственной неосмотрительности. Он задумчиво смерил Лиама взглядом. В иной другой ситуации подпалил бы его как факел, наверное, предварительно доведя его до белого каления внутренне, чтобы было побольше причин спалить. Хотя, падший не исключал такого финала их встречи. Некромант видел его в таком состоянии - подобное не прощается. Впрочем, кто знает, как потом сложится путь его души. Нет, сейчас убивать его не имело смысла.
Не обращая никакого внимания на более чем красноречивые взгляды кадаверциана, беловолосый сел, судорожно сжав пальцами края пробоя. Ни в коем случае нельзя было дать ему разойтись ещё сильнее. Повелитель Страстей был склонен к экспериментам, и когда-нибудь смерть несомненно станет его последним опытом, но пока он не входил в его планы, слишком много оставалось здесь, перед той чертой. А потому он выпрямился, медленно, но сам, побледнев от этого ещё больше. Взор его застилало белое пламя, через секунду такое же пламя охватило и склон оврага, по которому они только что скатились - кровь демона, повинуясь его воле, обратилась в огонь.
- Мы поедем в Babylon, - произнёс Асмодей, медленно обернувшись к вампиру. - Адрес знаешь?
Возможно, стоило направиться в ближайший бордель в поисках душ, но охота сейчас была бы утомительна. Ему нужны были души, и в своём заведении падший был уверен, что обязательно их найдёт. Клиент или кто-то из работников - не важно. Минимум шума, минимум проблем. Стиснув зубы, он сделал первый шаг наверх, чуть покачнувшись, но устояв на ногах.

0

10

Полыхнул склон, в первый миг вздымая языки пламени довольно высоко, но затем всё опустилось. Здесь гореть особо было нечему, влажный травяной склон мигом погасил бы обычный огонь, поэтому выжигалась только кровь архидемона. Лиам уделил ей от своего внимания лишь короткий взгляд, после чего вновь сосредоточился на Асмодее. Нет, подумалось ему, пока рано. Падший не даст ему шансов и лучше не рисковать. Кадаверциан неплохо умел чуять, когда грань риска оказывалась слишком хрупка, а сам риск чрезмерно велик. Цена свободы стоила многого, но уж не потери своего существования, за которой он мог утратить и душу. И смыл нападать на одного падшего, чтобы затем оказаться во власти другого? Лучше уж, как говорится, известное зло. Это же зло казалось наиболее выгодным, или наименее проблематичным из возможных. Итак, выбор сделан, а потому тянуть дальше нет смысла. Лиам фыркнул, кивая.
- Слышал, но не был. Кажется, не самое доступное местечко.
Не для средней публики, имелось ввиду. Себя к таковой Ангелус не причислял, а не бывал там по простой причине - не хотелось. Он в принципе в последнее время нечасто ходил в увеселительные заведения, лишь время от времени посещая бары. Там можно было напиться, а большего Ангелусу и не требовалось.
- Помощь не нужна? Сам дойдёшь?
В голосе вампира звучала едва уловимая насмешка, но уже не было враждебности. Он принял правила этой игры, лишь не готовый полностью расслабляться, уступая Асмодею во всём. Так, время от времени показывать клыки напоминая, что вампир не агнец божий. А ещё вопрос озадачил его в раздумьях. Где взять машину? Опять придётся нападать на кого-то.

Стриптиз-клуб Babylon

0

11

Падший исподлобья зыркнул на Лиама, нутром чуял, что усмехается. Следующий шаг он тоже сделал совершенно самостоятельно, снова покачнувшись, и очередная тяжёлая тягучая капля упала на тут же вспыхнувшую траву. Этому склону теперь светила дурная слава, пролитая кровь архидемона не могла сделать место добрее, скорее наоборот. Наверняка в ближайшее время этот парк прославится большим количеством изнасилований, и место было вполне удачным, но это не волновало падшего, наоборот даже порождало некое злорадство.
- Дойду, - отрезал он. Даже сейчас гордыня брала верх над разумностью, и принимать помощь как таковую беловолосый просто не умел. Впрочем, не так уж её было много с момента падения, чтобы научиться сей хитроумной науке.
- Лучше найди машину, - приказал Повелитель Страстей, продолжая упрямо подниматься и уже даже одолев склон почти наполовину. Он злился, что его мотает как маркитанскую лодку, злился, на это глупое препятствие, на вампира, который язвил, пользуясь моментом безнаказанности. Демон похоти пошатнулся и впился пальцами в плечо кадаверциана, сжимая его железной хваткой, от которой даже на теле вампира выступят синяки.
- Проклятье! - в этот миг он готов был проклясть и тот артефакт, и Абигора с Гавриилом за их идиотский спор, и пески Израиля, чтоб им пусто было. Асмодей покосился на Лиама, но не отпустил его плечо, отметив, что так идти гораздо легче. - Ничего, побываешь, может, даже понравится.

------> Стриптиз клуб Babylon

0

12

Квартира-студия Гемрана----------->

Ранней осенью любой парк, даже самый непритязательный, выглядит празднично. Деревья неторопливо шуршат ветвями, охорашивая раскрашенные в охру и киноварь наряды, хорошо различимые даже ночью, при тусклом свете фонарей. Пожухлые газоны и потрескавшийся асфальт тротуаров не разглядеть под роскошными коврами из палых листьев, а между фонарными столбами растянуты полотна паутины, щедро усыпанные алмазными искорками росы и толстыми тушками отъевшихся к осени мух. Звезд не видно за низкой пеленой облаков, незаметно подкравшихся под покровом темноты, но парк вс еще дышит сухим дневным теплом, так что припозднившиеся любители природы, вроде парочки, вынырнувшей из такси возле одного из входов, вполне могли рассчитывать, что непогода минует Столицу стороной.
Оля ненадолго замерла на развилке, дожидаясь, пока Гемран отпустит таксиста, а потом с уверенностью потянула его за рукав по одному из тротуаров. Света здесь было на порядок меньше – то ли экономные городские власти урезали расходы на электричество, то ли уличная шпана, соревнуясь в ловкости и храбрости, с азартом повыбивала лампы, дабы было сподручнее прятаться в кустах от стражей порядка. В итоге их общественно-вредной деятельности тропа оказалась погружена в сумрак, с которым не могли справиться несколько выстоявших фонарей, и людей здесь практически не было, что девушку более чем устраивало. Уцепившись за руку музыканта, она старательно шагала по узкому бордюру дорожки и увлеченно продолжала рассказ, начатый еще в машине.
- …умудрились переписать простенькую сказку так, что она превратилась в настоящий фэнтезийный роман с тремя параллельными сюжетными линиями! На историческую достоверность мюзикл не претендует, но там есть все, что нравится любителям старины – и русские народные костюмы, и манера речи героев, и описание быта крестьян и помещиков. А музыка какая! Честное слово, мне раньше и в голову не приходило, как гармонично могут сочетаться элементы фолка, оперы и металла… Само собой, и нас тоже дрессировали до победного, дабы не испортить такой грандиозный проект. Абрам на этой постановке чуть ума не лишился.
Оля хихикнула и едва не свалилась в пышную кучу листьев, споткнувшись на незамеченной выбоине.
- Неделю назад он окончательно сорвал голос на репетиции, пока объяснял Алисе, чем Хозяйка горы отличается от глупой деревянной матрешки, так что ему пришлось отпустить нас аж на два часа раньше обычного. Зато на следующий день он пришел с тренерским свистком и продолжил гонять нас абсолютно молча, как футболистов по полю, до поздней ночи… я-то не жалуюсь, конечно, - девушка с безмятежной улыбкой пожала плечами, - напротив, стало даже лучше, когда Брук выхлопотала для нас новое расписание. Хотя ее приятелю это здорово испортило жизнь. Готова поспорить, что Абрам прекрасно знает, кто и зачем вмешивается в дела его вотчины, но если внеплановое появление нового актера еще можно было вытерпеть, то перенос репетиций на вечернее время он воспринял, как неслыханное оскорбление. Теперь бедному Артуру попадает в тройном размере: за себя, за Брук и ради профилактики – чтобы другим неповадно было.
Оля посерьезнела и замолчала, хотя страдания коллеги в этот момент ее интересовали мало. Артур, как и сама Ольга, да и весь творческий коллектив уже привыкли относиться к сварливому карлику, как к неизбежному злу вроде вулкана или цунами: их тоже нельзя предотвратить, но можно некоторым образом предугадать и свести разрушительные последствия бедствия к минимуму соблюдением несложных правил.
Искоса наблюдая за своим спутником, девушка продолжала раздумывать о том, что произошло в его квартире, и стоит ли ей обидеться или устыдиться своего поведения. Отличать влияние киндрэт от своих собственных чувств со временем стало только труднее, и Гемран с его провокациями и табу только усложнял ситуацию. Но списывать на магию все растущее притяжение было невозможно – только если она действует на расстоянии нескольких тысяч километров или передается через интернет-письма…
- И это не говоря о том, какие у него трудности с пониманием героя. Чтобы вжиться в роль, мало следовать сценарию. Нужно понять ход его мыслей, разобраться, как он пришел к тому или иному выводу. С моей Настасьей не было особенных проблем – простодушная, немного невежественная крестьянка, с лихвой компенсирующая склонность к суевериям своей храбростью. Она точно знает, чего хочет от жизни и готова бороться за свое счастье хоть с приказчиком, хоть с помещиком, хоть с самой Малахитницей. И счастье-то у нее такое… обывательское. Крепкий дом с образами в углу, люлька со спящим младенцем, хлебный дух от горячей печи… и Алиса справилась, образ мистической женщины-загадки как для нее писан был. А вот Артуру сначала нужно было прочувствовать все страдания и сомнения своего Степана, как в отношении восстания против барской воли, так и в нелегком выборе между каменной богиней и своей человеческой невестой.
Тряхнув волосами, Оля без предупреждения остановилась под очередным фонарем и посмотрела на вампира с прокурорским прищуром в глазах, решив, что пришло время приступить к самому интересному.
- А теперь твоя очередь. Давай, рассказывай, как прошла ваша поездка. Ладно за морем, иль худо, и какое в свете чудо?

Отредактировано Ольга (2015-10-26 23:46:24)

+1

13

Неловкость и напряжение, возникшие в квартире, быстро развеялись на свежем прохладном осеннем ветру. Шагая рядом с Олей по темной узкой аллее, Гемран с удовольствием вдыхал терпкий запах опавших листьев и отдающей тепло земли, который почти заглушал обычные городские миазмы. Для него ночь не была чередованием робких пятен света фонарей и чернильной темноты под сенью деревьев. Густые тени растворялись в жемчужном сиянии, льющемся с невероятного, нереального неба – темно-синего, подсвеченного по краям оранжевыми огнями. В их свете все вокруг казалась разноцветным. Бордовые, фиолетовые, густо-охряные деревья; последние цветы шиповника алели пятнами на темной, разбавленной желтыми мазками увядших листьев зелени куста за серой решеткой парка. Из кобальтовой тени выглянула пепельная кошка, сердито сверкнула светящимися глазами. Быстро перебежала дорогу, нервно оглядываясь на вампира и его спутницу, и юркнула в заросли живой изгороди.
Вэнс слушал Олю с жадным интересом. Беззастенчиво хохотал, представив язвительного, помешанного на собственной значимости карлика Абрама, яростно размахивающего руками и исступленно свистящего на свою труппу. Одобрительно хмыкал и кивал подробной характеристике Оли для своей героини.
Когда-то давно он с таким же энтузиазмом мог часами рассказывать о своей работе и о музыке. Но со временем чувства притупляются, словно покрытые пылью. В тридцать лет чувствуешь не так ярко, свежо и красочно, как в пятнадцать. А в восемьдесят не так, как в тридцать. Душа становится холодной. Не способной гореть. Удивляться больше нечему. Желаний особых нет.
Он знал, что рано или поздно окончательно утратит интерес к тому, что делает. Знал, что станет таким же, как более старые фэриартос: идеальным, безупречным, но бездушным инструментом. И с ужасом ждал того момента, когда после создания новой песни не ощутит ничего, кроме расчетливого удовлетворения ее выверенной гладкостью и гармоничностью; когда перед очередным концертом адреналин не будет кипеть в крови и выплескиваться с каждой спетой нотой…
Поэтому его так тянуло к Оле. Она была такой живой, непосредственной. Может, чуточку наивной, но искренней. Благодаря ей потускневшие, поблекшие чувства и переживания снова оживали, и в груди сладко щемило от предвкушения чего-то яркого, нового, неизведанного, и просыпались полузабытые надежды…
На вопрос о гастролях он усмехнулся, пожал плечами и ответил в тон девушке, перефразируя известную сказку:
- Слушай мой тебе ответ:
мы объехали весь свет.
За морем житье не худо,
но прекрасней нету чуда,
чем Столицы небеса
и твои звезды-глаза…

Протянув руку, он деликатно поддержал за талию свою спутницу, когда та опасно наклонилась, шагая дальше по бордюру.
- Ну, объехали мы, конечно, не весь свет, но двадцать стран за два месяца – это тоже неплохо. В целом тур прошел отлично, хотя, конечно, не без эксцессов. Дай-ка подумать… - возведя глаза к небу, музыкант напустил на себя преувеличенно глубокомысленный вид. – Например, в Вене выяснилось, что львиная часть нашего оборудования по ошибке улетела в Венецию, и пришлось почти весь концерт играть в акустике. Кстати, получилось очень душевно. Благо, зал там был не слишком большой… В Финляндии с нами спонтанно выступила вокалистка одной группы, которая сумела завоевать известность по всему миру. Девушку увидел среди зрителей Кензо, и вытащил на сцену. Она не растерялась, прекрасно исполняла партии второго голоса. Элл, наш басист, почти не отходил от нее, глядя глазами мартовского кота. Хотя в гарной дивчине оказалось почти два метра росту, и неровно дышал он ей как раз в декольте…В Дублине пара нетрезвых лепреконов, под чьими буйными рыжими кудрями и зелеными костюмами скрывались студенты местного коллежда, чуть не утопила Макса в бочке «Гиннеса» и попыталась спереть его синтезатор… В Амстердаме барабанщик Кельт напару с Кензо переусердствовали с местными чудо-кексами, и чуть не угодили в сексуальное рабство в местном борделе… Словом, обычные гастроли, ничего особенного.
Мужчина с наигранным равнодушием пожал плечами. Потом посерьезнел, ласково глянул на Олю:
- Я бы хотел, чтобы в следующий раз ты поехала с нами. Например, в качестве бэк-вокалистки.

+1

14

В этот погожий осенний вечер просто невозможно было усидеть дома, даже любимый плед и большая кружка с рисунком совы, полная ароматного какао, не смогли удержать Иру в четырёх стенах: её манила золотая русская осень, такое родное, близкое явление природы, которым она гордилась и восхищалась каждый год всё с новой силой.
Неспешно шагая по цветистому ковру из опавших листьев, Ирина думала о том, что русская осень своей нежной рукой художницы не только расписывает всё кругом тёплыми закатными красками, но и осторожно, как-то легко касается повесившего голову древа любви к отечеству, и оно вновь гордо распрямляется, сияя своей листвой, и в душе Иры устанавливается покой.
- Гав!,- раздался откуда-то снизу возбужденный резкий лай.
Ирина чуть вздрогнула от неожиданности — слишком резко оборвали её любование золотым листопадом, пока ещё медленным, и так похожим на вальс. Но, видимо, её компанию, которая состояла из двух тётиных собак, Мальты и Рудика, красота природы нисколько не интересовала.
Легонько нахмурив лоб, на котором уже давно поток мыслей проложил небольшое русло в виде одинокой морщинки, Ирина покачала головой и спокойно, без особого энтузиазма сказала:
- Рудик, фу!
Рудиком звали молодого и на редкость глупого пса, которого Нина Александровна, тётя Ирины, взяла из приюта. Обаятельный, весёлый, он занял в сердце стареющей и с каждым годом становящейся всё мягче Нины Александровны слишком много места, и каким-то образом вытеснил собой уже немолодую, но умную Мальту. Но такая беспредельная любовь немощной женщины лишь навредила псу: Рудик избаловался настолько, что никакими методами его невозможно было дрессировать или хоть как-то на него повлиять. Поэтому, когда у самой двери Нина Александровна вручила Ире поводки от собак, девушка с неохотой согласилась их выгуливать. Быть может, Мальта, немолодая, но не в пример Рудику умная собака, её планам бы и не помешала, а вот с Рудиком оставалось только ждать момента, когда этот пёс вздумает всё испортить.
Её приказа пёс, конечно, не послушался. Рудик воспользовался первой же возможностью испортить всем вечер. С высунутым языком, с горящими глазами навыкат он погнался за какой-то кошкой, натягивая поводок до предела и, несмотря на свой небольшой рост, весьма успешно справлялся с Ирой.
Настойчивость, обычно не свойственная псу, несколько удивила Иру, но она не собиралась уступать и спокойной, тяжёлой поступью шла за Рудиком, постепенно наматывая поводок на руку. Шла молча, так как знала, что пытаться объяснить что-либо Рудику — совершенно бесполезное занятие.
Вторая собака, Мальта, не торопясь семенила позади Иры, держа в зубах свой повадок. В её прихрамывающей походке угадывалась старость, а по глазам — усталость.
Когда Ира поравнялась с Рудиком и готова была схватить его за ошейник, случилось сразу несколько вещей, которые рассеяли её внимание и положили начало цепочке событий.
Вдруг, ни с того, ни с сего, обе собаки резко остановились. Старый сотовый телефон Иры из разряда не убиваемых Nokia заголосил на мотив старой «Бригады», оповещая свою владелицу о том, что ей кто-то звонит. Но Ира не успела даже подумать о том, кому она могла потребоваться, потому что в следующую секунду и Мальта, и Рудик сначала зарычали, потом, через несколько секунд ожесточённо залаяли, и, наконец, Рудик с силой, недоступной ему, рванул поводок.
Всё это произошло так быстро, так стремительно, что Ира просто не успела осознать и часть происходящего: вот она стоит, тянется за телефоном в карман, и вот уже лежит на холодной, мокрой осенней листве, а в её пустой, ватной голове летает пронзительный собачий лай, перемешанный с отзвуками мобильного гудка.
Приподнимаясь на локтях, Ира думала только о том, что было бы хорошо никуда не вставать и ничего не делать, и не столько потому, что она больно ушибла копчик, а просто потому, что ей не хватало времени, чтобы во всём разобраться. Больше всего на свете Ирина не любила именно такие моменты: когда нельзя остановиться, сказать себе «стоп!» и внимательно обдумать каждую деталь или хотя бы собраться с мыслями. И если бы в её мутном сознании не всплыл образ печальной, убитой горем Нины Александровны, Ира бы, несмотря на все неудобства, осталась в лежачем положении. По крайней мере девушка действительно так думала, пока вставала и оглядывалась в поиске сбежавших собак. Но их нигде не было.
Вечер медленно перетекал в ночь, и парк почти опустел, Ирина смогла заметить лишь одинокую парочку, спешащую ей на помощь.
- Да.. Покой нам только снится,- с лёгким оттенком грусти прошептала Ира сама себе, мотая туда-сюда головой.

0

15

... а тем временем и Мальта, и Рудик, который был хоть и избалованным, но вполне добродушным псом, во весь опор неслись не куда-нибудь, а в сторону поспешившей помочь Ирине парочке. Точнее, спешили-то они к Гемрану, животное чутьё безошибочно распознало в том вампира, а следовательно опасность. Но и Ольге тоже могло достаться, от неё даже после долгой разлуки заметно для собачьего нюха пахло её спутником, что причисляло и её в список врагов. И от врагов питомцы Нины Александровны хотели защитить добрую девушку Иру любой ценой. Злобно рыча они припали к земле, готовясь уже броситься на рок-звезду и его подругу.

0

16

Напоминать певцу, что обладательницу самых красивых глазок он только что успешно отверг, девушка не стала, ограничившись скептическим хмыканьем, и снова не спеша двинулась вперед. Легко улыбалась и кивала, словно воочию была свидетелем приключений незадачливых музыкантов, без труда представляя себе каждый из описанных случаев. Попадать в истории было едва ли не жизненным кредо всего состава «Ossian's song», включая и самого Британца, и даже Валентина. И сейчас, когда гастроли группы уже были позади и Гемран вернулся к ней, девушка особенно остро ощутила, как ей недоставало всего этого – деятельной кутерьмы, что всегда образовывалась вокруг сама собой, ночных занятий наедине, романтичных прогулок под звездами, беспечных побасенок музыкантов и чувства полного и безоговорочного довольства от подобного образа жизни.
Видели бы сейчас мама с папой свою тихоню...
Словно пробужденная от долгого сна, Оля с упоением хваталась за каждую предложенную Гемраном возможность и искренне наслаждалась каждой из своих маленьких побед. Записать совместно песню для нового альбома? Нет ничего проще! Разобраться с текстом на итальянском языке, поэтичном и певучем, но малопригодным для некоторых российских девушек, даже английский знающих на троечку с плюсом? Да ради бога! Отправиться за границу бэк-вокалисткой группы, и быть рядом не только на репетициях, но и на сцене во время концерта, перед ревущей неистовой толпой?..
- Дай-ка подумать, - в шутку подражая мужчине, Оля неторопливо потерла подбородок и типично гемрановским жестом отбросила за спину волосы, всем видом демонстрируя сосредоточенную работу мысли, и только в глазах предательски плясали озорные чертенята. Но глянув на лицо фэриартоса, Оля не выдержала и рассмеялась.
- Ну конечно же я поеду! А ребята не будут против? Я еще никогда не была в Европе, надо будет выяснить, что нужно для оформления загранпаспорта. И как-то отпроситься у Абрама…
Захваченная предстоящей перспективой, девушка почти не обратила внимания на происходящее впереди, даже когда ночной парк огласил заливистый собачий лай. Через три десятка метров тротуар вливался в широкую мощеную дорогу, на которой под ярким фонарным светом одинокая молодая женщина сражалась со своими собаками, перетягивая поводок, как канат. Лохматый, самого что ни на есть беспородного вида, пес радостно прыгал вокруг хозяйки, припадая на передние лапы и мешая незнакомке поудобнее перехватить ремень. Его товарка держалась поодаль, комментируя происходящее пронзительным сердитым тявканьем.
Оля уже знала, что должно произойти дальше. Сейчас обе собаки почувствуют присутствие врага и рванут что есть сил, выдергивая поводок из рук женщины, чтобы как можно скорее скрыться от неведомой опасности…
- Осторожнее! – девушка обеспокоенно дернулась вперед, когда незнакомка неудачно рухнула на спину, и тут же замерла. Псы, вместо того, чтобы припустить подальше, со всех лап неслись на них с Гемраном. Намерения их были более чем очевидны.
Две обаятельные остроносые мордашки в своем недвусмысленном оскале исказились до неузнаваемости. С яростным, полным ненависти утробным рычанием псы замерли на расстоянии прыжка, как две бестии, не давая ни отступить, ни оказать помощь их хозяйке.
- Хорошие собачки, умненькие собачки, какие у вас красивые большие зубки… - успокаивающе пробормотала Оля и медленно протянула вперед руку. Лопоухая морда, нацеленная ей на горло, озадаченно щелкнула клыками и на мгновение замолчала, словно бы сомневаясь – а не обозналась ли я?
Потом решила, что на всякий случай никогда не помешает показать, кто тут главный, и снова зарычала – не так кровожадно, как раньше, но все еще очень грозно.
- Гемран, скажи пожалуйста, что у тебя есть в арсенале заклинание, чтобы их успокоить, - не меняя интонации, попросила девушка и тревожно всмотрелась вперед. Хорошо хоть, незнакомка пострадала не серьезно. Поднявшись на ноги, она уже сама спешила навстречу – но удастся ли ей справиться с обезумевшими животными, рискнувшими угрожать вампиру?

0

17

Стоило солнцу скрыться за горизонтом и Лаир проснулась. Шла лишь вторая неделя прибывания её в новом облике и девушка ещё только начинала к этому привыкать. К преимущественно ночным прогулкам, к отсутствию солнечного света (благо, раньше она тоже не особо радовалась дневному светилу, так что особого дискомфорта от его отсутствия не испытывала), и к невыносимому, воистину всепожирающему голоду. Только он и заставлял её снова и снова покидать свою комнату, выбираться в город и искать.. хоть кого-то, кто сможет утолить её жажду.
Клеймор оглянулась по сторонам, она шла по темной аллее, с обоих сторон нависали деревья, вдоль дорожки рядками росли ровно подстриженные кусты, ночью они казались тёмными, почти что черными. И всё-таки художнице очень не хватало красок в окружающем пейзаже. Вскоре она вышла на более открытую местность и кусты стали чередоваться с лавочками, а на одной из них мирно спал бомж.
- Не густо, - пробормотала себе под нос брюнетка, слишком ярко представляя те ароматы, которые будут сопровождать её трапезу, ежели она решится отведать сей деликатес.. К слову сказать, не первой свежести. Девушка передернула плечами и сморщила свой идеальный носик. Нет, такую дрянь она есть не будет, уж лучше продолжить поиски чего-нибудь посвежее. С такими мыслями она решительно отвернулась от отвращающего элемента и продолжила свои нелегкие поиски.
- Каждый день одно и то же, - тихо ворчала себе под нос модель не забывая активно крутить головой в поисках того, кто все же сможет подойти под её критерии "два глоточка на завтрак". - Чего только стоит вчерашний фанат, выскочивший буквально из ниоткуда.. Приставучий тип.. Не хотел отставать, даже когда пригрозила скорой смертью.. Решил, что шучу и продолжил задавать свои глупые вопросы. А позавчера напугала чертова птица, когда я уже почти приблизилась к цели... - Углубившись в воспоминания и разговор с собой Клеймор прошла добрую половину парка, хотя и шла по прямой. Шорох в стороне заставил её остановиться и прислушаться, а когда от туда же послышался звук расстёгивающейся молнии и многоговорящее журчание, Лаир уже без всяких сомнений двинулась на звук.
Как и ожидалось, какой-то парень решил справить малую нужду отстав от шумной компании, как раз то, что надо. И пусть художница ещё не научилась использовать магию киндрэт, но кое в чем была сильна. По крайней мере, ей так казалось.
- А ты не знал, что для этого существуют туалеты? - Полунасмешливым тоном осведомилась дева выходя из тени как раз в тот момент, когда парень уже застегнул ширинку и собирался убраться восвояси.
- А ты кто такая? - Незнакомец попятился, он был явно смущен осознав, что его застали за столь деликатным процессом. - Не твоё дело, где хочу, там и буду.. - Решил, что лучшая защита, это нападение. Зря.
- Я всего лишь та, кто покажет тебе твоё место в жизни и пищевой цепочке. - Возвышенно возвестила художница и двинулась в сторону парня, сама радуясь своей изобретательности. Какой талант! Ей бы в театре играть. Самом забитом, в подвале старого дома в богом забытых трущобах.
- Не приближайся, ненормальная! - на удивление громко взвизгнул парень и попятился от сумасбродной девицы, но очень быстро впечатался в удобренное им дерево. Клеймор засмеялась, это всё было похоже на очень старый фильм о вампирах. Сейчас ещё "невинная" жертва должна потерять сознание. И она потеряла. Видимо, в голодном взгляде приближающейся вампирши было нечто такое, что заставило парня перетрухнуть до такой степени. Вся спесь мигом слетела с Клеймор и она уже безо всякого актерства подошла к лежащему на земле телу, аккуратно потыкала в него носком черной лакированной туфли и возвела мученический взгляд к небу:
- И что теперь мне прикажете делать? - Оказавшись в собственной луже, несостоявшийся обед автоматически приравнялся к давешнему бомжу и выглядел не менее "аппетитно".

Отредактировано Клеймор Лаир (2016-08-09 23:18:36)

0

18

- Для начала можешь поискать своего мастера.
Тихий голос отозвался на явно риторический вопрос Клеймор. Мгновением позже из тени деревьев  выдвинулась фигура в чёрном одеянии. Высокая статная женщина, темноволосая, коротко стриженная, её бледное лицо было абсолютно лишено эмоций. Она скрестила руки на груди, останавливаясь и замирая в неподвижности в двух шагах от молодой вампирши и её жертвы.
- Подумать только, фэриартос докатились до нападений в парке, почти на глазах людей. Вот  что делает наплевательство Даханавар на свои обязанности.
Холодный взгляд тёмных глаз изучающе оглядел  стройную девичью фигурку. Лицо женщины всё также оставалось бесстрастным, но во взоре промелькнул интерес.
Розалия Тхорнисх уже долгое время не появлялась в клане. Задание с Китаорой Фуумой она провалила. До стрип-клуба Роза добралась успешно, внутрь проникла без труда, а потом появился Джафар с плохими вестями. Девчонка исчезла, сбежала, словно провалившись сквозь землю. Она бы не поверила, но причина выяснилась скоро: клуб принадлежал одному падшему ангелу, среди персонала же были не только люди, по меньшей мере один инкуб. Зачем им нужна была Фуума, Роза не сумела узнать, но причины уже не имели значение. Оставалось вернуться и понести заслуженное наказание, но здесь её ждал ещё один неприятный сюрприз. Розалия Землячка, по прозвищу товарищ Демон, всегда служила: сначала Вождю, потом нахттотеру, после - его супруге. Этих троих она выбрала сама, она хотела идти за ними, исполнять приказы, добиваться величия сначала партии и страны, а после клана Нахтцеррет. Что же, в итоге Роза лишилась всего. Возможно, японка Норико тоже могла привести клан к чему-то великому, уничтожив врагов, подчинив прочих. Проблема была в одном - Розалия не доверяла новоявленной нахттотерин, даже когда та была лишь заместителем господина Бальзы, его правой рукой. Она терпеть не могла японцев, считая их подозрительными, лицемерными, опасными. И вот поэтому Розалия ушла, сбежала, скрываясь от всех. Искали её или нет, она не знала. Времени прошло достаточно, чтобы объявить охоту. Прятаться Землячка не собиралась, готовая сражаться со всеми, кто придёт за её головой. В этот вечер она точно также спокойно вышла на поиск пищи для себя, когда внимание её привлекло это маленькое недоразумение из клана Искусств.
- Может быть, мне указать твоё место в пищевой цепочке, фэри?
Угрозы в интонациях Розалии не было. Скорее, она просто размышляла, как поступить с этой неофиткой. Уровень силы той читался легко, пока она не была способна скрывать себя от чужого сканирования. Разница в опыте в половину столетия была вполне ощутима.
Роза подняла руку, её ладонь окутало тусклое неприятного вида свечение, и следом же тело упавшего обеда Клеймор дрогнуло и начало стремительно разлагаться, пока полностью не растаяло, оставив лишь тёмное пятно на земле и едва уловимый аромат гниения в воздухе.
- Хочешь бежать?- Розалия шагнула ещё ближе.

0

19

Стоило в стороне раздаться чужому голосу и девушка тут же развернулась на острых каблучках к источнику звука(как она до этого умудрялась бесшумно передвигаться на таких каблуках оставалось только гадать). Незнакомая ей женщина излучала какую-то неприятную ауру заставляя всё естество Лаир сжиматься и желать оказаться как можно дальше от этого места и от подозрительной дамы.
"Поискать мастера.. Смешно. - Фыркнул в ответ на слова Розалии внутренний голосок Клеймор. - Он уже третий день не отвечает на мои звонки и призывы. А это было действительно странно и страшно для совсем недавно обращенной девушки. Её создатель успел лишь ввести её в общий курс дела, рассказать в общих чертах о кланах и их их взаимоотношениях, о политике клана Фэриартос и магии, которой она в последствии может обучиться, если будет прилежной ученицей и сможет достаточно полно прочувствовать окружающий мир. Ну и рассказал как охотиться, о том, что их клан не убивает людей и о мерах предосторожности, ведь смертные, к которым она до недавнего времени относилась, не должны были знать о их существовании.
На вопрос, полностью повторяющий её слова, сказанные "ужину" юная фэри смогла только испуганно распахнув глаза отрицательно замотать головой. "Не будет же она есть себе подобных..." - билась в сознании немного паническая мысль. О том, что перед ней стоит такая же киндрэт, как и она сама, Лаир успела как-то сообразить.
Краткая демонстрация способностей дала понять и ещё кое-что, незнакомка относилась к клану Тхорнисх, а это было очень и очень нехорошо. Вид разлагающегося тела не способствовал улучшению пищеварения и длительным задушевным беседам.
- Он же был живой.. - Еле слышно произнесла Клеймор, едва сдерживая рвотные позывы. Единственное, что заставляло её оставаться на месте, был страх. Она хотела сбежать ещё в самом начале, а теперь только утвердилась в мысли, что ни к чему хорошему это знакомство не приведет. Если бы удалось хотя бы пошевелиться, если бы ноги не казались такими тяжелыми, если бы удалось сделать хоть что-то, а не тупо стоять и смотреть на представительницу другого клана широко распахнутыми глазами. Лаир слишком хорошо понимала, если Розалия решит её атаковать, то она не сможет ей противопоставить ровным счетом ничего, магия фэри пассивна, но она не обладала даже ею.

0

20

Он же был живой.
Роза вопросительно выгнула бровь, словно бы интересуясь мнением фэри.  Возможно, новообращённая вампирша желала что-то добавить к сказанному. Несколько мгновений тишины, за которыми новых слов не последовало.
- Ты думаешь, это должно что-то значить для меня?- равнодушно спросила Розалия, уделяя мимолётное внимание опустевшему пространству на земле перед собой,  сразу же затем возвращая взгляд к лицу Лаир.- Тебя совсем не просвещали относительно других кланов? Ты знаешь кто такие Тхорнисх, Ночные рыцари?
Страх юной фэриартос Землячка впитывала словно нечто вполне осязаемое, ощутимое. Это было приятно, что и говорить. Розалия любила, когда её боялись, выказывали уважение и почтительность. Некоторые предпочитали  дерзить, откровенно нарываясь. Ничего, в свой срок каждый из них получал либо должен был понести наказание.
Однако было кое-что, чему и этот страх не стал компенсацией. Розалия внезапно осознала, что стала бесполезной, не имеющей перед собой никакой цели. Не было отныне для неё Дела всей жизни. За что бороться дальше, во имя чего существовать? Вернуться в клан, быть может? Роза пока не думала об этом, но предвидела, что вскоре этот вопрос станет для неё самым главным. Конечно, если её не уничтожат прежде. И всё же, чем заняться одинокой тхорнисх, чтобы заполнить пустоту вокруг себя?
Глядя на молодую вампиршу, на эту едва ли несколько недель как обращённую неофитку, Розалия поняла, что желает обрести собственного "птенца". Кто-то, кого она смогла бы воспитать достойным образом, выковав идеального солдата, сильного, смелого, безоглядно преданного ей. Это желание было слишком новым и внезапным для неё. Роза была растеряна, едва ли не впервые в жизни. Она замолчала, погружённая в собственные размышления. Да, обратить, но как быть с тем, что её могли вскоре убить? Было ли Землячке наплевать на мучения, которые испытает "птенец", потерявший своего Мастера? На этот вопрос она тоже не знала сейчас ответа.
Холодный взгляд Розы приобрёл некоторую заинтересованность, она шагнула ближе к Лаир.
- Никогда не общалась с фэри близко,-- в задумчивости произнесла женщина.- Говорят, вы совершенно бесполезны и ни на что не способны. Вас можно ломать сколько угодно, подвергая любым пыткам, и вы ничем на это не ответите. Это так? Ты слабая, жалкая, никчёмная тварь?- Роза улыбнулась, не разжимая губ. Испытующе она всматривалась в глаза Клеймор, ища в них некий ответ.- Что ты предпочтёшь, фэри, - пресмыкаться или отвечать на удар?

0

21

Равнодушие Розалии к человеческой жизни было вполне понятным (если в учет брать её принадлежность к Ночным Рыцарям), но душа Клеймор активно сопротивлялась этому пониманию, грея надежду на то, что даже в черствых сухарях можно пробудить человечность и понимание, если конечно приложить к этому достаточно усилий. Но, некоторые похоже слишком активно желали развеять эту надежду.
Если изначально у Клеймор и были хоть какие-то шансы на побег, то когда представительница клана Тхорнисх приблизилась ещё, они развеялись прахом, словно на них подействовала та самая знаменитая магия Тления, столь любимая представителями этого грозного клана. В чудной головке молодой вампирши крутилось множество мыслей, самая адекватная предлагала толкнуть незнакомую женщину и уносить ноги. И, если бы с человеком такой маневр прошел достаточно гладко, то с киндрэт подобные шуточки были бы плохи, а бегать наперегонки с магией тления Лаир пока не собиралась. Воображение слишком живо рисовало художнице её разлагающийся труп и сопутствующие этому болезненные ощущения (девушка была уверена, что без боли дело не обойдется).
Оставался только один вариант, как тонко подметила Тхорнисх, фэри слабые, а недавно обращенные вообще практически ни на что не способны. Только вот, пресмыкаться ей не позволяли остатки гордыни, её у наследницы богатой семьи (по человеческим меркам, конечно), было хоть отбавляй. В прочем, жизнь дороже каких-то внутренних порывов, если не можешь оказать достойный отпор, придется наступить на горло своей гордости и принципам.
- Я не жалкая и не никчёмная, - выдавила из себя девушка стараясь придать голосу твердости, относительно своей слабости она не спорила, принимая этот досадный факт. - И я не стану пресмыкаться, - глаза её полыхнули гневом, но лишь на мгновенье, потом туда вновь вернулся тупой страх и ожидание чего-то ужасного. Слегка покачнувшись Клеймор сделала неуверенный шаг назад и уперлась спиной в ствол дерева, она явно не ожидала, что оно окажется настолько близко. - Вам не будет никакого проку от моей смерти, так что, думаю, Вы не станете ничего делать. - По тону было явно слышно, что в эту фразу было вложено больше надежды, чем уверенности. Создавалось впечатление, будто Клеймор считала поголовно всех представителей клана Нахтцеррет чёкнутыми садистами повернутыми на убийствах.

Отредактировано Клеймор Лаир (2016-08-22 22:41:24)

0

22

Розалия всматривалась в Клеймор, словно надеялась найти в ней некий ответ на свои вопросы. Жизнь, вернее существование Землячки, внезапно оказалось в подвешенном состоянии с тех пор, как пропала нахттотерин. Она не знала, где ей надлежит быть и чем заниматься. Ещё  день назад она просто убила бы эту фэри,  избавившись от её тела точно также, как от этого мужчины, даже не вспомнив после. Теперь же тхорнисх просто стояла рядом с ней, ведя почти светскую беседу. С точки зрения Золотых Ос - невероятно вежливо и любезно.
- Молодец,- всё так же холодно обронила Роза. Казалось, ей были безразличны слова Лаир, но внутри вампирши шевельнулось удовлетворение. Пусть жалкий писк, едва похожий на возмущение, но эта фэриартос не промолчала, не стала молить о пощаде, не бросилась бежать.  Вот в глазах девушки мелькнул гнев и это также вызвало одобрение Розалии.
- Какой может быть прок от чьей-то смерти?- Это было похоже на философское размышление, но нет, Роза внезапно усмехнулась, почти улыбнулась. Если бы кто-то из старых знакомых видел её сейчас, то не поверил бы своим глазам. Розалия Землячка, по прозвищу товарищ Демон, никогда не улыбалась, это знали все, включая и партийных товарищей. Иное могли бы сказать только сам Вождь, да бывший муж, в первые дни совместной жизни. С тех пор прошло больше полувека.
Когда Клеймор шагнула назад, Роза осталась на прежнем месте. Она явно не сомневалась в своей способности в любой момент нагнать свою жертву.
- Что же, ты права по крайней мере в одном - сейчас я не стану этого делать.
Но как же она устала. Розалия внезапно ощутила, как сильно давит на неё всё это. Даже глупая слабая фэриартос имела перед собой цель, она чего-то желала, она знала, ради чего существует. Ведь знала же? Роза нахмурилась, чувствуя как нечто ускользает от её понимания. Нечто очень важное. Решение пришло внезапно.
- Ты пойдёшь со мной.
Розалия стремительно шагнула вперёд, мгновенно оказываясь рядом с Лаир, схватила её за руку повыше локтя и потянула за собой. Хватка у женщины была по-прежнему стальная, не вдруг и вырвешься.
- Не беспокойся, фэри, я не веду тебя в нашу резиденцию. Мы всего лишь выпьем вместе.

Бар

Отредактировано Розалия (2016-08-24 23:19:33)

0